На горе богов

Идея к рассказу «На горе богов» мне пришла спонтанно, когда я слушал музыку. А было это в самом начале января давно ушедшего 2001-го года. Так что рассказу вот уже 15 лет. Особая благодарность за помощь в написании концовки рассказа адресована Сергею Панарину, моему давнему знакомому по Самиздату, талантливому и остроумному писателю.


Холодная зима. Ночь. Тишина. Лунный свет окрасил всё вокруг голубоватым цветом, и звёзды рассыпались по небу. Свежий снег покрыл землю. Последняя снежинка ещё кружилась в колючем воздухе и, подхваченная тихим ленивым ветром, приближалась к входу в глубокую пещеру, но каплей обрушилась вниз, сбитая тёплым воздушным порывом изнутри. Ни движения, ни звука.
Вдруг молния ослепила звёзды, и гром стряхнул белый пух с ветвей. Вслед за этим из пещеры полыхнул могучий огонь, вместе с ним вырвалось оттуда что-то и мгновенно умчалось вдаль. Так же, как пламя растопило полянку перед входом, оставило существо тёмный след нагой земли за собой. Через скалы, мимо леса, в Великую Долину, на Гору Богов, ту, что пронзала небеса, соединяя их с миром смертных.
На самой вершине, куда не долетают даже облака, располагалась небольшая каменистая площадка, именно туда и держал путь житель пещеры.
Одновременно на площадку с разных сторон прибыли шестеро всадников, скрытых от постороннего взора длинными плащами с капюшонами. Один в ярко-жёлтом плаще на рыжем коне, другой в голубом на сером жеребце, третий в зелёном на пятнистом, четвёртый в прозрачном на угольно-чёрном скакуне, пятый в коричневом на буром коне-богатыре, шестой в белом на белоснежном. Словно мудрые чародеи восседали они на своих прекрасных конях, неподвижно переводя свой спокойный взгляд с одного на другого. Но вмиг преобразился их облик, и теперь на каменной площадке оказались не волшебники, а рыцари в полном боевом снаряжении, даже их кони заковались в броню. Плащи развивались за спиной, капюшоны обратились в шлемы, а на груди у каждого седока появилось характерное изображение: пламя, капля, ветвь, торнадо, камень и лёд. Все, как один, соскочили они с коней, и в руках каждого появился меч, а плащи превратились: в бушующее пламя, в морскую волну, в крепкие ветви, в бушующий смерч, в отвесную скалу, а последний просто застыл. Было понятно – сейчас начнётся сражение.
Вдруг из ясного неба, прямо от звёзд, в центр площадки врезался столб яркого света, который на мгновение поглотил всех присутствующих, а над горой засверкали молнии, и гром грянул над землёй.
— Мечи в ножны, рыцари! – прозвучал могучий голос откуда-то. Все шестеро остановились, и их плащи повисли за спинами.
— Мы пришли по твоему зову, Владыка, — обратились рыцари хором, подняв взоры к небу.
— Приветствую вас, Жар – князь огня, Дождь – князь воды, Корень – князь лесов, Вихрь – князь ветра, Шквал – князь гор, Мороз – князь холода! – произнёс голос в ответ.
— Приветствуем тебя, — воскликнули рыцари, один за другим вонзая свои мечи в камень площадки.
— Я знаю, вы не очень любите находиться так близко друг другу, поэтому начну, — голос перешёл на мягкий дружественный тон. – Человек снова начинает расширять свои владения, присваивая себе новые территории, накапливая опасные знания, и я собрал вас, чтобы выслушать ваше мнение по этому поводу, потому что я решил не вмешиваться больше в его жизнь.
— Я категорически против этого, — первым взял слово Корень. – Ведь достаточно только напомнить о том, что произошло в прошлый раз. Этот негодник вырубил почти все леса, а остальные сжёг. Он чуть не убил моего пажа, защитника зверей. Тот до сих пор не оправился от своих ран.
— Я поддерживаю его позицию, — вмешался Дождь. – Как и Корень, я до сих пор занят приведением в порядок подвластных мне стихий, очищая от ядов этого проходимца океаны, моря, озёра, реки, даже тучи уже посещал.
— Полностью того же мнения, — начал свою речь Шквал. – Сколько мне пришлось латать горы после его походов в недра моих владений? Он бурил в них шахты своими дерзкими машинами, взрывал скалу за скалой. Зачем?
— Он отравил дыхание ветра, — пожаловался Вихрь.
— Вообще-то, мне вреда от его проделок никакого не было, но я предпочитаю иметь дело с благородными рыцарями, — Жар указал на собравшихся, — чем с этим бесчестным созданием.
— Да, — поддержал князя огня Мороз. – Хоть между собой мы враги, но никто из нас никогда не нарушал твоих правил, и своей чести никто не запятнал, а человек уже всё это успел неоднократно.
— Все ваши слова имеют под собой почву, и я хорошо понимаю вашу заботу, но я не могу равнодушно потушить его жизнь. Да, в прошлом я разрешил вам развязать своё сражение во владениях этого мира и наказать человека за совершённые поступки…
— Это была славная битва.
— Я верю в то, что ему стало понятно, как сильно повредил он мир, и в то, что теперь он приложит все усилия, чтобы не повторить прежних ошибок. Вы властвуете над разными стихиями для того, чтобы они не бушевали беспризорно по всему земному шару, поэтому я решил, что человеку тоже нужен князь, который будет направлять его в нужную сторону.
— Кто же должен стать рыцарем для человека? – спросил Жар, так и горящий, правда, только от любопытства.
— Никто не может представлять человека лучше, чем он сам, — голос прозвучал, и молнии в небесах погасли, ожидая ответ князей.
— Человек?! – воскликнули рыцари разом.
— Какой же он должен быть? – полюбопытничал Мороз.
— Князь Разрушения сущности Вселенной… – произнёс Корень.
— Князь Войны, Голода… – продолжил Шквал.
— И, конечно, Князь Лжи и Обмана, — закончил Дождь.
Молчание воцарилось на Горе Богов, и все ждали следующего слова.
— У тебя есть уже нужный кандидат? – воскликнул Вихрь в небеса, нарушив тишину.
— Именно поэтому я и собрал вас здесь, — над рыцарями снова замерцали молнии. – Я хочу, чтобы вы занялись поисками того, кто должен будет взять на свои плечи этот груз.
— Почему ты сам этого не сделаешь?
— Так как ваши владения подвергаются опасности от рук человека, то, я считаю, вы должны избрать подходящего сами. К тому же только в этом вопросе вы едины в своём мнении, — голос на мгновение затих, затем снова продолжил. – Когда найдёте его, приведите сюда.
— Мы отправляемся на поиски, Владыка. — Рыцари вскочили на своих коней и умчались прочь. Молнии над Горой Богов вновь погасли, столб яркого света исчез, и лишь только слабые лунные лучики освещали теперь одинокую каменную площадку.
Прошёл день, неделя, месяц, год, век, тысячелетие, но никто не показывался на горе.

