Дитя Света: Рождение легенды. Глава 3 Жизнь в Раминге

Поделитесь с друзьями!

А вот и третья глава книги «Дитя Света: Рождение легенды» под названием «Жизнь в Раминге». Мэндлу предстоит познакомиться с чудесным городом, его жителями и начать своё обучение.


Глава 3: «Жизнь в Раминге»

Стоя посреди темного леса, Мэндл вновь ощущал, как сердце разрывает чувство одиночества. Оглядевшись по сторонам в надежде найти выход, юноша обнаружил, что кроме него здесь не было ни души. Сумрачная тишина пронизывала сознание парня до мозга костей. Окоченев от холода, он продолжал идти, пытаясь отыскать дорогу домой.

– М-э-э-эндл…– раздался чей-то шепот.

Юноша огляделся, но вокруг никого не было.

– М-э-э-э-эндл…

– Кто здесь?!

Голос усмехнулся.

– Не узнаешь меня?

Тон незваного гостя сменился. Мэндл обернулся и увидел человека в темной мантии, стоявшего в тени огромного дерева. Лицо незнакомца скрывал капюшон.

– Ты знаешь меня, Мэндл, – продолжал чужеземец, – еще до твоего прихода на Альтрэнию ты знал, что мы встретимся. И ты также знаешь, что тебя ждет после нашей встречи.

Раздался зловещий смех.

– Кто ты? – произнес юноша, сдерживая нарастающую дрожь.

Странник вышел из тени.

– Тебе не терпится почувствовать истинный страх.

Он подходил все ближе.

– Я знаю, кто ты… знаю все твои слабости.

Чужеземец остановился. Мэндл едва сдерживал дрожь в коленях. С головы собеседника слетел капюшон, обнажив блистающие огненным сиянием глаза. Чародей поднял руки и создал шар Черного Пламени.

– Ты не сможешь победить меня!

Огненная сфера устремилась к юноше, вынудив проснуться в холодном поту. Открыв глаза, Мэндл обнаружил себя лежащим в темном помещении, похожем на то, где он находился после ритуала в Храме Духа. В голове бушевал ураган, а сердце билось, словно топотал гигантский зверь. Наконец, придя в себя, он вспомнил, что произошло, и в сознании вновь воцарился покой. Лицо расплылось в улыбке от мысли о том, что его опасения не оправдались. В комнату зашел Дравен.

– Вижу, тебе уже лучше.

Мэндл неуверенно пожал плечами, изобразив улыбку.

– Выпей, тебе станет легче.

Юноша привстал на кровати и взял колбу с голубым раствором.

– Ну и… гадость, – с отвращением произнес он, искривив лицо и с трудом проглотив зелье.

– Просто выпей, – все еще пытаясь скрыть чувство вины, произнес Дравен. – Скоро прибудет Лептон.

Мэндла эта новость не могла не обрадовать. С облегчением вздохнув, он улыбнулся от мысли о том, что все уже позади. Его вновь наполняла волна радостного возбуждения от пребывания в этом чудесном городе. Казалось, внутри все стало на свои места.

В комнату вошел Лептон и присел на край кровати.

– Ну как ты?

Мэндл, немного помолчав и почесав затылок, решил рассказать о своем сне. Мастера неуверенно переглянулись. Лептон, нахмурив лоб, начал нежно поглаживать свою серебристую бороду.

– Сэквор оказался прав, – обеспокоенно произнес волшебник, обратившись к алхимику, а затем вновь перевел взгляд на юношу.

– Думаю, это был не просто сон. Скорее послание. Эликсир, что мы дали тебе, усилил твою связь с душой и, кажется, ей удалось передать тебе часть своих знаний. Скорее всего, это было предостережение.

– Предостережение?

Волшебник выдержал паузу:

– Во времена Третьей Войны Магов Геордин основал касту чародеев, которые называли себя Мельбеками. После смерти предводителя все члены общества таинственным образом исчезли. Многие годы Силы Света пытались отыскать их логово, но безуспешно. Еще с древних времен ходит легенда о том, что если заключить сделку с темными силами, то взамен ты получишь невероятные способности. Считалось, что Черное Пламя Смерти – одно из них. И вполне возможно, что наш враг завладел этим оружием.

– А это значит, – продолжил Лептон, – что нам нужно быть начеку.

– Наверное, стоит предупредить Краера, – вставил Дравен.

– Да, ты прав. Я этим займусь. А ты, Мэндл полежи здесь еще денек. Возможно, завтра ты отправишься на свои первые занятия.

– И, – продолжил он немного погодя, – прости нас за то, что мы так с тобой обошлись.

– Это в прошлом, – с улыбкой ответил юноша. – Я рад, что все разрешилось благополучно. А то я уже начал сомневаться, что принял правильное решение, последовав за странником.

– Я уверен, Мэндл, что Жизнь привела тебя к нам неспроста. Но об этом позже. А сейчас отдыхай.

Лептон похлопал его по плечу и вышел вместе с Дравеном из комнаты, закрыв за собой дверь. Мэндл остался наедине со своими мыслями.

«Сиреневое Пламя… Черное Пламя… неужели это действительно происходит со мной? А что, если я все же потомок Геордина? Я ведь даже не знаю, откуда пришел… или прилетел? Что, если я с другой планеты? И кто мои родители?»

Ни на один из этих вопросов Мэндл не мог дать себе внятный ответ. И от этого ему становилось только хуже. Однако юноша был уверен в одном: все это происходит не просто так. И ему рано или поздно придется узнать правду. Но как? Об этом он старался не думать. Отец всегда говорил ему, что каждый получает ответ только тогда, когда готов его принять.

Широко зевнув и устроившись поудобней, Мэндл вновь погрузился в глубокий сон.

***

Краер стоял на месте, всматриваясь в изображение Белого Пламени на стене. Раздался стук в дверь.

– Входи, Лептон.

– Это я, Магистр, – произнес грубый мужской голос.

В зал зашел лысый темнокожий мужчина высокого роста, одетый в форму ультрамаринового цвета. С плеч свисал длинный плащ. На лице выделялась мощная челюсть, покрытая щетиной. Глаза излучали стальной свет, а взгляд был настолько пронзительным, что, казалось, он может узнать о тебе все, стоит ему лишь взглянуть в твои глаза. Вошедшего звали Райкон – правая рука Краера и единственный военачальник Раминга.

– А, Райкон. Хорошо, что ты пришел. С минуты на минуту должен прибыть Лептон.

– Это по поводу мальчишки?

– Да.

Ворота в зал снова отворились.

– Магистр. Райкон.

Лептон кивнул в знак приветствия. Собеседники сели за алмазный стол.

– Мы с Дравеном провели ритуал, дабы вступить в контакт с душой Мэндла, – начал волшебник.

– И что вы обнаружили?

Старик не спешил с ответом, пытаясь подобрать подходящие слова. Наконец, глубоко вдохнув, он направил на Магистра пронзительный взгляд и произнес:

– По правде говоря, я не знаю, как такое возможно. После того как душа парня исчезла, появилась другая сущность из Сиреневого Пламени и назвала себя Сэквором.

Краер и Райкон переглянулись. По их напряженному взгляду было видно, что они подумали об одном и том же.

– Дух успел предупредить нас о том, что грядет война.

– Мельбеки? – вставил военачальник.

– Нам не удалось это выяснить. Сэквор сказал, что, если мы хотим получать послания, необходимо обучить этому Мэндла.

Краер демонстративно вскинул руками и скрестил пальцы. Прищурив глаза, он уставился в пустоту, размышляя над словами волшебника. Первым тишину нарушил Райкон.

– Так это правда?

Собеседники переглянулись.

– Мальчишка обладает силой Сиреневого Пламени?

Лептон кивнул, переведя взгляд на Магистра. Краер, вскочив со стула, начал бродить по комнате, то и дело поглядывая на изображение Белого Пламени. Волшебник и военачальник сидели в гробовой тишине, ожидая реакции Верховного Мага.

– Когда видение впервые явилось мне, – начал тот внезапно, скрестив руки за спиной, – я думал, что оно искажено черной магией.

Краер выдержал паузу.

– Око сообщило мне, что недостающим звеном для возрождения Белого Пламени является сила, что когда-то служила самому могущественному чародею всех времен. Тогда я не мог в это поверить. Но сейчас, когда судьба послала нам мальчишку, в теле которого обитает Сэквор, у меня больше нет причин полагать, что послание было от самого Владыки.

Повернувшись к собеседникам, он добавил:

– Теперь, с помощью Сиреневого Пламени, мы наконец сможем возродить величайшее орудие Света и раз и навсегда покончить с Силами Тьмы.

Райкон и Лептон переглянулись.

– Думаете, Мэндл – посланник Гиона?

Краер кивнул, затем добавил:

– Поручи Милариэль обучить юношу. Сейчас главное – разузнать о нем как можно больше. Ступай.

Лептон молча кивнул.

– Сиреневое Пламя да еще и Сэквор, – произнес Райкон, как только волшебник покинул зал. – Вам не кажется это подозрительным?

Краер ничего не ответил.

– Что, если это все же дело рук Мельбеков?

– Вскоре мы это выясним. А до тех пор, мы должны придерживаться плана. Скажи, что тебе удалось разузнать?

Райкон задумчиво посмотрел на Магистра. Изучающе вскинув брови, он продолжил:

– Последний раз Хранителя Огня видели в ущелье Дарла.

Последние слова он произнес с особым выражением.

– Как интересно, – ответил Краер, почесывая подбородок.

– Думаете, мальчишка попал к нам не случайно?

– Не исключено, что это входит в план Владыки. Если Он вновь решил вмешаться в судьбу Альтрэнии, то, возможно, Мэндл – Его посланник.

– Но как нам узнать наверняка?

– Время покажет.

***

На вершине высокой скалы, устремив взгляд своих тусклых изумрудных глаз в сторону горизонта, стоял волшебник в длинной мантии зеленого цвета, чьи длинные седые волосы и бороду развевал бушующий ветер. Снизу доносился шум океанских волн, гребни которых без устали впивались в осколки позеленевших булыжников. В небе проскакивали вспышки яркого света, и пронзительный грохот простирался на многие километры вокруг.

– Ты тоже это чувствуешь, да, Матушка? – обратился волшебник к Альтрэнии. – Небесные Силы вновь снизошли к нам на землю. Неспроста это. Уже в который раз Владыка пытается спасти Тебя, родимую, из плена Темных Сил. Будем надеяться, что в этот раз все закончится благополучно. Хотя сердце мое давно уже утратило веру в спасение.

Закрыв глаза, волшебник растворился в воздухе.

***

Проснувшись на следующее утро, Мэндл чувствовал себя полным сил. Он вышел из комнаты и увидел перед собой лабораторию Дравена, ту самую, где учителя провели эксперимент с душой юноши. Алхимик успел полностью окунуться в работу, и чуть не прозевал уход юного гостя.

– Ну что, уже лучше? – бодрым и задорным голосом воскликнул учитель.

– В груди все еще покалывает, а так вроде ничего.

Лицо алхимика озарила детская улыбка.

– Дождись Лептона. Он тебя проводит.

– Как скажете, учитель.

Дравен издал тонкий смешок.

– Пока что я еще не твой учитель. Однако вполне возможно, что я им стану. Ведь каждый новоприбывший ученик обязан изучать основы алхимии.

– Серьезно?

Учитель одобряюще кивнул.

– Было бы честью для меня учиться у вас, Мастер Дравен!

– Если ты действительно желаешь учиться именно у меня…

– Конечно! – добавил Мэндл.

Старик улыбнулся.

– Тогда нам стоит сказать об этом Лептону.

Лицо юноши расплылось в улыбке. В комнату зашел волшебник.

– Доброе утро, Мэндл. Уже готов к первому учебному дню?

Ученик кивнул.

– Он даже выбрал себе учителя Алхимии, – ответил Дравен, посмеиваясь.

– В таком случае, мы учтем твой выбор.

Он похлопал юношу по плечу и указал на дверь.

Путники прошли через темный коридор к стеклянному столбу. Мэндл уже успел забыть о том, что здесь такая странная система передвижения между этажами, да и вообще насколько жизнь в Раминге отличалась от жизни в лесу. Всего за один день он открыл для себя совершенно новый мир, о котором большинство людей даже и не подозревали. И больше всего он думал о том, что ждет его дальше.

Они зашли внутрь. Лептон посмотрел на ученика и щелкнул пальцами. Лицо волшебника исказилось, а тело расщепилось на мельчайшие частицы. Юноша при этом испытывал невероятное ощущение невесомости. Собеседники спускались с огромной скоростью, но он все равно четко различал окна и стены, будто он видел не глазами, а чем-то другим, что не относилось к его телу.

По прибытии Мэндл наблюдал за тем, как неизвестная энергия собирает частицы учителя воедино. Путники снова стали «собой».

– Эта платформа… разбирает и собирает нас вновь?

– Это лишь поверхностное понимание процесса.

Собеседники покинули кабину подъемника и направились в сторону площади с изумрудным фонтаном. Людей было не меньше, чем когда они прибыли сюда впервые. В воздухе витали едкие запахи, резко сменявшие друг друга. Один был похож на аромат раннего весеннего леса вперемешку с душистыми цветами Малегорна, другой походил на запах гнилых фруктов, настоявшихся на диких травах, а третий напоминал Мэндлу океанские волны, которыми он в далеком детстве лишь изредка ходил полюбоваться с отцом. Поднявшись по винтовой лестнице обратно на платформу, они обнаружили, что та битком набита драгиями. Мэндл сразу заметил спутника учителя. Но большее внимание привлек тот, что лежал рядом, чья окраска сильно выделялась среди окружающих, – ярко-сиреневый цвет с огненно-голубым узором по всему телу.

– С большой гордостью представляю тебе Дримика.

Лептон указал на драгия с сиреневой окраской. Мэндл с растерянной улыбкой посмотрел на волшебника.

– Каждый полноправный член нашего города имеет собственного драгия. Гоблинам и феям пришлось хорошенько постараться, чтобы создать такое чудо. Подобрать кристаллы для Дримика было очень непросто.

С детским воодушевлением и сверкающими от радости глазами юноша глядел на своего нового спутника.

– Он…просто…волшебный! – с трудом передавая восторг, произнес Мэндл. – А как их подбирают?

– Здесь огромное значение имеет качество энергии твоей души. Феи и гоблины, совместно с алхимиками Раминга, подгоняют клеточную структуру драгиев под ее строение, чтобы создать между вами подсознательную связь.

Мэндл пропустил слова мимо ушей, все еще восхищаясь своим новым другом.

– Садись, нам пора в путь, – улыбаясь, сказал Лептон.

– А он?..

– Не бойся, он очень хорошо тебя знает. Можно сказать, он был создан твоей душой.

Мэндл кинул на волшебника вопросительный взгляд, но тот, казалось, не обратил внимания. Юноша подошел к Дримику и нежно прикоснулся к его спине. Создание издало мягкий тонкий звук. Мэндл аккуратно оседлал его и схватился за выступ на чешуе в области шеи.

– Он знает, куда лететь, – сказал Лептон, – а теперь в путь.

Оба драгия резко тронулись с места и направились вверх по туннелю.

– Куда мы направляемся?

Не успел он получить ответ, как питомцы начали медленно снижаться в сторону лазурной платформы.

– Ах, да, – начал Лептон, – я забыл тебе сказать еще об одной маленькой детали.

Драгий волшебника преобразился в посох.

– Невероятно!

Лептон улыбнулся. Посох вновь поменял форму, превратившись в меч.

– Как вы это делаете?!

– Драгии появились не естественным путем. Этот вид был выведен в Раминге чуть больше двухсот лет назад. И, помимо внешнего вида и характера, гоблины-алхимики, отвечавшие за создание этих прелестных существ, решили добавить парочку волшебных свойств, таких как телепатическая связь с хозяином и трансформация. Ну и, конечно же, будучи порождениями магии, драгии не нуждаются в пище.

– Здорово! – с ребяческим восторгом воскликнул Мэндл.

– А теперь попробуй превратить Дримика в меч.

– Но как?

– Используй воображение, – улыбнулся Лептон.

Юноша посмотрел на руку и представил блестящий меч. Дримик, издав странный возглас, начал приобретать форму, отражающую образ в голове хозяина. В руках Мэндла появился клинок с изящным зубчатым лезвием и аметистом у его основания. На конце длинной серебристой рукоятки виднелась миниатюрная копия головы Дримика.

– Вот это да! Он восхитителен!

– Как и твое воображение, – ответил Лептон, – а теперь нам пора на тренировку.

Волшебник открыл дверь и жестом велел войти. Мэндл снова оказался в огромном слабо освещенном зале лазурного цвета.

– А куда подевалась арка? – обратился он к волшебнику.

– Есть еще одна вещь, о которой ты должен знать.

Учитель закрыл дверь.

– Большинство кристаллов, из которых сделан Раминг и другие города волшебников, обладают уникальным свойством.

Лептон посмотрел себе под ноги. Из пола вырос огромный шест. Учитель взял его в руки и передал собеседнику.

– Они, говоря по-простому, могут размножаться.

Мэндл внимательно осмотрел предмет.

– И как это работает?

– Мы называем его Хрусталем Желаний. Он способен делиться с невероятной скоростью. Почти все тренировочные комнаты состоят из него. Тот, кто пребывает на территории Раминга, способен входить с ним в контакт с помощью мысли и создавать таким образом необходимые предметы.

Лептон хлопнул ученика по плечу. В центре зала появилось два кресла, они вынырнули прямо из пола и были слеплены из того же материала, что и шест. На удивление Мэндла, они оказались весьма гибкими и комфортными, несмотря на то, что состояли из кристаллов.

«Еще одна загадка», – подумал он про себя, но решил не отвлекать учителя.

– В течение следующей недели Диетроний будет срастаться с клетками твоего тела, а до тех пор твое владение магией будет на порядок ниже, чем обычно. И в этом нет ничего удивительного. Большинство учеников через это проходит. А поскольку я буду обучать тебя азам волшебства, вряд ли тебе потребуется вся мощь твоей души.

Мэндл кивнул.

– Ну а теперь,– продолжил Лептон,– думаю, стоит уделить немного времени практическим занятиям.

Волшебник вытянул правую руку и сформировал стеклянный шар.

– Как вы это сделали? – восторженно произнес Мэндл.

– Алхимия созидания, – улыбнулся Лептон. – Ты тоже сможешь этому научиться, если захочешь. Но об этом потом. Поскольку пробуждать энергии твоих стихий еще слишком рано, мы начнем с азов владения энергией. Держи.

Учитель протянул шар Мэндлу.

– И что я должен делать?

– Для начала закрой глаза и расслабься. Почувствуй атмосферу зала.

Лептон говорил медленно. Каждое слово становилось все тише и тише.

– Здесь тихо и спокойно. Чувствуешь?

Мэндл кивнул.

– Хорошо, – все еще едва слышно произнес учитель. – Дыши медленно и глубоко. Ощути приток энергии, что входит в твое тело вместе с воздухом. С каждым вдохом ты впитываешь все больше и больше энергии. Она переполняет тебя. Ты чувствуешь ее каждой клеткой. Продолжай дышать, Мэндл.

Лептон молча наблюдал.

– А теперь медленно открой глаза. Что ты чувствуешь?

Мэндл задумался. Дыхание оставалось медленным и глубоким.

– Это похоже на… ничего, – с небольшим удивлением ответил он, – но это не то ничего, которое чувствуешь во время скуки или безделья, или внутренней пустоты. Это нечто совершенно новое.

Выражение лица ученика становилось более задумчивым.

– Это похоже на внутреннее умиротворение, абсолютный покой. Как будто я нахожусь в нужном месте в нужное время. Это похоже на поток, что течет с определенной скоростью и никогда ее не меняет. Как будто я стал одним целым с этим потоком.

– Это все? – спросил Лептон, немного помолчав.

Мэндл кивнул.

– Отличное начало. А теперь тебе придется это повторить. Но прежде чем ты это сделаешь…

Из пола выросла небольшая подставка в форме чаши.

– Возьми шар обеими руками и положи его на подставку. Закрой глаза и расслабься.

Процесс проходил в разы быстрее. Юноша почувствовал прилив глубокого спокойствия, постепенно перерастающего в блаженство. С каждым вдохом энергия пространства проникала в легкие. Однако это не нарушало состояние внутреннего покоя. Наоборот, ощущение продолжало усиливаться. Мэндл никогда еще не испытывал ничего подобного.

– А теперь, – едва слышно произнес Лептон, – сконцентрируй часть энергии на ладонях. Представь, как энергия заполняет пространство внутри шара. Почувствуй эту энергию.

Внимая словам учителя, юноша сконцентрировал внимание на шаре. По рукам прошла легкая волна нервного возбуждения. Мэндл продолжал упражнение.

«Кажется, получается», – подумал он про себя.

Энергия прибывала к ладоням. Он действительно ощущал потоки внутри рук. И хотя они были очень слабыми, для Мэндла это было невероятным открытием.

– Не поддавайся впечатлениям, – медленно произнес волшебник, – фокусируйся на процессе.

Стоило ученику успокоить свой ум, как поток энергии мгновенно начал усиливаться. Юноша чувствовал, как она проникает внутрь шара. По телу пробежала едва заметная волна напряжения. Поток становился сильнее. Разум окутало легкое волнение, однако тело оставалось спокойным и расслабленным. Поверхность шара начала вибрировать. Сначала незаметно. Затем сильнее, до тех пор, пока руки Мэндла не начали дрожать от нарастающего прилива энергии. Лептон молча наблюдал за процессом. Юноша старался сохранять спокойствие, но внутреннее напряжение продолжало расти.

«Что происходит?»

Вибрации усилились, создав трещины в хрустальной сфере.

– Нет-нет-нет! – только и успел воскликнуть юноша, как сфера лопнула и испарилась на месте. Ошарашенный Мэндл тяжело дышал. Лептон положил руку ему на плечо.

– Не переживай, ты все сделал правильно. Это не такое простое дело, как кажется на первый взгляд.

– Но что произошло?

– То же, что и у большинства новичков. Твое тело, или правильнее сказать, твой разум не справился с таким напором энергии. Сначала ты контролировал поток, затем он начал контролировать тебя. Опытный волшебник тем и отличается от новичка, – умением контролировать энергию в теле. Но не переживай, именно этим мы и будем заниматься. А теперь давай повторим.

***

В конце тренировки Мэндла наполняло необъяснимое чувство возбужденной усталости. В руках и ногах пульсировала неведомая сила, будто энергия в теле циркулировала быстрее обычного, позволяя разуму воспринимать окружающий мир с повышенной чувствительностью, из-за чего реальность порой воспринималась в замедленном темпе. На мгновение остановив взгляд на ладони, ученику показалось, что прошло несколько минут. Это непередаваемое ощущение поначалу вызывало в юноше страстный интерес и стремление узнать о нем как можно больше. Но затем в сознании закружился ураган тревожных мыслей. Энергия в теле начала бунтовать. Сердце Мэндла забилось от волнения. Неконтролируемые процессы в теле чуть было не довели юношу до панического состояния, но внезапное прикосновение Лептона чудесным образом вернуло ученику гармоничное состояние. Встряхнув головой и вытаращив глаза, он посмотрел на своего наставника.

– Все в порядке, Мэндл, – ответил тот умиротворяющим голосом, – просто твое тело не привыкло к такому напору. Первый день всегда самый тяжелый.

– Что… это было? – приходя в себя, произнес юноша.

– Энергетические потоки в эфирном теле запустили процессы ускоренного развития твоих клеток. Это естественная реакция организма.

– Но почему это происходит?

– Твое тело никогда не испытывало подобных нагрузок и ему необходимо время, чтобы привыкнуть. Не переживай, – добавил Лептон немного погодя, – уже через пару дней состояние нормализуется.

Мэндл тяжело вздохнул.

– Куда теперь?

– Я отвезу тебя к следующему учителю. Ее тренировки проходят в группах. Возможно, ты сможешь найти себе друзей.

Лептон улыбнулся, в то время как лицо юноши напряглось от волнения, ведь у него никогда еще не было друзей. А ровесники из деревни всегда его избегали. Старик понимал его беспокойство, но точно также осознавал, что вскоре оно пройдет.

Драгии взмыли в воздух и помчались по тоннелю. Всадники очутились на Главной Площади, где в это время расхаживала толпа народа. Вдоль главной колонны располагались товарные ларьки. И, судя по необычному материалу одежды и меху, торговцы пришли издалека.

«Интересно, как они попали в Раминг?» – подумал Мэндл.

Прохожие с интересом рассматривали экзотические товары. Но драгий летел так быстро, что юноша не успел ничего разглядеть и решил обязательно вернуться сюда, как будет время.

Пролетев чуть дальше, он увидел вторую колонну, которая по своим размерам сильно уступала первой, однако также служила домом для многих людей и соединялась со стенами города множеством мостов и лестниц. В северной части площади находился еще один тоннель, меньший по объему. По-видимому, он был второстепенным, в отличие от первого, так как, пролетая по нему, Мэндл не заметил огромного количества разветвлений и площадей, к которым он их мог привести.

Драгии приземлились на платформу, освещенную необычайно ярким лиловым цветом. Вместе с Мэндлом сюда прибыло еще с десяток людей.

– Ты заходи внутрь, а мне надо переговорить с твоим учителем, – произнес Лептон. – Удачи.

Юноша не спеша зашел в зал, внимательно оглядываясь по сторонам. Большая часть учеников, казалось, уже прибыла, смиренно ожидая начало занятия на своих местах. Лишь немногие из них переговаривались друг с другом, отчего Мэндл перестал чувствовать себя неловко и вернулся к осмотру помещения. Это место не было похоже ни на что другое в Раминге. Зал имел колоссальный размер. В отличие от остальных, он сохранил свой природный вид и был похож на гигантскую пещеру, освещенную драгоценными камнями лилового цвета, простиравшимися вдоль стен и потолка по всему помещению. Высота пещеры превышала десятки метров в высоту. Мэндл никогда еще не видел такой красоты.

Ученики тем временем продолжали прибывать. На всех, как и на нем, было одеяние серого цвета. Юноша обратил внимание на пол – немного мягкий, как на платформе Краера. Поверхность разделялась на плиты, которые шли через одну, первые были темными и потухшими, а вторые излучали яркое бирюзовое сияние. Мэндл заметил, что все ученики занимают свои места, становясь на свободные яркие плиты. Лептона тем временем не было видно также, как и нового учителя.

Когда все собрались, на небольшую возвышенность поднялась женщина средних лет в мантии соответствующего комнате цвета. Ее мягкая походка в сочетании с распущенными золотистыми волосами не могли не радовать глаз. Она буквально лучилась красотой. Капюшон скрывал часть головы. Нежность и доброта этой женщины просачивались в сердца каждого из учеников, присутствовавших в зале. Необыкновенное чувство наполнило Мэндла – смесь радости, восхищения и глубинного покоя. Кажется, это была Любовь. Юноша сразу же вспомнил о родителях, которым на протяжении многих лет удавалось сохранить радость и тепло в отношениях. Для него это всегда было загадкой. Однако сейчас он понял, что с такой Любовью возможно все.

– Доброе утро, мои дорогие, – в зале прозвучал мягкий ангельский голос.

Все посторонние звуки затихли.

– Приветствую вас, дорогие мои. К нам сегодня присоединилась небольшая группа новичков, поэтому нас стало еще больше. Тем из вас, кто уже провел со мной несколько занятий, придется повторить некоторые моменты.

Ее лицо озарила добрая улыбка. Она смотрела на учеников с огромным чувством тепла.

– Меня зовут Милариэль, – начала она своим бархатным ангельским голосом, – на моих занятиях я расскажу вам о природе энергии, помогу овладеть ее потоками, а также научу вас пополнять ее запасы из вселенского источника.

– А сейчас, – произнесла волшебница, выдержав паузу, – обратите внимание на нити энергии, что у вас под ногами.

Мэндл опустил голову и увидел под плитой вьющиеся струны зеленовато-голубого цвета.

– Этот источник является таким же живым, как и каждый из вас. Его энергия очень тонко реагирует на внешнее воздействие, поэтому я прошу вас на время нашего занятия отбросить все посторонние мысли и сосредоточиться на упражнениях. Сперва я продемонстрирую, как именно работает эта энергия.

Милариэль подняла руки на уровень груди ладонями вверх и, опустив веки, сделала глубокий вдох и выдох. В зале воцарилась умиротворяющая тишина. Прямо у ног учительницы показался мягкий сгусток энергии, который при соприкосновении с мантией придал ей нежно-бирюзовый оттенок. Плавными волнообразными движениями энергия продолжала подниматься вверх, тщательно повторяя контуры одеяния. Поначалу казалось, что мантия просто меняет цвет. Но когда сгусток дошел до рук и лица, ученики вытаращили глаза от удивления. Энергия придала Милариэль вид морской обитательницы с сияющей полупрозрачной кожей. Медленно открыв глаза и посмотрев на юных волшебников, она продолжила:

– Кому-то из вас может показаться, что я обрела форму духа, но это вовсе не так. Мое тело никуда не исчезло, – волшебница издала шаловливый смешок, – оно просто находится под очень плотным слоем энергии, которая проникает в клетки и придает им такую окраску.

Выдержав паузу, она продолжила:

– Соединение с источником повышает нашу чувствительность к энергии внутри тела. Именно поэтому мы используем его на тренировках. А теперь я попрошу вас закрыть глаза и расслабиться.

Голос Милариэль прозвучал еще мягче и спокойней.

– Дышите медленно и глубоко. Чтобы соединиться с источником, вы должны мысленно призвать его. Представьте, как энергия плавно всплывает из-под плиты и касается ваших ног.

Мэндл почувствовал нежное прикосновение в районе щиколоток. Он не смог удержаться и, слегка приоткрыв глаза, обнаружил, что лодыжки окутал мягкий туман. Мэндл ощутил прилив умиротворяющей радости.

– Не сопротивляйтесь этому чувству, – внезапно произнесла Милариэль, – чем меньше в вас сопротивления, тем больше пользы принесет этот волшебный союз. Почувствуйте, как энергия наполняет каждую клетку вашего тела. Источник обладает очень необычными свойствами: он способен ускорить процесс исцеления, восстановить внутреннюю гармонию и очистить вашу энергию от темных мыслей и намерений. Этот ежедневный ритуал очищения поможет вам сохранять душевный покой.

Еще раз оглядев зал, полный воодушевленных лиц, она продолжила:

– А теперь откройте глаза и посмотрите на свои руки.

Мэндл опустил взгляд и обнаружил, что кожа и одежда стали такими же, как у учительницы. Тысячи тонких нитей энергии пронизывали его ладони. Все ученики, казалось обрели форму духовных существ, чьи тела и одеяние имели призрачный вид. Милариэль не могла налюбоваться удивленными лицами новичков и терпеливо ждала, пока их внезапный прилив эмоций не начнет спадать.

– А сейчас, – прозвучал мягкий голос учительницы,– я прошу вас сосредоточиться, так как мы собираемся начать тренировку.

Шепот в зале немедленно утих.

– Вытяните правую руку перед собой ладонью вниз. Представьте, как энергия ладони концентрируется в кончиках пальцев. И не переживайте, если у вас не получится с первого раза.

Волшебница вытянула руку. Подушечки пальцев засияли ярким светом. Милариэль согнула руку в локте и спустилась к ученикам. Она медленно проходила по каждому ряду, подбадривая всех нежной улыбкой. Волшебница останавливалась около тех, кто, казалось, быстро сдавался, терпеливо объясняла и показывала, что к чему, после чего очередная попытка завершалась успехом.

Мэндл больше наблюдал за Милариэль, нежели старался выполнить задание. Его тронули внимание и забота, которые проявляла волшебница по отношению к ученикам. Пришел его черед. Он внимательно посмотрел в ее глаза. Их янтарно-золотистое сияние запало парню в душу, заставив сердце вздрогнуть от внезапного прилива волнующих чувств.

– Ну как успехи? – произнесла она, одарив его нежной улыбкой.

Юноша, незаметно встряхнув головой, молча перевел взгляд на руку и попытался сконцентрироваться. Однако попытки оказались тщетны. Мэндл не мог избавиться от навязчивых мыслей, пока она за ним наблюдала. Учительница положила руку ему на плечо и серьезно произнесла:

– Попробуй еще раз, Мэндл. Расслабься. У тебя все получится.

Парень кинул на нее вопросительный взгляд.

– Просто сделай это.

Удивленный необычным обращением, он закрыл глаза и сосредоточился на ощущении потоков энергии в ладони. Ученик ощутил движение вдоль указательного пальца, затем среднего, безымянного, мизинца и, наконец, большого. Энергия продолжала прибывать. Кончики пальцев наполнились легким жаром. Милариэль внимательно следила за юношей.

Мэндл продолжал концентрироваться, полностью погружаясь в процесс. Сияние плавно усиливалось. По телу пробежала мощная волна энергии, заставив парня вздрогнуть от внезапного напора. Ученик, стиснув губы, пытался сохранять равновесие, но очередной поток, прошедший по всему телу, на мгновение лишил юношу концентрации, и тот потерял контроль. Внезапный всплеск сияния ослепил рядом стоящих учеников.

– Стоп, – тихо произнесла учительница, схватив и опустив руку юноши.

Юноша уставился на волшебницу.

– Все хорошо, – улыбнувшись, ответила Милариэль, – ты отлично справился. Задержись после тренировки.

Отпустив руку, она как ни в чем не бывало продолжила обход.

Через час занятие закончилось, и ученики начали покидать помещение. Мэндл терпеливо ждал неподалеку, пока Милариэль отвечала на вопросы новичков. Когда все покинули зал, юноша подошел к волшебнице.

– Рада познакомиться с тобой лично, Мэндл, – вежливо произнесла она.

– Я тоже, а откуда вы…

– Лептон поведал мне о твоем необычайном происхождении, – вставила Милариэль, – и попросил меня проводить с тобой дополнительные занятия по вечерам.

– Ах, да…А что за дополнительные занятия?

– Как только закончишь свой урок с Дравеном, сразу приходи ко мне, и все узнаешь. А сейчас попроси драгия отвезти тебя к Мастеру Ролоку, это твой учитель ближнего боя. И не задерживайся.

Мэндл вышел на платформу и оседлал драгия. Дримик взмахнул крыльями и повез хозяина к выходу. Вылетев на Главную Площадь, драгий направился в сторону главного тоннеля, который находился в восточной части площади. Преодолев пару развилок, они прибыли на платформу жемчужного цвета с желтым узором.

У входа ждал высокий мужчина со смуглой кожей, темными коротко стриженными волосами и карими глазами. Тело облегала аккуратная изящная рубаха из плотного шелка оранжевого цвета, обвязанная широким поясом. По краям одеяния блестели зигзагообразные геометрические узоры золотистого цвета. Штаны, запрятанные в высокую эластичную обувь, свисали чуть ниже колен и обтягивали голень. Костюм напоминал то, во что был одет сам ученик, только из другого материала. Рядом с ним в похожей одежке стоял парень ростом чуть выше Мэндла. Его глаза излучали голубое сияние. А с головы по обе стороны свисали светлые волнистые волосы.

– Меня зовут Ролок, – произнес учитель своим грубым басовым голосом. – А это Вильгер, один из моих учеников.

Юноша протянул руку.

– Рад познакомиться, – ответил Мэндл, немного съежившись, и неуверенно пожал руку.

– Если ты не против, он покажет тебе что к чему.

Мэндл растеряно посмотрел на ровесника. Тот с широкой улыбкой на устах едва заметно кивнул.

– Я…не против.

– Тогда увидимся в столовой, – воскликнул Вильгер с ребяческим восторгом и, оседлав янтарно-желтого драгия, улетел прочь.

– А что это за одежда на вас? – поинтересовался Мэндл.

– Каждый член Раминга имеет свою собственную форму, соответствующую его типу души.

– А когда я получу свою?

– Это должны будут решить члены Совета. Перед этим тебе придется пройти кое-какой ритуал. К сожалению, я не могу рассказать тебе об этом. Правила и все такое.

Мэндл тяжело вздохнул.

– Тебе ведь уже рассказывали о чудесных способностях драгия? – сменил тему учитель.

Мэндл вытянул руки перед собой и закрыл глаза, сосредоточившись на образе меча. Всего через пару мгновений ученик держал изысканный зубчатый меч.

– Выглядит эффектно!

Юноша напряженно улыбнулся, все еще чувствуя себя неуютно.

Мастер открыл перед ним дверь. Путники вошли в белоснежный коридор из алмазов с множеством дверей.

– Большая часть тренировок по искусству ближнего боя проводится на этой площади, – вставил учитель.

Пройдя чуть дальше середины, Ролок остановился.

– Нам сюда, – произнес он, схватившись за ручку двери по правую сторону.

Мэндл оказался в пустом зале, выложенном алмазными плитами.

– Ты когда-нибудь обучался ближнему бою?

Юноша помотал головой.

– Тогда начнем с азов. Первое, на что должен обращать внимание воин, – это то, как он двигается.

Мастер отступил чуть назад и встал в боевую стойку.

– Следи за ногами, Мэндл, – произнес он, сделав шаг в сторону. – Все твое внимание должно быть приковано только к ним. Сначала ты учишь их, затем они учат тебя.

Ролок продолжал делать медленные и аккуратные маневры.

– Заметил что-нибудь? – обратился он к юноше.

Ученик нахмурил лицо и пожал плечами. Мастер ускорил шаг и начал имитировать бой с противником.

– Следи за ногами, Мэндл!

С каждой секундой Ролок двигался все быстрее. Юноша едва успевал уследить. Учитель перемещался плавно и аккуратно, но в то же время твердо и стремительно. Мастер продолжал имитировать бой, активно двигаясь по всему залу. Скорость движения возрастала. Скачок, парирование, шаг влево, вперед и снова назад.

Наконец, движения Ролока стали настолько быстрыми, что Мэндл стал терять его из виду. От удивления юноша вытаращил глаза – ему казалось, что учитель двигался быстрее ветра. Лезвие Ролока чудесным образом оказалось прямо перед лицом ученика. Ужаснувшись, Мэндл быстро отскочил назад. Учитель спрятал меч и улыбнулся.

– Хочешь так же?

– Еще бы!

– В таком случае спрячь оружие и сконцентрируй все свое внимание на стопах. Разомни их немного. Попрыгай на месте. Разогрей мышцы и суставы, сделай их как можно более гибкими. Чувствуешь?

Мэндл помотал головой.

– Разминая тело, ты очищаешь каналы, по которым течет энергия. А чем сильнее и плавней потоки, тем больший контроль над телом ты имеешь и тем лучше ты его ощущаешь. Попробуй сделать пару шагов. Чувствуешь разницу?

– И правда! – восхитился юноша. – Невероятно! Движение как будто происходит само по себе.

– Именно так, – ответил Ролок. – А если ты подкрепишь это целенаправленными тренировками, то начнешь в буквальном смысле парить над землей. Это, поверь мне, непередаваемое ощущение.

– И что я должен для этого сделать?

– Для начала сосредоточимся на самом легком: движения вперед, назад, вправо и влево. Это основы. Расслабься и сделай пару движений.

Мэндл последовал словам учителя.

– Влево. Вправо. И назад. А теперь еще раз и в два раза медленней. Та-ак. Я понял, – протяжно добавил учитель.

– Что-то не так?

– У меня есть идея получше.

В центре зала сформировалась небольшая впадина, наполненная жидкостью.

– Иди сюда.

Ролок зашел по колено.

– Что это?

– Жидкая форма хрусталя.

– Ничего себе…какая густая.

– То, что нужно. Повтори то, что делал раньше.

Ученик с трудом шагнул вперед.

– Тяжело…

– Продолжай.

Юноша сделал шаг влево. Затем вправо. И назад.

– Ну как ощущения?

– Уже устал…

– Что ж, это того стоит. Повтори этот цикл еще десять раз. Порядок соблюдать не обязательно.

Мэндл вытаращил глаза, но Ролок смотрел на него с хладнокровным видом. Тяжело вздохнув, ученик начал движения. Вправо. Влево. Вперед. Назад. Снова влево. Вправо. Вперед и снова назад. На седьмом круге ноги отказывались двигаться. Каждый шаг давался с огромным трудом.

Закончив, от усталости Мэндл плюхнулся прямо в лужу. Жидкость начала растворяться. На удивление, одежда оказалось сухой.

– Что ж, продолжим.

***

По окончании тренировки ноги Мэндла ныли от напряжения. Казалось, если бы занятие длилось хотя бы еще пару минут, то парень точно свалился бы на землю. Учитель с улыбкой посмотрел на измученное лицо ученика.

– Надеюсь, ты проголодался. Так как сейчас самое время, чтобы пойти в столовую. Знаешь, как ее найти?

Юноша, немного оживившись, помотал головой.

– Просто скажи драгию, мысленно или вслух, куда тебе нужно.

– Так просто?

Ролок кивнул.

– Ах да, – вставил учитель. – Есть еще кое-что. Каждый ученик имеет возможность по желанию тренироваться в свободное время на платформе для тренировок. А сейчас отдыхай. Жду тебя завтра в то же время.

Мэндл покинул зал и пошел вдоль коридора по направлению к платформе.

«Интересно, чем у них здесь кормят… Вот бы отведать сейчас пару кусочков мальдиновых плодов или хотя бы горсточку ягод гунди…– подумал он, – и этот парень Вильгер. Откуда он? Наверняка, он здесь уже давно. Надеюсь, он не с Малегорна…».

На платформе Дримик принял привычный облик. Мэндл сел верхом и мысленно произнес: «Отвези меня в столовую». Драгий взмахнул крыльями и поднялся в воздух. Пролетая по тоннелю, юноша никак не мог оторвать глаз от сияющих узоров, освещавших проход. Неописуемая игра цветов словно гипнотизировала парня. Глубоко в сознании зазвучала блаженная мелодия, будто исходящая из уст самих ангелов, сквозь пространство и время проникающая в голову парня. В который раз Мэндл поймал себя на мысли о том, что ни при каких условиях не согласился бы покинуть Раминг. Вся атмосфера радужным эхом отзывалась в его сердце, наполняя юношу зарядом бодрости на целый день.

Драгий привез хозяина на хорошо знакомую площадь, приземлившись у малой колонны. Слева располагались врата, где толпились люди.

Юноша, проталкиваясь через кучу народа, прошел коридор и попал внутрь. Перед ним предстал вид на огромный зал, раскрашенный изящными узорами разных цветов и оттенков. Гигантские валуны цитрина, выступающие из стен, освещали помещение и придавали ему золотисто-желтый оттенок. Столы из темного хрусталя располагались вдоль всего зала. Те, что находились у стен, были выставлены в форме зигзагов, в то время как те, что стояли в центре, напоминали огромную спираль. Ученики, Мастера, гномы, гоблины и даже феи наслаждались вязкой жидкостью сине-фиолетового цвета.

Мэндл прошел в другой конец, где выстроилась небольшая очередь к маленькому существу с совком, которое разливало жидкую массу в хрустальные миски.

Продвигаясь все ближе, юноша разглядывал очертания загадочного создания. У него была очень короткая шерсть черного цвета, под которой пряталась темно-синяя кожа. Крохотные лапы, казалось, без всякого труда управлялись с огромным совком и мисками, в то время как миниатюрные уши, похожие на кроличьи, забавно подрагивали каждый раз, когда существо к кому-либо обращалось.

– Я – Мэндл, – произнес юноша, подходя поближе.

– Да-да, очень приятно, – слегка ворчливо ответило создание, наливая очередную порцию в миску.

– Я новенький тут, – робко продолжил юноша, – а что вы готовите?

Существо с застывшим напряжением на лице посмотрело на собеседника. Казалось, его надутые от нетерпения щеки вот-вот лопнут. Оно решало, то ли высказаться, то ли отнестись к собеседнику с пониманием.

– Тебе понравится, – тяжело выдохнув ответило создание. – Держи.

– Спасибо, – ответил Мэндл, улыбнувшись, – а тебя как зовут?

– Свонти. Ступай уже давай, тут люди ждут.

Мэндл оглянулся и увидел парочку недовольных лиц. Удалившись, юноша услышал, как кто-то выкрикивает его имя. Оглядевшись по сторонам, он заметил Вильгера, усердно машущего рукой. Рядом с ним спиной к Мэндлу сидела девушка в мантии пурпурного цвета, нисходящей до колен и слегка зауженной в талии. Ноги обтягивали высокие башмаки, переходящие в штаны. Но больше всего бросались в глаза роскошные, слегка вьющиеся золотисто-русые волосы, заплетенные в косу до пояса. Юноша, с трудом сдерживая волнение, присел рядом с Вильгером.

– Я уж думал ты не придешь.

Мэндл перевел взгляд на собеседницу и, словно парализованный, уставился в ее глаза. Сердце заколотилось под напором внезапного прилива чувств. Юноша потерял дар речи. В ее загадочно-очаровывающих темно-фиолетовых глазах виднелись едва заметные проблески света, будто маленькие звезды сияли где-то глубоко на дне. Все мысли куда-то испарились. Мэндл молча любовался ее обворожительным взглядом, погружаясь в океан неведомых ранее переживаний. Он готов был поклясться, что их сердца бьются в одном ритме. Ему казалось, что в этот миг все барьеры, которые могли между ними существовать, безнадежно обрушились, оставив место лишь чистому порыву чувств.

Девушка, покраснев, не выдержала напряженного молчания:

– Что-то не так? – неуверенным тоном сказала она.

Отпрянув назад и вскинув брови, Мэндл небрежно открыл рот, пытаясь подобрать слова. Наконец, окончательно растерявшись и покраснев, он произнес:

– Ээ… нет…просто…

Потом, тяжело вздохнув, набрался храбрости и добавил:

– Просто я никогда еще не видел таких очаровательных глаз.

Девушка покраснела еще сильнее, но в то же время не отрывала взгляд от Мэндла. В разговор вмешался Вильгер:

– Мне от твоего взгляда, дружище, самому аж стало не по себе.

Собеседники засмеялись.

– Ах да, Кания – Мэндл. Мэндл – Кания, – представил их друг другу парень. – Так ты здесь первый день? – обратился он к новичку.

Мэндл кивнул.

– Ты, кстати, откуда?

– С Малегорна.

Вильгер и Кания вытаращили глаза.

– Я думал на Малегорне все уже давно повымирали!

– А как же Раминг?

– Ну кроме Раминга конечно же…И много там…то есть тут живет людей?

Мэндл помотал головой.

– С каждым годом, кажется, людей все меньше и меньше. Они даже за пределы деревни не выходят…

– У вас даже деревня есть??

– Только я там не живу. Мои родители вырастили меня в лесу. Нас… – юноша затих, осознав, что чуть не ляпнул лишнего. Немного помолчав, он добавил, – в общем, люди там не очень дружелюбные.

– А волшебников там не осталось? – поинтересовалась Кания.

– Не думаю, что на Малегорне вообще кто-то знает о существовании магии.

Девушка разочарованно опустила уголки губ и добавила:

– К сожалению, в Лаудании тоже не все гладко. Магия находится под строжайшим запретом и даже за разговоры о ней могут подвергнуть серьезному наказанию. Среди обычных граждан мало кто знает о ней. Кажется, правители хотят, чтобы все забыли о том, что она вообще когда-либо существовала.

– Но почему?!

Собеседники вновь уставились на юношу.

– Ты хоть про войны магов-то знаешь то?

– Краер что-то упоминал…Но причем здесь это?

– При том, что магию считают опасной. Третья Война Магов чуть было не стерла с лица земли всю людскую расу, не говоря уже об эльфах, чье убежище до сих пор не могут найти. Некоторые вообще сомневаются, что они еще живы.

– К тому же, – вставила Кания, – сами правители не владеют магией и оттого боятся, что если объявится могущественный волшебник, то они потеряют свою власть.

Мэндл посмотрел в глаза собеседникам. На душе вдруг все как-то потускнело. Немного помолчав, он произнес:

– Так вы с того самого Единого Континента?

– Да, – ответил Вильгер, – Наши семьи очень тесно дружили. Мы росли вместе.

– И как вы попали в Раминг?

– Также, как и все, я думаю – странник пришел за нами.

– И давно вы здесь? – спросил Мэндл, прежде чем проглотить первую ложку супа.

– Где-то полгода, – вставила Кания.

– Что-то вроде того. Если честно, порой мне кажется, что время здесь идет не так, как в остальном мире, – сказал Вильгер с загадочным видом покачав головой.

В разговоре повисла пауза. Лицо Мэндла медленно преображалось от блаженного вкуса волшебного супа.

– Это… просто невероятно! Я никогда не ел ничего вкуснее! – воскликнул он. Его товарищи улыбнулись. – Что это?!

– Алхимический раствор, – сказала Кания. – Ешь его и забываешь о голоде до следующего дня.

– А из чего его делают?

– Да какая разница! – ответил Вильгер. – Главное, что вкусно!

– Я слышала, что это заслуга Дравена.

– Ты знаешь Дравена? – поинтересовался Мэндл.

– Видела только пару раз. А почему ты спросил?

Мэндл на секунду замолк, – он не знал, стоит ли рассказывать им о Сэкворе и Сиреневом Пламени. Испугать новых друзей в первый же день ему хотелось меньше всего.

– Что-то не так?

– Нет-нет! Просто моим учителем назначили Дравена.

– Ого! Да ты везунчик, – ответила Кания. – Дравен – местная легенда.

– А по мне так упражняться с мечом намного интереснее и полезней, чем возиться с травой, – ответил Вильгер.

Мэндл кивнул, поднося ко рту очередную ложку супа.

– Ты тоже так считаешь? – обратилась девушка к новичку.

Юноша пожал плечами.

– Сегодня – мой первый день. Но магия, кажется, мне по душе.

– Да-а-а, – протянул Вильгер с мечтательной улыбкой, – занятия с Милариэль просто дух захватывают.

– Это энергетическая тренировка, простофиля, – шутливо ответила девушка.

– Ты опять начинаешь?!

Кания издала легкий смешок.

– Я имел ввиду магию стихий, – добавил Мэндл.

– У меня тоже она есть! – воскликнула девушка, – А кто твой учитель?

– Э-э-э, Лептон.

– Ты типа из Королевской семьи? – пошутил Вильгер.

Мэндл вопросительно посмотрел на собеседника.

– Лептон, Дравен, Милариэль считаются одними из самых выдающихся учителей в Раминге, – добавила Кания.

– Наверное, мне повезло, – произнес Мэндл, улыбнувшись.

Собеседники переглянулись.

– А у вас сейчас какие предметы? – поинтересовался Мэндл.

– Я в основном занят тем, что связано с ближним боем.

– А я занимаюсь магией и алхимией.

– Так ведь это то же самое, нет?

– Не совсем, – ответила девушка, – со временем тебе предоставляются более узкие направления, как например Духовная Алхимия или Биоэнергетика. Думаю, ты сам все узнаешь.

– Ладно, нам пора, – сказал Вильгер, вставая из-за стола. – Еще увидимся.

Девушка проводила Мэндла нежной улыбкой и удалилась вслед за своим другом.

***

Впервые за целый день юноша не обратил внимания на изменяющиеся рисунки на стенах тоннеля. Вместо этого он представлял портрет юной девушки. Ее черты лица и манера разговора напомнили ему мать. Кания даже казалась такой же искренней и внимательной, как она. Всю дорогу он думал о своей новой знакомой. И от каждой мысли сердце билось все сильнее. В его жизни еще ниразу чувства не сопровождались таким бурным внутренним откликом. И хотя прежде всего это вызывало удивление, Мэндлу было интересно наблюдать за внутренними ощущениями, возникавшими в его сердце от мыслей о Кании.

Дримик привез юношу на платформу алхимиков. Мэндл спустился по лестнице и, преодолев запустелую площадь, прошел через арку, где перед ним в одиночестве возвышался стеклянный столб.

«И как мне, интересно, по нему подняться?» – подумал он про себя.

За спиной раздались шаги.

– Я рад, что ты уже здесь, Мэндл, – произнес Дравен.

– А я как раз пытался понять, как им пользоваться…

– Так и думал, что Лептон забыл тебе объяснить. Для этого всего лишь нужно подумать о нужном этаже. Лаборатория находится на сорок седьмом.

Тела путников начали растворяться в воздухе. Мэндл снова пережил незабываемое ощущение невесомости во всем теле. Однако вопрос о том, как же это происходит, не покидал его голову. Собеседники прибыли на нужный этаж.

– Что же все-таки с нами происходит внутри этой трубы?

– Это одна из тайн алхимии, – ответил Дравен, – но тебе еще рано об этом знать. Алхимия – очень сложная наука. Но обещаю, что по окончании обучения ты будешь более чем удовлетворен своими знаниями.

