Дитя Света: рождение легенды: 6. Откровение

Поделитесь с друзьями!

Глава 6: Откровение

В зале царила полная тишина. Краер молча ходил кругами. Лептон, Ролок, Райкон, Милариэль и Дравен сидели за алмазным столом в ожидании слов Магистра. Услышав звук открывающихся ворот, Верховный Маг остановился. В помещение вошел пожилой мужчина в белоснежном монашеском одеянии с выбритой начисто головой – представитель духовной общины Сил Света в Раминге. Он сел за стол, поприветствовав коллег своими добрыми лазурными глазами и легкой улыбкой.

Самое время начать собрание, – протягивая каждое слово произнес Краер. – Как вам всем известно, совсем недавно я получил послание от Гиона, предсказывающее возрождение Белого Пламени, которое, по преданию, раз и навсегда избавит нашу планету от Сил Тьмы.

Магистр сделал паузу, кинув пронзающий взгляд в сторону изображения на стене, затем, скрестив руки за спиной и нахмурившись, он продолжил:

Вскоре после этого в наши ряды вступило два молодых человека с необычайными способностями. До их появления я считал пророчество Владыки несбыточной надеждой. Но теперь все стало на свои места.

Участники собрания переглянулись.

Я верю, что юные кандидаты были посланы к нам самим Гионом для воплощения великого замысла по спасению Альтрэнии. И невероятные успехи в обучении молодых людей тому подтверждение. Но, к сожалению, – продолжил маг тяжелым голосом, – сегодня я получил сообщение о том, что одного чародея видели неподалеку от ущелья Дарла. Подозреваю, что он как-то связан с Огненным Сердцем, которое необходимо для проведения ритуала возрождения. Если Силы Тьмы охотятся на Хранителей, у нас не остается другого выбора, кроме как посвятить Мэндла и Дориана в планы Владыки и убедить их помочь нам.

В зале повисла тишина. Краер неподвижно глядел в сторону Белого Пламени. Первым молчание нарушил Лептон:

Боюсь, Магистр, несмотря на все его успехи, Мэндл еще не готов к такой опасной миссии. Прошло всего два месяца с тех пор, как он пришел в Раминг. Одной лишь силы Сиреневого Пламени будет недостаточно, чтобы сразить всех существ, обитающих в долине. Не говоря уже о самом Хранителе.

К тому же ему понадобится помощь опытного воина, – вставила Милариэль.

Если я правильно помню, Сэквор назвал Мэндла Дитем Света, – спокойным решительным тоном вмешался представитель духовной общины. – А это значит, что Владыка на его стороне.

Мы не можем знать наверняка, – добавил Райкон. – Что, если все это дел рук Мельбеков?

А послание Гиона тоже – дело рук Мельбеков?

Собеседники молча переглянулись.

Радаван прав, – вставил Ролок, кинув взгляд в сторону пожилого мужчины, – я верю, что Мэндла послал к нам Владыка и что Он сделает все, чтобы помочь парню исполнить предначертанное. И я готов помочь Мэндлу в этом нелегком приключении.

Это слишком рискованно, – возразил Лептон, – если с тобой что-нибудь случится, у Мэндла может не хватить решимости закончить миссию в одиночку.

Краер задумался. Тишину нарушил алхимик:

И откуда нам знать, что Хранитель не заодно с темным магом? Что, если они схватят Мэндла, едва увидев его?

Никто кроме нас не знает о наших планах и Сэкворе, – произнес Райкон. – Хранители –Слуги Гиона. Они ни за что не станут сотрудничать с Силами Тьмы.

Вот именно, – самодовольно добавил Магистр, – поэтому нам как можно скорее необходимо заполучить Сердца Хранителей. А если Силы Тьмы в этом замешаны, мы это узнаем. А до тех пор надо действовать по плану.

Магистр, вы ведь понимаете, как это рискованно? – вставила Милариэль. – Если с Мэндлом что-то случится, это может лишить нас последней надежды на спасение.

Краер молча расхаживал по залу. Взгляд мага остановился на изображении Белого Пламени.

Если послание верно, то Мэндл сумеет одолеть Хранителя. Мы не можем больше ждать.

Магистр прав. Мы должны довериться Владыке.

Собеседники переглянулись.

И кто сообщит об этом Мэндлу? – нарушил тишину Райкон.

Я займусь этим, – ответил волшебник, – и позвольте мне занять его на целый день. Мне необходимо кое-чему научить его в случае, если он согласится.

Как скажешь.

***

Прибыв на платформу, Мэндл застал волшебника у входа.

Сегодня у нас важный день. Следуй за мной. Объясню по дороге.

Драгии привезли путников на небольшую темную площадку, которая находилась на этаж ниже зала Магистра. Перед ними стояла стража в серебрист-голубых одеяниях. Лептон поприветствовал охрану и показал им небольшой алмазный кристалл. Те, кивнув, отворили решетчатые ворота, ведущие в коридор с множеством дверей.

Где это мы?

Здесь находится еще одно хранилище с Камнями-телепортерами в места, которые ученикам посещать небезопасно.

Пройдя по коридору, они свернули в одну из дверей по левой стороне и очутились в помещении из темного гранита. В комнате юноша обнаружил три больших алмаза, над каждым из которых висели непонятные надписи, сформированные из сгустков тумана.

Нам направо.

Камень перенес их в заброшенную пещеру, стены и выход из которой скрывались под слоем ледяного покрова. Лептон взмахнул рукой. Воздух начал теплеть. Талая вода медленно стекала по стенам пещеры, заполняя пространство вокруг путников. Мэндл заметил, что вода держится от них на расстоянии, как будто воля волшебника не позволяла ей приблизиться.

Наконец, проход оттаял, и они вышли в снежную долину. Юноша застыл на месте, открыв рот от удивления. Мать часто рассказывала Мэндлу о землях, вечно застланных белыми коврами, простиравшихся далеко на севере. Однако он и представить не мог, насколько восхитительны эти места. Падающие с неба снежинки плясали в воздухе в такт дуновению ветра. Ученик с младенческим восторгом в глазах уставился на это прекрасное зрелище. Время для него словно замерло.

Мне трудно представить, что ты сейчас чувствуешь, – с улыбкой произнес учитель. – Снег – чудесное явление.

Мэндл закивал головой, не смея оторвать взгляд от чарующего вида.

Нам пора.

Волшебник хлопнул ученика по плечу. Под ногами раздался хруст. Мэндл опустил взгляд.

Снег…он хрустит!

А еще он очень холодный.

Ученик опустился на корточки и прижал руки к земле.

А мне нравится…

Посиди так часок-другой и посмотрим.

Собеседники улыбнулись.

Где мы сейчас?

Это долина Элгао. Она парит над землями Лаудании. Здесь находится портал к эфирной чакре Альтрэнии.

Меня ждет еще один ритуал?

Волшебник кивнул.

Путники спустились в пропасть, где обнаружилась маленькая пещера, внутри которой находился небесно-голубой кристалл. Дотронувшись до камня, Мэндл оказался на прозрачной платформе посреди белоснежного тумана, окутавшего его со всех сторон. В пространстве виднелось какое-то движение, однако Мэндл не мог никого разглядеть.

Эти элементали, в отличие от фей, состоят из очень тонкого эфира, который не доступен человеческому глазу. Ты не сможешь их увидеть.

А вы видите их?

Очень смутно. Ты помнишь, что нужно делать?

Мэндл кивнул.

В таком случае отойди чуть вперед и закрой глаза. Сосредоточься на пятой чакре.

Лептон произнес заклинание. Услышав его, элементали направились в сторону юного волшебника. Мэндл почувствовал легкую вибрацию в шее. Плотный сгусток эфирной материи окутал пространство вокруг юноши. Энергия начала проникать в тело ученика, наполняя пятую чакру и ускоряя ее вращение. Элементали закружились против часовой стрелки. Мэндл ощущал облегчение во всем теле. Старая энергия убывала, а на ее место приходила новая. Юноша начал сливаться с энергией элементалей, теряя ощущение собственного тела. В пространстве возникли тонкие мелодичные голоса, чудеснее которых Мэндл еще не слышал.

«Теперь я понимаю, что имела в виду Милариэль, когда говорила, что только учится», – подумал он про себя.

Голоса продолжали завораживать сознание ученика, пока физическое тело полностью не растворилось в пространстве. Лептон внимательно следил за тем, как энергия юного волшебника кружила внутри вихря. Она становилась все незаметнее, пока совсем не исчезла из виду. Юноша просто испарился.

Вихрь начал стихать, и Мэндл постепенно вернулся к обычному состоянию. Ученик открыл глаза и мысленно поблагодарил элементалей.

Поздравляю. Ты только что пережил свое первое Растворение.

Растворение?

Очень редкая способность, доступная волшебникам с силой пятой чакры, и то далеко не всем. Сэквор оказался прав. Твоя душа действительно обладает уникальными талантами.

Лептон положил руку на плечо ученика.

А сейчас нам нужно возвращаться в Раминг. Эгеру. Таман. Раминг. Акхан.

Путники очутились на Главной Площади.

Отправляйся на обед. Затем я жду тебя у себя.

А как же остальные занятия?

Лептон молча улетел прочь на драгии.

У входа в столовую юноша встретил Лориану.

Где ты пропадал?

Мы с Учителем отправились… в одно место. Сказал, это важно. И все остальные тренировки, похоже, что отменили. А что вы делали с Милариэль сегодня?

Да ничего особенного. Один парень разве что проявил способности шестой чакры. Очень редкий дар. Да вот же он!

Лориана указала на одинокого парня в углу зала. Это был тот самый юноша, которого Мэндл потерял из виду при знакомстве с девушкой.

Это он, – сказал он сам себе.

Ну да.

Извини, я ненадолго.

Мэндл подошел к столу, где сидел незнакомец.

Не помешаю?

Собеседник молча помотал головой.

Я Мэндл, – произнес ученик, протягивая руку. – Мы с тобой учимся в одном классе.

Парень с небольшой опаской посмотрел на незнакомца. И, немного погодя, произнес:

Дориан.

Они пожали руки. Мэндл присел напротив.

Давно ты здесь?

Чуть больше двух месяцев, а ты?

Тоже.

В разговоре повисла пауза.

Я хотел спросить… Ты действительно владеешь силой шестой чакры?

Дориан молча проглотил очередную ложку супа.

А почему ты интересуешься? – наконец, произнес он, подозрительно прищурив глаза.

Ты не единственный, у кого есть секреты.

Собеседник ничего не ответил.

Что ж, был рад познакомиться, – произнес Мэндл, вставая из-за стола.

Мастер Мавлериан говорил мне о тебе, – сказал Дориан едва слышно.

Собеседник снова присел.

И что же он тебе сказал?

Что мы нужны Рамингу для одной важной миссии.

Какой еще миссии?

Краер говорит, что только мы с тобой способны ее выполнить. И что это нужно для защиты Сил Света.

Для защиты Сил Света? От кого?

Мне пора. Увидимся.

Мэндл, проводив взглядом собеседника, сосредоточился на словах, которые тот произнес.

«Что еще за миссия? Думаю, стоит спросить Лептона…»

Юноша взял свою порцию и вернулся к друзьям.

Кто это был? – поинтересовался Вильгер.

Дориан.

Ему доступна магия шестой чакры, – добавила Лориана.

Повезло парню!

О чем вы с ним говорили? – спросила Кания.

Да так… просто.

Я видела, как поменялось твое лицо после его слов, когда ты собирался уходить, – вставила Лориана.

Друзья с подозрением глянули на Мэндла.

Все хорошо. Ты можешь нам доверять, – произнесла Кания.

Мэндл, глубоко вздохнув, посмотрел в глаза собеседницы и произнес:

Он говорил о какой-то миссии. Что Краер собирается использовать меня и Дориана для ее достижения.

Миссия? Ничего себе! – воскликнул Вильгер. – И в чем она заключается?

Без понятия. На этом наш разговор закончился.

***

После обеда Мэндл направился прямиком к Лептону. Всю дорогу его не покидали мысли о таинственной миссии Краера. Сердце подсказывало ему, что это как-то связано со словами Сэквора. Однако был и другой вопрос, на который Мэндлу хотелось получить ответ. Если Дориан прав насчет того, что только они вдвоем могут выполнить это задание, значит ли это, что сила шестой чакры делает Дориана особенным? И насколько особенным? Быть может Мэндл вовсе не единственный Дитя Света?

Прибыв на платформу Лептона, юноша поспешил отбросить посторонние мысли и направился в зал, где его встретило нахмуренное и слегка напряженное лицо волшебника. Мэндл закрыл за собой дверь, с недоумением уставился на наставника и, немного помолчав, нарушил тишину:

Что-то произошло? Вы ведь не просто так отменили остальные занятия?

Все верно. Мне нужно кое-что тебе рассказать.

Из пола возникли два хрустальных кресла. Волшебник присел и внимательно посмотрел на Мэндла. Выдержав паузу, он продолжил:

Когда Краер узнал, что ты обладаешь силой Сиреневого Пламени, у него было две причины узнать о ее происхождении. Первую ты знаешь. А вторую держат в строжайшем секрете.

