Искусственный интеллект (часть 51)

Поделитесь с друзьями!

Мой корабль подлетал к намеченной точке пространства, где на борт должен был высадиться экипаж роботов для дальнейшего пилотирования транспортника в другую часть галактики.

Я же должен был перейти на истребитель для полёта к планете моего будущего проживания. Так всё и произошло.

Роботы, влетавшие через шлюзовую дверь во внутрь транспортного корабля, были в «замешательстве». Их уже встречали.

Никто не информировал их об этом, поэтому они внимательно всматривались в моё лицо, стараясь уловить хоть какую-нибудь подсказку относительно того, кто же я такой и как я тут оказался.

Гредеры (автоматы) упёрлись в мою грудь. Но висевший на моей шее контрольный модуль выдал кодированную информацию, после чего все роботы тут же перевели свои системы в нормальное состояние.

Включились модули передачи информации и оружие исчезло так же быстро, как и появилось. Роботы стали разлетаться по своим штатным местам, совершенно не обращая на меня внимания, как будто до этого момента, вообще, ничего не произошло.

Главный навигатор подлетел ко мне и начал знакомить с ситуациями в пространствах. Он так же передал мне стартовые модули управления запусками истребителя. После обоюдного обмена информацией я направился к шатлу и, разместившись в нём, приготовился к отстыковке от транспортника. Актурор, как всегда, висел рядом со мной.

— Может, вам необходимо военное сопровождение, — поинтересовался главный навигатор, напоследок, перед тем как шлюзовые двери должны были отделить меня от корабля.

— Нет, я справлюсь, — ответил я, после чего шлюзовая дверь закрылась, разделив нас.

Шатл отстыковался от транспортника и начал производить нужные манёвры. Затем, сориентировавшись в пространстве, направил свой нос в направлении истребителя, который висел неподвижно в тени соседней планеты, но вот-вот должен был появиться во всей своей красе.

И уже через несколько сетр корабль вспыхнул ярким светом, отражённым от сфиритной поверхности. Красавец, ничего не скажешь. У меня было особое отношение к истребителям.

Они ассоциировались у меня с мощью, которой они обладали. Неоспоримо и то, что это в действительности было так. Все самые новейшие технологии были реализованы именно в них. Собой истребитель олицетворял – прогресс. Мощь и красота слились воедино.

Ни у кого во всех вселенных не было таких истребителей. Никто не мог построить более совершенного корабля, чем это сделали роботы Джи. И внутри у меня что-то ёкнуло (земное название). Гордость за то, что я тоже принадлежу к Джи, переполняла меня.

Стыковка прошла нормально и шаттл, доставивший меня на истребитель, отошёл от люков перехода. Он отправился в обратный путь к транспортнику.

Истребитель я знал хорошо, поэтому без всякой задержки направился к центральному пульту управления, где произвёл все необходимые операции по активизации бортового оборудования. На мониторах появилась индикация работы приборов. Всё было готово к запуску главных маневровых двигателей.

Устроившись поудобнее в кресле пилота, специально установленного для меня, я активизировал «саркофаг» защиты от перегрузок. Этот «саркофаг» был сконструирован специально для меня и, как предполагалось, для использования людьми в будущем.

Это был своего рода маленький автономный пилотируемый корабль и мог использоваться в аварийных случаях. Актурор расположился рядом с саркофагом, закрепившись в фиксаторе. Многое оборудование, применённое в этом типе истребителя, управлялось при помощи мысленных команд, что облегчало задачу контроля и слежения.

Все последующие операции запуска я произвёл именно на этом уровне, параллельно производя и механические включения. Выполнять такие действия способен любой из людей, стоит лишь немного потренироваться в центре «координации и управления импульсными направлениями».

Система разрабатывалась специально для использования именно человеком. При первой же встрече специально продемонстрирую все преимущества такого вида управления.

Маневровые двигатели развернули корабль в нужном направлении и после этого заработали главные форсажные двигатели истребителя, увеличивая его стартовую мощность.

Корабль, первоначально начав медленное движение, уже через несколько сетр, нёсся с межгалактической скоростью к точке, отмеченной лишь на моей карте.