* * *

Жаркое лето. Ночь. Тишина. Лунный свет окрасил всё вокруг голубоватым цветом, и звёзды рассыпались по небу. Запах цветов охватил воздух и только в тёмную глубокую пещеру он не мог проникнуть. Свежий чистый поток бил изнутри, не впуская сладкие благовония растений внутрь. Ни движения, ни звука.
Вдруг молния ослепила звёзды, и гром вздыбил водную гладь. Вслед за этим из пещеры метнулся могучий порыв ветра, вместе с ним вырвалось оттуда что-то и мгновенно умчалось вдаль. Существо оставило за собой едва заметный в лунном свете след. Через степь, бросив в воздух белоснежные семена одуванчиков, над озером, подняв небольшую волну, в Великую Долину, на Гору Богов, ту, что пронзала небеса, соединяя их с миром смертных.
Снова на каменистую площадку на макушке собрались рыцари. Из ясного неба, прямо от звёзд, в центр площадки врезался столб яркого света, а сверху засверкали молнии, и гром грянул над землёй.
— Мы пришли по твоему зову, Владыка, — обратились рыцари к небу.
— Приветствую вас, Жар – князь огня, Дождь – князь воды, Корень – князь лесов, Вихрь – князь ветра, Шквал – князь гор, Мороз – князь холода! – произнёс голос в ответ.
— Приветствуем тебя! – воскликнули князья, вонзая перед собой свои волшебные мечи.
— Чем увенчались ваши поиски?
— Мы не нашли подходящего человека для этого задания.
— Я знаю, один человек не может взвалить на себя всю ответственность своей расы и защитить её, но сейчас она, как никогда, нуждается в рыцаре.
— Однако его нет, — вставил, как всегда, горячий Жар.
— Второй раз вы сражались по всей Земле, и вновь человек был подавлен.
— Уничтожь его навсегда, — холодно произнёс Мороз.
— Я решил дать ему последнюю возможность спасти себя. Два раза он чуть не искоренил жизнь в этом мире, и теперь над ним произойдёт суд.
— Я считаю – это верное решение, — высказал своё мнение Корень.
— На суде всегда есть сторона обвинителя и защитника. Мы все за наказание, кто будет защитником? – спросил Вихрь, подозревая к чему клонит повелитель.
— Ты прав, князь ветра. – Голос на мгновение затих. – Я хочу, чтобы к следующей ночи вы отыскали одного человека, любого, чтобы он имел возможность попробовать защитить свою расу, по крайней мере, до следующей угрозы полного вымирания.
— Мы сделаем, как ты сказал, — рыцари поклонились, вскочили на коней и умчались прочь с горы.
Наступило утро, и один из уцелевших людей побрёл в своих лаптях через поле, лес, мимо озёр, через Великую Долину к Горе Богов.
Прошлой ночью ему приснился сон о том, что он избран явиться на совет. А когда проснулся, то не мог найти себе покоя, пока не двинулся в путь.
Минул день, и ночь окутала темнотой всё вокруг. Луна и звёзды были в эту ночь почти не видны, ибо близился суд над «негодником», «проходимцем», «бесчестным созданием».
Подъём на великую гору был труден, но человек знал – настоящее испытание ещё впереди. Когда он взобрался на вершину, там уже ждали всадники. Они гневно и даже как-то брезгливо глядели на пришедшего. И что говорить о Морозе, когда даже взгляд Жара был ледяным.
– Презренный! – процедил сквозь зубы Корень. – Вы, люди, преступили всякие границы разумного. Боль и ущерб, которые вы принесли в этот мир, захлестнули его. Так зачем же вас терпеть?.. Ни ты, ни твои соплеменники не заслуживаете такой милости, но мы решили дать тебе последнюю возможность. Возможность оправдаться. Возможность одуматься. Возможность покаяться. Назови хоть одну причину, по которой ты, никчёмный убийца, должен остаться в живых!
