Тарзан и убийцы джунглей (глава 6)

Поделитесь с друзьями!

Обложка «Тарзан и убийцы джунглей»

Вот и 6-я глава истории «Тарзан и убийцы джунглей».

Человек-обезьяна отправляется в путь и встречается с остальными героями рассказа, одновременно обнаруживая следы ночных убийц, которые сыграют в дальнейшем важную роль.

Предыдущие главы:

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 1.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 2.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 3.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 4.

«Тарзан и убийцы джунглей» глава 5.


6. О чём рассказали следы

— Похоже, Джейн, ещё одно путешествие в Опар становится необходимым, — сказал Тарзан жене однажды вечером.

— Я боюсь об этом даже думать, я не хочу туда, — отвечала Джейн. – Ты чудом вырвался из ужасного города трижды. В четвёртый раз тебе может не так повезти.

— Опасности никакой нет, — заверял жену Тарзан. – В последний раз я навёл порядок в старинном городе и посадил Ла на престол. Мы должны собрать как можно больше воинов для борьбы с этими чудовищами.

— Не ходи хотя бы один, — умоляла Джейн. – Возьми с собой Корака.

— Нет, — возражал Тарзан, — я не возьму его. Он должен оставаться здесь, с тобой – моё отсутствие опаснее для тебя, нежели для меня. Я возьму пятьдесят воинов-вазири, и, если повезёт, вернёмся с целой армией союзников.

И так случилось, что Тарзан, человек-обезьяна, отправился в долгий путь в город Опар. За ним вышагивали пятьдесят чернокожих воинов-вазири, отборный отряд грозного племени.

На веранде бунгало Джейн, Корак и Мэриэм, а также и их гости, прощально махали вслед платками.

Чернокожие по природе медлительны, но настойчивость Тарзана задала передвижению неплохую скорость. Отряду удалось сравнительно быстро пройти намеченное расстояние. Опар лежал в добрых двадцати переходах от фермы – и то для крепких мужчин, идущих налегке. Они знали, что на обратном пути, возможно, с ними будут идти отряды с подкреплением, и они станут не столь проворны и двигаться будут медленно. Поэтому человек-обезьяна предполагал истратить два месяца на весь поход. Его экспедиция состояла лишь из закалённых воинов. Они не несли тяжёлого снаряжения, им не требовалось запасов пищи – все, будучи охотниками, добывали её по пути, ибо шли по местности, где дичь водилась в изобилии. Им не было нужды утруждать себя громоздким обозом, как это принято у белых. Колючки бома да охапки листьев – вот и всё укрытие для ночлега. Копьё и стрелы, да могучая власть их белого начальника над всеми обитателями джунглей хранили отряд от опасностей. Шёл отряд быстро, и Тарзан рассчитывал достичь Опара за двадцать один дневной переход, хотя если бы он передвигался один, то осилил бы дорогу вдвое быстрее. Он птицей мог лететь над джунглями, ведь он был дома и чувствовал себя одинаково в лесной чаще и днём, и ночью. Да и вообще, был практически неутомим.

В середине дня третьей недели перехода Тарзан, убежав далеко вперёд от своего эскорта в поисках пищи, наткнулся неожиданно на тушу Бары-оленя. Украшенная перьями стрела поразила его в бок. Было очевидно, что олень был ранен на большом расстоянии от того места, где свалился замертво. Расположение стрелы указывало на то, что рана не могла привести к мгновенной смерти. Но сама стрела привлекла к себе внимание Тарзана ещё до того, как он подошёл и вытащил её из тела, чтобы детально рассмотреть. Он догадался, что она была такое, и его охватило сильное стремление встретиться с её обладателем.

Стрела была сделана из какого-то крепкого материала и была короче, чем стрелы, которые используют местные племена. Скорее всего, её можно было назвать дротиком, глупая игрушка в сердце дикой природы. Однако дело своё она сделала, судя по мёртвому телу Бары-оленя. Человек-обезьяна догадался, что эту необычную стрелу послала опытная рука.

Любопытство Тарзана возросло неимоверно, но одновременно проснулась в нём врождённая осторожность обитателя джунглей. О джунглях надо знать всё, чтобы в них уцелеть, и если кто-то знает их хорошо, он не пропустит, не исследовав, никакого необычного случая или обстоятельства. Поэтому Тарзан отправился по следам Бары-оленя, дабы восстановить события, предшествовавшие смерти, и выследить, если возможно, убийцу. Кровавый след был отчётливо виден, и человек-обезьяна озадаченно размышлял, почему это охотник не выследил и не забрал свою добычу.

Он знал, что вазири ждут мяса, и в намерения Тарзана не входило обманывать их ожидания. Он заметил, что охотится за травоядными не один – невдалеке раздался кашляющий рык льва. На этот звук откликнулся ворчанием другой лев.

Но соседство не имело значения для человека-обезьяны. Обладая ловкостью и силой, он не раз вступал в состязание с другими охотниками джунглей и, как правило, выходил победителем, будь его соперником хоть зверь, хоть человек.

Так случилось и сейчас – он отбил добычу, жирную антилопу, которую лев уже считал своей, утащил прямо из-под носа разъярённого хищника. Перебросив свою ношу через плечо, он легко вспрыгнул на нижние террасы джунглей и, посмеявшись над раздосадованной дикой кошкой, бесшумно исчез во мраке ночи.

Он отыскал лагерь своих голодных вазири. Те даже не обеспокоились его отсутствием – так велика была их вера в хозяина. Они не сомневались, что он вернётся невредимый и с мясом для них.

Рано утром они снова двинулись к Опару. Сам же Тарзан вновь ушёл далеко вперёд, чтобы продолжать расследование таинственного убийства Бары. Он обнаружил, что олень далеко ушёл со стрелой в боку, и солнце было уже низко на западе, когда Тарзан наткнулся на явные признаки пребывания этой загадочной и опасной личности. Перед ним на тропе лежало мёртвое тело огромной обезьяны, одного из антропоидов, тех самых, что воспитали когда-то Тарзана.

Из волосатого живота Мангани торчала точно такая же стрела, примета странного убийцы, сделанная неизвестным способом. Кем был тот, кто посмел вторгнуться в священный заповедник и так жестоко и бессмысленно погубить одного из соплеменников Тарзана?

Стон, похожий на рычание, заклокотал в горле человека-обезьяны. Сбросив европейское платье, Тарзан сбросил и цивильные привычки, которыми пользовался среди белых людей. На тропе у тела мёртвой обезьяны стоял не английский лорд, который со сдержанной скорбью взирал на труп своего кузена. Это был зверь, дитя леса, в груди которого свирепствовал непогасший огонь подозрения и ненависти – этот огонь наследует всё потомство джунглей из поколения в поколение. Зверь смотрел на безжалостные дела неизвестных ему рук, и не было в его сердце места сочувствию к убийце его брата. Человек-обезьяна считал, что люди дают много причин для убийства, но убивать беззащитных животных было уже слишком. В мыслях он уже представил себе картину смерти Мангани. Он-то был хорошо знаком с повадками сородича и знал, что тот не мог спровоцировать нападения. Убийство было жестоким и бессмысленным. Оправдания ему не было.

Тарзан пошёл по ветру, и примерно через полчаса его обострённый нюх учуял в воздухе запах людей. Он спустился на землю. На тропе человек-обезьяна заметил множество отпечатков чёрных босых ног. Но среди них были следы обутых белых людей. Следы вели к холмистой долине, окружавшей бесплодные равнины Опара.

Несмотря на то, что его переполняло дикое желание настичь и покарать убийцу Мангани, он одновременно заинтересовался непрошенными гостями, забравшимися в его владения.

Он продвигался по широкой дороге, и чёткий след большой группы людей увлекал его за собой. Эти люди опережали его где-то на полдня – следовательно, находились уже на краю долины Опара.

*     *     *

После ночных нападений на отряды охотников «демоны смерти» исчезли, и наступило затишье. В воздухе царило напряжение перед надвигающимися ужасом и хаосом.

*     *     *

А Тарзан тем временем подходил к светившемуся в ночи бивуачному костру странной группы путешественников, которых он преследовал.

Он остановился незамеченный в густой зелени колючего дерева бома, растущего прямо в центре их лагеря. Вокруг горели костры, и чернокожие подбрасывали в огонь сухие сучья из огромной кучи хвороста, очевидно, собранной днём.

Лагерь состоял из нескольких палаток, и перед одной из них в отблеске костра чётко была видна группа из четырёх белых людей. Все четверо явно были англичане.

Одежда и снаряжение для путешествий по Африке были у пришельцев самого высшего качества. Казалось, каждый из четверых шагнул сюда прямо с экрана одного из последних боевиков о приключениях в джунглях. Белые вели разговор на отвлечённые темы – об охоте, о здешних местах…

Человек-обезьяна решился и тихо шагнул в круг света, отбрасываемый пламенем костра.

Англичане вскочили на ноги, когда Тарзан возник перед ними бесшумно, словно из-под земли.

Тарзан был зол на непрошенных гостей, дерзко вступивших на территорию, где он безраздельно владычествовал, поддерживая мир и порядок. А когда Тарзан злился, шрам у него на лбу наливался кровью и становился пурпурного цвета. Это был тот шрам, что оставила Болгани-горилла, когда ещё мальчишкой приёмный сын Калы схватился не на жизнь, а на смерть с огромным злобным зверем. Тогда он впервые познал цену отцовского наследства – охотничьего ножа. Этот нож поставил его, маленького, слабого Тармангани, на равную ногу с могучим чудовищем джунглей.

