Искусственный интеллект (часть 29)

Очередная часть книги «Искусственный интеллект» повествует об опасном «гандболе» роботов.


29

Весь состав «САУСТРА» (название межгалактического корабля экспедиции) был в приподнятом состоянии (земное название) энергетического потенциала. Ещё бы, всё, что было запрограммировано правительством, было выполнено и даже перевыполнено. Командир «шутил», мол, мы вытянули джокер (земное название), и это было, действительно, так.

Операции по изъятию из их тел Гарбидж имплантированного генератора и взрывного устройства прошли успешно и сейчас их состояние было стабильным. Они постепенно приходили в себя, совершенно не проявляя агрессии по отношению к роботам, мирно прохаживаясь из одного угла каюты в другой, рассматривали окружающую их обстановку «вновь» открывшимися глазами, в которых не было ни ярости, ни злобы. Им, можно сказать, повезло; оставшиеся на планете Гарбидж были уничтожены без участия роботов.

Им попытались предложить заменители мясного, но ничего не получилось. Они отказывались его употреблять. Возник прецедент: на планете ели, сейчас нет. Что делать? Рассчитали вероятности возможных рационов питания таких животных, и получилось, что они должны были употреблять в пищу тротеры. Так оно и получилось.

Манипуляторы принесли искусственные тротеры (пироги с свиртами), угостили ими Гарбидж и после этого забыли о проблеме питания для них. Гарбидж поедали тротеры с большой охотой.

Когда встретимся, я вас обязательно угощу, очень вкусные, ну, очень. Гарбидж оказались очень смышлёными существами. Почти не произносившие звуков, они делали всё, что им предлагали и если хотели объясниться, то делали это в основном знаками. Показав им один раз, как выполнять ту или иную работу, больше не требовалось их контролировать, они запоминали это навсегда. Память у них была очень хорошая. По всей видимости, эту их способность к быстрому запоминанию и использовали их «хозяева». Используя их в своих коварных целях.

— Корова!

— Корова, — слышалось приветствие в разных уголках корабля.

Это слово вошло в корабельный сленг роботов как приветствие, закрепившись в разговорной лексике. Командир корабля объявил о сборе командного состава всех уровней в зале заседаний. Такое происходило не часто, и это свидетельствовало о важности предстоящей встречи.

Роботы, влетавшие в зал, сразу же размещались на фиксаторах. Все собрались быстро без задержек.

— Нам предстоит обсудить план полёта, — начал командир. — Раньше я бы не стал собирать вас по такому поводу, но ситуация, в которую мы попали при полёте к Странн, насторожила меня. В первый раз произошло не запланированное отклонение от курса. Во второй раз мы смогли выйти победителями из боя, навязанного нам неприятелем. Все эти события, происходившие во время экспедиции, наводят меня на мысль о том, что кому-то она очень нежелательна. Поэтому нам необходимо разработать, просчитать вероятности развития событий, а также скорректировать обратный курс. Офицеры системы защиты корабля должны ещё раз проверить их готовность и вывести в номинальные режимы на случай вероятных боевых действий, и доложить о проведённых работах.

— Приступить к выполнению, — приказ звучал лаконично.

Оставшиеся офицеры отвечали за навигационные системы. И следующие вопросы командир хотел обсудить с ними.

— Какие вероятные направления перемещения в подпространствах вы можете предложить? — начал с вопроса командир корабля.

Офицеры навигации начали представлять расчёты вероятных направлений перемещения. Трудность во всех этих расчётах состояла в том, что пространства перемещались, и предварительно рассчитанный курс мог оказаться совершенно непригодным при реальном воплощении. Но существовали и стабильные пространства, которые не несли в себе никаких неприятностей. Как правило, они находились на окраинах галактик, но для того, чтобы их преодолеть, требовалось больше времени и энергии. В таких подпространствах время протекало медленнее, чем в центре, так что, попав в него, можно было зависнуть на неопределённое время.  Роботам необходимо было просчитать всё точно и правильно, а затем выбрать проложенный курс, который бы никак не отразился на времени полёта.

Расчёты, предоставленные навигаторами, были сложными. Необходимо было время для их коррекции и внесения в базу главного навигационного компьютера. А также предстоял процесс шифрования. Производя анализ всех предоставленных курсов, выбрали наиболее подходящие, включающие не только движение в подпространствах, но и в пространствах. Любой выбор не давал сто процентной гарантии (земное название), что весь полёт пройдёт именно по этому курсу.

Введя три приемлемых варианта в базу данных полётного компьютера, офицеры-навигаторы покинули зал заседаний. Командир вызвал шифровальщиков, которые и приступили к зашифровке введённых курсов. Этого требовали обстоятельства.

Корабль всё ещё находился на орбите, вращаясь вокруг Странн. Все базы, расположенные на поверхности, в этот раз решено было эвакуировать. Предыдущий план, в который входило создание поселения на планете, решено было изменить. Так как почти все Коровы были уничтожены, а экземпляры флоры и фауны были собраны для дальнейшего изучения, то не было смысла в дальнейшем пребывании роботов на этой планете.

Все планы базировались на проекте выращивания Коров на Джи. Но всё просчитать и предположить было невозможно. Так и случилось в данном конкретном случае. Прошёл ещё оборот, прежде чем все подготовительные мероприятия были завершены.

Приоритетный курс был обозначен, и на мониторе появилась надпись о том, что бортовой компьютер готов начать движение по данному маршруту. Осуществить подзарядку модулей на станциях «поедания энергии» входило в обязанности вахтенных. Все роботы производили подзарядки своих блоков энергетического питания.

Возвращение домой (земное название) было делом умения и времени, просчитав одну ситуацию, можно было попасть в совершенно другую. Космос есть космос. Различного рода ветра, дыры и всевозможные гравитационные искажения зачастую становились непредсказуемыми препятствиями на пути странствующих кораблей. Космос есть космос. Иногда все законы известные до этого момента становились неправдоподобными в той или иной ситуации.

Космос – это что-то с чем-то. Но роботы Джи не были в нём новичками, а были первопроходцами и давними странниками. Они имели огромный опыт в таких полётах, а надёжность их передвижения осуществляли корабли, сконструированные по последнему слову техники, техники Джи.

Постепенно роботы прекращали начатую зарядку и возвращались на свои посты, располагаясь и подготавливая оборудование к старту.

— Как там Гарбидж? – поинтересовался командир, нажав сенсор лаборатории.

— Все, как один, спят, — ответил лаборант. — Вот что значит биологические, им хоть бы что. Мы тут подзаряжаемся, подзаряжаемся – энергии не хватает – а они раз поели и забыли обо всём.

— А что с коровами? — нажимая второй сенсор, произнёс командир.

— А что с ними будет, — ответил лаборант, — траву жуют (земное название). Мы их должны доставить целыми и невредимыми.

Выключив систему связи с лабораторией, командир переместился на пост управления кораблём.

— Доложить о готовности всех систем к запуску главных двигателей. После прохождения точки старта, осуществить маневрирование и последующий запуск главных двигателей.

Корабль приближался к точке начала маневрирования. Акта (десять), борта (пять), нитра (ноль). После последней прозвучавшей цифры, запустились манёвровые двигатели, начавшие разворот корабля и смещение его с орбиты. В этой ситуации можно было произнести так:

— Поехали! — такую фразу я услышал при просмотре старых архивов земной цивилизации, когда её произнёс первый человек отправившийся в космос. Именно эту фразу я использую при каждом старте ракеты, ведь я человек, и во мне живёт дух того, первого. Я всегда горжусь тем, что мы тоже когда-то были первыми, пусть среди себе подобных, но были всё-таки, были. И для меня, представителя Земли это много значит.

Мощность двигателей нарастала и планета, на орбите которой корабль находился в течении многих оборотов, стала отдаляться уменьшаясь в размерах, а после того, как включились основные двигатели, придавшие кораблю невиданное ускорение, просто исчезла.

Теперь на мониторе виднелись только основные, самые яркие и большие звёзды системы. Координаты ближайшего подпространства, высветились на экране. С этого момента предстояло только контролировать правильность соблюдения курса, а в случае его изменения производить немедленную корректировку.

Магнитные поля иногда подкидывали проблем, но если вовремя определить начальную стадию их влияния, то всегда возможно скорректировать курс, уклонившись от этих нежелательных воздействий.

Индикация нарастания мощности поднялась до крайней отметки. Двигатели работали на полную. Попав в первый магнитный поток, корабль задрожал всем корпусом, устремившись в пространство. Расчёт на попутный ветер РОРА оправдался. После всех процедур старта, некоторые роботы направились на подзарядку. Не то, чтобы все они сразу, как один, потеряли энергетический заряд, нет, просто, после старта, как правило, на всех кораблях проводился чемпионат по СкиРТУ (соревнование на подобии гандбола, только вместо мяча шаровая молния). А для этого необходимо было иметь положительный баланс энергии, так как во время игры тратилось огромное её количество.

Эта игра требовала не просто скорости, манёвренности и точного расчёта, но и коллективной игры, без этого на выигрыш не стоило и надеяться. Каждый игрок команды должен был удерживать в специальной ловушке «макбити» — «огненный шар», не давая возможности игроку другой команды выхватить его, передать при этом «пас» игроку своей команды для фиксации в сфен (ворота) соперника и при этом любым способом сделать всё возможное, чтобы не попасть под сам шар.

Играли по пять игроков в каждой команде. Во время игры, на светоулавливатели роботов устанавливали специальные световые фильтры, так как свет от шара был не меньше, чем от любой звезды.

Ловушка была сконструирована с использованием пяти пальцев, вместо трёх, как это было у всех роботов Джи. Её фиксировали вместо манипулятора для более сильного удержания. Процедура замены манипуляторов, как правило, много времени не занимала. На кожухах многих роботов, участвовавших в таких соревнованиях, были видны следы от прошедших встреч. Обожжённые и проплавленные части кожухов свидетельствовали об опытности игрока, поэтому кожухи, как правило, не меняли, показывая тем самым достоинства его обладателя.

В команду вступали не все, да это и понятно. Кому хочется получить в кожух шаровой молнией, после чего можно уже больше никогда себя не восстановить, да и реабилитационный центр, если вынесет свой вердикт – в утиль, к повторному пересмотру заключения не возвращается.

Поэтому просчитывай свой потенциал и решай идти или нет, всё зависит только от тебя. Всё было очень просто, попадёт в тебя шар, выжжет всё внутри — до свидания, восстанавливать будет просто нечего. Игра была очень опасна, и участие в ней несли не предсказуемые последствия для самих участников.

Но, как бы там не было опасно, роботы никогда не отменяли свои соревнования, и всё происходило как обычно. Со всех сторон поля, где должна была начаться игра, включили удержатели световой энергии и плазмотроновую «ловушку» блуждающих полей.

Всё было готово для начала соревнований. Сегодня должны были соревноваться три команды.

Ах да, вот ещё одна особенность этой игры. Все три команды и будут играть на площадке сегодня, но и это ещё не всё. Как это? — спросите вы. А вот так! Количество шаров не фиксированное, то есть их количество, может меняться от двух до пяти в зависимости от просчитанной вероятности, которую вычислял бортовой компьютер. Но и это ещё не всё.

— Как? – спросите вы. — Это ещё не всё?! Чего же ещё тут не хватает? Кажись, всё есть, и защитные кожухи, специальное поле, шары, да не один, что же ещё?

Прошу прощения, но я забыл упомянуть о самом главном, а именно о том, что шары, используемые в игре, летают сами по себе, изменяя траекторию своего полёта независимо от вашего или моего желания, то есть, как им захочется, вот так, в этом и состоит загадка природы, одним словом загадка и никакой магии (земное название).

Вот почему участие в матчах так опасно. Нет никакой вероятности расчёта траектории полёта за такой короткий период временного цикла, при условии, что любое касание энергетически опасно.

Эти шары специально отлавливались на планете МитриРи, и другого применения пока не нашли, хотя попытки «укрощения» их поведения продолжаются и сейчас.

 «Щекотливую» игру, придумали себе роботы, не правда ли?

Ох и будет же сегодня матч! Компьютер, просчитав, выдал решение, четыре шара – это игра повышенной сложности, поэтому командам, давшим заявки, предоставлялась возможность изъять их из списка участников.  Не тут то было, все, как один, подтвердили о своём решении. Ещё бы, не так часто выпадали игры с повышенным риском, но и победитель в таком соревновании становился непререкаемым авторитетом в будущем для всех роботов Джи.

Три команды, четыре шара. Да, такого давненько не было на кораблях дальнего следования.

Команда «САУСТРА», была проверенная не в одном таком соревновании, она не одиножды выигрывала проводимые соревнования. Свечение кромки фиксаторов свидетельствовало о том, что они были активизированы. Держатели энергетического поля, так же были включены.

Шары находились в сферах среднего размера в четырёх точках игрового поля. Под щёлканье присутствующих на арену вылетали поочерёдно команда за командой. Первая команда представляла военное ведомство, вторая исследователей и третья состояла из членов экипажа.

Кто победит в этой «смертельно» увлекательной игре, предсказать было невозможно.

Бортовой базовый компьютер, производящий сложнейшие расчёты прохождения подпространств и тот бы «завис», производя такие расчёты.

— Почему участники выходили под щёлканье, а не под аплодисменты? — зададите справедливый вопрос. Да потому что у роботов был один манипулятор с тремя пальцами и естественно хлопать они не могли. Зато пощёлкивание у них получалось получше любых аплодисментов, при этом возникало впечатление, что игроки, прежде чем начнут свою игру, должны станцевать испанский танец (испанцы, одна из национальностей землян, танцующих под пощёлкивание пальцев – знания, приобретённые мной из расшифрованных переводов истории Земли).

Игроки активизировали перчатки-ловушки, ожидая стартового сигнала. Судьи же, пока его не давали, перепроверяя готовность всех систем. Обстановка накалялась как в прямом, так и в переносном смысле.

Удержатели световой энергии были разблокированы, оставалось только открыть фиксатор, и шаровые молнии вылетят в пространство, в котором будут совершать полёт, начав таким образом свою игру не зависимо от физических законов и желания играющих.

Любая команда, набравшая пять зафиксированных «фактов», становилась победителем.

— Вы спросите, почему так быстро? А вот и нет, игра может закончиться гораздо быстрее, в связи с отсутствием игроков, как таковых. Почему? Да, потому что их просто напросто всех выжгут летающие шаровые молнии. Вот так всё не навязчиво и просто.

Побеждала в таком случае… нет не дружба, а молния. В сложившейся ситуации включали тритроновую пушку, которая загоняла молнии в удержатель. Случались казусы, и эта процедура усмирения продолжалась часами (земное название).

Так что, представление начинается.

Фиксаторы разомкнулись, и молнии на какой-то сетр (секунду) повисли в пространстве, как бы решая, куда направиться в первые моменты появившейся свободы, а затем начали метаться в различных направлениях, врезаясь в невидимый защитный экран, отлетая от него со снопом искр. Зрелище ещё то. Огненные хвосты мелькали во всех направлениях.

Игра началась.

Роботы ринулись догонять и ловить улетающие шары, которые и не подозревали, что за ними охотятся ради очков. Они летели от одного края площадки к другому, удерживающего поля, ударялись об него и с шипением отлетали в другую сторону, осыпая роботов искрами. Но игроки были опытными, и им удавалось в последний момент увернуться от приближающегося огненного шара. Хотя в тот момент, когда один робот смог увернуться, другой попал под удар шара, и его манипулятор отлетел в сторону. Сам же робот улетел в противоположную сторону с куском оплавленного рычага, вместо манипулятора.

Игра начинала приобретать не шуточную форму, кому-то повезло намного меньше, чем роботу без манипулятора. Но, несмотря на потери, появились и первые очки. Команда роботов корабля смогла «зафиксировать» два шара.

Во время игры количество роботов может убывать, а молний нет. Крутись, как хочешь. Роботы-исследователи, уже потеряли двух роботов, но команда играла и не хотела сдаваться.

Десантники не потеряли ни одного игрока, но и «зафиксировать» шары, пока им тоже не удалось. Команда экипажа потеряла одного робота, но была лидером, зафиксировав два шара.

Куски роботов валялись на арене, но никто не желал прекращать соревнование. «Зафиксировав» один из огненных шаров в своей ловушке, робот-исследователь хотел было передать его своему партнёру, но не успел этого сделать. Прошедший насквозь шар, разорвал его на куски.

Отлетевший манипулятор раскрылся, высвобождая шаровую молнию. Игра обострялась. Каждый из болельщиков поддерживал свою команду. Чип поддержки работал на все сто.

Счёт изменился, приближая команду экипажа к победе. Четыре, два, один – такой счёт предполагал скорое завершение встречи. Оставшиеся роботы имели больший игровой опыт, нежели те, кто «поплатился» за желание участвовать в этом экстремальном состязании в первый раз.

За весь прошедший интервал времени ни один не попал под жгучие тела шаровых молний. Желание выиграть не пропало, но всё завершилось так же неожиданно, как началось. Игроки экипажа «САУСТРА» провели великолепное фиксирование и выиграли поединок.

Финальный счёт: Пять, Два, Один – компьютер зафиксировал конечный результат матча.

Повысив потенциал гравитационных модулей в пространстве игрового зала, повлияло на скорость передвижения шаровых молний и в этот момент уловители световой энергии остановили их закрыв в сферы удержания.

Эти сферы будут переданы на вечное хранение, как «кубки» победителю. Системы контроля пространства были отключены, роботы разлетались по своим отсекам обсуждая прошедший матч. Многие же из болельщиков направились на станцию «поедания энергии» для пополнения растраченной во время матча энергии.

Болельщики они везде одинаковы. После матча, толи с радости, то ли с горя, на подзарядку, природа у них такая.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.