Дитя Света: рождение легенды. 16. Возрождение Белого Пламени

Дитя света


Глава 16 — Возрождение Белого Пламени

Дрожа от холода и страха, Мэндл бродил по темному лесу, пытаясь спрятаться от устрашающих звуков, преследовавших его. Вокруг не было ни души. От зловещего вида кустов и деревьев сердце юноши невольно сжималось. Густая листва скрывала небо, не пропуская ни единого лучика света. Лишь легкий проблеск луны, случайно пробивающийся сквозь листья, иногда освещал путь. Странный голос следовал за парнем, куда бы он ни шел, дрожащим шепотом повторяя его имя.

Тропа привела Мэндла к озеру, окруженному лесом. Он приблизился к воде в надежде разглядеть свое отражение. Но поверхность оказалась слишком темной. Голос вновь дал о себе знать, заставив юношу дернуться от испуга. Ученик оглянулся, но никого не увидел.

«Что же делать? Я ни за что не вернусь в этот лес!» – думал Мэндл.

– Мэ-э-эндл, – протяжно повторил голос.

– Кто ты? Покажись!

В лесу раздался легкий хохот.

– А ты не узнаешь меня? Уже забыл, как тесно мы… дружили.

– Не понимаю, о чем ты.

– Мы знаем друг друга с ранних лет. Подумай хорошенько.

– Кем бы ты ни был, ты ошибся! В детстве у меня никогда не было друзей.

– Я не совсем человек, Мэндл. И в то же время я настоящий, как и ты. Видишь ли, я твое собственное творение, которое ты породил в себе будучи маленьким ребенком.

Незнакомец выдержал паузу.

– Разве ты забыл, как считал, что тебе здесь не место? Как хотел сбежать из дома? Как боялся темноты?

Мэндл ничего не ответил.

– Ты забыл, не так ли? Но ничего, я здесь для того, чтобы напомнить тебе обо всем, что творилось в твоей голове. Ты ведь прекрасно знаешь, что Альтрэния никогда не была нам рада. Мы с тобой чужаки. Нам никогда не найти место в этом мире. Давай уйдем отсюда, Мэндл. Ты ведь этого хочешь?

– Что… Ты… Такое?..

– Ты начал вспоминать, не так ли? – ответил голос, усмехнувшись. – Я знал, что ты не забудешь меня. Все это время я боялся, что ты отвергнешь меня, но оказалось, что мой хозяин помнит обо мне. Как долго я ждал воссоединения! Мэндл, прошу, вернись ко мне. Вместе мы будем счастливы.

Юноша стоял у воды. По лицу текли капли холодного пота. Кулаки сжались от напряжения, а глаза судорожно бегали из стороны в сторону.

– Что тебе нужно?

– То же, что и тебе – наконец-то избавиться от оков этого бренного мира.

– Почему я должен тебе верить?!

– Потому что я – это ты! Мы с тобой как две капли воды. Нас нельзя разделять. Без меня ты не выжил бы! Я единственный, кто поддерживает тебя в этом суровом мире. Я единственный, кто может тебя понять!

– Если ты сейчас же не явишь себя…

– Как скажешь! – прервал голос. – Но мой вид может тебя напугать.

На другом конце озера явился силуэт в темном одеянии.

– Я здесь, Мэндл.

Человек, чье лицо скрывал капюшон, медленно направился в сторону собеседника. Озеро оставалось спокойным, а лунный свет то и дело исчезал, прячась за плавающими облаками.

Незнакомец приближался. Парализованный от страха, Мэндл молча стоял на месте. Странник остановился в десяти шагах.

– Покажи мне себя, – произнес юноша, с трудом сдерживая дрожь в голосе.

Чужеземец медленно снял капюшон, обнажив свое изувеченное лицо. Присмотревшись, Мэндл узнал знакомые черты.

– Не может быть! Ты так похож на…

– Я уже сказал тебе, Мэндл. Я – это ты.

– Что у тебя с лицом?

– А что с ним не так?

– Оно… изуродовано.

– О, нет, Мэндл, ты ошибаешься. Оно прекрасно. Именно таким оно должно быть. Именно таким ты его создал.

– О чем ты говоришь? Скажи, наконец, кто ты такой!

Незнакомец улыбнулся и посмотрел в глаза собеседника.

– Неужели ты все еще не понял? Я – порождение всех твоих страхов. Все это время я прятался глубоко внутри, ожидая подходящего момента. И вот он настал. Теперь мы можем объединиться.

– Объединиться? Для чего?

– Мэндл, не нужно отрицать меня.

– Сначала ответь на вопрос. Или я уйду.

– Ты не можешь так поступить. Я стою перед тобой. Я реален так же, как и ты. Как ты не понимаешь этого?!

– Ты не можешь быть мной. Я – это я. Ты лишь тень, что мешает моему Свету.

– Не говори так!

– Почему? Тебе страшно?

– Просто я думал, что нужен тебе. Ведь мы были неразлучны!

– Я никогда не нуждался в тебе! Ты тот, кто все это время стоял у меня на пути. Теперь, когда ты здесь, я это понимаю. И я хочу, чтобы ты ушел раз и навсегда.

– Но, Мэндл!

– Уходи.

В глазах незнакомца появились слезы. Брови сжались от напряжения, а взгляд наполнился яростью.

– Ты не в себе, Мэндл. Но не бойся, я помогу тебе.

Странник достал нож.

– Что ты делаешь?!

– То, что должен. Ты отверг меня. Этого не должно было случиться. Я помогу тебе обрести себя. И тогда мы снова будем вместе!

Мэндл медленно удалялся в сторону леса.

– Прости меня, хозяин, но ты не оставил мне другого выбора.

– Нет! Прочь!

– Я дал клятву служить тебе. И я никогда тебя не оставлю.

Незнакомец замахнулся.

– Наконец-то мы снова будем вместе.

Мэндл споткнулся и упал на землю. Прикрыв лицо рукой, юноша всем телом ощутил прилив невыразимого ужаса, проникшего в самые потаенные глубины его ума. Тьма окутала его. Душа была готова вырваться из тела, не видя шансов не спасение.

Но что-то светлое промелькнуло перед глазами Мэндла. Ученик знал, что вокруг больше никого не было и что он должен был вот-вот умереть. Но он все еще оставался жив, и потому медленно открыл глаза. Странник всеми силами старался пробить сияющий щит, окружавший юношу.

Ученик посмотрел на свои руки, излучавшие белое сияние.

– Так вот оно что!.. Ты не можешь меня убить, – продолжил он, посмотрев в глаза незнакомцу.

– Могу! И я сделаю это!

– Нет, не можешь… Все это время я позволял тебе убивать часть меня. Но это не может продолжаться вечно. Пришло время прощаться.

– Нет! Никогда!

– Я знаю, тебе страшно. Но такова судьба. Больше ты не сможешь преследовать меня. Теперь…

Мэндл посмотрел на правую ладонь.

– У меня есть сила. И она тебе не подвластна.

Над рукой возникла белая сфера.

– Свет Творца… ну конечно! Как я сразу не догадался? В этом и заключается сила моей души. И сейчас самое время использовать ее по назначению.

– Что ты собираешься сделать? – со страхом в голосе произнес незнакомец.

– Прости меня. Но ты не оставляешь мне выбора. Я благодарен тебе за службу. Но сейчас я положу этому конец.

– Пожалуйста, Мэндл!

Юноша вытянул правую руку и направил сферу в сторону собеседника.

Яркий свет озарил долину. Картина перед глазами начала исчезать. Громкое эхо умирающего незнакомца осело в сознании. Мэндл открыл глаза и увидел свою комнату. Свет Главной Площади заполонил помещение. Поднявшись на кровати и протерев глаза, юноша почувствовал огромный прилив радости.

– Неужели это конец? Конец тьме внутри меня? Я победил… Я победил! – прокричал он, подняв руку к небу. – Такая легкость в душе. Неужели все это время он жил во мне? Неудивительно, что я не верил в себя. Так или иначе, отныне все будет по-другому. Сегодня вечером я спасу Раминг, чего бы мне это ни стоило!

***

– Кажется, наш план провалился…– произнес Мирон.

– Не стоит расстраиваться, друзья, – спокойно ответил Дестор. – Все еще в силе. Сегодняшний ритуал станет главным событием в истории Сил Тьмы.

– А что с Сэквором? Ведь он одолел нас в горной долине.

– Возможно, я слегка переоценивал Черное Пламя Смерти. Но что касается Всепроникающей Силы Белого Пламени – ей никогда не было равных. И никто, даже Сэквор, не сможет совладать с ней. И если мальчишка встанет у нас на пути, мы убьем его.

***

В обеденный перерыв Мэндл отправился в столовую, чтобы сообщить друзьям о грядущем событии.

– Я должен вам кое-что рассказать.

Собеседники уставились на друга. Мэндл пытался собраться с мыслями. Тяжело вздохнув, он посмотрел на Канию и продолжил:

– Разум Краера находится под влиянием черной магии.

Все трое вытаращили глаза.

– О чем это ты?!– воскликнула Лориана.

– Откуда тебе это известно? – поинтересовался Вильгер.

– Вы ведь знаете, что Дориан владеет силой шестой чакры?

Собеседники кивнули.

– Она дает ему возможность видеть то, что недоступно физическому глазу. Дориан поделился со мной этим откровением после того, как мы одолели Огненного Хранителя.

– И ты все это время молчал?!

– Я не мог рассказать…Тогда нам казалось, что времени еще много и что мы найдем способ помочь Краеру. Но за последний месяц темная мыслеформа в его голове продолжала разрастаться. Мы не знали, что делать. Я решил обратиться за помощью к Дарлу. Он сказал мне, что единственная возможность спасти Краера – вступить с ним в битву на тонком плане.

– Не может быть! – воскликнул Вильгер.

– Что еще за тонкий план? – поинтересовалась Лориана.

– Когда два волшебника, чьи души обладают одинаковой силой, встречаются в поединке, у них появляется возможность сразиться на тонком плане. По правде говоря, я сам не знаю, как это происходит. Лептон сказал, что на тонком плане бой проходит совсем иначе, нежели в физическом мире. Там все решает чистота твоих намерений. Вы сражаетесь не с помощью оружия и магии, а с помощью психической энергии, своего рода энергией души в чистом виде.

– Получается маг Света будет иметь преимущество перед чародеем?

– Не совсем. Ты можешь иметь чистые намерения, но если ты не уверен в своих силах, ты не сможешь победить…

– Значит, в битве на тонком плане все зависит от твоей решительности?

– Возможно.

– И кто должен сразиться с ним? – спросил Вильгер.

Мэндл молча смотрел на собеседников.

– Но ты не можешь так рисковать! – возразила Лориана.

– Это безумие! – добавил юный воин.

– К сожалению, это единственный выход.

– Может, отменить ритуал? – поинтересовалась Кания.

– Нельзя. Только с помощью Белого Пламени Силы Света смогут раз и навсегда избавиться от Темных Магов. Тем более что решение за Краером. Никто не сможет переубедить его.

– Если только не применить силу, – вставил Вильгер.

– Это слишком опасно.

– Опаснее, чем Мельбеки? Мэндл, ты можешь умереть!

– Я надеюсь, что Сэквор этого не допустит.

Парень молча смотрел на друга.

– Таков каков ваш план? – нарушила тишину Лориана. – Вы собираетесь просто позволить ему провести ритуал?

Юноша кивнул.

– А если он начнет убивать людей? – вставила Кания.

– Мы этого не допустим.

– И ты сказал это нам, потому что тебе нужна наша помощь? – добавил Вильгер с улыбкой на лице.

– Конечно, нет! – Мэндл тяжело вздохнул. – Поймите меня правильно. Ваша сила здесь не поможет. Мы рискуем жизнью, чтобы спасти Краера и Раминг. У нас просто нет другого выбора. Белое Пламя считается самой могущественной магией на планете.

– Сильнее Сиреневого?

Юноша кивнул.

– Но тогда как ты собираешься одолеть его? – обеспокоенно спросила Кания.

– Пока не знаю…

– Но Мэндл! – снова возразила Лориана, сжав кулаки от волнения.

Юноша, тяжело вздохнув, поглядел в глаза друзей и произнес:

– Я понимаю, что вы чувствуете. Но я переживаю не меньше вашего. Вы мои первые настоящие друзья и я не хочу, чтобы с вами что-то случилось. Именно поэтому я принял такое решение. Я хочу защитить всех нас. Судьба сама выбрала меня. Мне остается лишь следовать ее зову.

Кания коснулась руки Мэндла и одарила его улыбкой.

– Мы все понимаем, – произнесла она, переглянувшись с Лорианой и Вильгером, – ты тоже нам очень дорог, именно поэтому мы хотим тебе помочь.

– Но вы не можете… это слишком опасно! Вашей силы здесь будет недостаточно… Поймите же!

– И что ты предлагаешь? – нахмурившись, выпалил Вильгер. – Просто стоять и смотреть, как ты рискуешь жизнью?!

– Да, именно об этом я вас и прошу. Сделайте это ради меня.

Собеседники встревоженно переглянулись. Кания, покачав головой, взглянула на Мэндла и, набравшись храбрости, произнесла:

– Просто будь осторожен.

***

Сразу по окончании тренировок, Мэндл и Дравен вышли к туннелю.

– Готов?

Юноша посмотрел в глаза учителя и решительно кивнул. Хотя после сегодняшнего сна ученик чувствовал себя замечательно, он старался не думать о том, что его ждет.

«Только в ясном уме есть место для Света Творца» – вспомнил он слова отца.

– Куда мы идем? – наконец поинтересовался он.

– В Главный Церемониальный Зал. Он находится недалеко от того места, где ты проходил Испытание Души.

– Как думаете, – продолжил Мэндл, сев на Дримика, – все пройдет хорошо?

– Будем надеяться, – тяжело выдохнув, произнес старик. – Ну а сейчас нам пора.

Тоннель был забит всадниками. Весь Раминг направлялся в сторону Главного Зала, чтобы стать свидетелями Ритуала Великого Освобождения, как назвал его Краер. Однако никто и понятия не имел о том, что сознание Магистра было под контролем Мельбеков. Мэндл и его друзья всем сердцем надеялись, что худшего не произойдет.

Прибыв на платформу, Дримик принял форму меча и устроился за пазухой у хозяина. Толпы людей направлялись в сторону гигантских стометровых ворот, сияющих алмазным оттенком.

– Ух ты! Я никогда… не видел ничего подобного! – воскликнул юноша, рассматривая ворота.

– Все еще впереди.

Толпа медленно продвигалась внутрь. Вдалеке слышалось дивное пение Нариев. Мэндлу предстал роскошный вид на гигантское помещение из мрамора и алмазов. Вдоль потолка простирались удивительной красоты пейзажи и портреты Великих членов Сил Света. На одном из рисунков были изображены три волшебника в фиолетовых мантиях. Мэндл предположил, что это портрет основателей Городов Света. По бокам зала возвышались хрустальные колонны, украшенные живописными узорами, время от времени менявшие свой рисунок.

В другом конце до самого потолка возвышалась величественная статуя. Великая скульптура изображала пожилого волшебника с длинной бородой, державшего посох обеими руками перед собой. Мантию украшали тысячи мелких алмазов. А на макушке, над головным убором сиял главный кристалл, ярче которого Мэндл не видел во всем Раминге.

– Кто это?

– О, это Вардэон, Основатель Раминга, – восторженно ответил алхимик.

– А что означает кристалл на макушке головы?

– Это символ святости и высокого духовного достижения. Это и есть открытая седьмая чакра.

– Он владел силой седьмой чакры?

– Так же как Гирлион и Сардивальд. Они одни из последних удерживали натиск Темных Сил, пока не вмешался Сэквор.

– Я не помешал? – раздался голос Лептона позади.

– Ты как раз вовремя. Каков наш план?

– Нам с тобой придется устроить небольшое представление, чтобы привлечь внимание людей, если что-то пойдет не так. А Мэндл и Райкон с его людьми в это время займутся Краером.

– Извините, что прерываю, – раздался женский голос. – Но у меня тоже есть отличная идея.

– Милариэль?! Что вы здесь делаете? – поинтересовался Дравен.

– Я в курсе происходящего. И я знаю, как использовать силу Нариев в нашу пользу.

– О чем это ты? – спросил Лептон.

– У меня тоже есть план, – с загадочной улыбкой произнесла волшебница.

Верховный Магистр поднялся на возвышение перед статуей Вардэона. Внизу в первых рядах стояли Нарии, чье пение излучало различные геометрические мыслеформы удивительной красоты, распространяющиеся на все помещение. Звучал величественный гимн, предзнаменующий вознесение Сил Света.

Люди продолжали прибывать. Зал вмещал в себя несколько тысяч человек. Мэндл и его друзья заняли место поближе к статуе. Все учителя стояли в первом ряду после Нариев. Их оказалось намного больше, чем юноша мог предположить. Как минимум треть из прибывших носили обычную одежду и не относились ни к разряду учеников, ни к разряду Мастеров Раминга. Гномы, феи, коскаты и прочие существа старались пробиться сквозь толпу, занимая боковые места.

– Ты как? – с небольшим волнением в голосе спросила Кания.

– Отлично.

Девушка поймала его взгляд.

– Не пойми меня неправильно, но ты кажешься чересчур спокойным.

Мэндл пожал плечами.

– Просто что-то мне подсказывает, что у нас все получится.

Собеседники улыбнулись.

– Не переживай, все будет хорошо, – добавил он, обняв спутницу.

Магистр поднял руку, призывая всех к тишине. Толпа зачарованно смотрела в сторону статуи.

– Я возглавляю Раминг уже на протяжении более восьмидесяти лет. И, сказать по правде, до недавнего времени я и представить не мог, что этот день когда-нибудь настанет. День, когда Силы Света обретут долгожданное могущество, необходимое для низвержения Сил Тьмы на Альтрэнии. Этот знаменательный день навсегда запомнится, как Праздник Великого Освобождения. Именно сегодня в нашем распоряжении появится Сила, породившая наших предков. Сила Белого Пламени Жизни.

– Как идут дела? – раздался голос юноши позади Мэндла.

– Дориан?! Что ты здесь делаешь? Ты еще не оправился после битвы с Мельбеками!

– Я не мог пропустить такое.

– Ты точно в порядке?

– Я здоров. А вот Краер не очень.

– О чем это ты? – спросила Кания.

– Он все еще находится под властью темных чар. Боюсь, сегодняшняя церемония закончится катастрофой. Ты уверен, что справишься, Мэндл?

– Более чем.

– В тебе что-то изменилось, – заметил Дориан.

– Расскажу позже. Мавлериан тоже здесь?

Собеседник подозрительно взглянул на Мэндла, затем, немного помолчав, ответил:

– Да, он направился к Лептону.

– А сейчас, – продолжал Магистр, – пришло время начать долгожданный ритуал.

Семеро монахов в белом одеянии поднялись на сцену. Каждый нес в руках по сфере, содержавшие в себе Сердца стихий и Сиреневое Пламя. Краер достал из-под мантии камень души, который вручил ему Мэндл после встречи с Дарлом.

Монахи с Магистром во главе подошли к основанию статуи. По всему залу прошла волна гипнотических звуков, льющихся из уст прислужников Краера. Из-под ног статуи Вардэона, словно призрак, выплыл древний саркофаг.

Воспользовавшись магической силой, помощники открыли гробницу и достали драгоценный посох с потухшим кристаллом на конце. Краер поднес к оружию камень Дарла, вернув орудию былое сияние.

Заняв центральную позицию, Магистр дал знак монахам вернуться на места. Служители окружили Краера в порядке возрастания стихий, так что Сердце первого Хранителя и Сиреневое Пламя замыкали цепь. Верховный волшебник, артистично подняв руки к потолку, плавно потушил большую часть света в зале. Главными источниками сияния служили посох и сферы в руках прислужников, создавая чарующую атмосферу радужных цветов, попеременно сменявших друг друга. Пение Нариев прекратилось. В зале воцарилась тишина. Семеро монахов приступили к ритуалу. Краер стоял в центре круга, его губы едва заметно шевелились. Слуги Магистра начали произносить заклинание. Сначала шепотом, затем голоса становились все громче. Сияние сфер усиливалось с каждым словом. Зал погрузился в глубокий молчаливый транс. Каждый присутствующий, словно под гипнозом, затаив дыхание, наблюдал за пленительной игрой красок.

Кристалл на посохе Краера начал излучать белое сияние. Волшебник направил свет камня в сторону сердец и Сиреневого Пламени. Цветовая гамма сфер стала такой насыщенной, что образовала водоворот энергий, переливающийся различными красками. Цвета приобрели оттенки друг друга пока не стали одним целым, в едином потоке преображаясь в яркий белоснежный поток огня.

Громкий хор монахов заполнил помещение. Энергия служителей Света подпитывала огромную светящуюся сферу, образовавшуюся в центре воронки. Посох Краера начал впитывать энергию мыслеформы. Рукоять задрожала от внезапного прилива мощных вибраций. Волшебник с трудом удерживал орудие. Хор помощников с каждой минутой звучал все быстрее, словно только магия слова могла обуздать эту силу.

Посох Вардэона впитал энергию сферы, и пение прекратилось. Краер стоял неподвижно, держа глаза закрытыми. Служители сложили руки в рукава мантий. Зал пребывал в смиренном молчании.

«Будь наготове», – раздался голос Сэквора.

Не успел юноша ответить, как глаза Краера распахнулись.

– Началось, – прошептал Дориан. – Надо идти.

Мэндл переглянулся с Канией.

– Будь осторожен, – прошептала она.

– Все будет хорошо.

Ученик направился вслед за напарником.

– Как вы себя чувствуете, Магистр? – поинтересовался один из служителей.

Краер все еще стоял неподвижно. Взгляд волшебника устремился куда-то в пространство, будто разум пребывал в другом измерении.

Наконец Магистр посмотрел в сторону монаха, который задал вопрос.

– Самое время испытать мою новую силу.

Волшебник сжал посох, и сияние кристалла усилилось. Зал озарила яркая вспышка света, испепелившая служителя Белым Огнем.

В зале внезапно раздалось чарующее пение Нариев, наполнившее зал живописными мыслеформами. Красочное представление настолько очаровало зрителей, что никто и не заметил, как один из монахов испарился. Нарии сформировали обворожительную иллюзию окончания ритуала. Милариэль подмигнула Эндриэлу, который помогал волшебнице в ее затее. Жители наблюдали, как Белое Пламя возвышалось в воздухе, а служители упали на колени и начали произносить молитвы, поддерживая источник.

Монахи с благоговейным трепетом смотрели на Магистра. С левой стороны прибыл Райкон с воинами. Рядом с ними был Ролок. Лептон с остальными пришли с другой стороны. Дравен кинул строгий взгляд на служителей. Те с ужасом покинули поле боя.

– Магистр, вы меня слышите? – раздался голос Лептона.

– Нет, волшебник. Он тебя не слышит, – произнес за Краера чужой голос.