— Кто вы? – спросил Тарзан, и его серые глаза сузились, а голос звучал сухо и твёрдо. – Кто посмел так бесцеремонно вторгнуться в страну Вазири, на землю Тарзана, не спросив позволения владыки джунглей?

Скотт Норман приветствовал гостя самой приятной улыбкой, на какую был способен.

— Добро пожаловать, — сказал он. – Мы всегда рады гостям. Садитесь, пожалуйста. Билли, подай джентльмену стул, обратился он к Хоккинсу.

Человек-обезьяна окинул Нормана холодным взором. Не было в его глазах тёплых искорок в ответ на дружелюбное обращение англичанина. Хотя Тарзан знал о цели путешествия белых, но всё же решил услышать их версию.

— Я пытаюсь выяснить, что привело вашу группу сюда, чем вы занимаетесь, — резко бросил он.

— Ну, ну, — успокаивающим тоном начал Норман. – Я надеюсь, мы найдём с Вами общий язык. Но скажите же, кто Вы?

— Я – Тарзан, человек-обезьяна, — отвечал гость. – Никакие охотники не вступают в эти земли без моего разрешения. Это всем настолько хорошо известно, что вы не могли бы удалиться от побережья, не услышав о здешних порядках. И вот я требую объяснения, почему вы нарушили запрет?

Конрад сознавал внутренним чутьём, что последствия этой встречи с Тарзаном у самого порога Опара ничего хорошего не сулят. Он понимал, что здесь, в Африке, им придётся иметь дело с человеком-обезьяной, повелителем джунглей, а не с Джоном Клейтоном, Лордом Грэйстоком, пэром Англии. Но Джеймс думал скорее о двух тысячах фунтов стерлингов, которые можно считать безвозвратно потерянными, если экспедицию ждёт плачевный исход. Репутация человека-обезьяны была ему известна достаточно, он отдавал себе отчёт в том, что Тарзан никогда не разрешит им унести с собой золото Опара. Но он не был посвящён в замысел Скотта, как, впрочем, Конрад и Хоккинс. Тут Норман собственноручно принёс кофе.

Горячие мечты о несметных сокровищах в подземельях Опара, о которых Скотт Норман так много слышал, вызвали в его хитром и хищном умишке неодолимое желание заполучить богатство. Постепенно в его мозгу созрел план, как завладеть большим количеством золотых слитков и обеспечить себе независимую и комфортную жизнь.

— Сидите, сидите. – Норман принёс дымящийся кофейник. – Я всё подам, не беспокойтесь. Мы как раз собирались выпить кофейку, а тут и Вы пожаловали. Весьма кстати. Мы собственно не думали, что делаем здесь, на этой территории, что-то плохое. Но, если причинили ущерб, то готовы полностью возместить убытки, — продолжал Норман, разливая кофе. – Вы тот самый Тарзан, человек-обезьяна? Поистине нам повезло. Теперь-то Вы укажите нам правильный путь, с которого мы сбились. Вы нам посланы свыше. Сэр, если бы Вы знали, в какое затруднительное положение мы угодили по небрежности или мошенничеству нашего гида! Он бросил нас несколько недель тому назад. Конечно же, мы наслышаны о Вас и Вашем царстве. Кто же не знает о Тарзане! Но, поверьте, в наши намерения не входило нарушать границы ваших владений. Мы пробирались на юг в поисках редких экземпляров фауны. Мой хороший друг Брайян Джеймс, финансист, решил потратить кругленькую сумму для пополнения коллекции зоологического музея в его родном городе в Америке. Вы, надеюсь, укажите нам координаты того места, где мы находимся и куда забрели чисто случайно?

Конрад, Джеймс и Хоккинс молчали, восхищённые такой умелой ложью.

Тарзан раздумывал недолго. Выпить кофе с этими мужчинами? Может, он и неправ в своих подозрениях. Как приветливо встретил его англичанин! Да и вообще, чашка кофе не требует от него больших обязательств.

Человек-обезьяна уже собирался взять кофе из рук Нормана, но внезапная мысль остановила его.

Он вспомнил, как несколько лет назад, в такой же ситуации его отравила шайка негодяев, охотящихся за золотом древнего города. Неожиданно для всех, Тарзан повернулся и направился к другому костру, возле которого сидели носильщики и аскари. Негры весело болтали и смеялись. Сказав их вождю несколько слов, человек-обезьяна вернулся к белым, наслаждавшимся горячим кофе.

— Завтра, на рассвете, вы повернёте на северо-запад, через две недели вы достигнете побережья, — его голос звучал твёрдо и тихо. Было понятно, что это была не просьба, а приказ. – Если вы этого не сделаете, вас покинут носильщики и аскари.

— Мы сделаем так, как вы сказали. Завтра нас здесь не будет, — ответил Норман, который взял на себя роль руководителя экспедиции.

— Я ещё вернусь, чтобы это проверить, — предупредил Тарзан и исчез в темноте ночи.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.