Дитя Света: Рождение легенды. Глава 4 Посвящение

Поделитесь с друзьями!


Глава 4 Посвящение

За неделю в Раминге Мэндл начал привыкать к жизни в волшебном мире. Внезапное появление странных существ посреди площади, вечно несущиеся коскаты и заразительный смех гномов стали для него привычным делом. Занятия приносили юноше невероятное удовольствие, кроме разве что алхимии: на каждом уроке Дравен давал тонну новой информации, которую ученик с трудом успевал запоминать. Да и вообще Мэндлу начало казаться, что алхимия не для него.

За время, проведенное в Раминге, юноша узнал больше, чем за все свое детство. И хотя родители многому его научили, Мэндл понимал, что только здесь он сможет найти ответы на все свои вопросы. Ну или почти на все.

В свой первый выходной день парнишка сумел выспаться и надеялся наконец немного отдохнуть. Встав с кровати, Мэндл первым делом посмотрел в окно. На площади было пусто. Палатки с торговцами куда-то исчезли, беготни не наблюдалось. Даже на драгиях никто мимо не пролетал. Но в то же время сияние драгоценных камней придавало площади яркости и теплоты, как в ясный солнечный день, отчего у Мэндла поднялось настроение.

Юноша разделся. Кристаллы в потолке, отреагировав на мысленную команду ученика, образовали небольшую трубу, из которой полилась прохладная вода. По окончании процедуры магия кристаллов помогла ему высушиться, образовав воздушный поток. Мэндл накинул чистую одежду и направился на площадь, где ночевал его любимый драгий.

Оказавшись снаружи, ученик наткнулся на Лептона.

– Учитель? Что вы здесь делаете?

– Хотел предложить тебе отправиться на прогулку. Расскажешь мне, как у тебя дела. А может, и я тебе кое-что расскажу, – добавил волшебник, подмигнув.

– А я думал нам запрещено покидать Раминг.

– Это не совсем верно. Просто нужно знать места, – ответил Лептон загадочно. – То, что я хочу тебе показать, находится на другом континенте. Так что нам придется прибегнуть к магии кристаллов.

Путники приблизились к главной колонне. Мэндл заметил небольшой проход, залитый сиянием сапфиров.

– Прямо под нами находится пещера с Камнями-телепортерами. Они могут перенести тебя в другие страны и материки, которые находятся под защитой Сил Света.

– Ух ты! А есть что-то, чего не умеют эти кристаллы?

Лептон улыбнулся, но ничего не ответил. Они спустились по винтовой лестнице, и перед ними открылся вид на гигантское помещение из темного гранита с сотнями кристаллов различных цветов, над каждым из которых парили странные символические узоры.

– И вы во всем этом разбираетесь?

– Ты про обозначающие знаки? Конечно. Не переживай, – добавил он, увидев озадаченное лицо ученика, – мне лично потребовалось несколько лет, чтобы все это выучить.

Лептон улыбнулся, однако Мэндла эти слова не подбодрили. Неужели и ему придется все это запоминать?

Собеседники продолжали идти вглубь пещеры. Юноша внимательно наблюдал за тем, как жители Раминга касались кристалла и исчезали, растворяясь в пространстве словно небесная пыль. Другие же появлялись в виде маленького облака и пребывали в таком состоянии до тех пор, пока их тела не обретали истинный облик. Мэндл обращал внимание на таинственные пейзажи, скрытые за пеленой тумана по ту сторону камней. В одном из них виднелся темный лес, освещенный сиянием полной луны, в другом промелькнули очертания океанского побережья, а в третьем Мэндл увидел странную поляну, покрытую белым покровом.

Лептон подошел к золотисто-зеленому кристаллу с малиновым сиянием по краям.

– Готов?

Мэндл кивнул. Приглядевшись, ученик заметил расплывчатый пейзаж солнечного леса посреди горных холмов. Он никогда не видел ничего подобного в Малегорне. И хотя картина чем-то напоминала то место, куда отец водил его в поход, все в ней казалось чужим.

– Что это за место?

– Это горные леса Ноима – маленького полуострова в северной части света. Тебе понравится.

Мэндл положил руку на кристалл и посмотрел на плывущее изображение природы. Перед глазами возник яркий свет. Сознание ученика растворилось в картине. Юноша ощутил, как обретает форму тонкого тела и как разум перемещается сквозь пространство и время. Порталы, возникавшие в сознании парня, один за другим засасывали внутрь пока, наконец, путники не достигли пункта назначения.

Вокруг потемнело. Мэндл почувствовал, как тело вновь обретает целостную форму. Они очутились в похожей пещере. Разве что здесь не было двери.

– Кажется, эта техника похожа на ту, что перемещает нас по этажам на площади алхимиков, так ведь? Только более высокого уровня.

– Все верно.

Лептон направился к выходу, скрывавшемся за густыми зарослями лиан. Выйдя наружу, Мэндл вытаращил глаза от удивления – вход в пещеру находился под могучим серокорым деревом с сотнями изгибающихся ветвей и был окружен густыми упругими зарослями. Преодолев стену из кустарника, путники оказались посреди огромного леса, где росли сотни похожих величественных деревьев.

– А как мы найдем обратную дорогу?

– Не беспокойся об этом. Сегодня нас ждет приятный отдых на природе.