Лептон замолчал. Взгляд его был направлен куда-то вдаль.

Незадолго до твоего появления Краеру явилось видение о том, что вскоре Силы Света получат возможность возродить Белое Пламя Жизни, благодаря которому все зло на Альтрэнии будет истреблено. Однако, чтобы заполучить эту силу требовался один ингредиент, который до твоего прихода считался утерянным.

Сиреневое Пламя?

Волшебник кивнул.

Теперь, когда эта сила с нами, мы можем отправиться за остальными недостающими элементами для пробуждения Белого Пламени.

И что это за элементы?

Ты когда-нибудь слышал о Хранителях?

Хранителях?..

Шесть Хранителей Гиона, – мелодично произнес Лептон и на мгновение задумался. – Альтрэния, как и все остальные планеты, – это живое существо с особым предназначением. И знать о нем может только Владыка, который следит за тем, чтобы на планете сохранялся баланс сил. Владыку Альтрэнии зовут Гион. Это древний дух, обладающий невообразимыми для сознания человека силой и мудростью. Он не имеет определенной формы. И он также не подвластен времени и пространству. Гион одновременно везде и во всем. Для Владык нет таких понятий как прошлое, настоящее и будущее. Они существуют здесь и сейчас, обладая силой повернуть время вспять, а также предвидеть то, что случится через многие годы. Ему доступны знания параллельных миров, и потому от него невозможно что-либо скрыть. Владыка знает обо всех возможных сценариях развития судьбы Альтрэнии, и он здесь для того, чтобы помочь ей выполнить свое предназначение. Сердце каждого из Хранителей содержит в себе силу одной из шести чакр нашей планеты. В видении говорилось, что тот, кто завладеет Сердцами Стихий и соединит их с Сиреневым Пламенем, сможет возродить Белое Пламя.

Вы хотите сказать, что я должен убить Хранителей?..

Лептон кивнул. Долгое время в зале царила тишина. Мэндл блуждал в глубинах собственного сознания в надежде найти хоть какое-то разумное объяснение происходящему. Слова волшебника, словно беспросветный туман, заточили ученика в титановые оковы череды беспокойных мыслей, которые то и дело твердили о безысходности его судьбы. Нервно перебирая пальцами, юноша посмотрел на учителя. В глазах Мэндла не было ни капли света, будто невидимая сила поглотила всю его энергию. Лептон, не выдержав напряженного молчания ученика, поспешил нарушить тишину, дабы привести его в чувства:

Я хочу, чтобы ты понимал Мэндл, что ты не обязан этого делать.

Я понимаю учитель…

Волшебник с сожалением посмотрел на юношу.

Но что если это моя судьба? – произнес Мэндл, посмотрев в глаза наставника. – И кто знает, что будет, если я откажусь ей следовать. С самого детства я чувствовал, что жизнь уготовила мне что-то особенное. А теперь, когда все это происходит на самом деле, я не уверен, что готов к этому. Сэквор сказал, что Я – Дитя Света… Правда ли это? И что это значит? – будто говоря сам с собой, добавил он.

Возможно, ты сам должен дать ответ на этот вопрос.

Мэндл оживленно вскинул голову и недоумевающе взглянул на учителя.

О чем это вы?

Что, если не судьба решает, кем тебе быть, а ты сам?

Я все еще не понимаю…

Дитя Света – не более чем слова, но лишь тебе решать, что они означают.

И что мне это дает?

Власть над собственной судьбой. Никто не в силах заставить тебя делать то, чего ты не хочешь, Мэндл. Ты сам должен решить, правильно ли ты поступишь, взяв на себя ответственность за выполнение миссии Краера. Ты не обязан убивать Хранителей.

Но разве есть другой выход?

Выход есть всегда.

А что если нет?

Лептон молча пожал плечами.

И если я соглашусь, то мне придется их убить. Но я не думаю, что готов к этому…

Снова тишина заполнила пространство, освободив место для полета мысли. Мэндл сидел слегка съежившись, будто защищаясь от давления внешнего мира. Напряженный взгляд уставился на ладони. Волшебник смотрел на молодого человека, ожидая решения. В голове у Мэндла вертелось множество противоречивых мыслей, которые то и дело, словно пчелы, жалили его, не давая возможности прийти в себя. Наконец, он поднял свои золотистые глаза на Лептона и произнес:

Значит, Сердца Стихий нужны для возрождения Белого Пламени?

Учитель кивнул.

А как оно нам поможет?

По древнему преданию, Белое Пламя Жизни является источником Чистой Всеисцеляющей Энергии Великого Творца Вселенной. Его Магия способна освободить от оков Тьмы любое вселенское создание, в том числе нашу планету. Говорят, что пробудить Силу Белого Пламени может только искренний стремящийся, чье сердце излучает Истинный Свет.

Но я не понимаю… почему ради спасения планеты необходимо убивать Хранителей, которых создал сам Владыка?

К сожалению, Мэндл, я не могу дать ответ на этот вопрос. Но могу лишь сказать, что послание Краер получил от самого Гиона. И у нас нет повода сомневаться в его правдивости.

И все же…почему именно я?

Хранители обладают невероятной устойчивостью к магии стихий. Даже такие волшебники, как Краер, не способны одолеть их. Сила Сиреневого Пламени не относится ни к одной известной нам магии. Поэтому мы и отправляем на это задание тебя.

Значит, судьба выбрала меня?

Похоже, что так.

А что если у меня не получится?

Волшебник положил руку ему на плечо.

Я верю в тебя, Мэндл. К тому же ты не единственный, кто обладает уникальными способностями. Есть еще один ученик, который может помочь нам одолеть Хранителей. Однако из вас двоих ты обладаешь наибольшим потенциалом.

Из-за Сиреневого Пламени?

Не только. Я ведь уже не раз говорил тебе, что ты очень быстро все усваиваешь, как будто твоя душа делала это множество раз. К сожалению, мы еще не знаем, на что ты способен. Однако что-то мне подсказывает, что твоя душа имеет потенциал, намного превосходящий Сиреневое Пламя.

Второй ученик, о котором вы говорите, его зовут Дориан?

Вы знакомы?

Мэндл кивнул.

Я слышал, что он обладает силой шестой чакры. Краер выбрал его из-за этого, ведь так?

Волшебник некоторое время молчал, уставившись в потолок.

Мне это не известно. Но мне кажется, что сила шестой чакры – не единственное, чем одарен Дориан.

Ученик некоторое время молчал. В голове проскользнула мысль о родителях. Отец всегда говорил Мэндлу, что он особенный и что ему всегда нужно верить в себя и следовать зову судьбы. Как и в случае со странником, сердце подсказывало юноше, что надо идти навстречу неизведанному. Наконец, набрав в легкие побольше воздуха, он произнес:

Я сделаю это.

Ты точно уверен в этом? – будто проверяя молодого человека, спросил волшебник.

Да, учитель, я уверен.

Лептон одарил ученика улыбкой.

Ты не перестаешь удивлять меня, Мэндл. Я восхищен твоей храбростью и силой духа. Сэквор был прав насчет тебя.

Немного помолчав, учитель добавил:

А сейчас пришло время подготовиться к битве.

***

По окончании тренировки Мэндл с трудом мог осознать, сколько всего он успел изучить всего за несколько часов. Кажется, слова Лептона о том, что душа юноши обладает невероятным потенциалом, наконец начали оправдывать себя. После такого насыщенного дня, полный уверенности в своих силах, с приподнятой грудью и усталой улыбкой, ученик вышел из зала и оседлал Дримика. И хотя мышцы ныли от напряжения, а сознание засоряли несвязные мысли, в душе царил покой и уют. Всего за один день он научился летать и приобретать форму любой из стихий при помощи Растворения. Многие ли могут похвастаться таким? Мэндл явно был доволен собой. И все же для полного счастья ему не хватало лишь одного, потому он отправился в пещеру, где его ожидала Кания.

Я знала, что ты придешь.

Юноша улыбнулся и небрежно приземлился рядом с девушкой.

Я как раз хотел кое-что тебе рассказать…

Кания направила в сторону собеседника изучающий взгляд, слегка вскинув брови. Мэндл, пристально глядя на лучистый топаз в центре пещеры, глубоко вздохнул и продолжил:

Это касается той миссии, о которой говорил Дориан.

Тебе удалось про нее что-то узнать?

Даже больше, чем мне хотелось бы…

Юноша выдержал паузу.

Ты что-нибудь слышала о Хранителях?

О Хранителях Гиона? – изумленно воскликнула она.

