Дитя Света: Рождение Легенды. 14: Старая легенда

Дитя Света: Рождение легенды. Глава 14 - Старая легенда

Глава 14 — Старая легенда

Проснувшись на следующее утро, Мэндл все еще ощущал поразительный прилив чувств, наполнивший его в долине Дарла. Образ сияющего от счастья старика мелькал перед глазами юноши, который никогда еще не испытывал такого невероятного удовлетворения от прошедшего дня. Подумать только, он помог человеку вновь обратиться к Свету после долгих лет заточения в духовной темнице.

Происшедшее событие добавило Мэндлу уверенности в том, что он идет в нужном направлении. Возможно, смерть Хранителей необходима для того, чтобы сберечь планету. Если юноша смог спасти такого могущественного волшебника от ненависти и печали, вероятно, он действительно обладает некой силой, которую никак не может понять. Эта мысль прибавляла вдохновения юному искателю приключений, не говоря уже о том, что Мэндлу посчастливилось встретить еще одного человека, который в него поверил. Именно этого ему так не хватало. Ведь поверить в кого-то другого всегда легче, чем поверить в себя. Однако сейчас, когда столько людей говорят ему об особом даре, он, как никогда, способен поверить в свои силы.

Воодушевленный парнишка вышел на Главную Площадь, где его, как всегда, ждал верный друг Дримик. Драгий, как никто другой, понимал, какие чувства переполняют хозяина, ведь их души навсегда связаны тесными узами.

Мэндл обнял драгия и сел верхом, мысленно отдав команду. Верный прислужник распахнул крылья и направился в сторону Главного Тоннеля.

***

– Дестор, – раздался голос только что появившегося чародея.

– Да, Мирон?

– Мэндл вернулся в Раминг.

– О чем ты говоришь? – глаза Дестора словно вскипели. – Он же должен был отправиться в долину!

– Так и есть. То есть… так и было.

– Почему ты не сообщил мне об этом?!

– Это все Дарл! – огрызнулся Мирон. – Похоже, что в тот момент, когда я отправился к нему, мальчишка уже был там. Как назло, этот волшебник – единственный, кого я не могу прочитать. Более того, он остался жив.

– Что ж. Стоило догадаться, что этим все и закончится. Однако наш план все еще в силе. Скоро они отправят Мэндла за Сердцем шестого Хранителя. Там мы его и встретим. Пришло время объявить о нашем возрождении.

Лицо Дестора расплылось в ехидной улыбке.

***

Мэндл сидел в столовой в ожидании друзей. Первым его одиночное пребывание прервал Вильгер.

– Привет, напарник, – бодро произнес тот, усевшись напротив.

– Что это с тобой? – с подозрительной улыбкой поинтересовался юноша.

– Все просто замечательно!

Мэндл внимательно оглядел собеседника, с лица которого никак не сходила улыбка.

– Все в порядке?

– Как нельзя лучше!

Мэндл засмеялся.

– Может, расскажешь, что происходит?

– А что… так заметно? – наконец сдался Вильгер.

– Тебя выдает мечтательный взгляд. Так в чем дело?

Собеседник молча огляделся. Все с той же улыбкой на лице он наконец произнес.

– Кажется, между нами с Лорианой что-то есть.

– А-а-а. Так вот оно что…

Ребята переглянулись.

– А что, собственно говоря, натолкнуло тебя на эту мысль?

– Ну-у-у, вчера я позвал ее посмотреть, как мы играем в энергобол. И после матча, когда я подошел к ней, мы…ну, в общем, почти поцеловались.

– Почти?..

– Нас прервал мой приятель. Так не вовремя, – с досадой произнес Вильгер. – А потом момент был упущен.

– Но тебя это, видимо, не сильно расстраивает, – шутливо ответил Мэндл.

– Я просто даже и не думал, что у нас может что-то получиться!

– Почему же?

– Не знаю. Она такая… такая…

– Кто? – вдруг раздался женский голос.

Лориана села рядом с Мэндлом.

– Милариэль! – неуклюже вставил Вильгер.

Собеседник еле сдержал смех.

– А, да, она великолепна.

«Кажется, прокатило», – прочитал Мэндл на лице друга.

– Ну а у тебя как дела?

– Все также. Хочешь, покажу, чему я сегодня научилась?

– Конечно, – с восторгом воскликнул Вильгер.

– Дай мне руку.

Девушка достала один из своих боевых кинжалов и сделала легкий порез на кисти собеседника.

– Ай! Тебя учат резать людей?

Лориана передразнила друга, артистично искривив лицо, и поднесла ладонь к месту ранения. По ее руке пробежал луч нежного зеленого оттенка, и рана затянулась.

– Ну как?

– Неплохо, – сказал Мэндл.

– Ах, неплохо! – возмутилась девушка.

Ребята засмеялись.

– Что я пропустила? – спросила Кания, заняв место рядом с другом.

– Да ничего особенного, – ответил Вильгер шутливо, – просто Лориана хвастается.

– А вот и нет!

На выходе из столовой Мэндла встретил Дориан. Юноша схватил собеседника за руку и отвел подальше от толпы.

– Есть разговор.

– Иногда ты ведешь себя так, будто за нами следят…

– Им незачем это знать, – ответил Дориан, кинув взгляд в сторону людей.

– Так о чем ты хотел поговорить?

Прежде чем ответить, парень еще раз оглянулся. Повернувшись к собеседнику и осмотревшись, он наконец заговорил:

– В общем, слушай. Не знаю, что происходит, но за последнюю неделю темная мыслеформа в голове Краера сильно выросла, как будто кто-то ей помог. Я понятия не имею, способны ли Мельбеки творить нечто подобное… Но если нет, то в Раминге может быть шпион, который им помогает. Ибо то, что творится с ним, не доведет до добра.

– Дарл сказал мне, что делать.

– Ты встречался с Дарлом?! Когда?

Дориан подозрительно посмотрел на собеседника.

– Краер направил меня к нему. Долгая история. В общем, он сказал мне, что единственный способ изъять мыслеформу – сразиться с ним на тонком плане.

– И кому по силам провернуть такое?

– Похоже, что только мне, – неуверенно ответил Мэндл.

– Это тебе тоже Дарл сказал?

Юноша кивнул. Дориан глубоко вдохнул и продолжил.

– А что если не получится?

– У тебя есть другая идея?

– Нет, – напряженно ответил тот. – Что ж, будь по-твоему. Я не знаю, что произошло между тобой и Дарлом. Но если он верит в тебя, то, думаю, мне тоже стоит.

Собеседник кинул на Мэндла неоднозначный взгляд.

– Еще увидимся.

***

Позднее Мэндл направился на платформу алхимиков. Дравен ждал ученика на верхней площадке.

– Как прошел поход к Дарлу?

– Как раз об этом я хотел с вами поговорить.

– О, я весь внимание.

Мэндл глубоко вздохнул и, немного помолчав, продолжил:

– Дарл очень много рассказал мне о природе и силе Любви, и его слова до глубины души тронули меня. Я был настолько… поражен его откровением, что до сих пор не могу понять, как мне удалось помочь ему вернуть веру в это чувство? Ведь он намного мудрее… Я не понимаю, – пожав плечами, продолжал юноша. – Ведь я ничего об этом не знаю, а он провел многие годы в служении Творцу.

Дравен оживленно закивал головой.

– Мне тут вспомнилась одна легенда о двух братьях-алхимиках. Хочешь ее услышать?

– Конечно!

– Тогда, я думаю, нам лучше присесть.

На платформе появилось два янтарных сиденья. Мэндл пристально посмотрел на учителя. Алхимик глубоко вздохнул и принялся рассказывать историю.

События легенды происходили более двух тысяч лет назад, задолго до Великого Раскола. Никто не знает, насколько она правдива. И, тем не менее, люди не могут опровергнуть те факты, которые отражает эта история. Звали братьев Лайл и Берл. Они родились на границе Леса Вечной Ночи, некогда известного под названием Олаин, в восточной части северного континента. Их мать была простой крестьянкой, а отец – одним из первых среди людей, кто посвятил жизнь изучению алхимии. Когда-то давно во время охоты он случайно спас одного друида, который оказался вожаком клана и в знак благодарности решил научить отца древнему искусству. С тех пор большую часть времени он уделял алхимии.

Когда Лайлу было семь, а Берлу пять, ребята случайно наткнулись на папину лабораторию, которую он прятал в подвале. В тот день, уйдя в лес, отец забыл запереть дверь, и сыновья пробрались внутрь.

Вдоль сырой каменной стены стояли шкафы с множеством полок, заполненные различными стеклянными банками с травами, старыми пергаментами с записями и огромным количеством алхимических колб. Большую часть из них покрывал густой слой пыли. Некоторые же излучали таинственное сияние разных оттенков. Посреди комнаты на деревянном столе располагались зелья серебристо-голубого цвета.

– Вот это да! – воскликнул младший. – Что это, Лайл?

– Я не знаю. Но это так красиво.

– А это что?

Берл взял в руки одно из зелий со стола.

– Не трогай! – строго произнес Лайл. – Вдруг это яд.

– А может, это вкусная вода?

– А если яд?

– Пахнет хорошо. На, понюхай.

– Да-а-а, – блаженным голосом ответил старший.

– Может, попробуем?

– Но мы ведь не знаем, что это!

– Все будет хорошо. Я уверен, это просто очень сладкая вода.

– Ну ладно. Чур, ты первый!

– Трусишка! – воскликнул Берл.

– Сам такой! Я не боюсь, – Лайл взял в руки вторую колбу со снадобьем. – Вместе!

– Давай.

Прислонив сосуды ко рту, братья сделали несколько глотков.

– Что-то оно не очень вкусное, – скривив лицо, произнес младший.

– Я же говорил!

Внезапно Лайл почувствовал невероятную легкость, словно воспарил над землей. Испугавшись, он остановился и посмотрел на брата. Лицо Берла съежилось от страха.

– Что случилось? – встревожился младший.

– Не знаю, я боюсь пошевелиться…

– Я тоже.

Ощущение парения усиливалось, и братья потеряли сознание. Очнувшись, они обнаружили себя стоявшими друг напротив друга в полупрозрачных оболочках, излучавших голубое сияние. На полу лежали их тела.

– Лайл, мы умерли?

– Не знаю. Но мне так хорошо.

– Да… Это как, когда мама обнимает меня.

– Даже лучше.

– И что будем делать?

– Давай попробуем взлететь!

Братья устремились вверх и вскоре оказались высоко над домом.

– Ух ты! – крикнул Берл.

– Полетели на небо!

Чем выше они поднимались, тем ярче становилось пространство вокруг. Небеса куда-то исчезли, и братья оказались в волшебном тумане белоснежного цвета.

Перед ними предстала яркая фигура, излучавшая золотое сияние. От удивления мальчики прикрыли лицо руками. Ощутив глубокое благоговение, они открыли глаза и увидели перед собой прекрасную женщину в белом одеянии, чьи золотистые волосы развевались до самого пояса, а глаза сверкали пурпурным сиянием. Братья не смогли сдержать улыбку.

– Приветствую вас, юные гости, – прозвучал ангельский голос.

– Здравствуйте, миледи, – ответил старший, смутившись. – Мы умерли?

– О, нет, как раз наоборот.

Братья вопросительно переглянулись.

– Идемте, я вам все покажу.

Чудесная дева привела их к золотым воротам и назвала это место Небесным планом, но, увидев удивленные лица мальчишек, сразу же оговорилась, назвав это место Домом. Братья встретили там родителей и другие души, с которыми они должны были познакомиться позже. Все оказались очень удивлены их приходу. И никто не мог понять, что произошло.

Лайл и Берл побыли там всего пару недель, прежде чем начали ощущать нарастающую тяжесть в ногах. В один день они потеряли сознание и очнулись в лаборатории, откуда и началось приключение.

– Это был сон? – спросил Берл.

– Не знаю. Но я все еще чувствую это странное ощущение, как будто мы дома.

– Мы и так дома.

– Да нет же! То чувство, которое наполняло нас, когда мы были Там.

– Да-а, ты прав. Я тоже это чувствую. Пойдем расскажем маме!

Добежав до кухни, братья кинулись с криками в объятия любимой матери.

– Мамочка, мы так тебя любим! – кричали они во весь голос.

– О, мои мальчики. Я тоже люблю вас.

– Ма-а-ам, а нас долго не было? – поинтересовался Лайл.

– О чем это вы? Вы были здесь десять минут назад.

Братья переглянулись и молча продолжали обнимать свою мать.

Путешествие в Небесный Мир не могло остаться незамеченным. С того дня их жизнь полностью изменилась. Мудрость братьев росла не по годам, а по часам, что отразилось на их непревзойденно глубоком и широком мировоззрении и сердечности, и все удивлялись, какими добрыми и мудрыми росли братья. С каждым годом идея служения миру все сильнее согревала их сердца. Ни дня они не могли провести, не сделав добро ближнему.

Повзрослев, братья отправились странствовать по миру, предлагая помощь там, где в ней нуждались. С тех пор как они посетили Небесный Город, их сердца начали лучиться Светом и Любовью. Сами того не замечая, они исцеляли каждого, с кем входили в контакт. Ни один человек, кто когда-либо знал их, не оставался прежним. Люди называли их ангелами, посланными с небес. Сами братья воспринимали это не всерьез и искренне верили, что остались простыми людьми, как все остальные, и что их сила в Любви к человечеству. Они считали, что каждый может обладать этой силой.

Спустя пятнадцать лет странствий по миру братья вернулись из странствий по миру в родные края, повидать родителей. Около дома они обнаружили пожилого мужчину.

– Добрый день, – произнес Лайл задушевным голосом.

Мужчина кивнул.

– Мы многие годы странствовали по миру, и вы, наверное, должны знать: здесь раньше жили наши родители. Вы не знаете, где они сейчас?

Лицо собеседника мгновенно преобразилось от внезапно нахлынувшего ужаса. Тяжело вздохнув, он положил руки на плечи Лайла и сочувственно помотал головой.

– Мне очень жаль, сынок.

– О чем это вы?

– Несколько лет назад я нашел тела в доме. Похоже, это дело рук грабителей. Я закопал их неподалеку. Мне очень жаль…

– Не может быть, – судорожно проговорил старший, отходя назад и тяжело дыша. – Не может быть…

Берл положил руку на плечо брата. Лайл не мог пошевелиться. Он стоял на месте, уставившись в землю. Его кожа побледнела, а руки стали холодными, как лед. Младший встал перед ним и попытался поймать взгляд брата.

– Лайл, – произнес он шепотом. – Ты меня слышишь? Лайл?

Старший не шевелился, словно был парализован. Берл схватил его за плечи.

– Брат, очнись.

– Как это могло случиться? – сдерживая слезы, наконец прошептал Лайл и, подняв взгляд, озлобленно посмотрел на брата.

– Как это могло случиться с ними?!

– Лайл… Прошу тебя…

– Как ты не понимаешь? Это все наша вина! Мы не должны были оставлять их!

– Успокойся, Лайл. Здесь нет ничьей вины.

Брат продолжал мотать головой, изливая слезы. Глаза бегали из стороны в сторону в поисках ответов.

– Ты прав… Я здесь не при чем. Это все ты! – выпалил он. – Я говорил тебе, что это плохая идея! Но нет. Ты хотел помочь миру!

– Лайл, очнись!

– О, нет, брат! Это ты очнись. Больше ты не заморочишь мне голову. С того самого дня, как ты вынудил меня выпить то зелье, все пошло не так. Я знал это, я был уверен в этом.

– О чем ты говоришь?!

– Ты мне больше не брат, Берл… Смерть родителей – на твоей совести. Я больше не хочу тебя видеть!

Лайл развернулся и направился в сторону леса. Берл догнал его и схватил за плечо, но тот, развернувшись, ударил брата по лицу. Придя в себя, младший с состраданием посмотрел на старшего брата. Тяжелей всего было осознавать, что Лайл окутан гневом, а он ничего не мог с этим поделать. Убедившись, что Берл больше не побеспокоит его, Лайл вновь развернулся и ушел прочь.

Старший сын не смог совладать с горем, поселившимся в его сердце. Сознание его окутала завеса гнева и ненависти. Он посвятил жизнь бессмысленным поискам людей, убившим родителей. Больше всего на свете он желал отомстить. Эта мысль завладела его разумом. И с каждым годом она уничтожала его изнутри.

Сорок лет прошло с тех пор, как братья расстались. Берл часто вспоминал о том дне. Многие годы он пытался отыскать брата. И в один прекрасный день Берл наткнулся на маленький домик в зимнем лесу на другом конце континента. Лайл сидел в кресле, не в состоянии пошевелиться. Его веки дергались, глаза смотрели в пустоту. Младший подошел поближе.

– Что с тобой случилось?

Брат ничего не ответил. Та любовь, что когда-то двигала им, уже давно осела на дно, спрятавшись под огромным слоем тьмы и ужаса, что завладели его душой. Взгляд Лайла переполняли гнев и ненависть, которые он породил в себе в тот роковой день.

Придя в себя, старший с криком попытался встать. Но, поднявшись, упал на землю и перестал дышать.

– Лайл! Что ты сделал с собой, мой дорогой брат? – проговорил младший сквозь слезы. – Я знаю, ты не хотел… Ты не виноват, Лайл. Иногда гнев сильнее нас, и мы ничего не можем с этим поделать. И я не могу позволить, чтобы ты умер вот так. Не могу, понимаешь? Все эти годы я искал тебя. Но жизнь всегда позволяла тебе ускользнуть. Теперь мне понятно, почему так случилось. Служение Свету открыло для меня столько возможностей, Лайл. И я хочу поделиться ими с тобой. Я дам тебе еще один шанс, брат. Покажу тебе, чему научила меня Любовь. И надеюсь, что ты сможешь прожить свою жизнь с еще большей пользой, чем это удалось мне. Все время я беспокоился о тебе, и эти мысли не давали мне покоя. Как и ты, я не смог оставить это в прошлом. Так позволь помочь тебе.

Берл положил руки ему на грудь и, взглянув наверх, закрыл глаза. Губы начали что-то нашептывать, и комнату озарил ярчайший луч света, просочившийся сквозь крышу избы. Глаза Берла наполнились слезами радости от того, что Творец его услышал.

– Часть души будет жить в тебе, мой дорогой брат. Чтобы ты знал, что я прощаю тебя. И что все эти годы я Любил тебя и молился о тебе. Ты всегда будешь моим самым близким человеком. А теперь позволь мне показать тебе, на что способна Истинная Любовь. До встречи на Небесах, Лайл.

Старший брат очнулся в лесу, неподалеку от родного дома. Он огляделся, но нигде не мог найти брата. Выйдя из рощи, Лайл увидел того же мужчину, который сообщил о смерти их родителей. Он подошел к нему и с рвением заговорил:

– Простите, что беспокою вас снова, но вы не видели моего брата?

– Снова? Не думаю, что мы встречались, – удивленно ответил собеседник.

– О чем это вы? Мы только что говорили! Вы сказали мне, что нашли тела моих родителей в доме.

– Я ничего такого не говорил! – выпалил мужчина. – Однако…

На его лице вновь появился тот самый взгляд, что Лайл наблюдал, когда впервые узнал о смерти родителей.

– Если это ваш дом, то я действительно нашел там тела. Их было трое. Один из них был очень похож на вас. Мне очень жаль…

Мужчина положил руку на плечо собеседника. Лайл был ошеломлен этой вестью. Но, несмотря на это, на лице засияла улыбка.

– О, Небеса! Это чудо!

Мужчина отпрянул, вытаращив глаза. Старший брат выглядел словно сумасшедший. Глаза Лайла устремились к небесам, сияя от счастья.

– Спасибо тебе, Брат! Я тебя не подведу.

Дравен замолчал.

– Невероятно… – прошептал ошеломленный ученик. – Это самая трогательная история, что я когда-либо слышал! Неужели… это правда?

– А ты как думаешь?

– Не знаю… Неужели Любовь действительно способна на такое?

– Ты имеешь в виду вернуть человека к жизни?

Мэндл кивнул.

– Я думаю, что это лишь малая часть того, на что способна Истинная Любовь.

Собеседники молча смотрели друг на друга.

– Что ж, – нарушив тишину, произнес алхимик. – Кажется, тренировка не совсем удалась.

– Наоборот. Лучше и не придумаешь!

– Тогда я надеюсь, что у нас будет побольше таких занятий.

Мэндл направился к выходу.

«Подумать только, – сказал он сам себе, – Любовь смогла вернуть человека к жизни. Интересно, на что еще она способна?»

Поупражнявшись в зале для тренировок, Мэндл направился на платформу отдыха, все еще раздумывая о чудесной истории, что рассказал ему Дравен. Юноша нашел свободную комнату и вошел внутрь. Обустроившись поудобней, ученик начал погружаться в себя.

Вскоре тело настолько расслабилось, что Мэндл перестал его ощущать. Вслед за телом стихли эмоции, и он почувствовал, как энергия течет по каналам эфирного тела. Когда мыслительный процесс полностью прекратился, юношу посетило знакомое ощущение. Вдали послышалось эхо.

– Отправляйся к Кристаллу Памяти. Я кое-что тебе покажу, – послышался голос Сэквора.

Краер распорядился, чтобы страж проводил Мэндла к подъемнику. Спустившись вниз и пройдя по спиральному коридору, путники вошли в гигантскую пещеру с кристаллами, где в смиренном ожидании стоял Лептон.

– Как вы узнали?

– Так же, как и твой проводник.

Волшебник в благодарность кивнул стражу, и тот покинул их.

– По счастливой случайности, я оказался здесь по другому делу.

Юноша улыбнулся в ответ.

– Что ж, прошу.

Мэндл, усевшись в кристаллическое сиденье, что стояло в центре, ожидал команды учителя. Волшебник сформировал эфирную нить, чтобы присоединить ее к мозгу ученика.

Сознание Мэндла начало растворяться. Последовала вспышка света, и юноша очутился в белом пространстве. Где-то вдалеке показалось Сиреневое Сияние. И чем ближе оно казалось, тем больше походило на человека. Наконец Мэндл смог его разглядеть.

– Сэквор? Что ты здесь делаешь?

– Я должен тебя кое с кем познакомить.

Дух отодвинулся в сторону. За спиной парила душа пожилого человека с короткой бородой, чьи сияющие изумрудом глаза отражали покой и умиротворение. Доброжелательно улыбнувшись, старик поприветствовал Мэндла.

– Приветствую тебя, Дитя, – произнесла душа.

Юноша кинул удивленный взгляд в сторону Сэквора. Затем вновь повернулся к собеседнику и ответил:

– Кто вы?

– Меня зовут Лайл. Сэквор сказал мне, что у тебя есть некоторые вопросы.

Мэндл, вытаращив глаза, посмотрел на Сэквора.

– Это…Не шутка? Как ты это сделал?

– Это действительно так важно?

Ученик повернулся к пожилой душе.

– Простите, Мастер Лайл. Я просто… не могу поверить, что это вы!.. Неужели это правда?

Старик радостно засмеялся.

– Ну конечно, сынок. Как же давно это было… В Небесном Мире время летит незаметно. Так что тебя интересует?

Мэндл загадочно посмотрел в пустоту.

– Больше всего мне интересно, действительно ли Любовь способна вернуть человека к жизни?

– Это так. Более того, если бы Берл был моложе, он бы остался жив. Брат знал, что в его состоянии ему не удастся выжить, однако всем сердцем желал, чтобы я прошел путь заново. И я бесконечно благодарен ему за это.

– Значит, можно воскресить человека, не рискуя жизнью?

Старик кивнул. В разговоре повисла пауза. Мэндл посмотрел на Сэквора. Лицо ангела сияло от безмятежной улыбки.

– Что еще вам удалось выяснить о Силе Любви?

– После перерождения большую часть времени я посвятил служению человечеству, дабы расплатиться то зло, что успел совершить. Вместе с жизненной энергией Берл передал мне часть своих знаний. Покинув дом, я поселился в пещере на вершине одинокой горы, где Берл провел последние десять лет жизни, пребывая в состоянии глубокой медитации. Он занимался созиданием мыслеформы, направленной на просветление Альтрэнии. Когда я сумел достичь того же состояния и увидел проделанную им работу, моему восхищению не было предела. И хотя мыслеформа была далека от завершения, я невероятно гордился своим братом, который потратил столько времени на ее создание. Я посчитал себя обязанным завершить начатое Берлом и всю жизнь посвятил этому делу. Но это было не так просто, как казалось на первый взгляд. За многие годы непрерывной медитации мне открылись новые знания, которые предполагали усовершенствование того, что уже было сделано. Но в конечном итоге мыслеформа все еще осталась незавершенной.

– А для чего это нужно?

– Как только мыслеформа будет сформирована, никакое зло больше не сможет обитать на просторах Альтрэнии. Все чародеи, темные сущности и злые духи будут вынуждены покинуть планету, если только они не выберут искупление грехов.

– За все это время, – продолжил Лайл, – на планете воплотилось всего две души, способные закончить работу, начатую моим братом. Одна из них пошла не по тому пути и вскоре была вынуждена покинуть тело. А вторая все еще пребывает в человеческом обличье. Насколько я знаю, ему уже более тысячи лет.

– Вы говорите о Дарле?!

Лайл кивнул.

– К сожалению, он не сумел выдержать те испытания, что дала ему жизнь, и путь служения стал для него недоступен. Мы с братом очень сильно горевали по этому поводу и уже начали отчаиваться, что наша работа так и останется незавершенной. Но вдруг появился ты.

– Я?

– Ты можешь завершить начатое, Мэндл.

– Но я ничего об этом не знаю!

– Не беспокойся. До это еще далеко. И тебе предстоит пройти множество испытаний. Поэтому, Мэндл, что бы ни случилось, верь в себя и в ту частицу Творца, что пребывает в тебе. Не повторяй моей ошибки. Это единственная возможность спасти Альтрэнию от грядущей катастрофы. Я уверен, Сэквор поможет тебе в этом. Но и ты должен быть готов ко всему. А теперь, пришло время прощаться. И прежде чем я вас покину, я должен сказать тебе кое-что: Один по-настоящему Любящий человек способен спасти целую планету. Помни об этом. Удачи, Мэндл!

Видение резко прекратилось. Юноша открыл глаза и посмотрел на Лептона.

– Вы… тоже это видели?

– Похоже, что нам еще очень многое предстоит выяснить. А сейчас нам пора. Ты, должно быть, устал. Я отведу тебя на Главную Площадь.

– Учитель…

Лептон внимательно посмотрел на ученика.

– Неужели это только начало?

– Начало чего?

– Моего предназначения? Неужели убийство Хранителей – всего лишь начало?

Волшебник отвел глаза. Мэндл пристально смотрел на учителя. Глубоко вздохнув, Лептон повернулся к ученику и положил руку ему на плечо.

– Я не знаю, Мэндл. Но мы всегда будем рядом, чтобы помочь. Вместе мы сможем.

Собеседники улыбнулись друг другу. Мэндл встал на ноги и направился к выходу. Путники покинули убежище, не сказав ни слова. Юноша то и дело поглядывал на учителя, но тот, казалось, не замечал, что происходило вокруг, – сознание Лептона будто пребывало в другом измерении. Ученик ни на миг не сомневался в том, что встреча с Лайлом произвела на волшебника не меньшее впечатление. Но он не решался прервать размышления наставника. Мэндлу самому было о чем поразмыслить.

«Один по-настоящему Любящий человек способен спасти целую планету», – вспомнил он слова алхимика.

«Что бы это могло значить?» – подумал он про себя.

И что это за мыслеформа, которую надо завершить? И в ней ли заключается предназначение души? Мэндл подумал об испытаниях, что упомянул Лайл. Прежде чем спасти мир, юноше придется их преодолеть. А если он не справится? Испытаний много, а он один.

«Нет, не один, – сразу же оговорился он, посмотрев на учителя. – Со мной величайшие Мастера Раминга. Со мной мои друзья. И Сэквор, который всегда готов помочь. Все будет хорошо».


Читайте все главы книги «Дитя Света: Рождение легенды».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.