Собеседники молча прогуливались по бескрайним просторам дивного леса. У подножья деревьев с обросшей мхом бледно-серой корой росли грядки цветочных растений. И каждый раз, проходя мимо, Мэндл невольно вдыхал их неповторимое благоухание. Трава под ногами издавала загадочный шипящий звук, словно испускала воздух под тяжестью путников. Перед глазами то и дело мелькали неведомые Мэндлу фигуры животных. Они передвигались очень быстро, будто намеренно не давали себя разглядеть. Солнечные лучи с трудом выискивали просвет среди ветвей могучих деревьев. Однако это не мешало путникам наслаждаться прекрасной погодой. Игра цветов, невольно бросавшаяся в глаза, чарующе пленила своей красотой даже самого давнего гостя.

Замерев, Лептон схватил Мэндла за плечо и поднес палец ко рту, веля юноше вести себя тихо. Ученик вопросительно посмотрел на него, на что волшебник указал на цветочный куст в десяти шагах от них.

– Посмотри внимательно, – шепотом произнес старик. – Видишь?

Мэндл равнодушно помотал головой.

– Присмотрись. Они нам машут.

«Наверное, он спятил», – спокойно подумал про себя юноша.

Однако любопытство взяло верх, вынудив парня попытаться что-либо разглядеть в этом непримечательном участке леса.

– Что мы ищем?

– Это лесные феи, – улыбнувшись, ответил учитель, – они не имеют физической формы. Расфокусируй взгляд и направь внимание на пространство вокруг дерева.

Мэндла осенило. Рядом со стволом над цветами, словно из ниоткуда, возникли едва заметные сияющие силуэты крохотных человечков с крыльями как у бабочек.

– Что вы только что сделали? В голове как-то все внезапно прояснилось…

– Передал тебе часть своей силы.

Юноша растаял в широкой улыбке, но волшебник сразу же прервал его торжество:

– Это временно.

Мэндл недовольно нахмурился.

– Однако теперь для тебя это не будет проблемой. Ты всегда сможешь увидеть этих созданий, если присмотришься повнимательней.

– Мне кажется, я уже видел фей в Раминге…

– Те, что обитают в Раминге, имеют физическое тело и относятся к другой категории существ. Эти же – природные духи. Они ухаживают за окружающей средой, как пастух за своим скотом. Однако, в отличие от него, феи восхищаются живой природой. Для них аромат цветка, шелест листьев, журчание воды – величайшие радости жизни. Природные духи ни на что их не променяют. Для фей помочь цветку расцвести – истинное счастье. Они живут только ради бескорыстного служения природе.

– А ради чего живем мы? – вдруг вырвалось у Мэндла.

Волшебника, однако, этот вопрос не озадачил. Учитель улыбнулся и молча положил руку на плечо юноши.

– А мы, также как и все остальные сторонники Сил Света, живем ради служения всем живым существам на Альтрэнии. И это служение, – есть безграничная радость и честь для тех, кто достиг духовных высот. Большинство людей еще не способно осознать уникальность и таинственность вселенского замысла. – Волшебник сделал паузу. – Но даже это неведение может однажды стать важнейшим открытием в жизни каждого.

Мэндл не совсем понял, что Лептон хотел сказать. Однако по его глазам ученик догадывался, что слова волшебника шли из самого сердца.

– Что ж, – произнес старик после небольшой паузы, – кажется, нам пора идти дальше.

Юноша молча кивнул. Путники вышли на скалистую местность, плавно переходящую в ущелье. Дорога вывела их к пещере у подножия одинокой горы.

– А куда мы идем?

– Пора ускорить твое развитие.

– И как мы это сделаем? – спросил юноша с сиянием в глазах.

Волшебник ничего не ответил.

– Ну скажите, учитель!

Старик усмехнулся.

– Всему свое время, юный волшебник, – ответил он строгим и одновременно мягким тоном.

Мэндл тяжело вздохнул. Лептон же сохранял спокойствие и невозмутимость. Путники вошли в темную сырую пещеру. Волшебник достал жезл и наполнил кристалл на конце ярким сиянием.

– Старайся вести себя как можно тише. И держись поближе.

Пещера оказалась настолько глубокой, что вскоре ни входа, ни выхода не было видно. Лишь сияние жезла помогало найти дорогу. Издалека донесся странный шипящий звук.

– Что это?

– Возможно, какой-то зверь, – спокойно ответил Лептон, – а может что-то наподобие гремлина. В любом случае, бояться нечего.

В конце тоннеля появились проблески света, и Мэндл вздохнул с облегчением, хотя и не сомневался в способностях учителя. Взору путников открылся вид на блистающую долину, по краям окруженную высокими скалами. В самом центре находилась огромная, похожая на водоворот, впадина, втягивающая в себя растительность. Оглядываясь вокруг, юноша зачарованно глядел на красочный парад деревьев, населяющих долину. У одних листва, словно дождь из огня, спиралью простиралась от верхушки до самых корней, в то время как с других свисала алым занавесом. Хвойники, будто ежи, оттопырив гигантские иглы, отпугивали от себя нежеланных гостей. В другом конце долины с верхушки гигантской скалы падала мощная струя водяного потока, окружившая себя плотным туманом из брызг. Мэндл стоял на краю крутого утеса и молча наслаждался видом.

– Чудесно, не правда ли?

– Я, конечно, очень люблю Малегорн, но это… просто восхитительно, – чуть ли не шепотом ответил юноша, окунувшись в океан переживаний.

– Идем, – мягко произнес Лептон, – у нас еще будет время полюбоваться.

