«Не отступать, не сдаваться!»- история выбора и долга

"Не отступать, не сдаваться!"- история выбора и долга

«Сущность человека не предшествует его существованию, он проектирует себя сам и обречен на свободу и ответственность, которую уже не может перекладывать на бога»

Ж.-П. Сартр

Одна из культовых серий «Вавилона-5» (Далее – В5). Читатели просили нас провести разор именно этой серии. «Не отступать, не сдаваться!».

Честно говоря, я бы подработал названия некоторых серий, иногда они просто не отображают всю суть серии.

Надо сказать, что 4 сезон весь наполнен психологизмом и динамикой. Он очень остросюжетен, и тянет на отдельный полноценный фильм.

А я напомню, что на Земле диктатура. Принять ее отказываются земляне станции Вавилон-5, они продолжают борьбу за свободу, законность и поддерживают ровные отношения со всеми космическим и расами. 

У командора Шеридана план. Ему требуется помощь всех дипмиссий на Вавилоне, военная помощь их планет, чтобы отбить колонии у земных крейсеров. Долгие годы Вавилон помогал разным планетам в борьбе с пиратами. Пришло время платить.

Но Шеридан не маньяк и не фанатик. Он знает, что некоторые крейсеры отказались стрелять по гражданским, которых уничтожили по приказу земного диктатора. Поэтому Шеридан хочет избежать бессмысленного кровопролития, и дать крейсерам, не учувствовавшим в расстреле гражданских, выйти из боя. 

«Не отступать, не сдаваться!»  несет в себе несколько психологических и философских линий.

1. Экзистенциальный кризис

Лондо Молари – посол центравриан в этом сезоне и, особенно в этой серии, предстает совсем с другой стороны. Растерянный и искренний. 

На фоне военной операции Вавилонян разговор Г¢Кара и Молари выглядит как настоящая лирическая повесть. По ним можно было бы повесть писать или роман. Надо сказать актеры и сценаристы обыграли эту сцену прекрасно. Казалось бы, грим из 90-х, немного не космическая обстановка кают, но насколько это компенсируется остросюжетностью и тонкой политической подоплекой.

Г¢Кар и Молари – извечные противники. Ни их ценности, ни даже их планеты, ничто в них не может раскрыть товарищеские чувства. Более того, Г¢Кар пострадал из-за центраврианского посла. 

Но последние события заставили Молари изменится. Вместо взбаламученного дипломата из мира, где искренность не в почете, а главной философией является гедонизм, мы видим немного уставшего инопланетянина. Он утратил иллюзии, пересмотрел свои взгляды, более, того, признал свои ошибки.

Он хочет мира, можно сказать, он экзистенциально преобразился.

Только вот дружбы не хочет Г¢Кар, не хочет по понятным причинам.

Вообще, советую посмотреть эту серию, так как полностью перенести ту, щемящую душу, атмосферу, не получится. По-настоящему, шекспировские страсти в диалоге двух заклятых друзей.

2. Дихотомия верности долгу

Вы служили в армии? Я – да. И пошел я в армию слишком поздно, слишком образованным и слишком много думал. Позже, работая в полиции, я тоже слишком много думал, особенно когда большие звезды любили поговаривать о долге и патриотизме.

А думал я об одном, вернее я часто задавался вопросом – зачем нужна жизнь, в которой ты должен выполнять приказ любой ценой?

А еще я задавался вопросом, почему о долге говорят те, кто сам его не соблюдает? К порядку призывают те, кто сами не соблюдают ни его, ни законность?

Главная философская линия серии проходит красной нитью по этическому вопросу законности аморального приказа.

Конечно, в серии уж слишком просто разрешили эту проблему, в жизни так легко не бывает, тем более на войне.

Да, есть в армии такое исключение, когда ты можешь приказ не выполнять, если он аморален, нарушает законность, но…

Но знаете, как это не просто обосновать. Да, могут быть ситуации, когда аморальность приказа очевидна, но в данном случае, когда один из командоров отказывается подчиниться приказу открыть огонь по истребителям Вавилона, сетуя на его аморальность…

Не знаю. Расстрел гражданских – аморально, а вот огонь по вражеским истребителям… По сути, они же вражеские, сколь бы правыми они ни были. 

И вот тут перед нами встает вопрос посерьезней. На самом деле, создатели сериала правильно сделали, что его избежали, иначе бы в хронометраж серии ее разрешение явно не вложился. 

В В5 часто говорят о политике и еще в первом сезоне, когда Синклера пытали, звучала знаменитая фраза – «Пятая колона». Так всегда удобно властям, когда кто-то не верит в ее пропаганду, а еще не молчит об этом и о проблемах. Записать его в предатели, в «пятую колону». Мол, его спонсируют, в данном случае, инопланетяне или как в серии «Иллюзия правды», у него от них психическая зависимость. 

Когда власти используют силу к гражданским, они мотивируют ее необходимость как-раз, якобы, кознями некой силы со стороны, которая прочно укрепилась в стране, и устраивает «оранжевые революции».  Выходит, что не разгонять этих гражданских или не арестовывать их, или не расстреливать – преступление? С позиции действующей власти любое несогласие с ее политикой – преступление. 

С позиции гуманистической философии, преступление не давать людям самим определять свою жизнь и расстреливать гражданских.

И вот еще одна дихотомия – дихотомия политическая.

Я верен долгу, и тогда я иду разгонять митинг, я иду лечу расстреливать гражданских. Аморально? Но, если все, включая самих граждан верят, что все несогласные предатели, тогда это не аморально? Это – «пятая колона», происки инопланетян. 

Понятное дело, что любой здравомыслящий человек, коим являете и Шеридан, и те командоры, что отказались стрелять в гражданских, понимают всю глупость и аморальность происходящего. Но вот остальные…

Кстати, такая проблема возникала и не раз в реальной истории. Если говорить о нашей же истории, то знаменателен пример генерала Шапошникова, который отказался стрелять в демонстрантов в 1962 году. Тогда из-за голода в Новочеркасске местные жители вышли на демонстрацию. Военным отдали приказ стрелять, но генерал ответил, что не видит цели для огня. У него был проблемы, естественно, так как с позиции официальной власти, он совершил преступление и, в принципе, ему бы светил трибунал.

Но есть такое понятие как идеалы гуманизмы, общечеловеческие ценности. Но они слишком молоды, только в 20 столетии после мировых войн о них начали говорить вслух, да еще применимо ко всему человечеству. 

3. Свобода – это не выбор?

Многие говорят, что свобода — это возможность выбирать. С этим трудно не согласиться. Но есть один нюанс. Я о нем узнал, когда готовил доклад по Сартру в университете. В экзистенциализме свобода не определяется как выбор между чем-то и чем-то. Свобода – это сделать нечто большее, чем тебе предлагают. Мне предлагают выбрать, между А и Б, а я хочу выбрать В или вообще не выбирать. Вот, что будет моей настоящей свободой.

Когда вопрос встает что делать, стрелять ли по истребителям вавилонян, и, юридически, предать Землю, для многих появляется выбор. 

А могут ли они что-то сделать вне этого выбора. По сути, некоторые и признают неправомерность политики землян, но поддерживать методы Вавилона они не могут. И здесь встает нечто больше, чем просто выбор, воевать за диктатуру или же поддержать свободолюбивые взгляды Шеридана. 

По сути, борьба командора с диктатурой, отражает привычные для англо-саксонской системы права ориентиры. Право на самоопределение и независимость колоний. 

Невозможно называть свободой выбор между вариантами, которые тебе уже заранее приготовили. Свобода заключается в возможности сделать нечто большее, чем предложенные варианты. Поэтому с Шериданом остаются не все. 

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал". Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.