Тарзан и убийцы джунглей (глава 1)

Поделитесь с друзьями!

Обложка «Тарзан и убийцы джунглей»

Сегодня мы открываем новую рубрику «Тарзане В связи с тем, что первая книга цикла «Чёрные звёзды» «Чёрное облако» дописана, а первые публикации второй книги «Чёрная пирамида» предположительно появятся в августе, я решил выложить на всеобщий суд своё самое первое художественное произведение под названием «Тарзан и убийцы джунглей».

Об этом произведении можно рассказать много интересного. Например, оно писалось вручную, так как в том далёком 1998-м году у меня не было компьютера. В течении полугода практически каждый день я садился за стол и писал определённый объём текста в тетрадь, поскольку считал, что никогда не закончу что-то своё, если не буду стараться. И у меня получилось.

Кроме того или даже прежде всего, эта книга интересна тем, что представляет собой набор фрагментов текста из настоящих произведений о Тарзане. Да-да, чуть ли не бОльшая часть моего произведения — отрывки текстов, заимствованных из книг о Тарзане, имевшихся у меня. Конечно, многие из них я необходимым образом подправил.

Сюжет для книги — простите меня, если сможете — тоже был заимствован. Из «Вавилона-5». Любители этого сериала сразу увидят сходство ;-).

А ещё эта книга была отпечатана тиражом в 1000 штук за деньги моего отца. Ну, мне тогда было ведь всего 16. И даже книжная сеть ставила их на свои полки. Продано было целых 3 штуки :-). Обложку, кстати, подобрала сама типография, так что насчёт авторских прав… тут я не виноват.

Так что «Тарзан и убийцы джунглей» стал тем самым первым шагом, который окунул меня в мир творчества, и я связал свою жизнь с писательство и фантастикой. Да, я не профессиональный писатель, но я и не особо до сих пор к этому стремился. Однако моя жизнь с того момента стала интересней.

Итак, начнём с первой главы. Желаю приятного чтения!


1. Пантера

Шита-пантера грелась на солнышке перед каменной пещерой, своим логовом, растянувшись на боку и полузакрыв глаза, однако ленивая поза была обманчива – чуткие уши ловили малейший звук, и в любой миг свирепый зверь был готов отразить опасность. Шита в полудрёме мечтала о Вампи, жирной антилопе, которую её великолепный самец в этот момент, наверное, уже тащит сквозь густые джунгли. А может быть, это будет Пассо – зебра, чьё мясо было её любимой пищей, — крупный, мясистый Пассо… Рот Шиты наполнился слюной.

Но что это? Слабый звук донёсся до её обострённого слуха. Она приподнялась, повернула голову сначала в одну сторону, а затем в другую, стараясь уловить настороженными ушами малейшее повторение того, что встревожило её. Втянула ноздрями воздух. Повеяло лишь прохладой, но нечто двигалось к ней. Звук, настороживший её, постепенно усиливался. Тот, кто его производил, приближался.

Шита отчётливо улавливала тревожные нотки в еле слышном звуке, намёк на если не подлинную опасность, то, во всяком случае, что-то, заставлявшее насторожиться.

Вдруг прохладное дуновение коснулось её ноздрей, неся запах того, кто двигался сквозь джунгли. Мгновенно морду преобразил бешеный оскал, горящие глаза сверкнули злобой. Это была маска дикой ярости, ибо запах, донёсшийся до неё из джунглей, был ненавистным запахом человека.

Не долго думая, пантера предпочла избежать встречи с людьми. Шита быстро и бесшумно пересекала небольшую поляну, свист стрелы заставил её упасть на землю. Прилетевшая стрела вонзилась в левое бедро пантеры, и горячая кровь зверя капнула на траву. В это время на поляну высыпала орава крохотных охотников-пигмеев, и туча стрел со свистом пролетела над лежащей пантерой. В ярости Шита бросилась на охотников, но другая острая стрела пронзила бархатную шкуру. Потеряв равновесие, пантера тяжело упала на траву. Тут же трое дикарей накинули на зверя крепкую сеть.

С дерева на сражение взирала пара серо-стальных глаз.

Шита слишком ослабла, чтобы вырваться из сети, а несколько охотников притащили крепкую клетку, которую  они спрятали в кустах неподалёку.

С дерева раздался протяжной свист. Пигмеи замерли, прислушиваясь. Но затем, не видя ничего подозрительного, вновь кинулись к пантере. Но тут с дерева соскочил белый великан, одетый в леопардовую шкуру, а из зарослей выпрыгнул огромный лев.

Пигмеи шарахнулись в испуге, а их предводитель в ужасе закричал: «Это Тарзан!» — и опрометью кинулся в джунгли.

— Да, действительно, Тарзан, и с ним Золотистый лев, — на языке пигмеев сказал лорд Грэйсток вдогонку коротышкам.

Осторожно ступая, двинулся человек-обезьяна в направлении стянутой в сети пантере. При приближении Тарзана она обернулась и, оскалив зубы, грозно заворчала. Человек-обезьяна стоял перед беззащитным животным. Попавшая в ловушку и раненная пантера была обречена на смерть от голода или безжалостных зубов другого крупного хищника; Тарзан вынул стрелу из колчана и уже натянул свой лук, чтобы ускорить её смерть, но внезапная мысль остановила его.

Это так легко – оборвать жизнь несчастного животного в расцвете сил и красоты … Это была бы холодная, бездушная жестокость в отношении отважного хищника, попавшего в беду.

Тарзан положил стрелу обратно в колчан, перекинул лук через плечо и подошёл ближе; он начал мурлыкать, как мурлыкают кошки, когда они чем-нибудь довольны. Это было самое приветливое обращение, которое Тарзан мог произнести на языке Шиты. Пантера тотчас же перестала ворчать и с каким-то странным выражением глубоких зелёных глаз посмотрела на человека-обезьяну, как бы прося помочь ей. Чтобы разрезать сеть, нужно было подойти вплотную к пантере, сильно рискуя попасть в её опасные обьятия. Но Тарзану из племени обезьян чувство страха не было знакомо. Без колебания подошёл он к пантере, продолжая дружески мурлыкать. Шита повернула голову к Тарзану, продолжая смотреть в глаза умоляющим взором. Время от времени она, впрочем, оскаливала беззвучно свои страшные клыки, но, скорее, для предостережения, чем для угрозы.

Тарзан взялся за стрелу, вонзившуюся в бедро пантеры; он касался ногой мягкой шелковистой шерсти пантеры, и ему было приятно это ласкающее прикосновение.

Медленно и осторожно вытащил он обе стрелы и затем разрезал стягивающие верёвки. Почувствовав, что сеть больше её не держит, пантера отползла в сторону. Тарзан встал во весь рост, сжимая рукоятку ножа. Человек и пантера стояли друг против друга, и каждый ожидал, что сделает сейчас другой. Золотистый лев внимательно наблюдал за своим хозяином, готовый в любой момент броситься на пантеру.

Тарзан хорошо знал, что, освобождая хищника джунглей, он не на шутку рисковал жизнью, его нисколько не удивило бы, если бы громадная кошка, получив свободу, бросилась на него. Ведь она, наверное, была голодна. Но этого не случилось. Пантера, поднявшись, спокойно следила за движениями человека.

Тарзан, стоя неподвижно в трёх шагах от Шиты, решил, что в случае опасности он прыгнет на ветви ближайшего дерева. Это будет для него спасением, так как леопарды не умеют лазить на деревья так высоко, как умел человека-обезьяна. Но какой-то дух удальства заставил его подойти ближе к пантере; Тарзан словно желал убедиться, способен ли зверь на проявление чёрной неблагодарности по отношению к своему спасителю.

Когда человек приблизился, Шита осторожно и молчаливо отошла в сторону; Тарзан не остановился; он прошёл мимо пантеры, едва не коснувшись её влажной морды, а затем, не оборачиваясь, зашагал и дальше. Пантера одну минуту смотрела ему вслед, как будто о чём-то раздумывая, а затем медленно заковыляла своей дорогой.

Джад-Бал-Джа, подождав, пока Шита скроется в кустах, направился вслед за своим хозяином. Спустя некоторое время оба охотника скрылись в темноте джунглей.

Уже смеркалось. Тарзан почувствовал голод. Он спрятался в густых ветвях дерева, держа наготове аркан. Золотистого льва он не видел нигде поблизости; по-видимому, он спрятался в зарослях, когда увидел, что он остановился.

Тарзану не пришлось долго ждать: через полчаса петля затянулась на шее проходившей под деревом лани; он быстро принялся сдирать шкуру с помощью своего ножа, а затем, вспомнив о своём четвероногом спутнике, решил подозвать его, чтобы разделить с ним трапезу. В ответ на призыв Тарзана раздался треск в кустах, и из зарослей показалась мохнатая голова льва. Джад-Бал-Джа медленно принялся раздирать когтями добычу и проглатывать её огромными кусками.

Своим острым ножом Тарзан отрезал сочный кусок от задней части лани, и в то время, как лев с рычанием раздирал свою долю ужина, лорд Грэйсток с жадностью рвал зубами тёплое мясо с дымящейся кровью. Ни одно изысканное блюдо в самом шикарном лондонском ресторане не казалось ему таким вкусным.

Кровь его добычи перепачкала ему лицо. От неё шёл острый запах, столь привлекательный для хищных зверей. Насытившись вдоволь, Тарзан нанизал остатки мяса на острые сучья дерева, а затем отправился на поиски места для ночлега. Добравшись до развилки на верхушке дерева, Тарзан лёг и заснул глубоким сном. Проснулся он лишь на следующее утро, когда солнце стояло уже высоко.

Закладка Постоянная ссылка.

2 комментария

  1. Интересно! Я «Тарзана», кстати, не читал. Мне понравилось наличие у героя друга-льва.Это что-то вроде того, как если бы Маугли дружил с Шер-Ханом 🙂
    Буду читать дальше.
    А тираж-то цел ещё или ты его уничтожил?

    • Про льва не я придумал. У Берроуза есть рассказ «Тарзан и Золотистый лев» (если я правильно помню название), как Тарзан льва приручил. Я лишь продолжил.
      Насчёт тиража уже и не знаю. Долгое время лежал упакованный в гараже у отца. Возможно, ещё где-то лежит.
      Дома есть несколько книг. Обложку сосканировал же ;-).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.