Оседлав Титана

робот

Вчера новоиспеченный пилот сгорел прямо в роботе, которым управлял. Причина в элементарном дилетантизме – в бои лезут учувствовать кому ни лень. Моя же участь намного проще, ведь я лгу, да – лгу. Мне удалось обвести вокруг пальца сотни, а то и тысячи людей. В чем моя особенность, я бы даже сказал, в чем особенность моего обмана? Все очень просто и поэтому гениально, я не сижу в роботе, я не управляю им со стороны, я вообще им не управляю, мой робот умеет думать. Я в лидерах и мой робот вне конкуренции, но если узнают, что я не управляю машиной, меня снимут и мои победы аннулируют.

Когда-то моего робота даже хотели купить военные, было такое, но я отказал. Не хочу, чтобы один из самых неповторимых роботов тратил свой «талант» на убийство людей. Да и я привязался к своей машине. Хотя с ранних лет, я задавался вопросом, а машины ли они?

«Райдер — 1», так я называемого моего автоматического бойца, вылит из прочнейшего сплава, а его «мозги» состоят из такой тонкой аппаратуры, что его и впрямь тяжело назвать простой машиной и вряд ли кому я раскрою секрет своего детища.

Сегодня ему выправят, чуть помятый корпус и он снова будет как новенький.

Заработав нужную сумму, с помощью робото-файтинга, я брошу все это, и открою свою мастерскую, но для этого нужно два боя, всего два боя…

Грозный вид моего робота, раскрашенного в фиолетово-черные тона внушают страх и трепет у моих соперников, ведь никто не знает как разгадать его секрет, никто не знает, как ему удается выходить так быстро победителем, угадывая каждый шаг соперника.

Многие из пилотов – худосочные хипстеры, им не хватает силы и уверенности, они думают, что в броне робота, они неуязвимы, но это заблуждение, страх – не скрыть доспехами, его не подавить внешне оболочкой, к нему нужно идти с раскрытыми объятиями, чтобы потом в них же и задушить.

Говорят, мои соперники – мастера экстра-класса, чемпионы, но я бы уложил этих чемпионов и, если бы сам дрался внутри робота. Бой будет заведомо не равным, это все равно, что атаковать новейший танк трактором.

Райдер лихо обошел своего противника, робота цвета хаки, вооруженного пилой и гарпуном. Зайдя за спину, моя машина, обхватила голову, вернее то, что напоминало голову, и что было сил прокрутил ее в сторону. Расчет был верен – пилоту это не навредило, а вот напугало изрядно. Стальная рука моего робота, расширила отверстие в стальном гиганте, и вытащила пилота, ловко и аккуратно, а ведь пилот мог бы сопротивляться, но он просто растерялся, просто испугался. Об этом я и говорил, роботы не устранят страх, ровно, как и оружие, за которое цепляются многие, желающие чувствовать свое превосходство или безопасность, ни того, ни другого не подарит ни одно из оружий мира, уверенность – внутреннее ощущение. Чтобы прибавить уверенности, не нужно оружия или роботов, нужен простой боксерский зал.

К сожалению, выиграть бой, не сломав робота, не вышло. Я сразу предупреждаю Райдера, чтобы тот был аккуратен, ведь ремонт таких вот гигантов, выйдет в копейку, но драка есть драка, здесь ничего не поделать.

Второго противника, мой стальной приятель просто обесточил, спокойно уйдя за кулисы. Рев публики, овации, огни прожекторов, преследовали победителя, пока тот не исчез за кулисами.

После этого, на свет прожекторов вышел я. Во мне что-то жгло и ерзало, это была совесть и, вместе с тем, какое чувство превосходства. Совесть мучала за присвоение чужой победы, не смотря на то, что Райдер мой робот, все эти победы были не мои. Ощущение превосходства же рождалось, так как я знал, что смогу одолеть их и так, я раскалывал под орех моих соперников, когда раньше выходил драться в роботе, но такие победы выходили мне круглой суммой, робота приходилось ремонтировать, иногда по нескольку месяцев.