– Мирон манипулирует его разумом. – сказал Дориан.

– Мы можем что-нибудь сделать?

– Боюсь, что сейчас слишком поздно, – ответил Мэндл

– Именно так, – продолжал Мирон. – Позвольте мне уйти, и я никого не трону.

– Ты никуда отсюда не уйдешь!

Райкон наполнил клинок ледяным сиянием и бросился на врага. Вспышка Белого Пламени отбросила нападавшего. Магистр оставался неподвижным.

– Что это было? – спросил Ролок.

– Вы даже представить себе не можете, на что способно Белое Пламя, – произнес чародей.– Ни один из вас не сможет оказать должного сопротивления. Последний раз предупреждаю, уйдите с дороги.

– Мы не позволим тебе покинуть стены Раминга.

Лептон поднял руки.

– Мы остановим тебя, чего бы это ни стоило.

Из уст Краера выплеснулась волна зловещего хохота. Чародей ударил посохом по земле. Вибрации вызвали энергетическую волну, отбросившую врагов.

– Вы не сможете мне помешать.

Краер подошел к стене. Последовала очередная вспышка света. Придя в себя, путники обнаружили, что Магистр исчез.

– Куда он делся? – спросил Райкон.

– Кажется, он пробил дыру в стене, – ответил Лептон. – Она ведет к пещерам с кристаллами.

– Нельзя позволить ему добраться до них!

Команда побежала в тоннель. Милариэль тем временем продолжала завораживать зрителей.

– Мэндл, что происходит? – послышался голос Кании.

– Мирон поглотил разум Краера. Мы должны его остановить.

– Я пойду с вами!

– Кания, нет. Прошу, останься. Ты ничем не сможешь помочь, только подвергнешь себя опасности! Мы справимся.

Мэндл отпустил руку девушки и скрылся в тоннеле вслед за остальными. Отряд оказался в огромной пещере.

– Это один из тренировочных залов, – сказал Ролок. – За стеной находится Хранилище Кристаллов.

– Вон он! – воскликнул Райкон.

Лептон поднял руки и преградил дорогу Магистру гигантской каменной стеной. Краер оглянулся. Дюжины мыслеформ из огня, льда и воды летели в его направлении. Невидимое поле, излучаемое посохом, с легкостью отразило атаку.

– Вы попусту тратите энергию, – сказал чародей.

– Это мы посмотрим!

Райкон парил высоко под потолком. В противника летели огромные глыбы льда. Мощный удар главнокомандующего откинул Краера к стене.

– Неплохая попытка, – ответил за Магистра Мирон, поднявшись на ноги. – Однако все ваши атаки тщетны.

– Рано радуешься! – воскликнул Мавлериан.

В сторону Краера летели связанные эфирными нитями магменные бомбы.

– Эфирный взрыв!

Мыслеформы разделились на мелкие осколки и образовали призрачную волну из тысячи бомб, устремившуюся в сторону врага. Как только волна достигла цели, раздался мощный взрыв, распространившийся по всей пещере. Райкон едва успел укрыть себя и соратников ледяным щитом.

Пыль начала оседать, и команда обнаружила, что на месте Магистра стоял высокий чернобородый маг в оранжевой мантии.

– Не может быть, – произнес Лептон

– Это Крэлион! – добавил Дравен. – Но как?!

– Кто-кто? – переспросил Мэндл.

– Один из бывших учителей Раминга. Краер давно изгнал его за то, что тот учил учеников запретным техникам. С тех пор о нем никто не слышал.

– Я вижу, вы удивлены, друзья, – произнес чернобородый маг. – Я говорил вам, что однажды Краер поплатится.

– Что ты с ним сделал? – воскликнул Мавлериан.

– Я с ним ничего не делал. А вот Мирон, – Крэлион усмехнулся, – за него я не ручаюсь.

– Где Краер?!– снова выпалил учитель Дориана.

– Вам лучше забыть о нем. Его время прошло. Как и ваше.

Посох вновь засиял.

– Одиночные атаки на него не действуют, – произнес Дравен. – Нужно попробовать нанести совместный удар. Но мне нужно время.

– Попробуем нанести удар стихий, – добавил Лептон. – Ролок, вы сможете отвлечь его, пока мы готовимся?

– Сделаем все, что в наших силах.

– Я могу чем-то помочь? – спросил Мэндл.

– Думаю, будет лучше, если ты накопишь пока как можно больше энергии Сиреневого Пламени. Слишком рано для тебя вступать в бой.

– Дориан, – произнес Мавлериан. – Нам потребуется твоя помощь.

– Я всегда готов, Мастер.

– Активируй эфирный вакуум вокруг Крэлиона по нашей команде.

– Будет сделано.

Дравен в считанные секунды сформировал огромное грозовое облако высоко под потолком. Крэлион скорчился от боли и упал на колено.

– Что это с ним? – поинтересовался Мэндл.

– Мирон вновь захватывает его разум, – ответил Дориан.

– Думаете, я просто позволю вам атаковать? – раздался голос чародея. – Пришел мой черед!

– Ошибаешься! – послышался голос Ролока.

Смертоносные атаки воина одна за другой настигали врага. Лезвие билось о невидимый щит волшебника с бешеной скоростью. Крэлион, обливаясь потом, с трудом удерживал натиск. Тело чародея дрожало от напряжения.

– Наш черед, – сказал Райкон, обратившись к соратникам.

Наполнив клинки энергией, архаиды взмыли в воздух и устремились в сторону врага. Ролок продолжал атаковать. Крэлион заметил приближение Райкона и издал громкий крик. Посох наполнился ярким светом.

– Все вместе! – закричал Райкон.

– «Праведный Свет»! – завопил во все горло чародей.

Пещеру озарила вспышка, вслед за которой последовал мощный взрыв, отбросивший нападавших к стене. Земля задрожала. С потолка посыпались осколки.

– Невероятно, – произнес Мавлериан, оглядев зону поражения.

Ролок и Райкон с трудом поднялись на ноги. Крэлион, тяжело дыша, стоял на том же месте, всеми силами вцепившись в посох.

– Кажется, им удалось ослабить его, – сказал Лептон. – Похоже, что его тело не способно выдержать такого напора. У нас есть шанс. Дравен, как твои дела?

– Почти готов.

Лептон посмотрел на Ролока и помотал головой.

– Нам нужно провести еще одну атаку, – сказал воин, кинув взгляд на Райкона.

– Есть предложения?

– Пока я на втором уровне, я могу провести еще две мощные техники, но это предел.

– Этого должно хватить, – Райкон посмотрел на помощников. – Вы в порядке?

– Так точно, – ответил один из них.

– Хорошо, в таком случае за дело!

Все четверо ринулись в атаку. Лезвия воина и архаидов излучали мощное сияние. Чародей с трудом отражал натиск команды, изо всех сил пытавшейся пробиться сквозь невидимую броню.

– Готово! – произнес Дравен.

Облако алхимика разрослось до гигантских размеров, извергая молниеносные вспышки.

– Отлично, – ответил Лептон и кинул взгляд на Мавлериана.

Напарник молча кивнул.

– Пришло время для удара стихий.

Двое волшебников образовали гигантскую сферу, совместив в ней пять стихий. Мыслеформа росла с неимоверной скоростью, пока не приобрела форму длинношеего дракона, сияющего различными оттенками.

– Сейчас, Дориан! – воскликнул Лептон.

Огромный энергетический дракон устремился в сторону врага. Райкон и Ролок отбежали на безопасное расстояние, окружив себя защитным барьером.

– Что происходит?! – завопил Мирон. – Я… не могу пошевелиться!

Из облака Дравена показалась дюжина молний, устремившихся в сторону Крэлиона. В это же время дракон-мыслеформа вплотную приблизилась к цели.

– Берегитесь! – воскликнул Лептон.

Неистовая взрывная волна заполонила пещеру. Мэндл защитил группу барьером из Сиреневого Пламени. Помещение погрузилось в туман из пепла и пыли.

– Получилось? – спросил Мавлериан, откашливаясь от дыма.

В напряженном молчании путники ждали, пока воздух очистится от пыли. На месте столкновения образовался гигантский кратер. Атака такой силы смогла бы уничтожить даже дракона. Сам Геордин не смог бы устоять перед ней.

– Что происходит? – послышался голос Мэндла.

– Пока неизвестно, – ответил Лептон.

– Я, кажется, предупреждал, но вы не послушали, – произнес чародей сквозь непроглядный слой дыма.

– Он жив?!– удивился Мавлериан.

– Считайте, вам повезло. Вы станете первыми, кто испытает на себе всю мощь Белого Пламени!

– Не может быть! Его энергетическое тело достигло огромных размеров! – выпалил Дориан.

– О чем это ты? – спросил учитель.

– Смотрите сами.

Пыль осела, и перед путниками предстало ужасающее и в то же время необычайное зрелище. В центре груди десятиметрового двойника, сотканного из Белого Пламени, виднелся Крэлион, паривший в воздухе.

– Невероятно, – произнес Лептон. – Он в буквальном смысле раздул чакры до невообразимых размеров. Теперь он способен пропустить в десятки раз больше энергии, чем все мы вместе взятые.

Собеседники озадаченно переглянулись. Лептон посмотрел на Мэндла.

– Кажется, настал твой черед. Единственный способ победить чародея – перевести битву на тонкий план. Но не думай, что Мирон тебе это позволит.

– И что мне делать?

– Доверься интуиции.

Мэндл и Лептон переглянулись. Старик положил руку на плечо ученика.

– Удачи!

За спиной юноши распахнулись крылья. Мэндл взлетел над землей и направился в сторону врага.

– А вот и первый желающий, – произнес Мирон с ухмылкой.

Чародей поднял руку в направлении соперника. Двойник в точности повторил движение. Из гигантской ладони выплеснулся поток Белого Пламени.

Мэндл отразил атаку встречным огнем. В точке соприкосновения начала формироваться мерцающая сфера. Чародей стиснул зубы и выпустил из второй руки белоснежный огненный шар. При столкновении с Сиреневым Пламенем мыслеформа образовала взрывную волну, которая отбросила юношу.

– Не может быть, – произнес Лептон. – Он так легко оборвал связь…

«Это будет непросто…» – подумал юноша.

В руках сформировались два шара из Сиреневого Пламени. Замахнувшись, Мэндл запустил их в сторону врага. Крэлион сжал посох, мысленно приказав двойнику отразить атаку огненным щитом.

– Вы попусту тратите время, – произнес чародей. – Белое Пламя наполнило Крэлиона огромным энергетическим потенциалом. Ни одна атака не сможет прорваться сквозь этот барьер. А теперь пришел мой черед.

В сторону юноши полетела гигантская огненная сфера.

– Берегись! – воскликнул Ролок.

Мэндл окружил себя двойным щитом, но сила удара оказалась настолько мощной, что откинула ученика к стене. Лептон успел смягчить падение воздушной подушкой.

– Ты как?

– Порядок, – скорчив лицо от боли, произнес юноша.

– Кажется, мы его недооценили.

– Я не знаю, что делать, учитель. Мои атаки не действуют.

Алхимик посмотрел на Лептона.

– У нас есть план?

– Пока нет.

– Но как нам его одолеть? – спросил Мавлериан. – С такой силой он с легкостью отразит любые наши атаки.

– Источник Белого Пламени находится в посохе, – заметил Дравен. – Если мы отнимем оружие, Мирон лишится своей силы.

– Проще сказать, чем сделать, – заметил Ролок.

– Однако похоже, что у нас нет другого выбора, – сказал Лептон.

– И как мы это сделаем? Двойник к нему не подпустит.

– Стойте! – вставил Мэндл.

– В чем дело?

– Сэквор хочет кое-что сказать.

Лептон уставился на ученика.

– Есть другой путь, – продолжил юноша.

– Какой?

– Я могу уступить тело Сэквору. Он сможет вывести Мирона на тонкий план.

– И что потом?

– Там я приду в себя и проведу битву.

Мэндл затих.

– Ты уверен, что все получится? – обратился ученик к Сэквору.

– Не беспокойся, я знаю, как его одолеть. Твоя душа еще не до конца приспособилась к этому телу, поэтому ты не способен использовать силу Сиреневого Пламени на всю мощь. Со мной возможности возрастут.

– Как скажешь.

– Тогда приготовься. Сейчас ты погрузишься в сон. И проснешься, когда я выведу Мирона на тонкий план. Итак, ты готов?

– Готов.

Глаза Мэндла загорелись Сиреневым Пламенем. Взгляд стал холодным, но в то же время решительным.

– Сэквор? – спросил Лептон.

Юноша молча кивнул и, взмахнув крыльями, устремился в сторону врага.

– Похоже, ты не понял, с чем имеешь дело, – раздался голос чародея.

– Это ты не понял, на что идешь, – ответил Дух.

– Сэквор? – Чародей ухмыльнулся. – Наконец-то мы от тебя избавимся!

Гигантский поток Белого Огня устремился в сторону врага.

– Может, у тебя и много энергии, – ответил Сэквор, отразив атаку ответной струей, – но она испорчена ненавистью. Против Мэндла у тебя нет ни шанса. Битва на тонком плане станет для тебя последней.

Два огня сформировали сферу.

– Не дождешься!

В сторону юноши полетел гигантский шар Белого Пламени. Сэквор с легкостью миновал атаку и, оборвав связь, устремился в сторону врага, держа лезвие наготове. От хлесткого удара энергетическая структура двойника пошатнулась.

– Кажется, я нашел твое слабое место, Мирон.

Крэлион кинул презрительный взгляд в сторону врага.

– Твоя мыслеформа не так совершенна, как ты думаешь. Ты не можешь управлять двойником на сто процентов. Еще несколько ударов, и ты потеряешь контроль над телом. Подумай хорошенько, хочешь ли ты рисковать душой ради всего этого? Ты же прекрасно понимаешь, что у тебя ничего не выйдет.

Дух обнажил клинок и нанес серию молниеносных ударов по двойнику, чье тело качалось из стороны в сторону. По оболочке пошли едва заметные трещины. Мирон терял контроль над энергией посоха.

– А сейчас тебе придет конец.

Мощный разряд Сиреневого Пламени устремился в сторону врага. Тело двойника лопнуло от натиска, и Крэлион ударился о стену. Чародей схватился за посох и вновь окружил себя двойником.

– В чем дело, Мирон? Потерял контроль?

– Сейчас ты поймешь, как заблуждаешься, Сэквор. Пришло время показать тебе всю мощь Белого Пламени.

Чародей поднял посох к небу. Кристалл ослепил юношу своим сиянием, и в руках двойника возникли тысячи мельчайших мыслеформ в виде звезд.

– Гион использовал эту технику во время первой межпланетной войны. Сейчас ты познаешь мощь Белого Пламени!

– Это явно не из приятных ощущений, – произнес Лептон.

– Мы можем чем-то помочь? – спросил Мавлериан.

– Скорее мы будем стоять у него на пути. Позволим Сэквору сделать свое дело.

Звезды постепенно росли. Их сияние усиливалось.

– Бегите! – воскликнул Сэквор.

– Что происходит?!– послышался голос Кании позади.

– Нужно срочно уходить, – выпалил Лептон в ответ.

– А как же Мэндл?!

– С ним все будет в порядке.

– Нет! Мы не можем его оставить!

– Кания, прошу тебя, пойдем отсюда! Если кто и может пережить этот удар, так это он. Доверься Сэквору. Он позаботится о Мэндле.

Девушка с трудом сдерживала эмоции. Немного помолчав, она кивнула. Волшебник положил руку на плечо юной волшебницы. Кания дождалась, пока старик отвернется, и устремилась в сторону юноши.

– Кания, нет!

Дравен схватил напарника за плечо.

– Слишком поздно, нужно уходить.

Лептон посмотрел на друга.

– Будем надеяться, что Сэквор ее защитит, – добавил алхимик.

– Ты прав. Все в тоннель!

Яркий свет продолжал наполнять пещеру. Сэквор неподвижно висел в воздухе, смиренно ожидая атаки врага.

– Мэндл! – послышался голос девушки.

– Кания, что ты здесь делаешь?

Сэквор устремился вниз.

– Что происходит?

Взгляды собеседников встретились. Кания пристально посмотрела на юношу.

– Душа Мэндла покинула тело, – продолжал Дух.

– Сэквор?

Собеседник кивнул.

– Тебе нужно уходить отсюда, Кания.

– А как же Мэндл?

– Я о нем позабочусь.

Мирон разразился смехом.

– Слишком поздно. Надеюсь, теперь ты поймешь, Сэквор, какую ошибку совершил.

Звезды наполнились ярким сиянием. Волна чудовищного взрыва заполонила пространство. Звук сопровождался сильнейшей встряской, распространившейся по всей пещере. И это было только начало.

– А знаешь, что самое интересное? – прокричал Мирон. – Техника действует на всех уровнях. Растворение вас не спасет. Скоро все вы станете пылью.

Сэквор окружил Канию многослойной сферой Сиреневого Пламени. Тело юноши покрылось потом. Из носа потекла кровь.

– Чт-то п-происходит? – произнес Дух про себя. – Тело вот-вот… разорвет на части…

– Мэндл, что с тобой?!– кричала девушка.

Прогремел второй взрыв. Защитное поле Сэквора не смогло удержать натиск, вынудив Канию схватиться за голову. Каждая клетка реагировала на всплеск энергии звезд. Молодая пара лежала на земле, с трудом сдерживая боль. Прогремел пятый взрыв.

– Я должен… пережить…– слышался голос Сэквора.

Шестая звезда.

– Невыносимая… боль…

Юноша завопил от душераздирающей агонии. Кания лежала рядом, наблюдая за мучениями Мэндла.

Семь.

– Только седьмой! Пожалуйста, пусть это прекратится…

Сэквор терял сознание. Крылья исчезли. Каждый новый взрыв сопровождался волной нестерпимых мук, которые испытывала молодая пара.

– Прости меня, Мэндл, – шептал Дух. – Кажется, я подвел тебя…

Девушка тонула в слезах.

– Нет, пожалуйста! Не умирай. Мэндл. Прошу тебя…– сквозь боль говорила Кания. – Пожалуйста, Мэндл… Ты должен жить. Только ты можешь нас спасти…

Прогремел восьмой взрыв. Глаза Мэндла закрылись. Сиреневое сияние потухло. Сознание оказалось на грани между жизнью и смертью. Перед глазами промелькнул образ Кании. Девушка стояла в красивом одеянии и улыбалась. В глазах лучился ангельский свет. Послышался взрыв девятой звезды. Дух почувствовал внезапный прилив сил.

– Что происходит? Тело… исцеляется.

Сэквор открыл глаза. Взрывная сила звезд больше не действовала на тело юноши. Сквозь яркие вспышки света он разглядел щит Зеленого Пламени, окружавшего молодую пару. Девушка лежала без сознания. Перед путниками явилась душа Дарла.

– Что ты здесь делаешь?

– После того что Мэндл сделал для меня, я не мог не отплатить ему тем же.

– О чем ты говоришь?

– Пока сердца Кании и Мэндла соединяет Высшее Чувство, моя душа будет защищать их в любое время в любом месте. Не важно, как силен противник. Не важно, сколько у него энергии. Нет ничего сильнее Любви. Передай это послание Мэндлу. Это единственный способ одолеть Мирона. Напомни ему о чистоте его души. Пусть он воспользуется силой Света.

– А теперь, – добавил волшебник, – когда прозвучит следующий взрыв, твои муки окончатся. Просто скажи Мэндлу, что Любовь помогла пережить эту атаку. И сейчас парнишка должен этим воспользоваться, чтобы нанести сокрушительный удар. Сделай это, Сэквор.

Прогремел последний взрыв. Дарл испарился вместе с Зеленым Пламенем. Вся пещера напоминала одну гигантскую идеально отшлифованную сферу. В центре виднелся двойник Крэлиона, наслаждавшийся своим триумфом.

– Вот и нет больше Сэквора.

Из уст чародея раздался дьявольский смех.

– Мирон!

Лицо Крэлиона побагровело от гнева. Взгляд излучал страстное желание уничтожить врага, и в то же время выдавал страх перед поражением.

– Я мог бы уничтожить тебя в мгновение ока, но я предоставлю это Мэндлу. А сейчас я заставлю тебя перейти на тонкий план и потерпеть поражение как подобает.

Из ладони юноши выплеснулась спиралевидная мыслеформа, встретившаяся в центре зала с потоком Белого Пламени. В точке столкновения образовалась призрачная сфера света, с каждой секундой выраставшая в размерах. Духовный Огонь Крэлиона с трудом удерживал натиск. Чародей вложил всю свою силу в защитный поток, но Сиреневое Пламя продолжало приближаться.

Сэквор и не думал останавливаться. Сила Духа росла с каждой секундой, увеличивая сферу духовной связи в размерах. Мирон понял, что единственный шанс избежать поражения – битва на тонком плане. Если он попытается спастись, посох будет уничтожен. Дестор этого не одобрит.

Наконец сфера вплотную приблизилась к соперникам, окутав их своим сиянием. Яркая вспышка света озарила пещеру. Открыв глаза, юноша очутился в темном сыром пространстве. Его окружал холодный и густой туман. Мэндл пытался прийти в себя и лишь немногим позже осознал, что произошло.

«У него получилось! Но что теперь? – Он оглянулся. Меча нигде не было. – И как мне с ним бороться?»

Голос Мирона глухим эхом звучал в неизведанной местности. Мэндл стоял неподвижно, стараясь дышать как можно тише.

– Мэ-эндл! – раздавался насмешливый возглас где-то вдалеке. – Мэ-э-эндл.

Зловещий хохот заполнил пространство. Перед юношей возник образ Мирона, окутанный серым туманом. Мэндл инстинктивно попытался нанести удар, но картина исчезла.

«Что происходит?» – спросил он сам себя. Однако ответа не последовало.

– Что теперь, Мэндл? Так и будешь стоять, как вкопанный?

– Покажи себя!

В ответ юноша услышал лишь очередную волну хохота.

– Я мог бы сделать это. Но, видишь ли, твой дух слабеет. Если я продержу тебя здесь достаточно долго, одного дуновения будет достаточно, чтобы сломить тебя. Твой страх питает меня энергией. Каждая секунда пребывания здесь приближает твое поражение. Мне не выгодно вступать в схватку. Я просто подожду и позволю тебе проиграть.

«Это всего лишь внушение, – говорил себе Мэндл. – Нельзя поддаваться на его уловки. Он хочет, чтобы я вышел из себя. Нужно оставаться спокойным. Я знаю, что делать. Я могу победить. Надо просто расслабиться».

В пространстве вновь раздалось зловещее эхо насмешек.

– Ты слаб, Мэндл. Я вижу это. Не пытайся обмануть меня. И уж тем более не пытайся обмануть себя. Ты не сможешь победить. И тебе никто не поможет, пока ты здесь.

Юноша сжал кулаки.

– У меня к тебе предложение, – продолжал чародей. – Присоединяйся к нам. И тогда мы, возможно, оставим Канию в живых.