Но Мэндл, пропустив слова мимо ушей, продолжал стоять, поддававшись очарованию этого места. Волшебник терпеливо ждал ученика. Наконец, юноша повернулся к учителю и заговорил:

– Я хотел спросить… Большинство жителей в городе носят разноцветные одеяния. Почему я все еще в сером?

– Ты тоже получишь свой костюм, – с улыбкой заметил волшебник. – Но перед этим тебе необходимо пройти один ритуал.

– Какой еще ритуал?

– Ты обо всем узнаешь, когда придет время. Могу лишь сказать, что это случится в течение нескольких месяцев.

– Ну вот…опять. Ролок то же самое сказал.

Мэндл разочарованно вздохнул.

– А ты думал, он тебя обманул?

– Да нет, просто странно это как-то.

– Все, что мы делаем, мы делаем ради вашего же блага. Помни об этом, Мэндл.

Путники молча спустились по крутому склону, переходящему в лесную тропу.

– Милариэль уже рассказывала тебе о чакрах?

Ученик с вытаращенными глазами посмотрел на учителя.

– Энергетические центры, тебе о них рассказывали?

Мэндл помотал головой.

– Что ж, придется мне в таком случае…

Немного помолчав, волшебник продолжил:

– Чакры – это центры силы внутри наших энергетических тел, которые отвечают за принятие и обработку информации из тонких планов окружающего мира. Принято считать, что существует семь основных чакр. Но сегодня я затрону только пять из них.

– А почему?

– Просто, чтобы рассказать обо всех семи, мне придется вдаваться в детали, которые нам ни к чему.

Путники спустились с утеса в самое сердце волшебного леса. Деревья были намного выше, чем могло показаться на первый взгляд. Солнечные лучи с трудом пробирались сквозь их густую листву. Однако нельзя было не заметить, как разноцветное сияние, отражавшееся от листьев, радужным блеском распространялось по всей долине. Мэндл заметил группу странных существ у одного из деревьев.

– Кто это?

– Лепреконы. Они не опасны. Так же, как и феи, они не имеют физического тела и живут на природе. Должен сказать, нам повезло – лепреконы редко позволяют людям видеть их. Видимо, мы им понравились.

Путники продолжали идти по направлению к гигантскому кратеру.

– Что-то не так? – произнес Лептон, обратив внимание на странное выражение лица Мэндла.

– Наверное, это прозвучит странно, – ответил юноша с улыбкой на лице, – но мне кажется, что я счастлив!

Волшебник начал громко хохотать. Мэндл последовал примеру учителя.

– И как ощущения?

– Даже не знаю, как описать…

С лица юноши не сходила улыбка, а одурманенный взгляд бегал из стороны в сторону, сверкая от счастья.

– Чувствую радостное волнение, наполняющее меня с ног до головы. Своего рода прилив энергии. Я как будто парю над землей!

– И ты хочешь, чтобы так было всегда?

– Конечно! А почему вы спросили?

– Потому что ты находишься под воздействием лесных чар, – улыбнувшись, ответил учитель.

Юноша замолчал. Однако улыбка не покидала его лица. Казалось, смысл слов старого волшебника пролетел мимо ушей.

– А этим чарам можно научиться? – чуть ли не подпрыгнув на месте, воскликнул Мэндл.

– Конечно. Хочешь, научу прямо сейчас?

– Вы серьезно?

Лептон остановился.

– Закрой глаза.

Юноша услышал, как учитель произносит непонятные фразы, и в сознании возникла вспышка света. Очнувшись спустя пару минут, Мэндл обнаружил, что сидит на земле, пытаясь понять, что произошло. Лептон, широко улыбнувшись, протянул руку.

– Ну как ты себя чувствуешь?

– Вы ведь ничему меня не научили? – произнес юноша, вставая на ноги.

Волшебник снова засмеялся.

– А ты хочешь пребывать в состоянии влюбленного глупца до конца своих дней?

Мэндл нахмурился.

– Мне казалось, это было довольно приятное чувство, – ответил он, почесывая затылок.

Лептон посмотрел на него с серьезным видом:

– Запомни, Мэндл. Все, что лишает ум ясности, загрязняет душу.

– Значит, Любовь тоже приносит вред? – произнес юноша, кинув на волшебника пронзительный взгляд.

Лептон усмехнулся.

– А что ты знаешь о Любви?

В сознании юноши возник образ Кании.

«Кания?.. Что это со мной? – подумал он про себя. – Наверное, чары все еще действуют…»

– О чем задумался?

– О… родителях, – растерянно ответил Мэндл.

– Они ведь тебе не родные, я прав?

– Не родные.

– Они всегда любили друг друга?

Мэндл кивнул.

– Думаю, что до сих пор любят, – добавил он, загадочно посмотрев на небо.

– Скучаешь по ним?

– Очень…

В разговоре повисла пауза. Немного помолчав, ученик снова обратился к волшебнику.

– Могу я кое о чем вас спросить?

– Конечно. Спрашивай.

– Почему я не могу навестить родителей?

– А ты сам как думаешь?

От неожиданности Мэндл вскинул брови и потянулся к затылку. Поразмыслив, юноша с недоумением посмотрел на учителя и пожал плечами.

– Я уверен, что Краер упомянул, почему было важно, чтобы ты принял решение о вступлении в Раминг незамедлительно.

– Он говорил о каких-то прислужниках Сил Тьмы – что они нападают на странников, которые за нами приходят…Но причем здесь наши родные?

– Все не так просто, Мэндл. Когда странник вступает в контакт с юным кандидатом, их энергии соприкасаются, и Силы Тьмы, используя магию высокого уровня, получают доступ к информации о душе этого кандидата. С момента этой встречи Силы Тьмы могут отследить каждый шаг ученика, за исключением тех мест, которые находятся под охраной Сил Света. Малегорн не входит в их число. И если ты отправишься к своим родителям, то Силы Тьмы узнают о них и могут причинить им вред. Поэтому до тех пор, пока ты не окончишь свое обучение, навещать родных слишком рискованно.

Лицо Мэндла раскисло от нахлынувшей волны грусти. Тяжело вздохнув и опустив голову, он вновь произнес:

– Не думал, что все так серьезно…Просто мне очень хотелось, чтобы они были рядом, когда я вырасту.

– Я понимаю. Но твои родители всегда будут рядом, Мэндл. Любовь – это не просто чувство, – добавил волшебник после небольшой паузы.

Юноша внимательно посмотрел на своего наставника.

– Любовь, – величайшая сила, что лежит в основе всего мироздания. И ты можешь использовать эту силу для связи с родителями.

– Правда?! Как?

– Помнишь, что такое мыслеформа?

Ученик кивнул.

– Ты можешь создать мыслеформу и наполнить ее Любовью, а затем отправить в любую точку вселенной. Ты можешь делать это постоянно. Кому угодно и когда угодно.

Мэндл кинул удивленный взгляд в сторону учителя.

– Давай присядем на минутку. Я покажу, как это работает. Закрой глаза. Расслабься и ни о чем не думай. Освободись от мыслей. Слушай звуки природы и дыши медленно и глубоко.

– Что ты чувствуешь сейчас? – спросил наставник после небольшой паузы.

– Легкое благоговение… своего рода душевный подъем.

– Причина тому – моя мыслеформа.

Мэндл, сморщив лоб, посмотрел на волшебника.

– Как вы это сделали?

– Все очень просто, нужно закрыть глаза и представить белый свет в форме шара или струи, изливающийся из твоего сердца. Наполни этот шар любовью, а затем представь человека, которому хочешь ее отправить. И последний этап заключается в том, чтобы мысленно преследовать мыслеформу до тех пор, пока она не достигнет цели.

– Так просто?

– А зачем усложнять? – улыбнулся Лептон.

Путники достигли гигантской впадины посреди долины и остановились у самого края. Яма, казалось, не имела конца. Даже солнечный свет не мог достигнуть дна.

– И что теперь?

– Мы спустимся вниз.

Мэндл вытаращил глаза.

– Вниз?!

– Иногда, чтобы попасть на вершину, необходимо спуститься на самое дно, – загадочно произнес учитель.

– И на какую вершину мы направляемся?

Лептон молча взмахнул жезлом. Рядом с ними возникла каменная платформа и повисла в воздухе. Ученик кинул неуверенный взгляд на волшебника.

– Ты не доверяешь магии учителя?

Юноша, изобразив улыбку, без колебаний встал рядом с ним. Наставник вновь произвел движение волшебным предметом, который направил платформу вниз. Солнечный свет постепенно угасал. Мэндла окутал леденящий холод. Путники спускались все ниже и ниже. Лептон зажег кристалл на конце жезла. Платформа остановилась.

– Что случилось?

– Мы прибыли.

– Но я не вижу дна.

– А кто сказал, что его можно увидеть? – таинственно произнес волшебник.

«Опять загадки», – добавил парень про себя.

Платформа приблизилась вплотную к стене. Лептон прислонил жезл. Перед путниками открылся проход в пещеру со сверкающим аметистом.

– Это телепортер?

– Он самый.

– А почему он здесь?

– А ты как думаешь?

– Мы идем в какое-то тайное место? – спросил Мэндл с небольшим возбуждением в голосе.

Лептон молча улыбнулся.

– Ты готов? – произнес волшебник, как только они подошли к кристаллу.

– Готов.

После очередной вспышки света Мэндл обнаружил, что стоит на большой круглой платформе, парящей среди облаков. Повсюду летали странные светящиеся сущности, окруженные белым туманом.

– Где мы? И кто они такие?

– Это воздушные элементали, – ответил волшебник. – Они помогут тебе пройти первое посвящение.

– Посвящение?

– Если верить твоему Диетронию, то воздух – твоя первая и главная стихия, Мэндл. Запомни это, – произнес Лептон.

– И что это значит?

– Что ее пропускная способность выше, чем у остальных.

– Пропускная способность?

– Об этом мы поговорим позже. А сейчас самое время вернуться к чакрам. Итак, каждая чакра имеет свою стихию. Первая чакра, корневая, относится к стихии земли. Вторая – к воде. Третья чакра – к стихии огня. Четвертая – воздуху. И пятая чакра – чакра эфира. Элементали помогут активировать способности четвертой чакры, что находится в центре груди.

Лептон указал на область чуть правее сердца.

– Как только они проведут ритуал, ты сможешь обучаться владению этой стихией.

Мэндл молча кивнул.

– И что мне нужно делать?

– Встань на край, закрой глаза и сосредоточься на своих ощущениях. Когда элементали начнут работу, ты окунешься в мягкий воздушный поток. Прочувствуй энергию воздуха каждой клеточкой. Прими ее. Представь, как она наполняет сердечную чакру. Возможно, ты почувствуешь небольшое давление или вибрацию в области груди. Не бойся. Это означает, что все идет, как надо.