Остался еще бой! Меня обманули!  А ведь обещали всего два боя, впрочем, я сам виноват, нужно было контракт внимательней читать, да помалкивать о моем желании уйти с ринга. Уже вечером, я перечитал контракт, и увидел, что в нем не указанно количество боев и соперники, просто сказано, что я должен выиграть все бои, которые организовывают менеджеры. Менеджеры, организаторы, промоутеры – шайка аферистов. Я бросил листок с контрактом на стол. Буду надеется, что следующий бой будет финальным, мне до чертиков надоели все эти игрушки взрослых детей…

— Все, – сказал механик, сутуловатый светловолосый паренек, — робот в порядке.

— Спасибо, Саня, – хлопнул я его по плечу.

— А сам бы не справился или японцев бы позвал? – сказал он.

— Я превратился в делопроизводителя, все бегаю, суечусь, заполняю бумаги какие-то…

— Ну, а японцы чем тебе не угодили?

— Дорого, да и с соотечественником приятно пообщаться, — ответил я и тоскливо улыбнулся.

— Японцы настроены разнести твоего робота на детали, – сказал механик, — слышал вчера в новостях.

— Я эти заявления слышу перед каждым боем, — махнул я рукой.

— Кстати, а я не нашел кабины, — механик заерзал на плече робота, — где она, где ты сидишь то.

— Извини, Сань, — я решил соврать, — мне нельзя показывать кабину, да и вообще, никто из пилотов не покажет тебе, где он сидит.

— Странно, наши показывают…

— Суеверие, понимаешь…

Жаль врать. Механик – славный парень, но верить никому нельзя, это я уяснил.

Луч прожектора хищно пронеся над публикой. Скользнув по могучему черно-фиолетовому корпусу моего Райдера. За ним еще несколько лучей облизнули стальной корпус робота, словно пробуя его на вкус.

Людям нравятся бои роботов, хотя, вопреки одному из научно-фантастических фильмов, человеческие турниры по боевым искусствам не исчезли полностью многие задаются вопросом, почему? Казалось бы, зачем нужно смотреть на бои людей, когда есть такая альтернатива в виде робото-файтинга, но… В боях роботов есть свой драматизм, авантюра, но нет страданий. Роботы не чувствуют боли, они не бояться, им не ведома ненависть, а человек хочет видеть страдания, хочет ощущать себя на месте мускулистого атлета, вспомнить свои переживания, если сам выходил когда-то на ринг, либо компенсировать жаждой чужого страдания собственную неполноценность.

На сегодня хватит, Райдер покрасовался перед публикой, чтобы завтра вступить в решающий бой, я надеюсь, что решающий…

— Господин Акутагава, расскажите, кто впервые придумал бои роботов? – миловидная корреспондентка восточного типа обратилась к коренастому японцу.

— Все началось со схватки Марка – 2 и Куратаса: американского и японского роботов, кажется в 2018 или 2016 году, не помню уже точно, ну а вообще идеи были у многих фантастов, режиссеров.

— Какие нововведения планируются в будущем?- вновь прощебетала симпатичная журналистка.

— Мы подумываем убрать людей и полностью отдать возможность вести бой роботам, но это сложная задача, нужно серьезное программное обеспечение.

— Есть ли в этом направлении разработки?

— Они были, — японец замялся, — одна фирма развивалась в этом направлении, но потом все замолкло, когда о них ушел один из учредителей…

Я выключил телевизор.

— Ушел, — хмыкнул я, — помогли уйти, а мозгов у самих не хватило ни на что, я все с собой забрал…

Я радовал новой здравой мысли – чередовать бои роботов, сделать их более автономными, правда, все эти бои – роскошь, баловство сытого мира.

Лучи прожекторов, снова хищно облизывали публику и стальные тела роботов. Райдер стоял, оценивая каждого соперника взглядов, производя немыслимые, для человеческого мозга, вычисления.

И вот – выход моего титана. Его встречает не менее стильный противник – робот в черно-розовых тонах. Что-то было женское в его чертах, ну и пусть, это добавить романтизма и драматизма бою.

Роботы сошлись и…

Черт возьми! Райдер не может с ним легко разделаться, неужели у меня появился достойный противник, но кто и как, неужели робот не управляем…

Роботы мяли стальные корпусы друг друга, летели детали обшивки, искры долетали до первых рядов, приводя в небывалый восторг публику. Внезапно, Райдер упустил момент и его соперник, оказавшись у него за спиной, что было сил, попытался вонзить титановый шип в процессор моего робота.

Но Райдер не остался в долгу, ловко увернувшись. Он перехватил стальную руку с шипом, и бросил противника через плечо, наступив затем ногой на его корпус. Что-то щелкнуло и люк в капсулу пилота отворился. Пилот выкатился наружу, едва не попав под стальную ногу Райдера.

В этот момент, энергия из реактором моего робота иссякла, видимо сказалось повреждение, в Райдере что-то заискрило и он упал.

Врачи и механики подбежали к моему роботу, чтобы высвободить. Якобы сидящего в нем пилота. В этот момент. Я отчетливо понял, что пропал, все мои усилия были напрасны, я разоблачен.

— В нем нет капсулы! – крикнул я, понимая, что Райдер уже не встанет, а усилия механиков только навредят его корпусу еще больше.

Я вышел к публике, все ахнули и в зале раздался гул, а затем тишина.

— Не надо портить корпус, – спокойно сказал я, подойдя поближе, — весь бой, я был за кулисами.

— Вы понимаете, чем все это чревато? – подошел ко мне Акутагава.

— Естественно, я не первый год в этом бизнесе, — усмехнулся я.

— Что делать с роботом, надо бы его вынести, — спросил механик.

— Не надо, сейчас я все исправлю, — я нагнулся, и, через некоторое время, активизировал Райдера.

— Робота пилотировал не человек, — сразу же, сказал он.

Вот так подарок судьбы! Японцы смухлевали, в роботе был еще один робот.

— И как это понимать, господин Акутагава? – я дьявольски улыбнулся, обрадовавшись такому козырю.

Райдер тяжело встал.

— Ну ка, остановите врачей! – крикнул я.

— Это исключено, пилоту требуется немедленная помощь, — затараторил Акутагава.

— Иначе, это сделает Райдер, — пригрозил я.

Врачи остановились, не решаясь что-либо предпринять.

Одеяло было поднято и я увидел темноволосую девушку. Не может быть, Райдер солгал или ошибся!

— Посмотри на ее колено, — сказал мне робот.

Сорвав одеяло, я увидел как из колена течет кровь и белеет металлический сустав. Ну японцы! Молодцы! Этот андроид и пилотировал робота.

— Правда, это не робот и не человек, тем не менее. В контракте все четко прописано, так что мы квиты, – повернулся я к побледневшему японцу.

Понимая, что сейчас весь его бизнес обрушиться, он решил поиграть в  великодушие.

— Я предлагаю, — сказал он, стараясь выглядеть уверенно, — засчитать ничью.

— Вы дрались не одним роботом, в двумя. А это нарушение правил, получается мой Райдер, дрался против двух противников и дрался достойно, бой должен аннулироваться. Мой робот проиграл, но и вы дрались не по правилам. Нужна еще схватка, назначайте время.

Акутагава понимал, что сжульничать в следующем бою не удастся, но и мне продеться драться в роботе.

— Хорошо, но мне кажется, сейчас не лучший момент говорить о делах, — улыбнулся японец, — роботам нужен ремонт.

Я услышал, как стонет девушка и это было вполне по-человечески. Неужели японский магнат использует вот таких вот живых гладиаторов. Значит все сплетни о подпольных боях биороботов правда…

Мне стало жаль девушку – андроида хотелось ее освободить, но это только эмоции, этим ничего не решишь, ведь таких как она еще множество.

— Слышишь, дружище, — верзила с европейской внешностью, схватил меня за руку.

Райдер, тут же, ринулся к моему обидчику.

— Тише, тише, —  к нам подошел датский менеджер, — мы хотим просто поговорить, не больше.

— Разговаривать будет в присутствии моего робота, считайте его моим компаньоном, а меня его менеджером.

В большом ангаре сидела та самая девушка, лицо которой, периодически искривляла гримаса боли.

— Почему вы не вызовите докторов, ей же больно, — сказал я.

— Вы слишком сентиментальны, господин Силин, это же просто робот, придется ей походить на металлической ноге, лечить ее слишком затратно. Отрежут ногу и приделают новую, зато крепкая будет.

В этот момент, я обратил внимание, как гримаса боли на лице андроида сменилась ужасом.

— Хватит о роботах, давайте лучше поговорим о нас с вами, — вмешался в разговор Акутагава, у нас с вами возникла очень щепетильная ситуация.

— Да уж, щепетильней некуда, — усмехнулся я, больше из-за нервозности, чем от уверенности.

— Давайте решим ее, как взрослые люди. Что вам нужно? Деньги? Признание победы? Бой?

— Деньги.

— Вот это отличный разговор, — выдохнул японец, — не люблю тех, кто насмотрелся голливудских фильмов и начинает строить из себя героев.

— Я сам жил обманом полгода, какое тут геройство, — заметил я.

— И это верно! – улыбнулся Акутагава, — вы умный и здравомыслящий человек, мы сможем решить вашу проблему, прямо сейчас.

Чек на кругленькую сумму был у меня в руках, от меня же нужно было только молчание об увиденном.

Но… Я видел, как девушка – андроид сопротивляется, она не хочет идти с механиками, неужели японцы сделали «живого» робота. Господи, да она же кричит и плачет, как человек.

— Господин Акутагава! – окликнул я японца, садящегося в машину.

— Что будет с вашим андроидом?

— Ей сделают металлический протез, и она будет дальше драться, только уже не роботе, а сама по себе, а потом ее органы и детали пойдут на новых андроидов, — он сказал это совершенно спокойно, — а вам ее жаль?

— Ну, как бы, она же кричит, как человек, — признался я.

— Нравится мне в русских и итальянцах, что вы не скрываете своих эмоций и слабостей, просто не умеет этого делать, — засмеялся японец, — впрочем, такие вот милосердные защитники прав роботов и среди японцев часто встречаются. Что же вы предлагаете сделать? Лечить? Представляете во сколько это мне обойдется. Сегодня был первый ее бой. Это был эксперимент, не больше.

— Сейчас набирает обороты общества защиты прав роботов…, новость о вашем анроиде станет резонансным, – заметил я.

— На что вы клоните, кажется вы уже получили неплохой гонорар за сове молчание, Акутагава начинал нервничать и сердиться.

— Я хочу купить вашего андроида за хорошие деньги.

— Вы понимаете, что просите раскрыть секреты нашего роботопроизводства?

— Более того, я обменяю свой секрет, на ваш, я помогу вам создать аналог Райдера.

Робот будет почти во всем на него похож, почти во всем…

— Теперь мы нищие, Райдер. Мне даже не на что тебя ремонтировать, да и с ней что делать, — я посмотрел на измученную девушку, которая стонала, не реагируя на мои слова, вообще на происходящее вокруг.

— Она может умереть, — сказал Райдер.

— Я знаю, но, хотя бы свободной.

— Пафос, ты всегда был склонен к чрезмерной лирике, — заметил робот.

— Не читай мне нотаций и так плохо…

— Опять нужна моя помощь? – в ангар вошел тот самый механик из России.

— Мне тебе и заплатить нечем, – ответил я.

Во мне переплетались чувства благодарности, опасения и стыда за свою финансовую неполноценность, все это приукрашивалось злобой на себя за сентиментальность, от которой пора бы было уже избавляться.

Я не знал, стоит ли верить Александру, его могли прислать мои завистники, конкуренты.

— Думаю, теперь ты и сам справишься, — он показал на вход, где стояла машина с инструментами и деталями, времени теперь у тебя много. Когда разбогатеешь, меня позови в мастерскую, надоело все…

— Спасибо, Саня, в долгу не останусь.

