Великаны и карлики

Поделитесь с друзьями!

«Вселенная настолько грандиозна, что в ней почётно играть даже крохотную роль».
Харлоу Шепли, астроном.

В статье «Великан и карлики» речь пойдёт не о мифических великанах-циклопах или, напротив, о какой-то разновидности мелких эльфов, порхающих с цветка на цветок. Оставим в стороне древние ненаучные фантазии и поговорим о тех фантастических персонажах, что представляют собой уменьшенные или же увеличенные копии самых обычных людей.

Дж. СВИФТ, пополняя число народов населяющих затерянные миры, начал этот процесс с лилипутов и великанов. Сначала он уменьшил размеры заурядного человеческого организма ровно в 12 раз, затем эту же исходную величину в 12 раз увеличил. И выдал своих персонажей за игру земной природы, естественных обитателей нашей планеты.

Немало авторов последовало его примеру, но их персонажи меняли свои размеры уже искусственным путём. В повести Я. ЛАРРИ «Необыкновенные приключения Карика и Вали» потребовался «уменьшительный» и «увеличительный» порошки, А. К. БУЛЫЧЁВ («Война с лилипутами») придумал  для тех же целей специальное техническое устройство, этакий «трансформатор величины».

Уменьшение персонажей до размеров «мальчика-с-пальчика» использовалось как приём для популяризации знаний, к примеру, о мире насекомых и растений (В. БРАГИН «В Стране Дремучих Трав»), или об устройстве музыкальной шкатулки (В. ОДОЕВСКИЙ «Городок в табакерке»), или о строении человеческого организма (А. Азимов «Фантастическое путешествие»).

Значительно реже фантасты увеличивают своих персонажей. Из впечатляющих примеров (после персонажей романа Г. УЭЛЛСА «Пища богов») сходу вспоминается тот, который связан с побочными явлениями при телепортации: «Теперь он стоял на улице нагой гигант стеклянной прозрачности. Он потянулся к Луне ладонью, и космический корабль белой звездой прошёл сквозь его ладонь. Сверкнули жёлтые иллюминаторы. В одном торчало  широкое лицо с приплюснутым носом – человек смотрел на него, должно быть, не веря себе. И рот открыл.

– Опупел, — сказал ему Григорьев и пожалел, что таким его не увидит Мария. Это бы очень помогло в семейной тряской жизни» (А. ЯКУБОВСКИЙ «Сибирит»).

Что касается последней фразы, то в фантастике известен обратный пример, когда семейное благополучие достигается противоположным способом. Супруга одного из известных жителей города Великий Гусляр наяву заполучила свою подсознательную мечту – карманного (в буквальном смысле этого слова) мужа, которого легко спрятать в дамскую сумочку (К. БУЛЫЧЁВ «Домашний пленник»). Правда, ему наверняка придётся бросить привычную работу и уйти в шоу-бизнес…

Для  нас здесь важно подчеркнуть, что пионер телепортации обзавёлся безразмерным квазителом из проницаемой субстанции, повторяющей форму первоначальной матрицы. Это означает, что во время телепортации на него не действовали никакие известные физические силы.

Каков бы ни был полёт фантазии, существуют пределы изменения масштабов человеческого тела, преступая которые, персонажи, оставаясь совокупностью веществ, а не полем, вскоре погибли бы в силу действия обычных физических законов.

Мысленные эксперименты над бедолагами – карликом и его антиподом, гигантом, – сохранившими  строение и пропорции человеческого организма, поставил английский физик Уильям Крукс ещё в девятнадцатом веке.

Карлику, размером поменьше тли, вряд ли удалось бы утолить жажду, не ухитрившись нарушить поверхностное натяжение капель воды. Не сумел бы он развести огонь, чтобы согреться, поскольку для этого необходимо взаимодействие сравнительно больших кусков вещества, которые не поместятся в крохотные ладошки. А слишком большой гигант, напротив, – не в состоянии будет двигаться, не воспламеняя или не нагревая до неудобных для себя температур все окружающие предметы. Вывод напрашивается следующий: создавая мыслящие существа огромных или же микроскопических размеров, природа должна отказаться от придания им антропоморфного облика.

В «микрокосмосе» живые существа втягивают влагу специальными хоботками; им не нужна посуда, а самые мелкие пропускают влагу сквозь клеточную мембрану. Так что напрасно троица астронавтов, обнаружив обитаемый астероид, мнила себя властителями себе подобных её обитателей (Н. НИЛЬСЕН «Продаётся планета»). Колония микроорганизмов на камне, поместившемся на ладонях, вызовет скорее чувство брезгливости, нежели манию величия. И становится  более понятным отчаяние того человекоподобного гиганта, застрявшего в нашем мире в рассказе Д. БИЛЁНКИНА «Чёрныйвеликан». К невозможности вернуться домой прибавляется  физическая несовместимость с новым окружением.

В повести Г. ГУРЕВИЧА «Темпоград» экспедиция темпонавтов уменьшается до субатомных размеров вместе с темпостатом и индивидуальными скафандрами, которые, допустим, помогают им до определённой поры выжить в изменившихся условиях. На промежуточной стадии уменьшения до размеров блох и коловраток темпонавты убеждаются, что изменилось и их восприятие окружающего мира. Кроме многих других впечатлений приходит ощущение собственной лёгкости: «Все маленькие существа относительно сильнее, все маленькие растения относительно прочнее потому, что вес зависит от объёма тела, а прочность стебля и сила мускулов от сечения. Если дерево выше цветка в сто раз, ствол его должен быть толще в тысячу раз. Ствол с пропорциями стебля подломится, стройные ноги подкосятся под слоном. Правило это работает в сторону малюток. Уменьшившись в сто раз, микронавты стали в миллион раз легче, а мускулы их слабее только в десять тысяч раз. Стократный выигрыш в силе! Теперь люди могли прыгать в сто раз выше, в сто раз дальше, в сто раз дольше держаться в воздухе».

Иронизируя по поводу угодничества и изворотливости придворных вельмож в Лилипутии,  Дж. СВИФТ изобразил их в виде канатных плясунов, совершающих в присутствии монарха головоломные прыжки ради наград и почестей. Доля правды в этой  славной шутке подкреплена  законами физики.

Какими же непропорционально толстыми ногами должны были бы обладать свифтовские великаны! Белково-нуклеиновая структура тел в данном случае была бы наиболее приемлема  в условиях водной среды или низкой гравитации. В любом случае это были бы уже не антропоморфные существа. А открытый космос – подходящая среда для живых и разумных планет, туманностей, чёрных звёзд. Из звёзд выпекает «солнечницу» сверхразум из шуточного рассказа С. ЛЕМА «Путешествие профессора Тарантоги». Апофеоз семейства великанов – разумная Вселенная.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.