В полёте мне предстояло пробыть в течении тридцати циклов (один Земной месяц). После этого я должен буду пройти дополнительную подготовку на станции «ДЖИ ТАА ВАА», после чего направиться на планету моего проживания Нахта Бинария.

Контрольные тесты состояния приборов и оборудования подтвердили их рабочее состояние и сбоев в работе обнаружено не было. После получения этой информации, «саркофаг» автоматически открылся, освободив меня для дальнейшей работы. На корабле имелась система искусственной гравитации, которая была незамедлительно активизирована.

Месяц в космосе – долгий срок, но это только тогда, когда вам нечем себя занять. Для меня же была приготовлена огромная программа по дальнейшему изучению технических новинок и проведению опытов. Так что об отдыхе можно было только мечтать.

Выполнив все необходимые процедуры на мостике, я направился в отсек компьютерной навигации. Актурор, увидав мой взгляд, тут же метнулся в отсек приготовления питания.

— Молодец, Актурор, — похвалил я про себя робота. Догадался о чём я подумал. Я лишь кивнул и произнёс: -Ага.

Сам же проследовал дальше по коридору.

Истребитель при выполнении военной миссии брал на борт семерых роботов Джи, двоих навигаторов и несколько «технических» консультантов, конечно же, все были роботами, поэтому места для передвижения внутри корабля было достаточно. А так как сейчас на борту я был один, то для моего перемещения места было предостаточно, что позволяло не задумываться о столкновении с роботом, неожиданно появившемся из-за угла.

Непосредственно на этом истребителе, были установлены системы жизнедеятельности и нормальной гигиены для человека. Мы, люди очень привередливые, но против природы не попрёшь, так что роботам пришлось «попотеть» (земное название) при проектировании и последующей установке этих жизненно необходимых для меня систем.

С едой будут маленькие проблемы, но небольшая диета мне не повредит. Обычно на корабли, где я проходил тренировочные полёты загружалось много разнообразной еды, но в этот раз моя эвакуация произошла спонтанно и поэтому рассчитывать на «разносолы» (земное название) мне не придётся. Но это не самое страшное, что было в этой экспедиции.

Однажды произошла ситуация, когда, отправив меня в космос, роботы «забыли» погрузить продовольствие. Роботы есть роботы. Им-то еда не нужна в том виде, в котором она нужна нам, вот и «забыли» (земное название).

Они, как это и было записано в заказе, погрузили дополнительные источники питания.  Источники питания, так источники питания, чего тут не понятного. Погрузить, так погрузить. Так они и сделали, загрузили именно то, о чём они были информированы весь свой период развития.

Так вот, если бы не Актурор, то к планете моего назначения долетел бы только он. Питался чем мог, пока не прислали то, что мне, действительно, требовалось. После случившегося у роботов в обиходе появилось новое слово «пищеблок».

Теперь, загружая контейнеры с надписью «пищеблок», роботы знали, для кого этот контейнер направлялся. Технический персонал многих станций знал меня, так сказать, в лицо.

А после того, как в блоки памяти внесли новое название, да плюс ко всему установили первый вариант адаптированной программы чувствительности, то они, вообще, «обнаглели» (земное название). Теперь при встрече со мной они считали своей обязанностью «поприкалываться», так сказать. Они выкрикивали не приветствие, как это принято у роботов, а новое словечко:

— Пищеблок.

Я на них не обижался, роботы есть роботы, что с них взять, кроме запасных частей на мой компьютер. С другой стороны, произношение этого слова, вызывало у меня появление приподнятого настроения. Это говорило о том, что про меня не забыли, погрузили всё необходимое. Голодать не придётся.

Я всегда представлял ситуацию, в которой люди, впервые встретившись с роботом Джи, услышат от него вот такое, вы только представьте себе. Какова будет реакция на произошедшее, описать не берусь, но надеюсь когда-нибудь увидеть. Будет очень интересно. Я вам обещаю.

Пока я вспоминал произошедшие со мной приключения. Актурор уже приготовил для меня еду. Пока он там «колдовал», я проверил наличие продуктов.

Захлопнув контейнер, который тут же втянулся в блок охлаждения, я увидел, как две защёлки закрыли крышку, после чего начался процесс замораживания. Убедившись, что всё работает, я отправился в отсек главного бортового компьютера.

Подойдя к компьютеру, я вставил свой лутр и начал работать с данными, которые появлялись и исчезали на экране с огромной скоростью.

— Так, для начала ознакомимся с базовыми инструкциями по применению. Хорошо, понятно. Теперь необходимо познакомиться с правилами ввода данных на подготовительных этапах. Так, для начала не плохо. Посмотрим, что у нас творится с аппаратурой наведения? Ага. Так вот, значит, как они разрешили эту проблему, не плохо, не плохо. А что у нас с ориентацией? Ага, не плохо, не плохо. Теперь необходимо перейти к введению данных. Это не займёт много времени, и я успею ещё что-то просмотреть, — разговаривая сам с собой, я выполнял последовательные действия по настройке системы стрельбы.

Для того, чтобы произвести пробные стрельбы, необходимо было изменить курс и направиться к планетам, вокруг которых вращались астероидные массы.

Начав изучение, я так увлёкся, что вышел из этого состояния только после того, как Актурор трижды постучал меня по плечу своим манипулятором, известив, что еда уже давно готова.

Я оставил компьютер обрабатывать введённые в него данные и направился в отсек для того, чтобы поесть то, что приготовил для меня робот.

Компьютер – интересная, высокоинтеллектуальная вещь, порождение мысли роботов Джи. Интересно, есть ли он на Земле? Несёт ли компьютер такие же воспитательные функции для детей там, какие он несёт для меня, здесь? Или его ненавидят все родители, у которых дети попали под его влияние и зависимость? Мне тяжело покидать своё рабочее место у экрана, потому что я поглощён этим процессом.

Мы не задумываемся о состоянии своего здоровья, без остановки работая за ним. Зачем об этом думать сейчас? Мы молоды и у нас всё впереди. Мы, как будто, спешим что-то сделать ещё, не успевая за улетающим временем. Но я знаю одно заключение, которое сделали роботы Джи и могу посоветовать всем, кто работает с подобного рода системами, берегите здоровье и хорошенько отдыхайте, после окончания работ. Что-то меня понесло, всё, всё, заканчиваю.

Доев всё приготовленное, я тут же вернулся к своему занятию. Активизировав шлем голографического аппарата, я надел его и приступил к следующему этапу в подготовке программ для введения их в базу данных компьютера.

Так тянулись мои космические будни, вернее сказать, тёмные космические ночи.

Вокруг была нескончаемая темнота с мириадами светонесущих или, как их называют на Земле, звёздами. Всё это сопровождало меня в моём путешествии. Проносясь мимо пространств, я приближался к месту, которое выбрал для стрельб.

Сигнал, оповещающий о приближающемся пространстве, вызвал меня на главный пульт управления. Прервав очередной урок, я снял шлем с головы и отправился туда. Активировав карту пространств, я включил систему поиска планет с заданными характеристиками. Не прошло и пол стора (полчаса), как на объёмной карте замигали три точки, означающие что планеты найдены.

Теперь мне предстояло выбрать ту, к которой я должен был направиться для осуществления запланированного. Все три точки, находились в совершенно разных системах. В первую очередь, необходимо было снизить скорость для перехода в подпространство и изменив курс переместиться к одной из них.

Теперь возникал вопрос. К какой планете лететь? Предстояло решить это быстро, так как через интервал времени, могли появиться ещё претенденты на уничтожение, я имею ввиду планеты с подобного рода характеристиками. И количество их могло расти с каждым последующим интервалом времени. Тогда, я и вовсе могу запутаться при принятии решения.

Короче, лечу на право, к планете обозначенной индексом Х23-НН2. Решение принято, систему обнаружения можно выключать. Как только я выбрал нужную мне планету, я выключил карту пространств, оставив только тот район системы, где располагалась выбранная планета.

— Теперь мне будет легче сориентировать корабль, — подумал я и ввёл коды доступа к главному процессору управления манёвром.

Следящие системы начали выполнять последовательные операции по уменьшению скорости и переходу корабля на другой уровень перемещения. Компьютер подтвердил правильность всех данных и корабль изменив курс направился к выбранной мною планете.

Теперь, когда все маневровые операции были поручены бортовому компьютеру, я начал приготовление систем залпа.

Всё шло по графику. Через два временных цикла корабль должен был подлететь к району предстоящих стрельб. Мне можно было отдохнуть, что я и сделал незамедлительно, после проверки последних введённых параметров.

Добравшись до койки, я упал в неё и тут же отключился. Сказалась усталость, после долгих учебных программ. Спал я крепко, поэтому жужжание Актурора смог услышать не сразу, а лишь после того, как он начал постукивать по плечу своим манипулятором.

Несмотря на то, что я проснулся не сразу, чувствовалось, что организм отдохнул. Отдых для человека один из главных факторов его нормальной жизнедеятельности. Приняв космический душ, выпив какой-то энергетический коктейль (земное название), я отправился на главный пульт управления для того, чтобы убедиться в том, что мы приближаемся к месту нашего назначения.

— Да, так и есть, всё правильно, — произнёс я про себя.

Мы, действительно, приближались к планете, вокруг которой вращалось огромное количество астероидов. Великолепное место для проведения тренировочных стрельб.

Планета приближалась, увеличиваясь в размерах. Её вид заставлял насторожиться. Странные ощущения возникают в таких случаях. После долгого пребывания в космосе, где звёзды имеют размеры светящихся точек, ты волей не волей начинаешь понимать свою сущность и какое место отведено именно тебе в мире огромных расстояний и величин.

Система контроля мощности двигателей постепенно уменьшала скорость корабля, доведя её до минимальной. Корабль двигался по инерции, находясь на орбите планеты.

Проверив системы наведения огня, я приготовился к залпу.

Передвигаясь параллельно кольцам, я выжидал, всматриваясь в невероятное творение природы. Разрушая часть астероидов, я не мог повредить планете, поэтому никаких угрызений совести я не почувствовал.

Рука потянулась к монитору, на котором были активированы сенсоры открытия огня. Касание привело к мощному выбросу энергии с правой стороны «крыла» истребителя.

Синеватое облако унеслось в направлении огромного астероида, после чего в его центр попал «взрыватель» и произошёл взрыв.

Астероид разорвало в клочья, которые разлетелись в разные стороны. Ещё две вспышки и такой же результат. В космосе растворилась большая часть энергии, оставшаяся после взрыва.

Корабль, сделав ускорение, удалился на внешнюю орбиту. Теперь предстояло произвести ещё несколько контрольных выстрелов при автоматической настройке всего комплекса. Введя поправки в базу данных, произвёл манёвр для следующего залпа.

Теперь предстояло пройти на максимальной скорости рядом с выбранным объектом и произвести залпы, после чего выполнить манёвр по уклонению от энергетической волны, как этого требовала военная ситуация. Так я и сделал.

Двигатели набирали мощность, развивая максимальную скорость, выходя на траекторию огня, корабль вышел на боевой курс. Электроника отслеживала координаты введённых целей. Залп произвёл из двух систем одновременно, две вспышки, две уничтоженные цели. В эту же сетру корабль произвёл уклонение, затем ещё одно, выброс защитного поля, уклонение, всё прошло как по «писанному» (земное название).

Изменение количества астероидов в кольцах планеты никак не сказалось на её состоянии. От ударной энергетической волны многие изменили своё местоположение, да и только.

Эффект от взрывов был очень своеобразный. Образовавшаяся энергия разрушения не распространялась в космос, а постепенно трансформировалась, «поедая» сама себя.

Этот принцип поглощения энергии был открыт и стал использоваться в новейших военных разработках, после чего на одной из планет открылся целый комплекс по дальнейшему изучению области поглощающих энергий объёмных величин. Пока это был засекреченный материал, не поддающийся разглашению. Поделиться знаниями в этой части не могу, сами понимаете почему. Секретный материал, есть секретный маитериал.

Выполнив всё, что запланировал, я удалился обратно в космос, где снова вышел на прежний курс, продолжив своё путешествие.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.