Когда он ушел, я попросил Райдера просканировать инструменты с запчастями  и начал починку, только убедившись, что в них нет ни жучков, ни нано-оружия.

— Черт возьми! – разрушался вошедший в ангар врач. Ты опять меня пытаешься впутать в авантюру! Ты же давно не дерешься в роботе, зачем тебе доктор или ты так полюбил Райдера, что принимаешь его за живого.

— Ты этими авантюрами жил и неплохо жил, после того, как тебя выгнали за пьянку из клиники. А здесь репутация – все, это тебе не Россия. Помощь нужна не мне – ей.

Я показал на девушку.

— Она, что ли пилот? – доктор был «под мухой», однако держался уверенно.

— А ты как, железяка? – крикнул он роботу.

— Не надо кричать, доктор, — прозвучал механический голос Райдера, — я улавливаю тончайшие звуки и интонации на огромном расстоянии.

Доктор прихрамывая, побрел к девушке, махнув рукой.

— Железо, что с него взять!

Как только его близоруки глаза, с треснувшими в оправе очками склонились над ее коленом, доктор вздрогнул.

— Это, это…

— Это – андроид или биоробот, я запутался в терминологии, но она – живое существо, она чувствует страх и боль.

— Костя, Костя, я протрезвел! – развел руками старый еврей, — ты понимаешь, сколько дорогого алкоголя на ветер!

— В канистре есть спирт, — съязвил я.

— У русских одна проблема, нет – две: мы  хотим халявы и все воспринимаем за чистую монету.

— Когда ты уезжал в Европу, ты себя русским не считал, — усмехнулся я.

— Это – политика, — махнул он рукой, — менталитет есть менталитет,  его цветом волос и кожи не заглушишь.

— Ну и чего ты стоишь?

— А что мне делать, я разбираюсь в роботах, а не в ранах.

— Тащи спирт!

— Ну, может не сейчас? – я возмущенно развел руками, — ты же опять надерешься!

— Дурак! – выпалил доктор, — для раны тащи.

Доктор смог помочь колену девушки, правда для этого пришлось тащить его 3d — принтер, чтобы нарастить живую ткань (собственно этим доктор и жил, каким – то чудом сумев забрать из больницы столь редкую вещицу), с коленом возился уже я, превозмогая слабость и тошноту. Все мои руки были в крови, девушка была бледная, едва дышала.

— Все, — после жуткого лечения, сказал старый еврей, — будет жить. Я надеюсь.

— Как так – надеюсь, вы же доктор…

— Не смешите меня, — махнул рукой врач, — доктор человеческий…

— Не надо, вдруг обидится.

— Она? – доктор захохотал, — мы, почти без анестезии все делали. Это удивительно, как она перенесла болевой шок. Костенька, что ты собираешься с ней делать, лучше мне скажи?

— Ничего не собираюсь, — скрестив руки на груди, ответил я, — хотя, нет. Я собираюсь дать ей свободу.

— Может ты заделался в общество защиты прав роботов? – усмехнулся доктор, – я помню их лозунг, что-то вроде: «Роботы, тоже живые существа».

— Ты сам все видел, она – не робот, — ответил я, — хотя…, она и все ей подобные и есть роботы в чапевском понимании.

— Ладно, Костя, — доктор протянул мне свою руку, – в любом случае, с тобой очень приятно общаться, так что, будь здоров.

Ночь прошла спокойно, хотя необычная пациентка постоянно о чем-то говорила во сне, ворочалась. Я боялся, как бы не стало хуже, ведь в стационар я ее не мог отдать, ее бы просто не приняли. Оставаться здесь не имела смысла, но и куда-либо уехать я тоже не мог, тем более с бойцовским роботом и биороботом, которого отвоевал у Акутагава. Но выход был, единственный выход….

(продолжение следует…)

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал".Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

2 комментария

  1. Прочитал на одном дыхание. Понравилось. Ждём’с продолжения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.