Мир через «Посредник»

Постер_фильма_«Посредник»_(СССР,_1990)Сегодня «Посредник» напишет о «Посреднике». А именно, речь пойдёт об очень своеобразном кино, в духе «Сталкер» и «Письма мёртвого человека». Этот фильм, снятый в 1990 году, состоящий из трёх серий, сочетает в себе арт-хауз и триллер. Сюжет «Посредника» повествует о попытке захватить Землю пришельцами, но только не открыто, не вторгаясь на звездолётах и не расстреливая всё, что попадётся на пути, мощными лазерами. Нет, всё намного тоньше и запутанней, даже запутанней чрезмерно.

На землю спускается некий объект, называемый «посредником», который и внедряется в умы обычных землян, осуществляя такую вот скрытую экспансию. Собственно, в сюжете ничего такого нет, чем ныне не изобиловало бы фантастическое кино, внимание привлекает манера, в которой фильм снят. Всё повествование идёт в коричнево-серых тонах, диалоги и сцены, как уже говорилось, очень напоминают стиль «Сталкера».

Необычен и выбор инопланетян, которые внедряются в умы землян, исключая гениев, детей и сумасшедших, но и тех, кто по своей натуре не способен подчиняться.

По правде говоря, сюжет был взять из повести А. Мирера «Главный полдень». Однако, повесть выглядит совершенно иначе, нежели фильм. И в этом кино одновременно проигрывает и выигрывает у произведения. Выигрывает в том, что повесть лишена какого-либо намёка на триллер, чего не сказать о фильме, произведение ведётся от лица ребёнка, отчего сюжет приобретает простовато-авантюрный оттенок. Но такая «инфантильная» окраска, намекая на синтез булычевско-крапивинских тематик, сливается с почти шеклианскими играми по «пересадке» разума.

Проигрывает фильм книге именно в динамике сюжета. Конечно, для тогдашней советской киноиндустрии подобный сюжет, безусловно, смелость, но сталкеровская эстетика не смогла прибавить фильму его философскую лирику. Сюжет затягивает, обволакивает, но ни к чему особенному не ведёт, хотя и намекает на некую мысль, что, мол, недаром, выбраны были именно среднестатистические обыватели с их убогенькими планами и мечтами, что именно такой разум и есть самая лёгкая мишень для любой идеи, главное выбрать быстрый способ впихнуть её в головы таких вот обывателей.

imagesВ книге присутствуют элементы внеземной технологии в виде переговорных устройств, прикреплённых к нёбу и бластеров с огромной поражающей мощью. Создатели фильма не стали акцентировать на этом внимание, уже даже по той причине, что это поменяло бы весь характер картины. Остается несколько не ясных моментов, а именно, почему пришельцы были столь не разборчивы в «донорах», паразитируя в умах постовых ГАИ, водителя хлебовоза, молодой мамаши. Если говорить о книге, то там первым, кто попался в сети такой интеллектуальной экспансии, был бездельник-гитарист, постоянно бренчащий на гитаре у подъезда дома.

В целом, фильм и книга – два разноплановых мира, поэтому, прочтя книгу, вы смело можете смотреть фильм, ожидая совершенно иной сюжет и иной дух, ровно, как и после фильма, пред вами предстанет книга с совершенно динамичным, приключенческим сюжетом, в духе книг Кира Булычева.

В этом плане, конечно, создатели фильма смогли совершить буквально смелый прорыв, ведь использовать юношеский сюжет повести для создания мистических образов в духе «Сталкер», это не только смело, но даже и дерзко.

И так, добро пожаловать в мир «Посредника». Но начинать смотреть фильм нужно, создав вокруг себя некий вакуум, что ничего не могло вас вытащить из интеллектуальной пелены фильма, чтобы ничего не разрушило хрупкую эстетику позднесоветских экспериментальных фильмов.

Отчасти тяга к мрачным сюжетам, соседствующим с фантастическим «New Age», продиктована и самим состоянием тогдашнего общества, граничащим между различными ценностями, ощущавшим хрупкость каждой минуты своего существования.

Автор повести, он же и сценарист, возможно, целенаправленно изменил суть своей повести, которая превратилась в некое гротеское отражение происходящий, на тот момент, событий.

Кадр из фильма "Посредник"

Просматривается некая параллель между той беспомощностью прежней власти перед нахлынувшей стихией массового безумия и жестокости, наводнивших города и улицы 90-х. При этом, как и многие умы, пленённые пришельцами в фильме, в реальной жизни, люди совершенно не критично воспринимали, да и воспринимают сейчас всю информацию, все идеи, транслируемые в их умы. Вокруг творятся ужасные вещи, а многие этого даже не замечают, просто наслаждаясь прежними вещами.

Казалось бы, вся экспансия проходит легко. Казалось бы, вот-вот и всё получится, но… Есть среди землян те, которые не подвластны технологиям инопланетного десанта.

Один из них — юродивый, образ которого отсутствует в книге. Он является неким молчаливым фигурантом, который не подвластен космическому гипнозу. Более того, в отличие от всех остальных, он лишен боязни. Его оружие – безумие, его образ – трикстер, тот который своей непредвзятостью, своим внешним безумием не подвластен общей модели поведения. Он не выверен логически, его поведение иррационально, он не последователен и математически неверен, а значит, вся система пришельцев здесь обрушивается.

Остальные, кто понимает, в чём дело, пытаются сопротивляться, однако им есть что терять – свой рассудок, который может оказаться эксплуатированным пришельцами. Но что делать, когда, привычного для нас рассудка нет? На чём выстраивать систему, если нет устойчивого фундамента?

Показателен момент с Чарли Чаплиным, который изображает тех же полуюродивых, полумаргинальных персонажей, что и сам безумец в фильме. Юродивый смотрит на фильм, видя самого себя в этой роли. Он выражает в себе даосскую характеристику мудреца, а именно того, кто устал бояться. Он – Форрест Гамп в «Посреднике», для которого не подходит ни одна формула, ни одна схема.

Главная сентенция изрекается главным из пришельцев: «Подчиняется тот, кто привык подчиняться, остальные свободны от нашего влияния».

Интересен монолог одного из пришельцев, который оказывается под прицелом у подростка. В нём, иноземный захватчик обещает, поистине, мафусаилово бессмертие для землян и полное освобождение от предрассудков, к которым была отнесена и доброта, и любовь, и гуманность.

В чём-то пришелец прав, в чём-то его слова пронизывают сознание, словно лезвие. Правота его в том, что мы чрезмерно идеализируем эти понятия и, вот уже, ради гуманных целей и справедливости, мы сносим с лица земли страны и города.

Что могут предложить взамен захватчики? Собственно говоря, ничего, только машинизированное существование, роль носителей для паразитирующих сознаний, передающихся через посредник.

В итоге, понимая, что поведение людей не вкладывает в рамки жёстких военизированных правил, что здесь есть те, кто способен выйти за рамки разумного, способен на самопожертвование, способен на не шаблонное мышление. Если есть все эти люди, значит —  полная колонизация невозможна.

В конце безумец говорит вполне разумной и уверенной речью: «Я знаю, всё будет – хорошо…»

Это знает только тот, кто не умеет подчиняться.

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал".Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.