Искусственный интеллект (часть 16)

16

Система опознавания сигнализировала о приближении летательных объектов, не отвечавших на запросы. Сразу же, по всему кораблю прозвучал сигнал тревоги, оповещавший о приближающейся опасности. Отдых закончен, сигнализировал Блок Отдыха, автоматически отсоединяя ТартДжи от системы и давая ему возможность свободно перемещаться в пространстве.

Дверь, закрывающая вход в сферу, моментально открылась, давая возможность роботу переместиться в коридор корабля. Сигнализация не переставая оповещала о приближающихся объектах, так и не отвечающих на запросы.

ТартДжи прибыл на мостик и отдал первый приказ:

— Привести в боевую готовность системы залпового огня РаТрии, запустить дополнительные модули энергетической поддержки, приготовить к боевому старту истребители звена АА.

На всех уровнях корабля начались незамедлительные приготовления к отражению атаки. На экранах идентификаторов уже явно высвечивались очертания приближающихся кораблей противника, так и не желающих отвечать на продолжающиеся запросы о принадлежности. На мостик стали поступать рапорты о полной готовности различных боевых частей корабля. Все роботы заняли свои места в соответствии с их штатными расписаниями по боевой тревоге.  Корабль превратился в единое целое, соединив все системы в единый модуль.

Сейчас все команды передавались на компьютерном уровне, без единого звука. Фиксаторы, надёжно удерживающие люки от проникновения космической пыли, сейчас разъехались по направляющим в стороны, освобождая люковым замкам место для полного открытия. Замки начали вращаться по кругу в противоположных направлениях, разблокировав сами шлюзы. Сигнал об окончании процедуры разблокировки звучал с временными интервалами. Люки дрогнули и начали открываться. Как только люки полностью открыли путь для вылета истребителей, включились механизмы поворота барабана шахт и из них один за другим стали вылетать истребители, сразу направляясь на встречу приближающимся кораблям противника.

Первые подлетевшие корабли были уничтожены уже на дальней траектории. Затем, просчитав возможные варианты атак и их силу, командование предприняло дополнительные меры безопасности для того, чтобы предотвратить негативные последствия.

— Произвести включение защитного экрана первого уровня, подготовить системы нейтрализации Бластерных Субстанций, — пролетела команда по всем уровням.

И, как только была выполнена эта команда, начался массированный обстрел со стороны подлетающих кораблей второй волны нападения. Бой разгорался, втягивая всё большие силы. Передовые истребители уже вовсю сражались с нападающих. Корабли от прямых попаданий бластерных лучей превращались в куски металла, разлетаясь в разные стороны. Вспышки от взрывающихся снарядов с митронной начинкой могли ослепить любое живое существо, а также вывести из строя любую электронную технику. Но, благодаря новым системам защиты от Бластерных Субстанций, этого можно было избежать, хотя, если такой снаряд попадёт непосредственно в корабль, то и защита может не помочь.

Уворачиваясь от летевших снарядов, корабль маневрировал, «огрызаясь» всеми своими системами огня. Пока ни один из снарядов не повредил обшивку корабля, но первая пара не модернизированных истребителей экспедиции были уничтожены. Несмотря на то, что они имели преимущество в скорости и манёвренности, им никак не удавалось уничтожить нападавших. Враг использовал систему защиты не известную доселе роботам, поэтому применение стандартного оружия не давало преимущества. Возникал вопрос, кто сидит за пультами управления этих кораблей, толи роботы толи живые существа?

На истребители передали приказ о применении системы огня «Стринг». Её установили на все новые истребители перед вылетом и это была совершенно новая, разработанная в секретной лаборатории Верховного Ведомства, система «Струйного» залпа. И после того, как только были произведены первые залпы, нападавшие потеряли сразу пять кораблей, ещё залп и ещё три превратились в груды металла. Атака захлебнулась и нападавшие решили ретироваться, но истребители не дали им такой возможности, начав преследование с дальнейшим полным уничтожением.

Базовый корабль уменьшил скорость, перейдя в тормозной режим, а затем в дрейфующий. Завершив разгром неприятеля, истребители один за другим направлялись к шахтам, теперь корабль двигался медленнее, чем его крейсерская скорость, и это позволяло произвести загрузку без применения полного торможения. Правда, не все истребители вернулись на базу, после полной загрузки не хватало двух. Если терять истребители так быстро, то их может просто не хватить на дальнейшие операции, а это в свою очередь может привести к провалу экспедиции, что не допустимо.

Роботы вернувшихся кораблей информировали командира о всех странностях, которые они обнаружили во время боя. Получалось, что противник имел преимущество в системе защиты. Она отличалась от ранее встречавшихся тем, что бластерные лучи не причиняли кораблям ощутимых повреждений, то есть непрошенные гости использовали новую технологию, о которой роботы Джи имели только информацию, но не могли ещё её получить.

Второй вопрос, заданный пилотам, касался идентификации кораблей нападения. Получалось, что это были всем известные, те самые Гарбидж, которые беспрерывно нападали на планеты.  Но до сегодняшнего инцидента ни одна станция слежения не смогла бы подтвердить информацию о том, что у них появились корабли такого типа. Откуда они могли получить эту новую технику и с какой целью напали именно на корабль экспедиции? Создавалось впечатление, что они были информированы о маршруте экспедиции и поэтому получили задание, которое должны были выполнить любыми путями. Вот поэтому заинтересованная сторона предоставила в их распоряжение корабли нового типа. И если бы на истребителях не была установлена новая система огня, то об исходе боя, можно было ещё поспорить, кто кого? Становилось интересно, каким образом они могли получить информацию об экспедиции и, что самое главное, от кого?

Нападений на транспортные корабли Джи это да, но на военные, до этого момента никогда не происходило, что же вынудило их пойти на такой шаг.

Во время боя базовый корабль производил уклоняющие манёвры, чтобы не попасть под удары атакующих и, естественно, отклонился от установленного курса. Теперь, после полного завершения боя, необходимо было перепрограммировать компьютеры курса с учётом вынужденного отклонения, ведь всё это время, корабль летел с огромной скоростью в неизвестном направлении, отбивая атаки незнакомцев.

Роботы-программаторы моментально приступили к определению места положения в пространстве и запустили программу переориентации корабля. Определив место положения и сопоставив все координаты, программаторы ввели необходимые поправки для дальнейшего полёта.

— Довести нагрузку двигателей до мощности стартового режима, — прозвучал приказ ТартДжи.

Двигатели набирали мощность, постепенно переходя в режим ускорения.

— Уровень стартового режима двигателей пройден,- появилось на экране монитора.

— Перевести двигатели в режим полного ускорения,- прозвучала следующая команда.

На приборах, показывающих ускорение, появились цифры постепенного увеличения скоростных показателей. Произведя дополнительную контрольную проверку координат, ТартДжи покинул мостик, направившись в отсек к пилотам истребителей, заранее отдав распоряжение, собраться для анализа прошедшего боя. От них он хотел получить более подробную информацию об увиденном   во время боя.

Странные события (отклонение корабля в пространство, находившееся вне курса, а затем это неожиданное нападение), которые произошли за короткий период времени наводили на размышления и анализ случившегося. Для начала я получу всю интересующую меня информацию от пилотов, а затем соберу заседание всех скаров (командиров различных подразделений), имеющих верхний статус для обсуждения происшедшего.

Прибыв в отсек заседаний, ТартДжи обнаружил там всех роботов-пилотов, обменивающихся информацией, после проведённого боя. Часть роботов была ещё в специальных каркасах, предназначенных для нахождения в истребителях. Эти каркасы были снабжены дополнительными элементами, усиливающими прочность, а также всевозможными выводами для подключения к компьютеру истребителя.  А если случалось, что работу необходимо было «катапультироваться» в чрезвычайной ситуации, то каркас играл роль небольшого космического челнока, дающий возможность вернуться на базу.

— Прошу всех пилотов, находящихся в отсеке, подсоединиться к Блоку Сброса информации, — отдал распоряжение ТартДжи.

Роботы поочерёдно подключались к системе, а компьютер отбирал ту информацию, которой не было в памяти. Теперь полученную информацию надо было систематизировать, а затем применить для дальнейшего использования. Получалось так, что робот, ведя боевые действия, не мог сконцентрировать своё внимание на все возникающие ситуации, а его система всё это фиксировала, иногда даже больше, чем надо, поэтому, «скачав» всю информацию из их баз данных, а затем её просмотрев, можно было получить дополнительный полезный материал. То есть бой боем, а информация системой собирается всё равно, так надо.

ТартДжи вынул лутр с полученными данными и отправился в отсек для дальнейшего анализа. Подсоединившись к материнскому компьютеру всего корабля, он загрузил полученные данные в базу данных, затем набрал код доступа связи. На экране появились знаки, дающие право на вход в систему коммуникаций. Связь с Верховным Ведомством осуществлялась по специальной линии закодированными знаками.

Касание сенсора, и важные данные полученные от пилотов полетели сквозь пространство к планете Цея системы Светил Второго РААПА ВАА. Закончив сеанс передачи данных, ТартДжи закрыл все программы и отправился к себе в сферу для пополнения энергетического запаса.

Добравшись до сферы, он произвёл все предварительные операции по подключению к блоку подзарядки. Процесс пошёл, и энергия стала проникать во все опустевшие накопители, приводя робота в состояние «покоя».

Полёт продолжался.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.