Искусственный интеллект (часть 48/3)

После массажа ног, робот приволок ещё две грависедушки, и я смог разлечься на них, приступив к массажу всего тела. С того момента, когда я пробудился, затем лечился и массажировался, прошло достаточно много времени, и я почувствовал, что проголодался.

Как только эта мысль посетила меня, мой желудок сжался, вспомнив о том, что нормальную пищу он видел очень, очень давно. Инъекцию, которую мне сделали на стартовой площадке, хватило ровно на тот период полёта, на какой требовалось чтобы мой организм впал в полу «кондиционное» состояние.

Введённый препарат мог замедлять процессы жизнедеятельности, не нарушая оболочки. Количество препарата, вводимого в организм, было точно дозировано, поэтому я проснулся именно тогда, когда это было положено. Всё бы ничего, если бы не случились те казусы при пересмене роботов на полигоне. Упаковали не туда, куда надо. Хотя, если подумать, то без случившихся казусов, полёт был бы немного «пресноват» (земное название). Теперь будет, о чём вспомнить и в последствии рассказать.

— Актурор, хочу есть! — только и смог произнести я, проглотив при этом воображаемую слюну, которой почему-то во рту не было.

Робот не заставил себя долго ждать и тем более не стал пререкаться, а в ту же сетру рванул в отсек пополнения энергетического потенциала. Уже через несколько трит в открытую шлюзовую дверь «приползли» первые запахи. То, что они «ползли», а не летели, было очевидно. Если бы они летели, как говориться, то так бы и пролетели, а эти, нет, ползли и давали насладиться ими, пока они ползут.

Таких запахов этот корабль никогда не имел, ибо пополнение энергии у роботов – это совсем другой процесс. Если они пополняют свой потенциал, то никто об этом и не слышит, и не видит.

У человека наоборот приготовление пищи — это процесс творческий, поэтому тут присутствует и звук, и запах. И чем интенсивнее идёт процесс приготовления, тем больше вокруг всего. Какофония – одним простым словом можно охарактеризовать всё, что тогда происходит.

Хотелось сорвать все висевшие на мне датчики и броситься туда, откуда приполз «сэр» запах, но процедура ещё была не закончена, поэтому приходилось давиться слюной в надежде, что конец близок. Не мой конец, конечно, а конец процедуры. И только лишь большим усилием воли я мог сдержать себя, не дав таким образом повода роботу посмеяться над собой ещё раз, вернее, съязвить по поводу человеческой невыдержанности.

Ведь если роботу приказали висеть, он будет висеть, чего бы ему это ни стоило, хоть весь оборот, приказали стоять будет стоять, сколько надо и т.д. и т.п.

Но мы-то не роботы, наши поступки иногда не поддаются никаким командам и тем более логическим правилам. Как ему это объяснить, а? Хочу есть и всё тут. Но кроме простого желания поесть, необходимо было ещё и умение, умение готовить. Это совсем не так, как у роботов. Ведь у них «пополнение энергии», как выражались роботы – это важный процесс и ради него не стоило метаться в поисках дозаправки. Ведь если что-то случалось, то к ним прибывала «Энергоёмкая Подпитка» вот и всё.

А ко мне в таком крайнем случае никто не прилетит, поэтому находившийся со мной робот должен был выполнять функции этой помощи. Пока все эти мысли бродили в моей голове, голод сумел ещё раз напомнить, что все рассуждения хороши только на полный желудок.

Я завершил все процедуры, отсоединил датчики от моего окрепшего организма.

Пересев на одну из грависидушек, я нажал сенсоры перемещения и понёсся по коридору на запах. Не рассчитав нажатие я врезался на первом же повороте, но боль в плече только подстегнула меня побыстрее достичь желаемого отсека.

Актурор уже всё приготовил и разместил на подвесном столе, полностью накрыв объёмным пузырём, сохраняющим пищу в тёплом виде. Всё, что было под ним, ждало, естественно, меня.

Как тореадор (земное название) выходит на быка, предвкушая будущую победу, так и я, в первые сетры стоя у стола, практически уже разделался со всем, что там лежало. Аппетит приходит во время еды, тут произошло наоборот, он пришёл гораздо раньше и это было кстати.

Подпитка моего организма в анабиозе была не совсем продумана, поэтому вид натуральной пищи вызывал прилив эмоций. Проглотив в одно мгновение всё, что было приготовлено, запил приготовленным корином (молоко и сорит).

Когда я почувствовал прилив новых сил, меня потянуло на анализ происходящего и планирование будущего. Актурор в это время уничтожил все остатки пищи, а именно объёмный пузырь и подставку.

Теперь я вылетал из отсека приёма пищи разомлевший и жизнерадостный. По крайней мере, во время предстоящего полёта пища будет готовиться как надо. Это тоже улучшало настроение. Всё, что со мной случилось буквально два стора (два часа) назад, я уже не вспоминал. Оно было придавлено хорошо приготовленной пищей.

После начала моих первых полётов, роботы стали доустанавливать дополнительное оборудование, предназначенное исключительно для приготовления пищи только для меня. Многое из того, что им предстояло доустановить, для них самих было совершенно не пригодно, но для использования человеком было жизненно необходимо.

Человек – есть человек. Всё ему должно быть не так, как кому-то. Но что поделаешь, такова природа.

Многие комплексы были мобильными и при транспортировке не нуждались в огромных затратах при монтировании. Их установка занимала несколько часов, а после этого их можно было использовать по первому требованию. Роботы постарались, и комплексы получились действительно хорошими. Медленно пролетая по коридору, я завис у одного иллюминатора, в котором огромное количество светонесущих (звёзд) были похожи на маленьких светлячков, светящихся в темноте.

Хотя их количество невозможно было сосчитать, видимо, мы попали в плоскость пространства, они не могли осветить весь космос. Но вид был потрясающим. Мерцание светонесущих завораживало. Как-то в одном из полётов я заметил за собой такую странную особенность, если я засматривался на светонесущие, то это могло затянуться на многие сторы. Потом наступало пробуждение и в ужасе я вспоминал, что чего-то не сделал, за тот промежуток временного цикла, пока любовался ими. Такое со мной случалось не часто, но случалось. Вот и теперь они привлекли моё внимание. Каждая в отдельности они представляли собой, конечно, огромные светила. Только подлетев к ним поближе можно было осознать их огненную мощь и гравитацию. Вокруг каждой из них вращались планеты со своими жизненными циклами.

Всё это понимаешь лишь тогда, когда подлетаешь поближе. Вся система увеличивается в размерах, и ты только что был повелителем вселенной, а вот ты уже ничтожно маленький, как человек. Размеры иных светил превосходят все ожидания. Пересекая пространство, ты не раз попадаешь в подобного рода ситуации. Хорошо, если всё на борту проходит нормально, но бывают случаи, когда приходиться прибегать к экстренным мерам прохождения. Умиротворенное состояние ласкало моё воображение. В этот момент я почему-то вспомнил изречение, слышимое в разговорах землян: «Путь к мужчине лежит через его желудок». Хотя до конца я эту мысль не понимал, но всё же я сделал своё заключение: желудок важный орган. Видимо, он играл немаловажную роль в человеческих взаимоотношениях, но каких именно, я пока не знал. И в этот раз я поймал себя на мысли, что всё это время вишу напротив иллюминатора и занимаюсь только тем, что рассуждаю о чём-то совсем к полёту не относящемся.

— Ах, да, что там у нас по плану? Вскрытие кодированной информации.

Нажав на сенсоры движения, я полетел в направлении мостика. Я помнил, что мостик на транспортнике находиться в этой части корабля, но всё-таки решил подстраховать себя, чтобы дважды не поворачивать. Пролетая мимо соседнего отсека, где робот выполнял какие-то манипуляции с бортовым оборудованием, я выкрикнул:

— Туда?

— Туда! — ответ был получен незамедлительно.

Тут же поймал себя на мысли о том, что робот-то понял, о чём я его спросил? Судя по ответу, вполне.

Он знал многие мои повадки и причуды и иногда выдавал такие словесные сочетания, после которых мне становилось просто невмоготу от смеха. Он мог просчитать последующие действия и успевал предпринять все необходимые противодействия до того, как я это захочу сделать.

Но человек есть человек. Просчитать его до конца нереально не только роботу, но даже самому человеку. Вот почему в Земных Архивах рассказывалось о том времени, когда люди не могли договориться между собой, казалось бы, по очень простым вопросам.

Поэтому у моего Актурора тоже случались «проколы», но их было не так много, да и на них я реагировал всегда адекватно. Робот есть робот, что с него возьмешь. И после каждого такого «прокола», он вносил в свои программы изменения, и, как ни странно, они ему помогали в следующих ситуациях.

Я, конечно, «подтрунивал» по этому поводу, а он в свою очередь всячески уклонялся от вступления со мной в словесную перепалку по этому вопросу.

Управление грависидушкой я освоил хорошо и теперь мог управлять ею без заминок, а главное, без ударов о выступы коридора. Многие типы переместителей, созданные роботами, применялись почти на всех кораблях, а вот грависидушку спроектировали специально для меня.

Подлетев к входным дверям мостика, я как обычно положил свою руку на дисплей. Дисплей активизировался, после чего четыре части двери разъехались в разных направлениях. Повисев немного в коридоре, я внимательно осматривал расположение приборов и местонахождение пульта управления навигационными системами.

На вид всё было в порядке. После этого медленно пересёк линию входных дверей и подлетел к системе определения местоположения корабля в пространстве. Всё оборудование находилось в ждущем режиме, поэтому я начал активировать одну систему за другой, выводя их на заданные параметры работы. Сбоев при вводе данных или отказов не было. Готовность к работе была возвращена, и я остался довольным.

Намеренно не стал активизировать кресло, в этом не было необходимости, ведь я уже сидел на седушке, а менять одно на другое не имело никакого смысла. Иллюминация на мостике осветила всё помещение ярким светом. Приборная доска пестрила различного рода огоньками. Что-то загоралось, что-то гасло, но весь этот карнавал огоньков знающему человеку или роботу говорил о том, что системы работают.

За то время, пока я приводил всё оборудование в рабочее состояние, Актурор присоединился ко мне.

Теперь, когда всё было готово к нормальной работе, я решил открыть «бастонон» (сейф). Можно конечно было и повременить, но простое человеческое любопытство раздирало душу.

— Что же они приготовили для меня на этот раз? — вслух произнёс я, надеясь на то, что робот тоже услышит и что-то мне скажет.

Но мои надежды не оправдались. По всей видимости, он такой информации не имел, поэтому и на этот раз промолчал. Он ждал моих действий. Командовать он мной не мог, поэтому ему оставалось только ждать, что же я предприму на этот раз.

 «Бастонон» находился прямо напротив главного активатора магнитного ускорителя. Мне стоило протянуть руку вперёд и сделать необходимые манипуляции с кодом. Это я и сделал в следующий интервал временного цикла.

Все секреты, как обычно, стараются защитить от любого непрошенного гостя. Защиты делаются разные, но все они кем-то создаются и, естественно, кто-то, как всегда, пытается их вскрыть. Этот процесс будет вечным.

Как только изобрели замок (земные архивы), сразу же нашлись «умники», которые смогли его вскрыть. Как только появился компьютер со своими кодами защиты, тут же нашлись следующие умники кто точно так же, как в ситуации с замком, нашли коды доступа и к ним, взломав пароли. Короче, палка о двух концах (земные архивы).

Но ситуация с этим «бастононом» не такая, как с обычными компьютерными системами. Он запрограммирован так, что открыть его может только представитель биологического вида со специфическими «параметрами», если так можно сказать.

Вставив свой личный «жетон» в систему раскодирования и ввода информации, расположенный в пространственном обозревателе, я набрал код доступа. После чего положил свою руку на панель сканирования, которая незамедлительно уколола меня в один из пальцев.

Отсчёт времени сканирования пошёл. Ответ не заставил себя долго ждать и уже через несколько сетр я получил доступ к базе данных бортового компьютера.

На пальце в этот момент появилась капелька крови. Как обычно, я положил его в рот и принялся высасывать выступившую кровь. Так поступали все люди, когда случались небольшие повреждения на их руках. Как ни странно, но и на этот раз, это сработало. Кровь остановилась. Подержав ещё несколько сетр палец во рту, хотя это не гигиенично, но всё же эффективно, я вынул его и тут же забыл о том, что несколько сетр (секунд) назад меня укололи. На мониторе появилось изображение, на котором был БиДжи.

— Долгих оборотов, Туртаа.

— Долгих оборотов, — ответил я, понимая, что он меня не слышит, так как этот была просто запись обращения.

— Если ты получил это сообщение, значит, тебя эвакуировали срочно и отнесись к этому с придельным вниманием. Сообщаю тебе о том, что наша разведка имела кое какую информацию о том, что в пространство выброшен заказ на большую зарезервированную сумму. Заказ был выброшен не кем-нибудь, а Лортеками, как мы и предполагали.

Но вот что является не менее важным, так это то, что его активизировали не кто иные, как Ватроны. А они-то знают толк в таких грязных делах. Нас это очень насторожило, и мы провели кое- какие предварительные расследования и вот, что мы получили.

Лортеки всеми имеющимися у них средствами пытаются заполучить наши технологии, благодаря которым мы вырвались вперёд как в развитии, так и в освоении пространств. На данный интервал временного цикла они пытаются завоевать всё то, что им не принадлежит во многих пространствах, ссылаясь лишь на то, что когда-то их цивилизация уже владела всем этим.

 «Хозяева пространств», как они себя стали называть, стали использовать в своих планах малоразвитые расы покорённых ими цивилизаций, которые фактически являлись для них пушечным мясом, направляя их для проведения всевозможных провокационных и разведывательных акций агрессивного характера, после которых те уже не возвращались.

Мы, роботы Джи, всё время пытались найти разумных существ любой формы и содержания, с которыми могли бы начать следующий прорыв в освоении пространств, но пока на данном временном интервале мы не имеем таковых. Сами Лортеки на контакт с нами не идут, а их местоположение нам не известно, хотя по всем имеющимся у нас данным из пространственных разведок мы знаем, что они воюют и в их планы входит захват и наших подпространств.

Все посланные нами корабли возвращались ни с чем. Мы просчитали все возможные вероятности их обнаружения и пришли к результату, который нас поразил (земное название) и заставил предпринять следующие шаги.

Получалось, что их не может быть там, где мы ищем. Тогда мы предприняли ещё одну попытку обнаружения. Корабли разлетелись во все концы вселенных, подконтрольных нам и даже в те, которые не были в поле зрения нашего жизненного интереса.

Поиски были безрезультатны. Теперь наше Ведомство поставило для нас следующую задачу, с которой мы должны были справиться в ближайшие обороты (годы).

Теперь нам предстояло обнаружить Лортеков, любыми имеющимися у нас средствами. От этого зависело наше будущее существование.

Проверки легенд о существовании Лортеков не подтвердили их реальное существование. Создавалась странная ситуация: с одной стороны, они как бы есть, с другой стороны их как бы нет. Значит, не всё так просто. Ведь кто-то же посылал Гарбидж атаковать наши пространства и это могли быть только Лортеки.

Сейчас мы знаем ещё и о существовании такой расы, как твоя, поэтому мы не оставляем надежды на то, что когда-то мы сможем обнаружить и вступить с ней в контакт. Мы всё делаем для того, чтобы при первом контакте люди поняли, что мы им не враги. Твоё появление у нас подтолкнуло нашу науку для ещё более быстрого развития, что дало в последствии хорошие результаты.

Время шло, а результатов подтверждения существования самих Лортеков не находилось, да и сейчас их тоже нет. Есть вероятность того, что кто-то другой использует легенды о Лортеках в своих интересах, хотя эта гипотеза (земное название) кажется маловероятной. Так вот, кто бы они ни были, в их планы входит захват наших территорий, а этого мы допустить, как ты понимаешь, не имеем права.

По прошествии восьми с половиной оборотов (семнадцати земных лет) твоего пребывания у нас, налёты возобновились снова, что свидетельствует о том, что планы тех, кто их вынашивал, не изменились, а это значит, что они подошли вплотную к нашим рубежам и нам предстоит защищать себя от их вторжения.

Наши планы мирного существования сейчас нарушены.

Ты помнишь, когда мы обсуждали вероятность возникновения такой ситуации. И что интересно, мы оказались правы, обратив на неё внимание и просчитав все возможные варианты развития событий.

Хотя констатировать этот факт горько, но от него сейчас никуда не деться. Так вот! Информация о том, что представитель высокоразвитой цивилизации находится у роботов, наверняка, просочился сквозь наши системы защиты и дошёл до Лортеков. После этого мы много раз предотвращали твоё «изъятие» из нашей лаборатории, но время шло и твой базовый потенциал знаний пополнялся, что так же становилось известно и Лортекам.

По всей видимости, они специально прекратили свои нападения на наши территории, ожидая твоего взросления.

Теперь же они решили активизировать свои усилия для того, чтобы получить всё и сразу. Ты знаешь, что ты являешься самым слабым «звеном» в нашей системе защиты информации, но это не означает, что мы прекратим повышать твой интеллект, скорее наоборот, мы начинаем твоё усиленное обучение.

О твоей защите мы побеспокоимся. Ты для нас такой же Джи, и ты знаешь об этом. Теперь тебе предстоит много поработать над собой для достижения наивысшего результата и перехода на новую ступень самооценки.

Сейчас ты несёшь в себе знания двух цивилизаций, помни об этом и гордись. Тебя ждёт невероятное будущее.

Всю дополнительную информацию ты сможешь получить из блока «Делита Кат». Ты знаешь, где это.

А я продолжу. Все малоразвитые расы практически выполняют задачи, порученные им Лортеками, вот почему на наших планетах появилось так много непрошенных гостей со всевозможными заданиями. Мы давали разрешение на поселения, но на самом деле это были просто шпионы.

Естественно, не все, но многие из тех, кто получил такое разрешение, сотрудничают, по всей видимости, с Лортеками и до сих пор. И те щедро платят за полученную информацию.

Ситуация складывается не в нашу пользу. Ты знаешь, что у нас достаточно сил для отражения любых провокационных вмешательств в нашу систему жизни.

Активизированный заказ только подтвердил наши предположения о том, что на тебя началась охота. Твоё «изъятие» должны были произвести профессионалы этого дела Вотроны. Они алчны до вознаграждений. Это их и отличает от всех остальных малоразвитых рас.

Но как бы там не развивались события, обнаружить и локализовать их пока не удавалось никому. Хотя, по правде (земное название) говоря, и не кому, кроме нас да Лортеков.

Роботы никогда не прибегали к услугам Вотронов, а вот Лортеки, видимо, решили их использовать в своих целях, грязных целях. Ты ведь знаешь, что в разных системах Вотронов ненавидели за их «дела» и боролись с ними всеми имеющимися у них средствами, хотя сделать это порой бывало трудно. Но даже это не останавливало малоразвитые цивилизации.

В общем, это всё, что я хотел тебе рассказать о произошедшей ситуации. Ты крепкий малый и сможешь всё вытерпеть, но, кроме того, ты должен будешь ещё многому научиться в этом полёте. Так что «скучать» (земное название) тебе не придётся. А теперь самое главное.

Смотри на мой манипулятор и читай то, что я буду тебе показывать. Ты помнишь, как мы изучали один из языковых вариантов общения на Земле. Теперь мы можем это использовать по назначению.

Робот начал манипулировать своими тремя пальцами, показывая всевозможные символы, которые для любого присутствующего были бы полным бредом, но только не для БиДжи и меня.

После завершения всех этих манипуляций он произнёс:

— Долгих оборотов.

На что я так же ответил:

— Долгих оборотов, — понимая, что отвечал в никуда.

— До встречи на родной планете, — добавил робот ещё раз, и изображение исчезло.

Набрав код подпространства на трёхмерном виртуальном модуле, я получил пункт моего назначения. Теперь предстояло проанализировать всё услышанное.

— Так, — сказал я сам себе в слух, — теперь мы должны увеличить мощность двигателей для предания ускорения нашего перемещения, иначе мы можем опоздать к точке моей пересадки. Ну что, Актурор, начинаем подготовку к запуску ускорителей, — обратился я к единственному одушевлённому существу на борту.

Актурор зажужжал, всем своим видом показывая, что готов выполнить любой мой приказ.

Теперь необходимо было в первую очередь ещё раз скорректировать проложенный курс и лишь затем, введя поправки, начать выполнять манёвр по ускорению. Введя базовые параметры проверки, я убедился, что моего вмешательства не потребуется. Компьютер чётко вёл корабль к намеченной цели.

Проверив все показания ещё раз, я переключил систему в автоматический режим. Посмотрев вокруг себя на индикацию работающих приборов, я вылетел с мостика. Предстояло сделать ещё один сеанс восстановительного массажа. Этим я и занялся сразу же, после всего сделанного.

Актурор летал вокруг меня, как привязанный. Я его не отгонял, но и не давал никаких заданий. Приятно всё-таки иметь рядом хоть кого-то, кто бы мог скрасить твоё одиночество, тем более, что оно проходит в космосе. На этот раз его жужжание не выводило меня из равновесия, а лишь вдохновляло на выполнение следующих запланированных дел.

Для начала я составил расписание работ, необходимых к выполнение в первую очередь, а затем вписал лорнетной палочкой в колонку «Сделано» несколько уже выполненных мной заданий.

Выполнив второй сеанс массажа, я почувствовал, что могу самостоятельно стоять на ногах. Это радовало. Значит, эффективность массажа была стопроцентной. Про себя я отметил:

— Система массажа работает в полном объёме.

Я прошёл через весь отсек в обе стороны. Затем, немного подумав, не решился пока полностью встать на ноги, сел на грависидушку и полетел в отсек контроля работы двигателей.

План жизнедеятельности на корабле включал не только занятия по различным программам, заложенным в компьютер, но и те, что предстояло сделать через «не хочу».

Да, такие тоже были. Человеческая натура имела одно нехорошее качество – это лень (земное название), нехарактерная, конечно, ни для какого робота. Поэтому мне частенько приходилось преодолевать её, чтобы не отставать от намеченного плана моего развития.

В раннем детстве я ещё как-то мог увиливать от выполнения порученных мне заданий, но в моём возрасте уже было стыдно (земное название) это делать. Хотя внутренний голос частенько подбивал меня на подобного рода действия. Я мужественно сопротивлялся и всегда выходил победителем, выполняя порученное задание. Вот эту черту моего характера и хвалил мой наставник БиДжи.

Я на борту не турист (земное название), а поэтому предстояло хорошенько потрудиться. Программы, которые я должен буду изучить, были очень сложные и требовали максимальной концентрации всех сил и ума. Робот просчитал, что я смогу переплюнуть любого из них по истечению определённого периода временных циклов, хотя нигде и никогда не афишировал этих высказываний.

Предстояло освоить новую технологию производства «нинория», необходимого при строительстве новейших кораблей улучшить навыки управления новейшими истребителями, перепрограммировать системы ориентации в пространствах, а также откорректировать алгоритмы программ поведения и контроля над чувствами у роботов, а после всего, просчитать энергетический баланс пространственных проходимостей и т.д и т.п.

Короче говоря, для любого живого организма, получившего такое количество заданий, это могло бы означать только одно – взрыв мозга с последующим соскабливанием таковых со стенок лаборатории. Но мне, по всей видимости, не грозило.

Роботы «удивлялись» (земное название), когда анализировали количество полученной и усвоенной мною информации. Получалось, что этим приделам не будет конца.

Роботы увеличивали объёмы памяти, расширяли всевозможные функции своего процессора, а мне всего этого делать не требовалось. Всё, что мне было необходимо, так это просто небольшой отдых со сменой рода деятельности. После такого отдыха, я продолжал работать с ещё большим коэффициентом поглощения.

Но одна мысль, запавшая в моей голове не давала мне покоя.

— Всё, что делал БиДжи, было направлено на то, чтобы я получил как можно больше знаний. Создавалось впечатление, что роботам не хватает универсального носителя информации, и они решили использовать почему-то именно меня. Вот по этой причине они и пичкают меня всем, что знают сами.

С другой стороны, ведь все мы знаем, что биологические виды не долговечны, какую же цель они тогда преследуют? Ведь по всем параметрам я не подхожу на роль долговечного носителя, тем более, что я не знаю сколько ещё влезет в меня всего этого.

Однажды наставник произнёс фразу, которая так же застряла у меня в голове.

— Тебе уготовлена особая миссия, — так он сказал.

Что он имел ввиду? Ладно, хорош рассуждать, пора заняться делом. Может, я переоцениваю свои возможности и все мои заключения ничего не значат. Всё может быть, всё может быть. Хотя одно я знал точно, и это то, что скучать в предстоящем полёте мне не придется. Что да, то да.

После всех этих рассуждений  я  приступил к выполнению первого запрограммированного для меня задания.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.