Услышав имя девушки, Мэндл не сдержался.

– Ты ее не тронешь!

– Боюсь, ты не осознаешь всю серьезность ситуации. Если ты проиграешь эту битву, то сила Белого Пламени будет нашей, и все, кого ты знаешь, погибнут.

Чародей усмехнулся.

– Разве ты не понимаешь? Я даю тебе шанс спасти себя и друзей. Сдавайся, Мэндл, и никто не пострадает.

Юноша ничего не ответил. Вместо этого он внимательно смотрел по сторонам. Мышцы ныли от напряжения. По лбу рекой текли капли пота.

– А знаешь, мне кажется, ты понимаешь, что я прав, – произнес Мирон. – Но сомнения не позволяют тебе решиться. Что ж, должен согласиться, выбор не из легких. Но ведь сердце подсказывает тебе, что это будет верным решением. Тебе не о чем беспокоиться. Темный Владыка всегда помогает своим подданным. Наш мир будет совершенным.

– Скажи мне, Мирон… Что ты знаешь о совершенстве?

– Поверь мне, Мэндл, я повидал очень многое за последние триста лет. И, должен тебе сказать, у этого мира нет будущего. Хочешь, я расскажу тебе секрет?

Юноша ничего не ответил.

– Дестор встречался с Гионом. Владыка рассказывал ему о тебе. Господин знает, кто ты и откуда. Знает, зачем пришел. Какой силой обладаешь. Знает твои слабости. Знает о твоих родителях.

Мэндл сжал кулаки.

– Не нужно бояться. Никто не пострадает, если ты пойдешь нам навстречу. Пойми, у тебя нет другого выхода. Если ты откажешься, то все погибнут, в том числе Кания и твои родители. Твоя душа покинет этот мир, так и не выполнив предназначение.

– Кстати о предназначении, – добавил Мирон немного погодя. – Дестор знает и о нем. Я прямо сейчас могу рассказать тебе, в чем оно заключается.

– Откуда мне знать, что ты говоришь правду?

– Я знаю все о тебе, Мэндл: знаю, как зовут твоих родителей, знаю, где ты вырос, где любил проводить свободное время.

– Ты знаешь это только потому, что Краер знал об этом.

– Это верно, – усмехнулся чародей. – Однако я знаю многое из того, о чем он и понятия не имел. Я знаю о том, что произошло между тобой и Дарлом. Знаю, что Кания говорила тебе о родителях. Знаю, как в детстве ты страдал от одиночества. И как природа спасала тебя от него. Я знаю, почему ты до сих пор не можешь наладить связь с душой и что ты и понятия не имеешь о том, кто ты такой. А без этого твоя сила ничего не стоит.

Сердце юноши забилось сильнее. Мирон ударил в самое уязвимое место. Мэндл старался успокоиться, однако мысли ураганной бурей носились в его голове. Он должен принять решение, от которого зависит не только жизнь друзей, но и судьба планеты. Самое ужасное заключалось в том, что Мирон был прав. Мэндл не знал, что значит «Дитя Света». Он не знал, кто он.

– Время поджимает, – продолжал темный маг, – силы на исходе. Иди со мной и получишь ответы на все вопросы. С нами ты сможешь выполнить свое предназначение и спасешь друзей и Раминг. Я обещаю, что мы никого не тронем, если ты присоединишься к нам.

В разговоре повисла тишина.

– Могу я задать один вопрос, прежде чем приму предложение? – с трудом выдавил из себя юноша.

– Конечно, – манящим голосом ответил Мирон.

– Какова ваша цель?

– Так же, как и ты, мы хотим спасти этот мир.

– Спасти от чего?

– От несправедливости. От лжи. От гнева. Мы хотим, чтобы во всем мире царил порядок.

– И кто будет устанавливать этот порядок?

– Наш повелитель.

– Кто он?

– Я уже ответил на три твоих вопроса, – заметил чародей. – Больше я ничего не могу сказать. Ты должен принять решение. И не забывай, что силы скоро иссякнут.

Мэндл стоял неподвижно. Взгляд бегал из стороны в сторону в поисках врага. Плавающий туман – единственное, что видел юноша. Противник был где-то рядом, однако ученик не мог найти ни единого намека на его присутствие.

– Решайся, Мэндл. Я не могу больше ждать.

– Я согласен, – выпалил юноша.

Наступила тишина.

– Согласен? – послышался голос чародея.

– Я сдаюсь.

Немного помолчав, Мирон произнес:

– В таком случае держи.

Из тумана выскочил каменный осколок и приземлился рядом с ногой. Мэндл осмотрелся – врага по-прежнему не было видно – и взял камень в руки.

– Ты должен проткнуть свое сердце. Не бойся, ты не умрешь. Ранив себя, ты просто погрузишься в сон. А когда проснешься, все будет иначе. Мы спасем этот мир от хаоса и разрушений. Все будут живы. И больше никто не будет страдать.

– Все это время, – произнес юноша, – я был безоружен. Ты мог убить меня. Почему ты этого не сделал?

– Нет нужды повторять, какой ты особенный. Зачем лишать этот мир такой драгоценной души? Я действительно заинтересован в том, чтобы ты выполнил свое предназначение. Я хочу, чтобы ты спас мир. Мы нуждаемся в твоем даре, Мэндл. Ты очень многого не знаешь, но как только присоединишься к нам, мы дадим тебе ответы на все вопросы. А теперь, действуй.

– Сделай это сам, – юноша выставил руку с осколком. – Убей меня.

– Прости, но таковы правила. Ты должен сделать это своими руками. Только так ты сможешь доказать истинность намерения.

Мэндл долго смотрел на осколок.

– Вы обещаете, что никого не тронете?

– Обещаем, – едва сдерживая радость, произнес Мирон.

В нескольких метрах от юноши промелькнула тень. Она стояла неподвижно. Очертания указывали на то, что это был человек. Но юноша не мог решиться.

– Что с тобой? Ты передумал? – вновь раздался голос чародея.

– Нет. Просто… никогда еще не приходилось вонзать предмет себе в грудь.

– Не бойся, все это иллюзия. Твое тело не пострадает, – с небольшим волнением произнес Мирон. – Время истекает, Мэндл. Сделай это. И все закончится.

Тень становилась более отчетливой. Всего в нескольких шагах от Мэндла, возможно, прятался враг. Если бы юноша знал, как воспользоваться силой души, он бы давно убил чародея. Посмотрев на свою ладонь и закрыв глаза, ученик попытался сосредоточиться на внутреннем Свете, но ничего не происходило. Случилось то, чего он так боялся. В самый ответственный момент сила души была недоступна ему. Мэндлу ничего не оставалось, кроме как выполнить условие Мирона. Ведь это, возможно, единственный шанс спасти жителей Раминга и своих друзей. Юноша не мог рисковать их жизнями. Ученик поднес осколок к груди. В голове возник образ Кании. Лицо девушки выражало тревогу. Это не могло быть хорошим знаком. Но он ничего не мог с этим поделать.

– Просто сделай это, – нетерпеливо произнес Мирон. – Даю тебе десять секунд.

Руки Мэндла тряслись. Юноша смотрел на осколок и думал о Кании.

– Пять секунд.

«У меня нет другого выбора…» – думал он про себя.

– Три секунды.

«Если бы я только мог воспользоваться силой души!»

– Одна секунда.

Осколок пронзил сердце Мэндла. Картинка перед глазами стала расплывчатой. Тень приближалась. Юноша упал на колени, вглядываясь в пространство. Из тумана вышел Мирон, чьи серые глаза уставились на юношу.

– Ты все сделал верно.

Мэндл упал на землю. Он все еще был в сознании. Изо рта, с кашлем, выплескивалась кровь.

– Потерпи, – чародей положил руку на плечо ученика. – Скоро все закончится. Ты отлично справился.

Юноша тяжело дышал. Сквозь пелену помутневшего рассудка он заметил ехидную улыбку чародея. Только сейчас Мэндл осознал, какую ошибку совершил. Конечно же, Мирон не собирался сдержать слово! Как он мог быть таким наивным? Неуверенность в себе снова дала о себе знать. На этот раз спасти ученика было некому. Как он мог позволить чародею обмануть себя? Может, он все же не Дитя Света? Может, все ошиблись на его счет? Но даже если так, это не меняет того факта, что Мельбеки победили. Как только Мэндл потеряет сознание, к Мирону вернется сила Белого Пламени, и он уничтожит Раминг. Никто не сможет ему помешать.

А может, именно в этом и заключалось его предназначение? Мирон сказал, что они хотят того же, что и он, – спасти мир. Может, потерпев поражение, Мэндл исполнит предначертанное судьбой?

И все же юноша не мог поверить, что проиграл. Мысль о том, что он подвел друзей и всех жителей Раминга, не давала покоя. Дарл, Лептон, Ролок, Райкон, Кания, Милариэль и, главное, Сэквор – все они верили в его победу. Все, кроме него. Неужели он всех подвел?

«Нет… я не могу позволить этому случиться… – убеждал он сам себя, все еще сопротивляясь реальности, – но я бессилен…или все же нет? Я Дитя Света…Дитя Света!!!»

Мэндл отчаянно боролся с бессилием, которое все больше наполняло его тело.

«Пожалуйста, Владыка, помогите мне! Я не могу позволить Силам Тьмы победить!..»

Но, несмотря на все крики о помощи сознание юноши погрузилось во мрак.

Мирон смиренно ждал окончания боя. И хотя состояние Мэндла стремительно ухудшалось, иллюзия продолжала существовать. Чародей проверил пульс ученика и огляделся по сторонам. Сердце юноши едва билось.

– Ну же, – нетерпеливо произнес чародей, – время поджимает. Пора с этим заканчивать.

Однако что-то удерживало врагов внутри иллюзии. Мирон вновь осмотрел лежащего юношу. Тот не шевелился, а глаза оставались закрытыми.

– Видимо, придется сделать все самому.

Мирон достал еще один осколок и замахнулся. Однако в этот момент веки юноши распахнулись. От неожиданности чародей отпрянул назад.

– Что происходит? – сдерживая волнение, сказал тот.

Мэндл схватил осколок и вытащил его из груди. Мирон медленно отступал, с ужасом в глазах наблюдая за тем, как ученик поднимается на ноги.

– Как?! Ты должен был умереть!

«Что это со мной? – подумал про себя юноша, не обращая внимания на врага. – Этот блаженный покой… откуда он?»

Ученик молча раздвинул рубаху. Рана на груди заживала прямо на глазах.

– Не может быть! Ранение этим осколком невозможно излечить! Кто же ты?!– с трепетом в голосе произнес Мирон.

Мэндл молча разглядывал свои ладони. Во всем теле пульсировала неведомая сила, рвавшаяся наружу. Воодушевляющий прилив одарил юношу непоколебимой уверенностью в своих силах. Все сомнения вмиг испарились, словно солнечный свет озарил темницу, в которой обитал разум Мэндла. Он никак не мог понять, что произошло, но при этом сердце подсказывало ему, что он еще получит ответ на этот вопрос, а сейчас самое время воспользоваться дарованной силой. Ученик сжал кулак и, немного помолчав, обратился к чародею:

– Ты был прав, когда сказал, что я не знаю, кто я…

Юноша выдержал паузу.

– Правда в том, что ты тоже.

Лицо Мирона скривилось от нарастающей ярости.

– Если бы ты действительно знал обо мне все, то смог бы предвидеть этот исход.

– К чему ты клонишь?!

– Ты боишься.

Мэндл посмотрел в глаза чародея. Решительный и непоколебимый взгляд парня заставил Мирона отпрянуть, съежившись от испуга.

– Кто же ты такой? – все еще пытаясь поверить в происходящее, воскликнул чародей.

Мэндл едва заметно улыбнулся и посмотрел на ладонь.

– Я – частица Света, что исходит из Сердца Великого Творца Вселенной. И этот Свет будет сиять до тех пор, пока Силы Тьмы раз и навсегда не покинут Альтрэнию. И начну я с тебя.

Чародей сжал кулаки. Виски пульсировали от напряжения.

– Тебе не победить! – выпалил он сквозь стиснутые зубы.

Мирон бросился на юношу. Но не успел он сделать шаг, как ощутил слабость во всем теле. Мэндл держал меч из чистого Света, чье лезвие пронзило грудь чародея. Мирон смотрел в глаза юноши. Его лицо, казалось, не выражало ничего, кроме блаженного покоя и решимости. Слегка прищурив свои золотистые глаза, ученик просверлил чародея ошеломляющим взглядом, словно пытался проникнуть ему в душу.

– Почему…– прошептал тот, откашливаясь кровью, – почему я не могу тебя прочитать?

– Потому что Тьма, что живет в тебе, не позволяет видеть Свет.

Чародей молча смотрел на врага.

– Заглядывая ко мне в душу, ты не увидишь ничего кроме Света. А это знание тебе недоступно.

Мэндл сжал рукоять светозарного меча.

– А сейчас скажи мне, что ты сделал с Краером?!

Мирон усмехнулся.

– Мы еще встретимся…– произнеся эти слова, чародей рухнул на землю.

***

– Проклятье! – завопил Дестор, запуская в стену один за другим огненные сферы. – Невозможно! Как ему удалось?!

Чародей ходил по комнате, нервно потирая руки. Взгляд бегал с предмета на предмет. Рудвэн пытался привести Мирона в чувства.

– Что же мы будем делать? – спросил Друмир. – Посох уничтожен.

Главарь издал гневный рев, выпустив очередную глыбу Черного Пламени в стену. Приспешники спокойно ждали в стороне. Глубоко вздохнув, Дестор направился к центральному камню.

– Что ты задумал? – поинтересовался Рудвен.

– Ждите, – уже спокойным голосом ответил Господин.

Дестор коснулся кристалла и оказался в пещере со статуей демона. Чародей встал на колено.

– Темный Владыка, позволь мне с ним поговорить.

Черная кровь в колодце начала бурлить, образуя густую газообразную массу. Дым издал легкое шипение, эхом раздавшееся по пещере. Дестор смиренно ждал завершения ритуала. Вдалеке послышался чей-то голос. Чародей поднял голову. Среди дыма виднелись едва уловимые очертания человека в капюшоне.

– Зачем ты вызволил меня, Дестор?

– Я прошу прощения, мой Лорд. Но мне нужна ваша помощь.

– Что на этот раз?

– Вы велели сообщить нам, когда Сэквор возродиться вновь.

Старик молча слушал собеседника.

– Мальчишка, в котором обитает его душа, необычайно силен. Мы не смогли добыть для вас Белое Пламя. Наш слуга потерпел поражение. Посох был уничтожен. И я не знаю, что делать дальше.

– Вы уже нашли Кристалл Душ?

Дестор помотал головой.

– Тогда чего же вы ждете?

– Но где нам его искать, мой Лорд?

– Око Гиона поможет вам. Отправляйтесь на остров Корде-Грано. Заключите сделку с их вожаком. Скажите, что Я вас послал.

– Слушаюсь.

Внезапная вспышка вернула Дестора в убежище.

– Что вам удалось выяснить?

– Похоже, нам придется вернуться к нашему старому плану.

– Поиски источника?

– Именно. Нашей следующей целью будет остров Корде-Грано.

– У-у-у. Мы собираемся нанести визит Королю Тритонов? – с энтузиазмом в голосе произнес Герд.

– Вот именно. Нам во что бы то ни стало нужно добраться до Ока.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.