Да, от этих слов веяло могильным холодом, но гордый человек не опустил глаз, ничем не выдал страха перед властителями стихий, хотя сердце его готово было разорваться от ужаса. Судьба людей висела на волоске, и лишь он, он один имел призрачную надежду спасти свой народ. Но в душу неожиданно закралось сомнение в самом себе.
– Я всего лишь простой крестьянин. Почему вы не выбрали самых мудрых из нас? Они смогли бы дать вам достойный ответ. Как я могу говорить от всего своего народа? Я не в состоянии отвечать за всех людей.
– Так же, как всё человечество не способно быть в ответе за действия одного сородича, так и один не может говорить за всех, но это единственная возможность для вас уцелеть, другой мы тебе не даём, поэтому говори.
Человек молчал и глядел на рыцарей. Наконец, приняв решение, он заговорил вновь:
– Вы обвиняете нас в разрушениях и бесчинствах, в смерти и порабощении ваших подданных. И вы правы. Но посмотрите на себя! Жар, сколько лесов Корня ты сгубил? Дождь, не ты ли тушил огонь, созданный Жаром? Мороз, не твои ли крепости каждую весну безжалостно уничтожает Жар? Не Вихрь ли несёт пламя к лесу? Не он ли игриво мечет холодные порывы Мороза на еле-еле окрепшую траву? Корень! Разве Шквал не умерщвлял твоих подданных? Шквал! А сколько твоих скал источила упрямая вода, раскрошили лютые холода, и разломили корни настырных слуг Корня? Жар! Ты бы выжил во владениях Шквала? Нет, уважаемые владыки, вы вечные враги друг другу! Но вам никогда не приходило в голову избавиться от кого-нибудь из вас. Вам мешаем мы – беззащитные люди…
Человек перевёл дух, наблюдая за рыцарями. Те слушали неподвижно, хотя при упоминании о вражде их могучие руки сильнее сжимали рукояти мечей.
– Посмотрите на меня, повелители! Кого вы видите? Презренного человечишку? Убийцу и негодника? Нет. Вы видите себя! Ты, Корень, вдохнул в меня жизнь и дал мне пищу. Дождь, твои воды поили меня. Ты, Шквал, приютил меня в своих пещерах. Ты, Жар, поделился со мной пламенем. Вихрь наполнил жизнью паруса моих ладей и закрутил крылья моих мельниц. Лёд, ты был особенно суров, но и ты позволил мне зимой хранить запас пищи… Низкий поклон всем вам, мои отцы, мои воспитатели, мои кормильцы! Я стал таким только благодаря вам. Ведь каждый из вас надеялся с моей помощью одолеть соперников!
– Кто же из нас, скажи мне, лжец, заставлял вас воевать друг с другом? – прозвучал вопрос Мороза.
– Мы верили в вас, и ваша вражда передалась нам в наследство. Те, кто верил в огонь, враждовали с верующими в Корня, поклонники воды воевали со жрецами Жара. Мы возненавидели друг друга из-за вашей вражды. Мы не могли остановиться даже, когда поняли, что вы всего лишь стихии, подвластные Всевышнему.
Рыцари хмуро переглянулись. А человек продолжал:
– Мне жаль, что вместо того, чтобы придать нам лучшие свои черты, вы щедро поделились с нами самым тёмным, самым злым… О, мы были достойными сынами и учениками! Однако лучшие из людей взрастили прекраснейшие цветы, превратили камни и ледяные глыбы в изящные здания и скульптуры, наладили великолепные фонтаны, подняли в воздух удивительных летучих змеев… Разве это не замечательно?
– Каждое творение уже было наделено своей красотой и оригинальностью. Вы разрушали одно, чтобы создать другое, похожее на себя. Ты говоришь, прекраснейшие цветы… Скажи, от чего эти цветы погибали? – спросил гневно Корень. – Вы их срывали… Так любили ли вы цветы, скажи, самолюбивый хищник? Любить значит хранить. Если бы желали сохранить прелесть растений, вы бы посадили их в землю вдали от своих городов. Но тогда бы не могли смотреть на них, поэтому губили.
