Религия и фантастика

Поделитесь с друзьями!

Нет таких исследований, которые бы показывали степень религиозности классиков научной фантастики. Даже среди учёных встречаются верующие люди, однако их меньшинство. Если взять корифеев жанра научной фантастики, то здесь, как и среди учёных, вы встретите частные критические оценки и замечания религиозности и теизма.

Каковы в этом причины? Сразу оговорюсь, что тема сложная, я бы сказал, деликатная, учитывая всю ту религиозную истерию, ставшую модной в России с недавних времён. Но, почему бы не замахнуться на «Уильяма нашего Шекспира»?

Кажется, первый рассказ Гарри Гаррисона или один из первых рассказов, назывался «Смертельные муки пришельца». Известный писатель с трудом опубликовал его по одной единственной причине – главный герой рассказа был атеистом, а весь сюжет, явно намекает на антирелигиозность писателя. По сюжету миссионер, прилетевший на планету, населённую туземцами, не знавшими религии, активно начинает правоведческую деятельность.

Его пытается переубедить главный герой, который считает, что религия может только помешать туземцам, нарушив их гармоничную и полностью лишённую насилия жизнь. Но священник неутомим и упрям, он продолжает свою деятельность, в итоге посеяв раздор в жизни туземцев. Те же хотят подтверждения чудесам, которыми столь изобилует Библия. Но чуда не происходит, а злополучный священник умирает в муках.

Весь ужас опознавания произошедшего падает на сознание туземцев. В конце, осознав, что произошло, и прощаясь с главным героем, один из туземцев говорит ему, что теперь, познав всю «благость» религии, они превратились в убийц.

В чём-то напоминает рассказ Гаррисона одна из историй Ийона Тихого, в которой священник жалуется космонавту, рассказывая историю, в которой одного из миссионеров подвергли ужасным испытаниям. Причиной послужила искренняя вера пришельцев в слова священника, а, уверовав, они решили отблагодарить его за то, что они принёс им Слово Божие. Как можно отблагодарить служителя церкви? Подарить ему шанс пострадать за собственную веру, дабы тот отправился на Небеса. Так и поступили туземцы, подвергнув бедного служителя культа всевозможным пыткам, коими изобиловало Святое Писание.

Неплохой сборник выходил в перестроечные годы в нашей стране под названием «Другое небо». В нём были опубликованы рассказы знаменитых классиков англо-американской фантастики, касающиеся тем религии и Бога.  При том не все произведения, собранные в сборнике, были откровенно атеистического характера. Некоторые касались вопросов религии без ярко выраженного атеистического оттенка, другие были откровенно саркастически настроены в отношении религиозных культов.

В сборнике фантасты не побоялись задаваться вопросами: «А что, если…?».

А что, если новый Папа будет роботом? Как потерять нимб над головой? Как для этого искренне согрешить? Если в войне против слуг Сатаны будут участвовать роботы, то не попадут ли они на Небеса?

В своём религиозном сарказме превзошёл всех Дэн Симмонс со своим «Гипперионом», где присутствует намёк на христианскую мораль и эстетику. Но наиболее глубоко проводил религиозные исследования Айзек Азимов, написавший не один труд, касающийся вопросов религии, в том числе и легендарную книгу «В начале».

О чём же говорил Азимов в своей книге? Например, о том, что если читать внимательно древние тексты, особенно религиозные, то можно увидеть массу противоречий, массу недочётов. Особенно огромную роль, препятствующую пониманию древних текстов, играют перевод и другое понимание мира древними. Поэтому утверждать что-либо, как это любят делать многие религиоведы, философы и учёные, однозначно нельзя. Приведу пример лишь нескольких разборов глав Библии. Начнём с излюбленной темы – генезиса человечества, но Адама и Еву пока пропустим. «В то время были на земле исполины, особенно же с того времени, как сыны Божии стали входить к дочерям человеческим, и они стали рождать им: это сильные, издревле славные люди».

Перевод «исполины» (в оригинале – «гиганты») сделан с еврейского слова «нефилим». В те времена этим словом обозначали великих воинов, тех, кого греки называли героями, прямого отношения этот еврейский термин к росту не имел. Пересмотренный стандартный текст Библии, вообще, остаётся с непереведённым термином «нефилим».

Айзек Азимов иронично замечает, что текст прав. Землю же населяли исполины, но только это был далеко не человекоподобный век, а век рептилий. Единственным человекоподобным гигантом было существо гигантопитек. Это было что-то сродни горилле, которое в выпрямленном положении достигало трёх метров и весило 300 кг.

Возможно, их человекоподобные скелеты так будоражили ума наших предков, заставляя слагать легенды о гигантах.
Причиной, которая идёт в дополнение к первой, заставлявшей считать, что Землю населяли гиганты, можно назвать сооружения и технологии, с которыми сталкивались примитивные народы. Представьте себе, если бы вдруг папуас увидел небоскребы, чтобы было в его голове, явно он посчитал нас за исполинов, гигантов и колдунов.

Известно, что дорические греки, вторгшиеся на Пелопоннес, были озадачены толщиной крепостных стен, окружавших Микены и Тиринф. Не в силах понять, что кооперация труда и технологии возвели эти стены, греки вообразили себе сказочных гигантов, построивших эти стены.
Израильтяне, что завоевали в 1200 году до новой эры землю канаанитов, тоже лицезрели местные города с чувством трепета и страха, периодически ожидая встретить гигантов.

Интересен разбор ещё одной главы, которая является одной из первых в Библии, говорит о прямом родстве с вавилонской мифологией, скажем так, это более примитивное толкование вавилонских мифов. А именно, по вавилонскому мифу, Тиамат лежит, погружённая в полнейшую темноту, а от богов, которые приближаются к ней, исходит свет. Таким образом, свет атрибут богов.

Большую долю своего творчества в критике мистицизма и религии посвятил легендарный Герберт Уэллс. В его рассказе «Чудотворец», в романе «Война миров» присутствует священник, чья роль явно неоднозначна и чьё вмешательство не приводит к положительным результатам.

В романе Джона Уиндема «День Триффидов» присутствует явно антирелигиозная сцена, в которой один из главных героев впадает в горячую полемику с представительницей общины, живущей по основам патриархально-религиозной этики.

В легендарном произведении «Ариэль» А. Беляева просматривается яркая и явная сцена разоблачений и критики всякого рода «чудес». При том производится подробный и интересный разбор многих популярных «чудес», паранормальных способностей и прочего.

Тему можно продолжать и дальше, но мне кажется, этому нужно посвятить несколько статей. А пока давайте разберём причину, столь явной не любви многих классиков фантастики. Причина кроется в том, что многие из фантастов были причастны к науке, например, Артур Кларк, Айзек Азимов, Норберт Винер и многие другие. Если кто из-них и испытывал симпатии к религиозным учениям, то только к даосо-буддийским традициям, которые с трудом можно назвать религиями, в традиционном понимании. Такими были Р. Шекли, Р. Силверберг, А. Кларк, Р. Брэдбери, Ф. Дик.

Религия становится потолком, если ты не боишься усомниться во многих фундаментальных вопросах, если ты не боишься задавать неприятные вопросы, в том числе и для самого себя. Бог – некий потолок, даже если это некий абстрактный Бог. Божество же или божества же конкретных религий требуют определённый набор правил и требований, а также фанатичное верование, которое требует отсутствия любого сомнения.

А как можно быть фантастом, не сомневаясь и не боясь задавать сложные вопросы?

Многие, кто перевернул историю и философию, задавались такими вопросами. Например, тот же легендарный Нагарджуна, чьё учение буддизма-шуньвады дало толчок для развития тибетского буддизма и китайского чань (в японском варианте дзэн)-буддизма. Что заставляло божество творить мир? Либо есть то, чему даже божеству даже не может противиться, либо оно сотворило его не целенаправленно, но тогда оно сродни младенцу, не понимающему, что делает.

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал".Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.