Учитель привел Мэндла в лабораторию, где они впервые встретились. И хотя у юноши уже не было причин не доверять своему наставнику, он никак не мог выбросить из головы неприятные воспоминания, связанные с этим местом.

Сияние изумрудов придавало комнате приятный зеленоватый оттенок. Алхимик отодвинул занавес, отделявший лабораторию от балкона, открыв вид на бескрайние просторы Малегорна. В комнату ворвались солнечные лучи, пролив свет на старые книги и котлы, а также множество пустых пыльных склянок, располагавшихся на верхних полках. В пространстве воцарилась более приятная атмосфера. Учитель сел за стол, где располагались различные записи, свитки, книги, колбы и другие загадочные предметы, которые Мэндл не мог опознать. Казалось, алхимик только и делал, что работал над различными снадобьями и смесями.

– Что ж, мой мальчик, для начала расскажи, как прошли твои первые занятия в Раминге?

– Все было невероятно интересно! – воскликнул Мэндл. – Но я еще никогда не испытывал такой дикой усталости…

– Не переживай по этому поводу. Ты быстро привыкнешь, поверь мне.

– Очень на это надеюсь.

В голове промелькнула горькая мысль о родителях, которых он покинул, не попрощавшись.

Дравен заметил грусть на лице ученика. В диалоге повисла небольшая пауза. Но молчание не вызывало никаких неприятных ощущений у собеседников. Мэндл уверял себя, что сделал правильный выбор, и что в свое время он обязательно вернется к родным.

– Учитель, а это правда, что волшебная жидкость, которую нам разливают в столовой, ваших рук дело?

На лице Дравена возникла улыбка с некоторой долей ностальгии в глазах.

– Верно, – ответил учитель, продолжая переворачивать страницы старой книги.

– Но как вам удалось?

Дравен засмеялся.

– Я бы не смог объяснить тебе, даже если бы захотел. Тебе еще многое предстоит узнать, прежде чем ты сможешь понять процесс приготовления раствора. У меня ушло много лет, чтобы совместить воедино элементы, которые в нем содержатся. Я могу сказать одно: он наполняет наши тела всеми необходимыми веществами. Употребляя раствор, твое тело ни в чем не будет нуждаться.

– А вы меня этому научите?

– Когда-нибудь, возможно. А сейчас начнем.

Дравен указал на мягкое кресло из хрусталя, что стояло возле стола.

– Алхимия – это наука о трансмутации. Все знания, которые ты получишь, будут, так или иначе связаны с тем, как трансмутировать один элемент в другой. Для начала я расскажу о некоторых фундаментальных законах и понятиях алхимии. Тебе, возможно, уже известно, что все в нашем мире состоит из энергии в разных ее проявлениях – мы называем это различными состояниями вещества. Большинству людей известны только три вида этих состояний: твердый, – Дравен постучал по столу, – жидкий, – поболтал колбой со смесью, – и газообразный, – указал на пар над котлом.

– Однако, – продолжил учитель, – чтобы познать тайные возможности алхимии необходимо знать и о других состояниях, более тонких, которые мы используем в Высшей Алхимии. Мы также называем ее Духовной. Эти состояния называются эфирным, астральным, ментальным и духовным. Сегодня я не буду вдаваться в подробности об этих понятиях, ибо начать работу с ними мы сможем не скоро. Вместо этого мы сосредоточимся на трансмутации плотных веществ.

Дравен встал из-за стола и направился к шкафу. Только сейчас Мэндл обратил внимание на его забавную походку: алхимик всегда слегка наклонялся вперед и часто перебирал ноги, будто его маленькая бородка прятала в себе пригоршню камней и вынуждала его ускоряться, чтобы не повалиться вперед. Алхимик распахнул дверь кладовки и, спустя минуту, вышел оттуда с парой банок с травами, настольным котлом и двумя пустыми колбами. Старик едва удерживал это в руках, и ученику показалось странным, что он не прибег к помощи магии. Дравен небрежно вывалил предметы на стол, так что котел с раствором, над которым он работал, чуть было не повалился на пол.

Расставив все по местам и убрав со стола ненужные книги, он продолжил:

– Начнем мы с приготовления зелий.

Учитель достал несколько ингредиентов из банок с травами и смешал их в пустом котле, добавив туда зеленый раствор.

– Сейчас я продемонстрирую тебе один из продвинутых навыков алхимии.

Дравен протянул правую руку над котлом. В нескольких сантиметрах сформировался влажный туман, из которого в котел начала капать вода. Струя усиливалась, пока не заполнила сосуд.

– Как по-твоему, что я сейчас сделал?

Мэндл задумался.

– Вы ведь не наполняли его своей энергией, так ведь?

Алхимик кивнул.

– Значит, вы преобразовали газообразное вещество в жидкое?

– Именно так, – широко улыбнувшись, произнес Дравен.

– Но если мы можем использовать энергию окружающего пространства для собственных целей, зачем нам тогда обучаться искусству магии?

– Отличный вопрос, мой мальчик. И чтобы помочь тебе понять, я задам ответный вопрос: сколько времени у меня заняла трансформация газообразного вещества в жидкое?

– Около минуты.

– И как по-твоему, это долго для такой пустяковой задачи?

Юноша пожал плечами.

– Скажи, для чего в основном нам приходится использовать магию?

– Для защиты от Темных Сил? – неуверенно ответил Мэндл.

– В целом ты прав. Но не стоит забывать об эволюции сознания. Возвращаясь к твоему вопросу, скажи, как ты думаешь, будет ли у волшебника время трансмутировать окружающую энергию в бою?

– Теперь понятно.

Учитель улыбнулся.

– Так на чем мы остановились? Ах, да. Зелья.

***

На платформе Мэндла ждал Дримик. Создание, сложившись в клубок, спокойно лежало в сторонке в ожидании хозяина. Почувствовав приближение юноши, драгий сразу же открыл глаза и поднялся. Юноша погладил спутника, и тот издал едва заметный писк, ласкавший слух хозяина.

– К Милариэль.

Дримик поднялся вверх по туннелю и свернул в неизвестном направлении. Юноша снова загляделся на узоры и не сразу понял, что к чему. Мэндл подумал, что тот что-то перепутал.

– К Милариэль, Дримик, – произнес он про себя, – это в другой стороне.

В голове промелькнул слабый импульс, будто кто-то его погладил, и волнение ушло. Мэндл не понял, что это могло быть, но решил набраться терпения.

Вскоре драгий привез его на крохотную платформу пламенно-розового сияния.

– Она здесь?

Дримик медленно кивнул. Ученик все еще с небольшой опаской погладил создание и направился к двери. Прикоснувшись к ручке, он ощутил странную вибрацию по всему телу. Каждая клетка начала наполняться чувством покоя и умиротворения. Нечто похожее он ощущал сегодня на тренировке.

«Кажется, она и правда тут», – подумал Мэндл.

Юноша открыл дверь. Неведомое чувство овладело им, словно гигантская волна энергии накрыла ученика с головы до ног. Он услышал восхитительный женский голос, поющий на незнакомом ему языке. Милариэль стояла в другом конце зала, у двухметрового алтаря с изображением ангела, сделанного из розового кварца. Статуя была единственным источником света в помещении. Она сияла так ярко, что юноше пришлось слегка прищурить глаза, чтобы рассмотреть фигуру, стоящую в другом конце.

Пение прекратилось. Сияние начало угасать. Милариэль встала с колен и повернулась.

– Добрый вечер, Мэндл.

Придя в себя, юноша вытаращил глаза и воскликнул:

– Это было прекрасно!

Лицо волшебницы расплылось в улыбке.

– Спасибо. Но я пока только учусь. Знаешь, Мэндл, некоторые народы своим пением способны довести человека до состояния полного экстаза. И это далеко не предел возможностей данного искусства.

– Так мы будем учиться петь? – неуверенно произнес юноша.

Милариэль засмеялась.

– Не сегодня. Но, если ты хочешь, в будущем я могла бы…

– О, нет, не надо.

Собеседники одарили друг друга улыбками.

– Что ж, тогда начнем наше занятие. Подойди ко мне.

Мэндл прошел вдоль длинного помещения, сделанного из темного гранита. В комнате не было ничего, кроме статуи.

– Я не зря выбрала это место. Кристалл, что служит основой для скульптуры, обладает уникальным свойством. Скоро ты испытаешь на себе его чудодейственную силу.

Милариэль сделала легкий жест рукой. Рядом возникло уютное сиденье из жидкого кристалла.

– Присаживайся.

– Что мы будем делать?

– Лептон рассказал мне о твоем маленьком секрете. И о том, что было в комнате Дравена. Ты помнишь, что тогда происходило?

– Кажется, да.

– Сэквор сообщил нам, что мы должны помочь тебе обрести с ним контакт.

– Вы научите меня связываться с Сэквором? – воодушевленно воскликнул Мэндл.

– И не только.

Милариэль встала сзади и положила руки на плечи ученика.

– Для начала тебе необходимо расслабиться.

Юноша глубоко вдохнул.

– Закрой глаза, – Милариэль плавно переходила на шепот, – дыши медленно и глубоко. Тебе комфортно и хорошо. Твое тело полностью расслабленно. Скажи мне, что ты чувствуешь?

– Покой, – глубоко выдохнув, ответил юноша.

– Хорошо, – произнесла Милариэль, – главное, оставайся в сознании, – не засыпай. Договорились?

Мэндл молча кивнул.

– Я просто помогаю тебе расслабить тело, эмоции и ум, чтобы очистить энергетическое поле от лишних волнений и колебаний. Ты чувствуешь, как они утихают?

– Кажется, да…

– Хорошо. Чтобы наладить связь со своей душой, необходимо погрузиться в глубокое состояние сознания. Для этого нужно полностью очистить ум. Чтобы ничто и никто тебя не беспокоил. Просто дыши и слушай мой голос.

С каждой минутой Мэндл погружался все глубже и глубже. Мысли продолжали растворяться. Голос волшебницы уходил на задний план. Сознание уносилось куда-то вдаль. Он больше не чувствовал тела, не ощущал запахи, не представлял никаких образов. Ученик медленно погружался в сон.

Перед глазами возникла странная картина смертоносной тропы вдоль скалистых стен на высоте нескольких километров от земли. Дорога была очень опасной. Мэндл, чуть не потеряв равновесие, ухватился за камни.

– Где это я? Надо отсюда выбираться.

Юноша, прижавшись к каменной стене, продолжал медленно идти вдоль обрыва, от которого его отделяла какая-то пара шагов. Но несмотря на опасное положение, в котором он находился, Мэндл не мог упустить возможности насладиться дивным видом, что открывался ему с вершины. Бескрайний лес с разноцветной листвой, по бокам окруженный бушующим океаном, простирался до самого горизонта.

Дорога привела ученика к дряхлому веревочному мосту, что нависал над огромной пропастью. Тропа вела к заброшенному храму, стоящему на одинокой горе на другой стороне. Ветра здесь не было, однако мост медленно шатался, будто неведомая сила вечно тревожила его. Казалось, он вот-вот обвалится.

«Это безумие», – думал он про себя.

Но сила духа продолжала подталкивать Мэндла вперед, несмотря на препятствия. Юноша сделал первый шаг. Казалось, мост был достаточно крепок. Ученик снова шагнул вперед. Теперь от пропасти его отделяли только старые потрепанные деревяшки. Преодолев дрожь, парень продолжил путь.

Первые десять шагов не доставили большого труда. Затем мост начал трещать. Мэндл сбавил темп, но продолжал идти вперед. Он медленно приближался к другой стороне, однако оставалось еще полпути. Казалось, мост вот-вот обрушится. Страх дал о себе знать. Задрожавшие руки еще сильнее трясли веревку. Юноша замедлил движение, но мост продолжать издавать тревожные звуки. Оставалось каких-то десять шагов. С каждым мгновением страх все больше терзал сознание путника. Мэндл сделал еще один шаг, остановился, подождал, пока мост застынет. Затем глубоко вдохнул и поднял ногу.

Раздался треск. В следующий миг Мэндл летел в бездонную тьму. Открыв глаза, он увидел статую ангела. Сердце билось быстрее, чем когда-либо. Ученик сделал глубокий вдох. Послышался голос Милариэль:

– Все хорошо, – она погладила его по щеке. – Расскажи мне, Мэндл, что ты видел?

Отдышавшись, юноша медленно заговорил:

– Я помню, как очутился на стене высокой горы. Мне пришлось идти вдоль обрыва до тех пор, пока не наткнулся на шаткий мост, который вел к старому храму.

– И что ты сделал?

– Сперва я не хотел идти, но что-то внутри подсказывало мне, что я должен попасть на другую сторону. Я попробовал. Поначалу все было хорошо. Но когда я дошел до середины, мост начал сильно трещать.

– Что ты чувствовал в этот момент?

Мэндл задумался.

– Мне было страшно.

– Ты боялся больше, когда только начал переходить или когда стоял на середине?

– Когда был на середине.

– Но ведь ты проделал уже полпути, и мост тебя выдерживал. Почему твой страх усилился?

– Не знаю, – ответил Мэндл после небольшого раздумья.

– Что ж, по крайней мере мы знаем, с чем нам нужно работать. Можешь вставать, – сказала учительница, улыбнувшись.

– Но что это было?

– Я должна была проверит насколько глубоко ты сможешь погрузиться, при этом оставаясь в сознании. И честно говоря, мне кажется, что нам придется изрядно потрудиться, прежде чем ты сможешь наладить связь с душой.

Мэндл разочарованно кивнул. Милариэль ободрила ученика улыбкой.

– Что тебя расстроило? Ты ведь не можешь преуспевать во всем, – с усмешкой произнесла она.

– Да, вы правы, – ответил Мэндл, попытавшись изобразить улыбку. – Спасибо.

– Не за что. Рада была познакомиться с тобой поближе.

– Но ведь…

– О, поверь мне, Мэндл, – прервав его, произнесла она, – за этот сеанс я узнала о тебе больше, чем ты можешь себе представить.

Ее выражение лица приняло таинственный вид.

***

В конце дня драгий отвез хозяина к платформе для тренировок. Самостоятельные занятия помогли Мэндлу отгородиться от внешнего мира и побыть наедине. Лишь по прибытии в Раминг юноша понял, как это важно для него.

Однако совсем скоро усталость дала о себе знать. Мэндл посидел в одиночестве и вышел на платформу. Дримик отвез хозяина к зданию, где он жил. Площадь к этому времени полностью опустела. Кристаллы медленно угасали, а в пространстве сгущался едва заметный туман с мелкими частицами света, похожими на ночные звезды.

Мэндл отворил дверь и направился по коридору. Пройдя половину, он осознал, что не помнит, какая из комнат его. А на дверях висели странные надписи, которые он не мог разобрать.

К счастью, в конце коридора он увидел свое имя, мерцающее в воздухе у последней двери. Юноша слишком устал, чтобы размышлять на этот счет, и просто зашел внутрь. Он оказался в той самой комнате, где очнулся несколько дней назад после встречи со странником. Только сейчас ученик обратил внимание на ее скромный размер. Овальное окно выходило на Главную Площадь, где, казалось, царила живая ночь, созданная искусными магами Раминга. На потолке выступал кристалл, излучавший слабое белое сияние. В правом углу у окна стояла кровать из привычного жидкого хрусталя, а слева располагался шкаф из темного янтаря. Лучи света, падающие на поверхность, плавно перемещались по изгибам, формируя различные узоры. Мэндл заглянул внутрь, там находилось несколько комплектов чистой одежды. И все они были серого цвета.

«Интересно, а где здесь можно помыться?»

Едва Мэндл произнес эти слова, как на голову начала капать вода. Юноша в последний момент успел отскочить в сторону, избежав мощной освежающей струи, возникшей из ниоткуда.

– Надо быть поосторожнее с желаниями.

Улегшись на спину, юноша смотрел в потолок, проматывая в голове прошедшие события. Впервые за несколько дней Мэндл, наконец, мог спокойно поразмыслить наедине с собой о том, что ему довелось пережить с того момента, как он попал в Раминг. И несмотря на то, что его подозревали в принадлежности к Геордину, глаза Мэндла сияли от радости, а сердце подсказывало, что он находится в нужное время в нужном месте. Но главное, что юноша впервые за свою жизнь смог завести друзей. В голове возникла куча вопросов о Раминге и волшебном мире, которые Мэндл хотел задать. Ведь всего за один день он узнал столько нового, и ему стало ужасно любопытно, сколько всего успели узнать Вильгер и Кания за полгода пребывания в Раминге. Он попытался представить, какими знаниями они могут обладать, но воображение будто уже уснуло.

Мэндл вновь подумал о родителях. Перед глазами мелькал образ улыбающихся лиц, которыми ему так нравилось любоваться, когда он был ребенком. Уже сейчас юноша начал замечать, что с момента расставания он начал утрачивать какую-то частичку самого себя, которая все эти годы служила мостом к сердцу отца и матери. Но, несмотря на это, он все еще чувствовал их любовь, словно невидимый щит, окружавший его все эти годы.

– Надеюсь, вы меня слышите, любимые мама и папа, – проговорил он про себя, – я очень сожалею, что мне пришлось покинуть вас так внезапно. Я просто хочу, чтобы вы знали, что я всегда буду благодарен вам за вашу заботу и любовь, которой вы окружали меня все эти годы. Мы еще обязательно встретимся.

С этими словами Мэндл закрыл глаза и погрузился в глубокий сон.


Предыдущие главы книги:

Дитя Света: Рождение легенды. Глава 1 Незваный гость

Дитя Света: Рождение легенды. Глава 2 Возвращение Сэквора

А приобрести печатную версию книги «Дитя Света: рождение легенды» вы сможете здесь.

 

 

 

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.