Пилот «Осколок параллели» (часть 6)

Часть II

Какой-то тихий звук зацепил сознание, вырвал из объятий сна. Роман ощутил, что лежит на кровати. Он прислушался к собственному телу, и оно без особого энтузиазма отозвалось на позывы разума. Однако ни один орган чувств тревоги не дал. Значит, он был цел и, пожалуй, невредим.

Неужели это был всего лишь сон? Булатов поднапряг память. Да, они спустились на нижний этаж старой советской лаборатории. Там осмотрели кое-что, затем он вроде бы куда-то забрался… то ли помост, то ли ещё что. Затем он, кажется, упал в воду.

Булатов содрогнулся. Воспоминание о нахождении в холодной влаге вдруг вызвало ещё ряд неприятных ощущений, чем-то напомнивших смерть. Разумеется, журналисту до сих пор не приходилось умирать, поэтому он не мог знать, как это, но, почему-то, ассоциация возникла именно с этим. Постепенно осколки памяти стали складываться и выдали более чёткую картину. Роман пытался выбраться из воды, но не мог. Затем он начал захлёбываться, и вдруг стало невообразимо страшно… Дальше ничего.

«Так это всё был сон? Или я… умер?» — начал соображать мозг. – «Бред. Конечно, я жив».

Роман осторожно приоткрыл глаза. Мягкий свет, льющийся неизвестно откуда, заполнял незнакомое помещение с округлым потолком, и – как позже заметил Роман – не имеющее, вообще, никаких углов. Потолок и стены имели нежный жёлто-бежевый оттенок, вселявший спокойствие и чувство уюта. Ассоциация с детством и летними каникулами всплыла из памяти мгновенно.

Лёгкий шорох выдал присутствие ещё кого-то. Булатов повернул голову. Рядом стояла красивая женщина средних лет, облачённая в белый медицинский халат, и с неприкрытым любопытством рассматривала его. Незнакомка была как минимум лет на десять старше Романа, но молодой человек в мыслях отметил, что данное обстоятельство вряд ли сыграло бы негативную роль, доведись развиться каким бы то ни было отношениям. Настолько приятным был её образ.

— Здравствуйте, — улыбнулась она. – Как самочувствие?

— Да, ничего, спасибо, — нахмурился Роман. — Чувствую себя вроде. А что случилось? Где я?

— Вы на Паларионе. — Женщина улыбнулась. — Конечно же, это Вам ни о чём не говорит. Но мы Вам обязательно всё расскажем. В подробностях, если захотите. Лучше скажите, Вы с Земли?

— То есть?! — Булатов поразился вопросу и даже немного растерялся, не зная как его понимать. — Что Вы имеете ввиду?

— С Земли? — повторила женщина, проигнорировав вопросы Романа.

— Да, — наконец, последовал ответ.

— Вы просто не представляете, как мы вам рады, товарищи. — Незнакомка буквально засияла от счастья.

— Следуя логике, резонен вопрос: я где? — Журналист «с Земли» начинал перебирать в голове возможные ответы на свой вопрос, уже прорабатывая в голове некоторые из вполне печальных вариантов.

— Вы не на Земле, — без намёка на шутку ответила незнакомка, подошла и протянула руку. — Если можете идти, пойдёмте со мной. Вам всё покажут и расскажут. Но будьте уверены, у нас к вам не меньше вопросов.

Булатов приподнялся на кровати, повернулся и сел, свесив босые ноги. В этот момент он заметил, что одет в чужую одежду, в несколько странную одежду. Рядом с кроватью стояла пара то ли тапочек, то ли лаптей, предназначенная, очевидно, для него. Но разбираться на тему гардероба ему сейчас совсем не хотелось; имели место более важные вопросы.

— А где мои друзья? — спросил Роман, не спеша всовывая ноги в мягкую обувь.

— С Вами только один. Степаном зовут. Он в другой комнате одевается. Пойдёмте, пойдёмте! Вас в зале совета не дождутся.

Следуя за незнакомкой, Булатов вышел через несколько необычный дверной проём в коридор. У проёма не было двери, которую можно было бы закрыть. Вместо неё крепилась занавеска, сделанная, очевидно, из той же ткани, что и одежда.

— Как Вас зовут? — поинтересовалась женщина, оказавшись с Булатовым в коридоре.

— Романом кличут, — отозвался «землянин». — А Вас?

— Я Елена Исаева.

В этот момент из соседней комнаты выглянул Степан. В его взгляде одновременно с радостью увидеть друга сверкал тот же вопрос, который буравил голову Булатова. Что происходит?

— Доктор, Вы можете, наконец, объяснить, где мы находимся? — решил взять быка за рога Коземотов. — Дайте нам хотя бы пару вразумительных ответов. Во-первых, где мы? Во-вторых, кто вы?

— Хорошо. Думаю, вам следует это знать прежде, чем вы предстанете перед другими. Вы находитесь не на Земле. Эту планету мы называем Лада. Вот вам первый ответ. Мы — потомки членов советской исследовательской экспедиции, которая прибыла сюда в 1938-м году.

Повисло продолжительное молчание, прерываемое, пожалуй, только скрежетом извилин. Мозги работали на полную мощность, стараясь хотя бы определить категорию полученной информации. Наконец, Елена прервала затянувшееся молчание:

— Разве вы не знаете, что с вами случилось, перед тем, как вы оказались здесь? — несколько удивлённо спросила она.

— Рома упал в какую-то ёмкость с водой, я кинулся его вытаскивать. Очнулись уже здесь.

— Я помню и того меньше, — произнёс Булатов, вопросительно поглядывая на друга. — Темно было.

— Ты забрался на какой-то подест, — начал прояснять ситуацию Коземотов, — а это оказалась ёмкость с водой, покрытая то ли коркой какой-то, то ли пылью. Ты рухнул, я прыгнул тебя вытаскивать.

— А Ваня где?

Степан пожал плечами. Роман замер в задумчивом молчании.

— Следуйте за мной, товарищи, — перебила размышления женщина. — Расскажете всё на совете. Здесь итак все горят от нетерпения вас увидеть и послушать, а мы медлим.

Следуя за Еленой, молодые люди прошли метров пятнадцать до конца коридора, затем спустились по вертикальной металлической лестнице вниз и оказались на более просторном этаже. В помещении, в котором они оказались, находились странные прозрачные цилиндры в три с лишним метра высотой и диаметром около полутора метров. Четыре из них занимали углубления в углах этого странного зала, а ещё четыре располагались в центре, являясь частью колонны. Все восемь цилиндров вливались в стены, пол и потолок. Общую площадь помещения опытный глаз Коземотова оценил в примерно сто двадцать квадратных метров. Степан же и выплеснул своё любопытство первым:

— Так где мы всё-таки?

— Вы на Паларионе. Это инопланетный космический корабль. Он так называется.

Последовало очередное молчание, ошеломлённых молодых людей. Но по взгляду Елены было понятно — она не шутит.

— Сейчас мы находимся в зале перемещения. В двух из этих цилиндров материализовались и вы несколько часов назад.

Коземотов хотел было развить тему перемещения, но…A

— Это они? — взорвал напряжённую тишину звонкий детский голос.

В противоположный вход вбежала девочка лет восьми и с горящими от любопытства голубыми глазами уставилась на незнакомцев, до сих пор не знающих, как им реагировать на всю ситуацию.

— Да, — отвечала тем временем Елена. — Это они, солнышко. Папа уже вернулся?

— Нет ещё.

— Как жаль. Ну, беги домой. Я вернусь, всё тебе расскажу.

Девочка явно не хотела уходить, но беспрекословно подчинилась матери.

— Это моя дочь, Даша, — пояснила женщина. — Замечательный ребёнок.

— С этим не поспоришь, — кивнул Степан. — Чудная девчушка и красивая. В маму.

— Спасибо, — улыбнулась женщина. — Пойдём дальше?

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *