Тарзан и убийцы джунглей (глава 11)

Тарзан и убийцы джунглей

Обложка «Тарзан и убийцы джунглей»

В 11-й главе произведения «Тарзан и убийцы джунглей» человек-обезьяна в буквальном смысле слова впервые лицом к лицу встречается с врагом. И то, что он узнаёт, не оставляет никакой надежды на мир в джунглях. Только победа. Любой ценой.

Предыдущие главы:

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 1.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 2.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 3.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 4.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 5.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 6.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 7.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 8.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 9.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 10.


11. Тропа смерти

На следующее утро все были готовы отправиться в путь. Отряд разведчиков, состоявший из воинов племени Вазири, уже скрылся из виду, развив довольно хорошую скорость.

После завтрака лорд Грэйсток обратился к жене:

— Джейн, ты должна вернуться в Англию вместе с Мэриэм и четой Мэккингэм.

— Но я хочу остаться здесь, с тобой, — запротестовала Джейн.

— Так будет безопасней для тебя, и мне спокойней, — сказал человек-обезьяна. – Заодно посетишь своих родственников в Америке.

На том и порешили. Группа европейцев, в сопровождении отряда из пятидесяти вазири, отбыла в Найроби. Другой отряд, более многочисленный, отправился в долину Опара, чтобы отразить нападение убийц. Во главе этого полчица вышагивали Тарзан и Корак.

В первый день второй недели перехода Тарзан в очередной раз отправился на охоту. Петля из травяной верёвки уже почти затянулась на шее Бары-оленя, как вдруг до ушей человека-обезьяны донёсся слабый крик, который издают Большие обезьяны, созывая таким образом своих сородичей в случае опасности. Забыв про свою жертву, ещё барахтающуюся на верёвке, Тарзан, словно ветер, помчался навстречу далёкому звуку. Вскоре он уловил и запахи, принесённые воздушным потоком. Один из них явно указывал на присутствие одного Мангани, а другой, попав в ноздри к человеку-обезьяне, заставил шрам на его лбу налиться кровью. Шрам алого цвета, значит, Тарзан в гневе. Добравшись до небольшой лужайки, человек-обезьяна увидел, как с дерева, растущего на другой стороне, с шумом и треском, ломая ветки, слетели сплетённые между собой, обезьяний самец и чёрный демон. Их борьба была недолгой. Нож убийцы решил исход сражения: обезьяна конвульсивно вздрогнула в последний раз и безжизненно растянулась на траве.

Прежде чем спрыгнуть на землю, Тарзан убедился, что победитель один. Человеку-обезьяне был неведом страх, но он обладал в полной мере осторожностью, которую унаследовал от обитателей джунглей. Он не колебался применять силу к зверям, какими бы страшными они не были – ведь те не могли объединиться и взять его хитростью. Хотя в данном случае не стоило недооценивать опасность.

С лёгкостью Тарзан спустился на поляну и осторожно двинулся к убийце, ожидая, что тот или убежит, или бросится в атаку. Хотя второй вариант больше устраивал человека-обезьяну. Но к величайшему удивлению Тарзана тот ничего подобного не сделал, наоборот, он встал во весь рост и спокойно ждал. Тарзан подошёл так близко к человеку-пантере, что даже почувствовал на своей груди его горячее дыхание.

Оба охотника замерли в ожидании, пронзая друг друга холодными взглядами.

Наконец человек-обезьяна нарушил тишину.

— Кто вы такие? – спросил он на наречии Больших обезьян.

— Мы Тени, — был ответ.

— Может ли между нашими народами быть мир? – продолжал Тарзан.

— Мир? Никакого мира, — голос убийцы звучал тихо и зловеще.

— Чего же вы от нас хотите?

— Умрите.

И прежде, чем Тарзан успел отреагировать, человек-пантера молниеносно вскочил на дерево и убрался прочь.

Долгое время Тарзан сидел в задумчивости. Только одно слово вертелось в его мозгу: «Умрите». Надо покончить с этими жестокими созданиями, пока это ещё возможно. Иначе в джунглях не останется ничего живого, кроме деревьев.

Но что это? Какой-то шум на деревьях! Нечто приближается к полянке!

Человек-обезьяна замер и прислушался. Ноздри его раздувались, втягивая тревожные запахи леса. Вскоре из листвы, растущего неподалёку дерева, спрыгнул Корак. Он тоже услышал призыв обезьяньего самца и поспешил на помощь, но, к сожалению, не успел.

— Что случилось? – спросил он, но сразу догадался в чём дело. – Опять убийцы?

— Да! – ответил лорд Грэйсток. – Пойдём! Я расскажу тебе всё по пути.

И уже через минуту оба неслись по верхней террасе джунглей навстречу своему эскорту.

Когда Тарзан и Корак добрались до колонны, то увидели своих воинов, притаившихся за деревьями, тревожно вглядывающихся в темноту леса, с оружием наготове. На земле лежали два чернокожих солдата, чьи тела были пронзены стрелами. Их сковала предсмертная судорога.

Тарзан подбежал к Усуле, который сжав боевое копьё, внимательно всматривался в гущу леса.

— Что тут случилось, Усула? – спросил Тарзан.

— Засада! – ответил тот. – Эти дьяволы выпустили в нас тучу стрел и скрылись. Мы видели их только мельком.

— Похоже, у нас серьёзные неприятности. То, что произошло сегодня, это обычный приём их военной стратегии. Они никогда не нападают на открытой местности или большими силами – просто каждый раз будут подстреливать двоих или троих из нас, и, вполне возможно, что наша армия разбежится во все стороны.

— И ты, действительно, думаешь, что они впредь будут действовать так же? – спросил Корак, приблизившись к разговаривающим.

— Боюсь, что да. Это их способ ведения войны. Не хотелось бы пугать вас без нужды, но вы должны быть очень осторожны.

— Если бы наши войска могли бы передвигаться по деревьям так же хорошо, как по земле, — вообразил сын Тарзана, — то наши шансы на победу гораздо бы повысились.

Тарзан схватился за голову.

— Как же я об этом раньше не догадался? Тени уничтожают обезьян, потому что те единственные, кто может согнать их на землю. Звери недостаточно развиты, чтобы совместно противостоять врагу, но мы можем их объединить. Корак, собери как можно больше павианов. Они многочисленны и будут хорошими союзниками. Я тем временем постараюсь отыскать оставшихся Мангани.

— И когда мы отправляемся? – спросил Корак.

— Немедленно, — ответил человек-обезьяна, — я…

Человек, прибежавший с конца колонны, прервал его на полуслове.

— Демоны! Демоны! – кричал он. – Они снова напали.

Тарзан вскочил на ноги. Все бросились к концу колонны.

Чернокожие воины стояли с натянутыми луками и пристально всматривались в лес.

Стрельба прекратилась так же внезапно, как и началась. Наступившая тишина казалась чем-то осязаемым. Её разорвал леденящий кровь крик, который донёсся с ветвей окружающих деревьев.

— Мне кажется, эти негодяи пытаются запугать нас… – заметил Корак.

— Насколько я могу судить, — сказал Тарзан, — это им удалось… Ну что там? – нетерпеливо спросил он Усулу, который подошёл к нему, после осмотра места происшествия.

— То же самое, что было с нами, — ответил тот. – Без всякого предупреждения на людей обрушился град стрел, двое тут же были убиты, и только потом мы пустили несколько стрел вдогонку, но так никого и не увидели, ни души.

Наконец, колонна снова двинулась. Тарзан находился в передовом отряде, в самом опасном месте, и Корак тоже остался с ним.

Подобно огромной змее, сафари прокладывало себе путь среди леса. Разговоров слышно не было, всех томило напряжённое боязливое ожидание.

Наконец, колонна вышла к реке.

— Здесь мы разобьём лагерь, — распорядился человек-обезьяна.

И пока он отдавал распоряжения вождям о дальнейших действиях, Корак уже прыгал с ветки на ветку в поисках новых союзников.

— Постарайтесь как можно скорее добраться до долины Опара, — сказал Тарзан верному Усуле, перед тем, как скрыться в густой листве.

Преданный чернокожий тревожно осматривал лагерь, а на его обычно оживлённом лице была заметна озабоченность. От него не ускользнула напряжённость, скованность, охватившая всех, как будто они ожидали, что непременно что-то случится, но неизвестно, что именно. Он увидел, как воины в молчании разводили костры. Они не пели и не смеялись, разговаривали только шёпотом. После ухода Тарзана, всеобщее настроение ещё больше упало.

Даже вазири разговаривали немного тише, чем обычно. И все люди постоянно и непроизвольно бросали напряжённые взгляды в сторону леса.

В присутствии Великого Бваны все чувствовали себя уверенней и в сравнительной безопасности.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.