Последний каприз императора (рассказ)

Последний каприз императора

В большой тёмной комнате, освещенной лишь тусклым светом ночника, на широкой кровати под отливающим золотом балдахином заворочался спящий человек. Его бледное лицо исказилось в гримасе страха, а с губ сорвался тихий протяжный стон. Он повернулся на бок, открыл глаза и уставился в огромное, в половину стены, окно. Там раскинулось небо, усыпанное миллиардами звёзд. Они сияли в недостижимой выси, словно издеваясь, напоминая о своей вечности всему роду людскому.

Человек с трудом поднялся и присел на краю кровати. Стопы его ног утонули в мягчайшем ворсе ковра, раскинувшегося на полу комнаты почти до самой двери. Это нежное прикосновение немного успокоило его и вернуло ощущение реальности.

Император Единой Земли, Ород Первый, не мог спокойно спать уже вторую неделю подряд. Сначала он принимал перед сном таблетки, рекомендованные ему каким-то профессором – лучшим специалистом в сфере лечения бессонницы. Но они не помогали, а однажды даже спровоцировали головную боль. За это профессор был отправлен в пожизненную ссылку в далёкое поселение геологов, затерянное на бескрайних таежных просторах. Теперь компанию ему мог составить другой его именитый коллега, поскольку назначенные им таблетки действовали не лучше.

Ород усмехнулся, представив, как эти два недоумка, ненавидящих друг друга из-за каких-то паршивых научных взглядов, проведут всю оставшуюся жизнь вместе в одном бараке вдали от цивилизации. Затем взгляд правителя упал на кисти его руки. Он сокрушенно покачал головой. Даже лучшая пластическая хирургия не могла полностью скрыть возраст. Конечно, на свои сто четыре года он не выглядел, но всё равно это были руки старика. И за это тоже кого-нибудь следовало наказать.

В горле у Орода пересохло. Он взял с прикроватной тумбочки бутыль с водой, опечатанную его личной печатью. Император никогда не пил из уже открытых бутылок и всегда носил на шее портативный ядоискатель, способный улавливать своими датчиками все известные яды на расстоянии метра. В свое время создатель этого чуда техники получил в благодарность уютную тюремную камеру на маленьком острове посреди океана. Глоток прохладной жидкости освежил не только рот, но и мысли правителя.

Он вспомнил свой долгий и трудный путь к абсолютной власти, начиная с самого низа чиновничьей иерархии. От воспоминаний о совсем давних временах, когда ему приходилось заискивать, угождать и раболепствовать перед сильными того – старого мира, Орода передернуло. Он затолкал эти мысли в самый дальний закуток своей памяти, туда, где уже были похоронены его детство и юность.

Более приятными были воспоминания о переходном периоде, когда ему пришлось бороться за власть, играть в демократию, интриговать, предавать, заключать союзы и нарушать их. Но всё равно, в то время он был лишь одним из хищников, стремившихся урвать часть добычи, навязать свою волю другим и вложить в их головы свою правду.

И, наконец – миг неимоверного счастья, осознание своей полной победы и всемирного господства! Эти, так называемые, мировые лидеры, униженно склонившиеся перед ним, толпы людишек, падающие ниц при виде него. А горы богатства, сваленные к его ногам? Да, путь к этому был залит кровью и выложен трупами, но дело того стоило. И ведь всё человечество смирилось с его властью! А дети, чьих отцов и дедов он уничтожил в борьбе, почитали его, словно Бога, вот уже больше пятидесяти лет и плевали на могилы своих предков. Да, появлялись отдельные несогласные, но для них было в достатке тюрем, пыток, пуль и страха. Именно страх являлся главным оружием Орода. И это оружие следовало лишь поддерживать в боеспособном состоянии, время от времени напоминая о нём народу.

Как-то раз он лично приехал в лагерь смерти для врагов своего режима. На площадке перед ним стояли более сотни осуждённых на казнь людей. Охрана императора состояла лишь из пяти гвардейцев, он специально сделал её такой малочисленной. Смертники вытянулись в струнку при приближении правителя. Никто не шелохнулся, когда он забавы ради расстрелял в них обойму из своего золотого пистолета. Все пули попали точно в цель. Тела убитых лежали среди живых, которые упорно делали вид, что их не замечают. И ни один человек не попытался его остановить. Даже те, кто ненавидел императора лютой ненавистью, не посмели броситься на него.

Личная гвардия императора набиралась из представителей самых злобных и диких народностей мира. Им позволялось почти всё, на них не имело смысла жаловаться, с ними нельзя было договориться или подкупить. Командир гвардии называл себя не иначе, как «хлыст государя» и неоднократно в публичных выступлениях клялся, что счел бы за счастье сидеть на цепи около императорского трона как сторожевой пёс. Впрочем, сам правитель нисколечко ему не верил и уже подумывал о замене преданного бойца.