– А если не почувствую?

– Значит, ты потерял сознание, – улыбнулся волшебник. – В любом случае, просто расслабься, отбрось мысли и переживания, позволь потоку наполнить тебя.

– А все проходят такой обряд?

– Ступай.

Мэндл недовольно нахмурил брови и направился на край платформы. Лептон поднял руки и что-то пробормотал. В сторону элементалей направились потоки мыслеформ. Приняв послание волшебника, они двинулись в сторону ученика. Двенадцать элементалей окружили юношу и начали двигаться против часовой стрелки.

Мэндл от одного лишь вдоха ощутил невероятный прилив сил. Воздух стал еще более плотным и насыщенным. Ученик задержал дыхание и сделал медленный и глубокий выдох, полностью очистив легкие. Сознание таинственным образом растворилось в мгновении. Один глоток воздуха насытил тело так, что потребность в кислороде вовсе отпала.

Элементали остановились и начали движение в другую сторону.

«Они очистили твое прошлое, – Мэндл услышал голос Лептона в своей голове, – а теперь они формируют твое будущее».

«Как вам удалось проникнуть ко мне в голову?» – мысленно ответил юноша.

«Только что ты проделал то же самое. Когда сознание свободно от мыслей, чувств и восприятия, оно похоже на открытый канал и может принимать потоки энергии без искажений. А теперь расслабься и сосредоточься на ощущениях», – заключил учитель.

Элементали продолжали кружиться. Воздух наполнял клетки юноши, изменяя их структуру.

Ритуал завершился, и духи медленно остановились. Поток начал убывать. Ученик мысленно поблагодарил элементалей за помощь.

– Ну как ощущения?

Мэндл чувствовал необычайную легкость во всем теле. Как будто невидимая сила несла его на руках.

– Я как будто стал легче!

– Значит, все прошло успешно.

– Почему я так себя чувствую?

– Составляющая воздуха в твоих клетках повысилась на десять процентов. Ты в буквальном смысле стал легче.

Мэндл ответил задорной улыбкой.

– Ну что, есть желание вернуться на утес и полюбоваться долиной?

– По правде говоря, я немного утомился… Нам же не придется проделать весь путь обратно?

– К счастью, не придется, – улыбнулся Лептон, протянув маленький хрустальный камень, переливающийся всеми цветами радуги. – Держи.

– Что это?

– Это камень, который позволит тебе телепортироваться в Раминг. Всегда держи его при себе. Можешь спрятать его за поясом.

– Ух ты! И как он работает?

– Для этого нужно произнести заклинание. И, Мэндл, старайся использовать его как можно реже. Оно требует огромных затрат энергии.

Ученик кивнул.

– Хорошо. Запоминай: Эгеру. Таман. Раминг. Акхан.

– Эгеру. Таман. Раминг. Акхан?

Учитель кивнул.

– Чтобы заклинание сработало, необходимо сомкнуть ладони перед лицом. Вот так.

Волшебник сложил руки, как при молитве.

– А теперь, ухватись за меня. Готов?

– Готов.

– Эгеру Таман Раминг Акхан.

Лептон выговорил каждое слово с четким намерением. По телу прошла волна легкой вибрации. Путников окружила сфера желто-голубого цвета. Окружающий мир исчез из поля зрения, а сознание на мгновение растворилось в ярком свете. Мэндл и Лептон оказались в тренировочном зале.

– И все? Никаких сплющиваний и растворений?

Собеседники засмеялись.

– Не в этот раз.

– А что это, кстати, было за место, в которое мы перемещались?

– Скажем так, мы находились в пространстве внутри сердечной чакры Альтрэнии.

Мэндл кивнул головой, несмотря на то, что ничего не понял. Он не хотел докучать волшебнику очередным вопросом. Попрощавшись, ученик вышел из зала.

«Надо бы перекусить, наверное».

Драгий взмыл в воздух и направился в сторону Главной Площади. У входа в столовую Мэндл заметил Вильгера и Канию. Юноша помахал рукой и направился к ним.

– Вы уже поели?

– К сожалению, да, но мы могли бы составить тебе компанию, правда, Вильгер?

Кания перевела озорной взгляд на друга.

– Я же только что тебе сказал – меня ждут на энергоболе! Ты меня вообще слушала?

– Слушала… просто как-то вылетело из головы, – не обращая внимания на раздражение Вильгера, ответила она и повернулась к Мэндлу. – Ну, значит, только я, если ты не против.

Девушка слегка приподняла брови и опустила глаза.

– Конечно, не против, – ответил юноша, пытаясь всеми силами скрыть радость.

– Что ж, до встречи.

Вильгер оседлал драгия и улетел прочь.

– Энергобол? – поинтересовался Мэндл.

– Очень полезная игра. Ее придумали для того, чтобы оттачивать навык владения внутренней энергией. Лучше тебе самому это увидеть. Думаю, Вильгер будет не против, если мы сходим после обеда посмотреть, как он играет. Ты как?

Мэндл кивнул и немного погодя произнес:

– И как вы здесь обычно проводите свободное время?

– Ну-у-у, – девушка направила взгляд в потолок, – обычно мы просто отдыхаем, отправляясь на прогулку. Ты ведь знаешь о пещере с Камнями-телепортерами?

– Как раз сегодня был там.

– Ну так вот. Помимо этого, есть еще парочка развлечений, типа энергобола и живой живописи.

– Живая живопись?

– Да, очень увлекательно! Я покажу тебе как-нибудь. А еще можно сходить послушать пение Нариев… Надеюсь, ты знаешь, кто это?

Мэндл помотал головой. Кания улыбнулась в ответ.

– Ты совсем ничего не знаешь о Раминге, да?

– Похоже на то, – отшутился юноша.

– Нарии, насколько мне известно, это вид, который был выведен давным-давно Высшими Эльфами для защиты собственных земель.

– И каким образом они их защищали?

– Своим пением, – загадочно добавила она. – Это не передать словами. Ну а ты что сегодня делал?

– Лептон взял меня на прогулку.

– Первый раз слышу, чтобы учитель брал ученика на прогулку.

– Ну это была не совсем прогулка…

– Дай угадаю! – перебила его собеседница. – Ты проходил посвящение?

– Ты тоже его проходила?

– Конечно, как и все остальные ученики. И куда вы направились?

– В земли Ноима, кажется…

– Я там никогда еще не была. Похоже, что у нас с тобой разные стихии… И как там?

Разговор прервал маленький повар, раздающий еду. Существо протянуло миски с едой. Собеседники сели за свободный столик, и Кания повторила вопрос.

– Ах, да! Я еще никогда не видел ничего подобного. В Малегорне деревья как деревья. Все зеленое. А в Ноиме и оранжевые и красные и… листья там такие загадочные. А еще я впервые в жизни увидел фей и лепреконов… До этого я даже не знал, что они существуют.

Кания открыла рот от изумления.

– Серьезно?

Мэндл молча кивнул, проглатывая первую ложку супа.

– А ты знала о магии до Раминга?

– Конечно. Бабушка мне с самого детства рассказывала о волшебстве, сказочных существах, о Великих Волшебниках, Трех Городах и о том, что однажды меня туда заберут.

– Твоя бабушка тоже волшебница?

– Была, – с легкой грустью в голосе, ответила девушка, – она умерла два года назад.

Мэндл мгновенно затих. Он не знал, что ответить, ведь ему еще никогда не доводилось терять близких, и он даже не представлял, что можно при этом чувствовать.

– А твои родители не относятся к числу пробужденных? – спросила Кания немного погодя.

Юноша наморщил лоб.

– Пробужденных?

– Так называют людей, чьи души готовы к обучению магии.

– Первый раз это слышу… Нет, я никогда не встречал своих настоящих родителей. Меня воспитывали приемные отец и мать. И они не волшебники.

– То есть ты не знаешь, откуда ты? – спросила девушка.

Мэндл, тяжело вздохнув, помотал головой. Они направились к выходу.

– Ну что, посмотрим на энергобол?

– С радостью.

– Но есть одно условие.

– И какое же?

На лице собеседницы нарисовалась игривая улыбка.

– Мы полетим на моем драгии.

Кания достала жезл и превратила его в чудесное существо пурпурного цвета. По телу питомца простирался узор бледно-голубого оттенка.

– Ух ты…Он восхитительный!

– Спасибо, только это она. Ее зовут Милли.

Девушка села верхом.

– Чего ждешь?

– Э-э…приглашения, – усмехнулся юноша.

– Что ж, ты его получил.

Драгий направился к северному туннелю. Преодолев пару развилок, всадники приземлились на гигантской платформе из аквамарина, большая часть которой была битком набита драгиями. Милли едва удалось найти место, чтобы приземлиться.

Путники последовали за новоприбывшими игроками, многие из которых носили одеяния оранжевых тонов. Юноша заметил, что каждый костюм имел свой уникальный узор по краям. Мысли прервал внезапный свет, вырвавшийся из открытой двери. Мэндл очутился в зале колоссальных размеров. Помещение, где проводились занятия с Милариэль, показалось скромным чуланом по сравнению с этим местом. По бокам простирались гигантские цилиндры различной высоты, у основания которых возвышался стеклянный вход. Находящихся внутри игроков покрывал слой энергии синего цвета. Но больше всего Мэндла поразило то, что команды парили в воздухе. Ученики буквально отталкивались от окружающего пространства и двигались к верхушке.

– У меня было такое же выражение лица, когда я впервые это увидела, – шутливо заметила Кания, посмеиваясь над отвисшей челюстью спутника.

Однако юноша пропустил слова собеседницы мимо ушей, все еще уставившись на волшебные сооружения. В самом маленьком цилиндре, чья высота была в четыре раза ниже обычного, Мэндл заметил игрока, тщательно пытавшегося увернуться от внезапно появлявшихся преград по пути наверх.

– Что он делает?

– Тренируется. Прежде чем играть в команде, необходимо освоиться.

– И как это работает?

– Насколько я знаю, существует четыре типа цилиндров: сто, пятьдесят, двадцать пять и десять метров. Самый большой из них используют для командной игры. Остальные предназначены для самостоятельной тренировки. Вильгер только месяц назад перешел в команду. До этого ему пришлось очень долго мучиться, – с усмешкой произнесла Кания.

– А ты пробовала играть?

Девушка помотала головой.

– Это не для меня. А сам попробовать не хочешь?

– Для начала мне бы не помешало правила услышать, – с улыбкой заметил парень. – Ах да. В общем так.

Кания наморщила лоб и посмотрела куда-то вдаль.

– Игроки разбиваются на две команды. Первая располагается на дне цилиндра, вторая посредине. Задача первой команды – донести мяч до верхушки, в то время как вторая должна им помешать. Самое главное правило: никакого контакта. Когда игрок с мячом врезается в противника, раунд останавливается, и команды меняются местами.

– Я что-то не понял… Как игроки должны помешать противнику доставить мяч к верхушке, если они даже не могут коснуться друг друга?

– В этом вся суть игры, – улыбнулась девушка. – Защитник должен вынудить игрока с мячом врезаться в него. Как я уже сказала, энергобол создали, чтобы ученики могли совершенствовать владение внутренней энергией в игровой форме. Это не соревнование, а просто приятное времяпровождение, которое к тому же приносит практическую пользу. Думаю, учителя хотели, чтобы мы учились наслаждаться самим процессом, вместо того чтобы зацикливаться на результате.

– Да-а-а уж… – промолвил Мэндл. – С тех пор как я попал в Раминг, я не перестаю удивляться.

– Все еще впереди, – с улыбкой ответила девушка.

Путники продолжала прогуливаться вдоль помещения, рассматривая различные игровые поля.

– Смотри! Вот и Вильгер.

Мэндл посмотрел в сторону гигантского цилиндра с толпой игроков.

– Который из них?

– Вон тот.

Кания указала на одного из игроков.

– У него, кажется, неплохо получается.

– Как бы мне не хотелось этого делать, но должна признаться, что так и есть.

Собеседники улыбнулись. Кания и Мэндл продолжали обход, обсуждая игроков-одиночек. Некоторые, казалось, едва удерживаются на ногах. Первая же мишень сбивала их с ног, и они падали вниз. Хотя, как утверждала Кания, энергетическое поле, окружающее игроков, смягчает любую боль. Поэтому энергобол абсолютно безопасен. Девушка долго уговаривала собеседника попробовать, но юноша не поддавался. Не дождавшись товарища, они отправились обратно на Главную Площадь.

– Было здорово, – произнес Мэндл, как только слез с драгия. – Спасибо.

Девушка улыбнулась. Юноша достал клинок, который в мгновение ока обратился в Дримика.

– Он такой… чудесный! – воскликнула Кания. – Никогда еще не видела такой раскраски.

Мэндл смущенно улыбнулся. В разговоре возникла пауза. Девушка, казалось, о чем-то усердно размышляла – ее взгляд был направлен куда-то вбок.

– Что ж, – прервал паузу юноша. – Я, наверное…

– А хочешь, я покажу тебе одно место, куда я иногда наведываюсь, чтобы побыть наедине со своими мыслями?

Мэндл слегка приподнял брови. Мысли в голове перемешались. Юноша небрежно что-то мычал, пытаясь найти подходящее слово.

– Ты в порядке? – произнесла девушка, улыбнувшись.

– Да, да, то есть, конечно, хочу!

– Тогда следуй за мной.

Милли взмыла в воздух. Дримик последовал за ней. Драгии везли спутников в глубь главного тоннеля. Всадники свернули вниз, затем влево, снова вниз и направо, пока не попали в заброшенную часть города. По ней, казалось, давно никто не летал. Да и кристаллы почти все потухли. Рассмотреть дорогу было просто невозможно. Однако драгии знали, куда нужно лететь.

В конце тоннеля появилось слабое сияние. Путники приземлились у входа в темный коридор. У Мэндла сложилось впечатление, будто он существовал здесь задолго до Раминга: пол, стены и потолок были из натуральной глины вперемешку с другими горными породами. Вместе они имели темно-коричневый оттенок.

В ста метрах Мэндл заметил яркие лучи света, старательно пробивавшиеся сквозь густые заросли лиан. Кания раздвинула ветви и жестом позвала собеседника. Молодые люди оказались внутри огромной пещеры. Под ногами росла густая шелковистая трава алого цвета. Стены украшали лиловые цветы, что росли на стеблях лианы. В центре располагалось голубое озеро, на противоположной стороне которого возвышалась гигантская статуя длиннобородого старика, держащего на вытянутой руке огромный сверкающий топаз. Кристалл отражал лучи солнечного света, пробиравшиеся внутрь через дыру в потолке.

– Это невероятно! Как ты нашла такое… волшебное место?

Кания усмехнулась.

– Сама не знаю. Милли у меня любит лишний раз не туда свернуть. И вот, пару месяцев назад мы с ней случайно забрели сюда. Красиво, не правда ли?

– Не то слово!

Мэндл внимательно осматривал пещеру.

– И что, здесь никого не бывает?

Кания помотала головой.

– Честно говоря, я немного удивлена. Так как добраться сюда не так уж сложно. Каждый может заблудиться. Однако я еще ни разу никого здесь не видела.

– А Вильгер знает об этом месте?

– Не-а. Когда он свободен, нам есть чем заняться. А это место для меня своего рода крепость, в которую никто не может войти.

– Если это место для тебя так важно, зачем позвала меня?

Кания увела глаза и направила взгляд на статую.

– Ну, – неуверенно начала девушка, – мне показалось, что ты довольно скрытный. Мы с тобой в этом похожи. Эта пещера идеально подходит для таких, как мы. Я люблю приходить сюда и смотреть на озеро. Ну, знаешь, побыть наедине со своими мыслями. Я подумала, что ты, как никто другой, сможешь оценить уникальность этого места.

Мэндл повернулся к собеседнице. Та все еще смотрела на статую.

– Да, ты права. Я действительно не привык общаться с людьми. Всю жизнь я знал только своих родителей. И, честно говоря, у меня никогда не было друзей. Для меня это непривычно.

– И, тем не менее, я не заметила, что ты чувствуешь себя скованно в компании незнакомцев.

Девушка улыбнулась.

– А ты… наблюдательная, – заметил Мэндл, улыбнувшись в ответ.

– Спасибо, – ответила она, едва заметно пригладив волосы. – Это у меня от матери. Она, можно сказать, видит людей насквозь.

– Как это?

Кания задумалась.

– Отец как-то говорил мне, что это очень редкий дар. И, видимо, поэтому…

Девушка замолчала, на ее лице отразилась грусть.

– Ее похитили несколько лет назад.

Из глаз собеседницы потекли слезы. Мэндл молча смотрел на спутницу, не зная, что сказать.

– В один прекрасный день мы с отцом отправились в лес, а мама с бабушкой остались дома. Мы жили довольно далеко от больших городов и ничто не могло предвещать беды. Более того, мама была очень сильной волшебницей. Никто бы и не подумал, что кто-то решит покушаться на ее жизнь… В общем, в тот момент бабушка сидела на улице. Вдруг услышала мамин крик и помчалась в дом. Но было слишком поздно. Увидев бабушку, чародей схватил мать за руку и вместе с ней испарился. Когда мы с отцом вернулись домой, мы застали только бабушку. Она сидела на крыльце и рыдала. Отец, зная, что через пару лет меня заберут в Раминг, решил отправиться на поиски матери, оставив меня на попечение бабушки. Но так и не вернулся… а бабушка умерла от горя полгода спустя. Меня приютили родители Вильгера.

Кания продолжала смотреть на озеро заплаканными глазами. Мэндл обнял девушку за плечо.

– Спасибо, что выслушал, – вытирая слезы, продолжала она, – Вильгер единственный, кто знает эту историю. И хотя он мой лучший друг, я за все время так и не смогла поговорить с ним об этом.

Собеседница наклонилась к озеру и умыла лицо. Больше всего в это мгновение Мэндлу хотелось избавить девушку от страданий. В голове возник образ матери, которая часто говорила ему о великой силе сострадания, способной растворить любую горечь. И в то же время она учила сына тому, что нельзя ограничиваться одним состраданием и что если можешь помочь ближнему, то это нужно сделать без малейшего промедления.

Девушка посмотрела на отражение и увидела Мэндла. Кания повернулась к нему.

– Мы найдем твоих родителей, – произнес он с твердостью в голосе.

Собеседница застыла от удивления.

– Мэндл, не стоит…

– О чем это ты?

Девушка серьезно посмотрела на него.

– Не надо тешить меня иллюзиями, Мэндл. Я знаю, что они, скорее всего, уже мертвы. И даже если они все еще живы, ни у кого из нас не хватит сил противостоять чародеям. Я давно смирилась с тем, что никогда их уже не увижу.

Мэндл спокойно положил руки на плечи Кании.

– Мы найдем их. Я, ты и Вильгер, – уверенно продолжал юноша, – мы – пробужденные души. Для чего же еще мы проходим обучение? Разве не для того, чтобы спасать людей?

Девушка отвернулась, ничего не ответив.

«Кажется, я все испортил… – подумал Мэндл, с грустью глядя на собеседницу. – Что ж, по крайней мере я попытался. Надеюсь, она меня простит».

Немного переждав, юноша направился выходу, оставив Канию наедине со своими мыслями. Девушка так и осталась стоять у озера, погруженная в собственные раздумья, и даже не заметила, как собеседник покинул пещеру.

Мэндл оседлал Дримика и поехал на площадь.

«Что еще я мог сделать? Стоять как вкопанный? – спросил себя юноша. – Я действительно верю, что мы их найдем. Зачем же еще мне дана сила Сиреневого Пламени, если не за тем, чтобы остановить зло? Но ведь Кания об этом не знает…И что теперь? Кажется, я потерял лучшего друга. Или, быть может, нечто большее…»

Мэндл лег на кровать и погрузился в свои мысли. Несмотря на чудесный день, юноша никак не мог выкинуть образ Кании из головы. Парень прокручивал разговор в сознании снова и снова, пытаясь подобрать идеальный исход событий. Но в конце концов он понял, что это бесполезно.

«Что сделано, то сделано», – заключил он и сделал глубокий вдох.

В комнате воцарилась тишина. Мэндл смотрел в потолок и старался ни о чем не думать. Ни о чем, кроме Кании. Но не о том, что случилось на озере. Все, что ему хотелось, – снова оказаться с ней рядом. Что-то в ней было такое, что не давало ему покоя. Сердце билось все чаще. Перед глазами мелькали ее очаровательные глаза и улыбка.

Размышления прервал внезапный образ Лептона.

«Ну, конечно! – подумал он. – Отправлю Кании извинения. Это должно помочь».

Мэндл закрыл глаза и сосредоточился на белом шаре.

«Прости меня, Кания, – думал он про себя, помещая слова в этот шар. – Не стоило мне говорить этого. Ты права, я не могу быть уверен в том, что твои родители все еще живы. Просто я не умею лгать и потому решил сказать тебе то, во что искренне верю, вместо того чтобы стоять и молчать. Прими мои извинения».

Мэндл представил, как шар направляется в самое сердце Кании. Юноша наполнил образ теплой и успокаивающей энергией. Через пару минут парень почувствовал легкое прикосновение тепла, пришедшее откуда-то извне.

«Кажется, она меня услышала», – с этой мыслью Мэндл закрыл глаза и уснул крепким сном.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.