Краер хочет, чтобы я помог добыть их Сердца…

То есть он хочет, чтобы ты их убил?

Похоже, что так.

Но зачем?!

Кажется, это поможет возродить Белое Пламя.

Белое Пламя?! Ничего себе! А при чем здесь ты?

Дело в том, что…

Мэндл замолк.

Что-то не так?

Собеседник помотал головой.

Я просто не знаю, с чего начать.

С начала, – нежным голосом сказала Кания.

Внезапный прилив чувств снова наполнил сердце Мэндла. Юноша направил взгляд на свою спутницу и спросил:

Тебе никогда не казалось, что ты видишь мир иначе, не так, как другие?

Девушка кивнула в ответ, и парень продолжил:

С самого детства я чувствовал необычайно глубокую связь с природой. Большую часть времени я проводил в лесу, разговаривал с деревьями, кустами, ветром. Я жил вдали от деревни, и у меня никогда не было друзей. И не то чтобы мне их не хватало. Просто теперь я начинаю понимать, что, скорее всего, я бы все равно не смог найти с ними общий язык.

Почему ты так решил?

Не знаю, как объяснить, но… я чувствую себя чужим, где бы я ни был. Точнее чувствовал когда-то. С приходом в Раминг это изменилось…

Мэндл задумался.

Недавно отец сказал мне, что семнадцать лет назад, когда они прогуливались вдоль реки, они нашли меня сидящим под деревом. Я был еще младенцем. С тех пор я считал их своими родителями. Он также сказал, что не знает, как я там оказался. Единственное, что он отметил, так это то, что в тот вечер на небе сияла необыкновенная звезда, которая с тех пор никогда не появлялась. Помимо этого, когда я попал в Раминг, я узнал, что во мне живет две души. Одна из них принадлежит мне, другая – Сэквору. И еще оказалось, что он наделил меня силой Сиреневого Пламени.

Кания смотрела в глаза собеседника и внимала каждому слову. Кажется, новость о Сэкворе и Сиреневом Пламени вовсе не удивила ее. Немного помолчав, Мэндл продолжил:

Несколько недель назад мне удалось вступить в контакт с Сэквором, и он сказал, что моя душа была отправлена сюда ради важной цели и что я обладаю невероятными способностями. Прошло всего два месяца с тех пор, как меня приняли в ряды Раминга, а я уже столько всего успел изучить! Лептон давно говорит о том, какая у меня особенная душа, но я как-то к этому не особо прислушивался. И вот сегодня я узнаю, что меня хотят отправить на очень важное задание и что выполнить его можем только мы с Дорианом. И, честно говоря, меня это слегка пугает…

Что именно?

Мэндл пожал плечами.

Что, если у меня не получится?

С чего ты так решил?

Лептон сказал, что тот, с кем я собираюсь сразиться, обладает невероятной устойчивостью к магии стихий и что его не могут одолеть даже самые могущественные волшебники.

Но Сиреневое Пламя поможет тебе его одолеть, ведь так?

Юноша кивнул.

Но я еще никогда никого не убивал. А еще я даже не умею пользоваться этой силой.

В разговоре повисла пауза. Кания нежно взяла собеседника за руку. Мэндл повернулся к ней. Глаза девушки излучали легкое сияние.

Я уверена, что тот, кто наделил тебя этой силой, также позаботился о том, чтобы ты мог ею воспользоваться, когда это будет необходимо. Я верю, что ты справишься.

В пещере воцарилась тишина. Но в ней не было напряжения. Вместо этого юноша почувствовал невероятный прилив уверенности в своих силах.

Я тебе даже немного завидую, – начала Кания, улыбнувшись.

О чем это ты?

Я бы тоже хотела отправиться в какое-нибудь приключение…это так здорово.

Но это ведь и опасно тоже.

Девушка издала легкий смешок.

Что смешного? – изумился парень.

Не знаю, просто…я никогда не боялась смерти. И, честно говоря, что-то подсказывает мне, что тебе это точно не грозит.

Собеседники одарили друг друга улыбкой.

Кажется, мне уже лучше, – немного погодя произнес он.

Я рада, что смогла отплатить тебе тем же.

О чем это ты?

В первый день, когда мы пришли сюда, твои слова подействовали на меня точно так же – я чувствовала глубокое умиротворение, несмотря на свои страхи.

Девушка поцеловала юношу в щеку.

За что?

За то, что ты не боишься показать себя таким, какой ты есть, – с улыбкой ответила Кания.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.