– Что толку в ваших цветах, фонтанах и змеях, если вы отравили землю, воду и воздух? – с тяжким вздохом спросил Дождь. – Готовы ли вы отринуть свои зло и безумство?
– Великий повелитель! – ответил человек. – Как мы откажемся от чёрной части своего естества? Ведь вы же, наши Родители, никогда не заключите перемирия! Научите нас покою и разуму! Покажите пример!
– Замолчи, дерзновенный! – воскликнул Жар. – Ты здесь для того, чтобы оправдываться, а не обвинять! Мы услышали достаточно. Смерть и разрушение – вот ваша суть. Вы достойны смерти. Уходи.
В глазах человека поселилось отчаянье, но сдаваться он не собирался, поэтому вновь обратился к рыцарям.
– Я могу лишь только повторить: мы ваши дети, и мы такие, какими вы нас воспитали. Кто вдохнул в нас жизнь, кто взрастил в нас ненависть ко всему, что мы не могли понять? Вы. Каждый из вас воспитывал нас по-своему, только для себя, пока другие не видят. Вместе воспитывали вы нас, и каждый твердил, что враги другие пять. – В голосе человека появилась нотка уверенности и дерзости. — Сделали нас своими врагами и врагами самих себя. Значит, воспитывали каждый для себя, а судите вместе, потому что ни один из вас не сможет в одиночку доказать нашу вину, ведь мы помогали всем вам и воевали также против всех одновременно. Жар, ты властитель огня, сможешь ты повелевать водой? Нет. Дождь, ты властитель воды, сможешь ли ты повелевать природой? Нет. Каждый из вас способен властвовать только над одной стихией, но вы наделили нас этой возможностью, вырастив каждый для себя. Вы боитесь нас, потому что мы можем повелевать каждой из ваших стихий, пусть не так хорошо, как вы, но можем. Седьмой среди вас, князь человечества, был бы слишком могуч и нарушил бы ваше равновесие. Он смог бы одолеть всех вас, потому что властвовал бы над людьми, способными использовать не только одну стихию. Вы боитесь потерять власть и стать нашими слугами…
– Убирайся прочь! — взревели все рыцари разом.
Человек не проронил больше ни слова. Он медленно закрыл глаза и поднял лицо к небу. Затем он снова взглянул на рыцарей. На его губах блуждала недобрая усмешка. Сколько презрения и непокорности было в этой усмешке!
Человек развернулся и пошёл домой.
Повелители стихий обратили взоры к звёздам. И вновь от самой яркой звезды в центр площадки врезался столб щадящего всепоглощающего света, и молнии прочертили окружающую темноту, и гром грянул над землёй.
– Вы приняли решение… – скорее утвердительно, чем вопросительно произнёс Голос.
– Да, Владыка! Его существо слишком непокорно, — ответили рыцари. – Мы не можем больше терпеть его присутствие, оно угнетающе и жестоко.
– Что ж, пусть будет по-вашему… Приводите свой приговор в исполнение, князи мои.

…Далеко-далеко, в бесконечной космической тьме, летят мириады маленьких ярких светлячков. Это людские души. Вчера они покинули свой мир, не в силах противостоять натиску беспощадных стихий. Души счастливы, души сияют от предвкушения Встречи. Они – Избранные для Воссоединения.
Их ждёт стареющий Владыка.
Молодая, непокорная сила, первобытная мощь! Как давно Он тебя ждёт!.. Он не ошибся в вас. Ни Жар, ни Мороз, ни Вихрь, ни Шквал, ни Дождь и даже ни Корень, – вы! Князья стихий были правы, говоря о непокорности, но они не знали, что именно такими вы и должны были стать. Вскоре вы будете готовы к исполнению своего истинного предназначения!

Закладка Постоянная ссылка.

2 комментария

  1. В художественном плане. мне этот рассказ больше всего понравился. Из твоих, которые ранее читал

  2. Спасибо. Есть ещё один, который опубликую как-нибудь. У меня ведь рассказов не так много.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.