Ород поднялся на ноги и обошел вокруг кровати, опираясь на золотую трость, усыпанную рубинами. Потом он приблизился к окну, постучал длинным ногтем по бронированному стеклу и посмотрел на тёмную громаду столицы, раскинувшейся у подножия холма, увенчанного императорским дворцом. Ни один огонёк не светился на улицах города. Свет затмевал сияние звёзд, поэтому ещё десять лет назад Ород издал указ о его запрете в ночное время. Всем, кто нарушил этот указ, на следующий день выкололи глаза на главной площади под одобрительные крики толпы. Других нарушителей с тех пор не было. Единственным ярким пятном каждую ночь выделялся памятник императору на высоком холме напротив. Его контуры подсвечивались голубыми огнями, которые издалека во тьме сами казались похожими на звёзды.

Любуясь на это «созвездие Орода», император настроился на романтический лад. Он подумал о девушке, которую ему привели вчера перед сном. Ей кажется было семнадцать лет… а может ещё и не было. Она очень старалась все правильно делать и сумела доставить ему много приятных минут, но до конца не смогла сохранить выражение удовольствия на лице. За это он жестоко побил девчонку тростью, но внял мольбам несчастной о прощении и не отдал приказа бросить её солдатам в казармы на забаву. Такую доброту он проявлял далеко не всегда. Тем двум миленьким блондинками, которые были у него три дня назад, повезло значительно меньше… Поначалу Ород содержал гарем, но вскоре ему это надоело. Императору и так требовалось лишь показать пальцем на объект своего интереса, даже увиденный на экране телевизора или в Сети, чтобы через считанные часы получить всё, чего ему хотелось.

Но, в целом, женщины давно значили для него не больше чем чашки кофе. Хотя бывали случаи, когда ему нравилось выпивать несколько чашек кофе подряд. Сейчас он уже не всегда мог себе позволить такое. Всему виной было проклятое здоровье и врачи-шарлатаны! Ород Первый имел пятнадцать официальных наследников мужского пола, и ни один из них, по его мнению, не представлял собой даже его некачественной копии.

Его окружение? Команда? Ближайшие соратники? Все они просто ждали смерти своего господина, чтобы вцепиться друг другу в глотки в борьбе за власть. Даже его дети устраивали покушения на родных братьев, чтобы расчистить себе дорогу к трону или продвинуться поближе в очереди. Поэтому частенько приходилось устраивать чистки самых приближенных министров, руководителей и родственников. Всё равно они умирали, восхваляя его имя, так что их смерти шли лишь на пользу. Император улыбнулся, припомнив как ввёл традицию травить иногда собаками опоздавших к нему на совещания.

Особенно было приятно сообщать о них неожиданно, задержать министров в фойе и затем наблюдать, как все эти хорошо одетые джентльмены бегут по длинному узкому коридору, отталкивая друг друга с дороги. Толстый министр пропаганды всегда старался сразу вырваться вперёд, чтобы не пропустить никого мимо своей туши. Только тощие и юркие министры внутреннего шпионажа и принудительного труда иногда умудрялись проскользнуть между ним и стеной. Остальные обычно пыхтели и потели сзади, всё же надеясь успеть вовремя.

Бессонница не спешила уходить, а до рассвета было ещё очень далеко. В голове императора хаотично крутились кадры из его длинной жизни: экзотические страны, парады, подарки, оргии, публичные казни, тайные совещания, торжественные мероприятия, деньги, войны, дворцы, памятники, портреты, спортивные состязания… Каким же всё это было банальным!

И тут, неожиданно для самого себя, Ород понял, что причина его душевных терзаний и бессонницы – скука. Все развлечения мира годились лишь для простых смертных людей. Его они только отвлекали на короткий промежуток времени. У богов – другие забавы. А на всей планете не существовало другого такого разума, который мыслил бы равными с ним категориями.

Жалкие создания! Им не понять его бесконечной грусти и одиночества! Они не могут осознать его величия… Так пусть осознают! С этой мыслью правитель достал из-под кровати небольшой черный портфель, в котором хранился его личный ноутбук. Скрюченные пальцы императора неторопливо забегали по клавиатуре. Больше Ород ни минуты не задумывался и не колебался. Лишь мгновение он промедлил перед тем, как поднес к глазу сканер радужной оболочки для получения полного контроля над системой и приведения её в состояние полной боевой готовности. После этого император нежно опустил ладонь на сенсор, и тысячи ядерных ракет во всем мире одновременно взвились в воздух, чтобы через считанные минуты обрушиться на головы недостойных подданных Орода по всей планете.

Он знал, что те из них, кто выживут, навсегда сохранят его имя как устроителя конца света. Они будут копошиться на обломках цивилизации и с трепетом рассказывать из поколения в поколение своим потомкам предание о том, как могущественный бог Ород Первый Солнцеликий уничтожил за грехи их мир. Несомненно, он удостоится высочайших почестей. Возможно, ему даже будут приносить жертвы.

Император с наслаждением откинулся на мягкие подушки и впервые за последнее время уснул безмятежным сном. Он не думал о том, что на столицу и его дворец вскоре тоже обрушится смертоносный огонь атома.  Он снова был счастлив…


П.С. Не могу сказать, что это полноценный фантастический рассказ. Хотя, в принципе, антиутопия. Конец света по прихоти одного «непонятого» человека. В 2016 году рассказ участвовал в конкурсе фантастического рассказа «Южанин», получил приз редакторских симпатий и был опубликован в Одесском журнале «Ave» (№ 14).

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *