Магия Рэя Брэдбери

Мир Брэдбери, это увлечённость магией повседневности. С ним вы совершите путешествие, не выходя из комнаты.

Вы сможете побывать в мрачных уголках детских страхов и лучезарных вселенных мыслей космического путешественника. Брэдбери умеет заворожить даже самой простой, самой обыкновенной вещью и, даже, если ты не понимаешь, о чём идёт речь, ты всё равно будешь дочитывать рассказ или повесть до конца.

Брэдбери не рассуждал о технических достижениях, он не был моралистом, он просто творил картины с помощью слов, и его проза была намного поэтичней многих стихотворных творений.

Его любили в нашей стране и любят ныне. Когда-то легендарный советский режиссёр С.Ф. Бондарчук, прилетев, кажется, в Штаты, встретил там уже известного на тот момент писателя. Несмотря на то, что зал был полон различными актёрами и актрисами, советский режиссёр бросился к Брэдбери, горячо обнимая фантаста, словно старого приятеля.

Писатель не является «провидцем» техногенного будущего, однако в его творениях легко угадывается прообраз, например, дома-робота, который выполняет свою функцию, несмотря ни на что.

И весь сарказм заключается в том, что машина делает заложенные в программу действия, не взирая ни на то, что людей давно нет и только холодный ветер, радиоактивный ветер, блуждает по комнатам.

Словно слепая личинка, массивная механическая рука забивает трубку, ставит новую пластинку, но никого нет.

Как признавался автор рассказа, название своего творения он почерпнул в одноимённой песне – «Будет ласковый дождь».

Что интересно, даже самые страшные вещи, такие как жестокий младенец-убийца, которого зарезал скальпелем детский врач, и супруги, которые пытаются убить друг друга уже много лет за свою совместную жизнь, выглядят поэтично.

Даже самые мрачные образы, которыми питал свои фантазии американский писатель, выглядят дружелюбно.

Секрет этого Брэдбери объяснял легко. Собственно и секрета никакого не было, просто не старайтесь угнаться за музой, насильно вы не сможете написать ни одной толковой вещи, удивляйтесь, восхищайтесь и оставайтесь ребёнком. Но этот ребёнок не должен выглядеть как беснующийся, орущий чертёнок, это должен быть ребёнок, который видит мир во всём его великолепии, видит его целиком, впитывает в себя каждую нотку радости, каждый миг жизни.

Именно тогда, когда вы встанете утром и взорвётесь на мине собственного вдохновения, вы сможете творить подобно Брэдбери. Не бойтесь взорваться и затем собирать себя по кусочкам, ведь так делал Брэдбери, советуя быть разным, быть непокорным.

А ведь превосходный стиль и певучий язык писатель выработал сам, он не учился этому нигде. И только стеллажи библиотек служили ему наставниками.

Хотя не следует считать, что Брэдбери был из разряда снобов, признающих только классику во всех её видах. В своём сборнике эссе «Дзэн в искусстве написания книг» он признаётся, что не пропускал ни один из фильмов в кино, смотрел любые картины, впитывал в себя даже те вещи, которые можно пренебрежительно отнести к «бульварщине».

Легендарное творение фантаста – «451° градус по Фаренгейту» писалось им в подвале старой библиотеки и не могло быть ни о чём другом, кроме как о книгах. Тогда с деньгами у Брэдбери была напряжёнка, а работу он отставлял каждый раз, тратя время на общение со своими дочерями. Ничего не оставалось делать, как найти местечко поспокойней, в котором можно было бы приняться за работу.

Писать приходилось быстро, так как тому способствовали две проблемы: нехватка денег и нехватка времени.

Печатные машинки были старые, и время, которое стоило денег, тратилось, порой, впустую из-за заклинивания механизма. В перерывах писатель бродил между стеллажами, вдыхая книжную пыль, вчитываясь в строчки.

Многое при экранизации картины осталось не рассказанным, кроме того, многое вычеркнул редактор и только в театральной постановке (Брэдбери знаменит и как драматург), вы можете увидеть недостающие моменты, которые проливают свет на многие причины, например, почему главный книжный враг, столь не терпим к книгам. Именно в театральной постановке вы узнаете о его диалоге с пожарным, в которой он показывает свою библиотеку, с ехидством добавляя, что не прочёл и строчки.

Тем самым, он так осуществил свой план мести книгам, за свои несбывшиеся надежды и ожидания, за свои разрушенные мечты, которые рождались, после прочтения различных книг.

Брэдбери выступает и как сценарист. Для своего первого фильма про белого кита Моби Дика, он даже уезжает в Ирландию, где умудряется получить сотрясение мозга, после лихой езды на велосипеде в нетрезвом виде, а также успевает увидеть прекрасные зелёные пейзажи бедной Североевропейской страны.

Брэдбери всегда неповторим. Брэдбери – эталон, это целый вихрь, неудержимый тайфун, чьё вдохновение рождалось, даже после соприкосновения с вполне обыденной вещью. Это и есть настоящий талант — уметь творить, не ища для этого сверхценных идей, уметь превращать повседневность в настоящее волшебство.

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал". Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

5 комментариев

  1. Да, Брэдбери неповторим. Летом как-то перечитал его «Марсианские хроники». И многое кажется наивным вроде, а если вдуматься, то актуально и для современности. И Марс совсем не причём… Сейчас такого пишут мало, а если и пишут жалкое подобие, то именуют «брэдберизм», и снисходительно намекают на то, что это гуманистическая фантастика.

    • Я перечитал «451 градус по Фаренгейту», совсем другие ощущения и впечатления, чем в 16, когда читал роман первый раз

  2. полную галиматью писал этот ваш великий рэй. в его же время работали хайнлайн, саймак, каттнер и писали на три головы лучше этого кустаря.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *