Искусственный интеллект (часть 33)

33

Мостик освещался тёмно зелёными полосками вира-ара (светильники). РобПил-1 и РобПил-2 находились в фиксаторах своих дежурных мест.

Темнота космоса завораживала и пугала. Всё пространство было усеяно звёздами различной степени яркости, но только светонесущие (звёзды) третьей величины пространства Фири Торина расположились почти в ровную линию, как бы указывая направление полёта. Казалось, что кто-то специально расположил их в таком порядке для того, чтобы корабль, которого так ждали на планете Джи, не сбился с проложенного курса.

Яркость каждой из них была разная, что свидетельствовало о разной плотности светонесущих. Они то гасли, то вспыхивали вновь, то гасли, то вспыхивали вновь, как бы подмигивая пролетавшим рядом кораблям.

Происходило это потому, что вокруг каждого из светил вращалось большое количество спутников, которые, двигаясь по орбите, производили маленькие затмения на каждом последующем обороте. Находясь в космосе, эти мини затмения можно было наблюдать только на больших расстояниях, так как пролетая в непосредственной близости от звезды, увидеть такое не представлялось возможным и это естественно.

Звёзды же, расположенные на большом удалении от курса, не пытались «подмигнуть» и таким образом проявить хоть какой-то интерес к путешественникам, летите, ну и летите себе на здоровье (земное название) туда, где вас может кто-то ожидает.

На экране карт подпространств стали появляться отметки известных роботам созвездий. Это могло означать только одно – курс, выбранный главным навигатором, был верным, и полёт осуществлялся согласно введённой программе.

Но даже в «спокойном» полёте случались непредвиденные ситуации, тогда на главном дисплее полётных карт, срабатывала сигнализация, предупреждающая роботов о надвигающейся опасности.

Всё, что требовалось от дежурного РобПила в этой ситуации, так это произвести срочные расчёты сложившейся ситуации и ввести поправки в базу данных, предварительно вызвав командира, который как всегда отвечал за всё происходящее на борту и любые изменения в полётной карте были только его прерогативой.

Уже два раза корабль чуть было не угодил в сместившееся подпространство. Все физические явления, происходящие в космосе, исследовать пока не предоставлялось возможным, поэтому многие из них всё ещё оставались загадками для роботов. За другие цивилизации отвечать не берусь.

Пространства на протяжении временных циклов смещались по отношению друг к другу, что и вызывало эти неожиданные отклонения летящего корабля. Проложив курс по одной траектории, его необходимо было постоянно контролировать и корректировать, что и осуществлял главный бортовой компьютер. Почти все смещения подпространств происходили с различными интервалами времени и в различных местах проложенного курса. Смещения не всегда были ярко выраженными и серьёзными, и кардинально изменить траекторию движения они не могли, но, как вы знаете, в навигации любое отклонение хотя бы на десятую часть градуса может привести к непредсказуемым последствиям.

Влетев в одну точку пространства вы могли вылететь совершенно не туда, куда планировали. Так что в случаях такого отклонения ВторПил немедленно включал форсажные двигатели, которые помогали не «провалиться» в ту или иную засасывающую «яму» или, вообще, отклониться от намеченного курса. Вахта неслась «бдительно», навигаторы, фактически являлись продолжением бортового компьютера, поэтому пока никаких «казусов» (земное название) не случилось.

С более подробными описаниями теории навигационной прокладки курсов в подпространствах вы можете познакомиться, прочитав отчёт наших исследователей «О передвижении материй в сфорических провалах малых дисторий нестабильного состояния».

Навигаторы были опытными и любые изменения фиксировали моментально, производя затем все необходимые операции. Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов и компьютерное обеспечение корабля последнего поколения. Пиранитная наружная обшивка в сочетании с мощными турбиторами (двигатели) последней серии, результаты разработок отдела «Ускорения», лаборатории Исследовательского центра являлись неотъемлемой частью всего корабля, позволяющие летать с максимальной скоростью и выдерживать невероятные перегрузки.

В этом отделе работали, действительно, «продвинутые» роботы-исследователи, создававшие такую надёжную технику.

— Подлетаем к пространству «смещённой централи». Подлетаем к пространству «смещённой централи», — дважды повторил информатор, и над навигационным столом появилась трёхмерная карта объявленного места.

— МомБитория.

Карта вращалась, принимая ориентацию согласно проложенному курсу. Линия курса, прежде окрашенная в белый цвет, стала медленно менять его, постепенно превращаясь в чёрную – цвет опасности. И уже через несколько сетр от центральной оси начали расползаться, захватывая почти всё пространство вокруг точки, обозначающей место положение корабля. Если продолжать полёт по этой траектории, то попадёшь в другое временное измерение, из которого потом вряд ли выберешься. Плотность пространств бывали разными, поэтому и происходили такие вот «наезды» одной на другую и естественно, если в этот момент вы находились между ними, вам предстояло побороться за свою жизнь, при этом можно было сказать только одно слово – космос.

Но совершённые вовремя действия меняли ситуацию, переводя её из критической в нормальную, что и стали делать ВторПилы и на этот раз. Они тут же взяли управление кораблём в свои манипуляторы, переключив управление с автоматического контроля на манипуляторный.

Быстрыми движениями, как будто играя на инструменте, состоящем из огромного количества клавиш (земное название), роботы вводили корректирующие данные для главных двигателей, для вспомогательных систем, для систем ускорения, для систем, систем, систем…

И когда всё это было выполнено, роботы застыли в ожидании изменений показаний на карте пространств. Но, неожиданно вспомнив о чём-то ещё, роботы одновременно протянули свои манипуляторы, нажав сенсор сброса гравитации.

Теперь оставалось только наблюдать, ожидая последовавших изменений. Ожидаемого «свала» не произошло. Все действия были выполнены вовремя. Командир, находившийся тут же на мостике, не сделал ни каких замечаний по вводу корректирующих данных, это означало, что всё сделано правильно.

Линии на карте приняли свой нормальный цвет, белый, после чего роботы приступили к обратной процедуре, процедуре возврата всех изменённых данных на установочные параметры.

Сенсор активизации гравитации был нажат в этот раз первым. Вы спросите, а что это даёт? Да ничего бы это не давало, если бы на корабле находились только роботы, но не забывайте, что на борту в данный интервал временного цикла находились живые организмы, не привыкшие к состоянию невесомости.

— «Коровы», — скажите вы.

— Естественно, «коровы». Если Гарбидж всё-таки приходилось летать, то коровам вряд ли, это уж точно. Люди, Гарбидж, роботы Джи и другие представители цивилизаций переносили невесомость, как правило, нормально, но для коров…

Люди! вы только представьте картину: корова, летящая вдоль отсека корабля. Вы можете представить какие у неё глаза, если не представить чего похуже? Теперь выражение: «Слава богу, что коровы не летают», можете забыть. Летают, ещё как летают.

Роботы при их первых выгрузках на корабль ловко уклонялись от летающих то тут, то там «лепёшек» с неприятным запахом, которые при столкновении с корпусом разлетались, пачкая всё вокруг.

По этим и некоторым другим причинам коров решено было поместить в специальный отсек с использованием системы гравитации для их нормального проживания во время полёта. А во время случающихся «свалов» в пространстве, систему искусственной гравитации приходилось всё-таки отключать для уменьшения влияния ускорения на животных. После окончания манёвра её включали вновь.

Специфика содержания животных стала известна, после расшифровки материалов из архивных данных, записанных на пластины информации из прилетевшей сферы. Для нормального жизненного цикла коровам необходима ежедневная дойка (земное название).  Так что автоматический доильный аппарат (земное название), был сделан тут же на борту корабля лаборантами-исследователями по земным чертежам, что сразу же сняло с повестки дня одну из проблем – проблему изъятия белой жидкостной субстанции.

До момента установки аппарата роботы, имеющие один манипулятор, с большим трудом справлялись с доением (земное название), но после установки и эта проблема просто исчезла.

Кто из читающих не знает процесса дойки коров, может в последствии прочитать об этом в базе данных «НеДжи Цивилизации», пятый фтир, двенадцатый ост, раздел «Субстанции Жидкостные, их получение и свойства», а также с этим материалом можно ознакомиться, зайдя через модуль Би. Би.Би.Джи.Виста.БитРАППА. во вседжийской компьютерной сети.

Сами же животные, представители вида млекопитающих, невольно ставшие первыми путешественниками во вселенных, через интервал времени стали привыкать к подобного рода ситуации, в которых им предоставлялась возможность полетать.

Роботы, отвечающие за состояние «подопечных» отмечали, что после таких полётов коровы увеличивали количество надоев почти в двое. Жидкость, которую получали при этих дойках, люди называли молоком. Молока становилось всё больше, а куда его девать никто не знал. Для людей этой бы проблемы не существовало, так как они употребляют его в пищу, но для роботов эта задача становилась не разрешима. Лететь предстояло долго, а процесс получения молока не прекращался, да и не мог прекратиться – природа.

Было принято решение провести пробные тесты с включением молока в рацион питания Гарбидж. Эксперимент оказался удачным и Гарбидж с того момента стали прибавлять в весе не по дням, а по часам. Таким образом ситуация разрешилась сама собой. Кроме молока, Гарбидж поедали мамуды (печенье), которые им предложили сразу же после того, как они отказались от мяса. Печенье им очень понравились, и проблема с питанием для них отпала так же, как и в последствии проблема с молоком.

Такая жизнь им, по всей видимости, нравилась. Кормят, поят и не требуют ничего взамен. Излишки молока всё-таки решено было уничтожать.

А коровы всё не унимались.

И теперь появилась другая проблема, а именно: вахтенные роботы должны были выключать гравитацию для того, чтобы дать им возможность полетать. А если они этого не делали, то в стойлах (земное название) начиналось такое жуткое мычание (коровий крик о помощи), что хочешь не хочешь, а дать полетать этим животным всё равно приходилось. Все эти включения и отключения гравитации порядком поднадоели роботам, и в одно из дежурств робот- исследователь ввёл программу автоматического контроля за полётами коров. После всех проведённых перепрограммирований систем контроля за жизнедеятельностью животных, всё пошло своим чередом.

РобоПилы держали курс, Гарбидж толстели, коровы летали, удваивая надой.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.