Искусственный интеллект (часть 44)

Поделитесь с друзьями!

44

Мягкое жужжание около уха начало изрядно надоедать, поэтому пришлось открыть глаза для определения источника жужжания. Так оно и есть, рядом с моей головой висел он, не покидающий меня нигде и никогда Актурор, робот-сопроводитель, мой охранник.

С виду небольшой шаровидный предмет, из которого в разных направлениях торчали предметы, о предназначении которых догадаться было практически невозможно, да этого и не требовалось.

Сейчас его состояние можно было охарактеризовать как неспокойное. Это можно было определить только по звуку, который исходил из его «нутра». Это жужжание означало только одно, я не отреагировал на сигналы моего зуммера подъёма и не проснулся вовремя и ему пришлось оторваться от своего занятия на кухне, где он готовил для меня завтрак и производить повторный подъём.

Роботу всегда это не «нравилось», ведь в такие моменты я был, мягко сказать, «недружелюбен», сами знаете почему. Кому из вас захочется просыпаться под чей-то писк, а?

Правильно, никому вставать рано не хочется и не нравится. Но вызов был срочный, поэтому роботу ничего не оставалось делать, как предпринять нелюбимую для него процедуру моего подъёма.

Этот шарик, такой безобидный на вид, бесшумно передвигающийся в пространстве, казался предметом, от которого невозможно дождаться каких-то неприятностей, но всё это было только на вид. Его периодически тестировали и забирали на установку всевозможных дополнительных программ, поэтому, когда он возвращался, я не знал, как начинать с ним общаться, хотя всеми фибрами своей души понимал, что он никогда не причинит мне зла.

Во всех последних экспедициях на различных планетах и в различных системах он постоянно висел рядом со мной, выручая меня не раз, когда я попадал в щекотливые ситуации.

Мы, как будто срослись, и я уже не представлял себя без него. Хотя я иногда «хандрил» и устраивал ему ненужные испытания, но для него всё это было состоянием нормального общения.

Актурор держал в вытянутом манипуляторе пластину связи, на котором светился лонтер. Это означало, что вызов срочный и требовал такого же быстрого ответа. Я нехотя перевернулся с живота на спину, пытаясь при этом специально задеть висевшего рядом робота, но тот с лёгкостью увернулся и произнёс:

— Отвечай, вызов срочный.

— Я знаю, — процедил я сквозь зубы, взяв пластину.

Она активизировалась, на экране появилось изображение моего наставника. Связь осуществлялась через модулятор кодированной связи. При этом робот, не произносил ни каких предложений вслух, а подсоединялся напрямую и информация высвечивалась у меня на дисплее.

Я читал всё, что он хотел сообщить мне. Поток пролетающей информации увеличивался, я успевал читать всё, не задавая при этом никаких вопросов, понимая, что второго соединения не будет. То, что сообщал мне БиДжи, потрясло меня, я не мог себе даже представить, что такое может быть. Я только что прибыл из экспедиции и рассчитывал отдохнуть какое-то время на планете, а затем приступить к выполнению другого задания, но судьба готовила мне другое испытание.

Получив последнее сообщение, я сделал движение напоминающее стирание. Таким движением завершалась любая связь. Показав большой палец в экран, этим я дал понять своему оппоненту, что всё понял и в скором времени прибуду.

— Будь внимателен, — произнёс уже вслух БиДжи. — Я послал за тобой истребитель.

— Зачем? Я доберусь и так, — попытался возразить я.

— Жди прибытия истребителя. Тебя заберут. Выполняй всё, что я тебе рекомендовал.

Не став больше пререкаться, я поднял большой палец, подтвердив свою готовность выполнять всё, что тот прикажет.

Связь прекратилась, и я подскочил с кровати, которая тут же исчезла под стоящий фундамент кровати. Робот уже висел у входной двери, ожидая моих распоряжений, но пока у меня не было ничего, что бы я хотел поручить ему, тем более, что для начала мне требовалось принять ванну, а лишь затем что-то перекусить.

Робота мои проблемы не волновали. Его задача была проста — охрана, ну и ещё кое какая помощь. Всё это он выполнял без замечаний. Робот есть робот.

О завтраке думать не хотелось, но как только эта мысль проскользнула у меня в голове, тут же предательское урчание в желудке дало понять, что игнорировать свой желудок мне не удастся.

Теперь мне предстояло что-то туда бросить для его и моего успокоения. Хотя можно перекусить и в лаборатории. Но запах приготовленного роботом завтрака, всё же взял своё.

Я бегом направился в кухню и увидел дымящиеся клёпнеры (подобие земных бутербродов, только вкуснее), запах шёл неимоверный. Схватив один из клёпнеров, я откусил его и таким же быстрым шагом, каким прибыл на кухню, отправился в ванную. Пока я шёл клёпнер уже исчез у меня во рту и теперь его дальнейшее движение к цели было только делом времени.

Включив холодную воду водопада, я с криком прыгнул в него, всем телом ощущая колкость падающих сверху струй воды. Холодный душ тут же поменял свою температуру, окатив меня тёплой водой. Контрастный автоматический водопад был самым быстрым восстановителем активности организма. Он менял порции воды и их температуру, постоянно сканируя состояние верхнего покрова тела.

Неплохая разработка была сконструирована специально для меня и, конечно же, с моим участием. В первые моменты попадания под холодный водопад, на ум сразу же приходят ощущения, которые возникали в замкнутом пространстве корабля, летящего сквозь пространства. Это ощущение холода, холода, который окружает тебя вокруг.

Вечная темнота и вечный холод, таковы реалии космоса.

Поэтому, когда выпадает возможность приземлиться на одной из планет, тепло от которой сразу же наполняет весь твой организм энергией, вот только тогда начинаешь понимать, как хорошо находиться в тёплом доме.

Приблизившись к стеллажу, где лежали мои «кожухи», я выбрал один из них и тут же начал натягивать его на себя. «Кожух» был не таким, какой использовали роботы для себя.

Изготовленный из специального волокнистого состава с встроенными микро двигателями придания форм, он мог увеличиваться или уменьшаться в размерах в зависимости от тела, на которое его одевали. При желании вы можете его дезактивировать, нажав сенсорные датчики, отключающие функцию удержания формы. Таким образом, при одевании я не делал никаких операций по его включению, он сам активизировался от температуры моего тела и принимал его конфигурацию, пользуясь своей памятью.

Плотность материала, используемого для моего костюма, была настолько прочной, что при пробных тестах, ни в одном из проведённых экспериментов, его не смогли уничтожить. Технологи есть технологии. Здесь роботам не было равных во всех пространствах — это точно.

Одев «кожух» (такое название не совсем мне нравилось, но менять название я не пытался, называя его про себя по-прежнему – «костюмом») … Кому как нравиться, пусть так и называет. Это чудо технической мысли работало без сбоев, не раз защищая меня от недоброжелателей, пытавшихся проделать во мне дырку любыми имеющимися у них способами, но осуществить это им так и не удалось, не потому что я такой вёрткий, нет.

Просто-напросто, главное, чтобы «костюмчик» сидел. Это точно.

И ещё одна не маловажная деталь. Главное, чтобы этот «костюмчик» был сделан на одной из планет Светил Второго РААПА ВАА.

Сенсоры, использованные при производстве такого рода изделий, теперь оснащены специальными биологическими рецепторами чувствительности. Поэтому их в праве называть «живыми». Так что «мы» сейчас один живой организм. Вот так.

Программы, в которых применяют алгоритмы рецепторов чувствительности и сейчас используют при программировании роботов. Их сращивали с микропроцессорами и внедряли в программные блоки, после чего роботы могли оценивать окружающий их мир ещё и с позиции биологических факторов.

Чувствительность для роботов, вот что давали эти внедрения. Представьте себе, что робот станет чувствовать так же, как и мы с вами. Всё это вызовёт у вас разноречивые высказывания, нужно ли роботу всё это? Нужно, отвечу я, нужно.

Контакт между цивилизациями не может быть полным, если вы не сможете понять внутреннего состояния тех, с кем вам предстоит сосуществовать в мире и согласии. Новые программы, внедрённые в строящихся роботов, помогут осуществлению такого контакта в будущем.

Прибывший истребитель уже ожидал меня во дворе моего дома. Актурор уже дважды оповестил меня об этом. Как только я вышел из дома, двери салона открылись автоматически без моего участия. Два робота охранника, висевшие перед открывшимися дверями внушали мысль о важности персоны, которую они должны сопровождать. Охраняют, значит, бояться за меня.

В голове пролетела нехорошая мыслью. А ведь я, действительно, самое слабое звено в секретной системе роботов. Если меня как следует «попотрошить», независимо от моего физического состояния и не желания что-либо говорить, то кое-что можно было бы получить уже даже сейчас.

Эта паршивенькая мыслишка зацепила моё самолюбие. Робота и того не так просто «расколоть», а меня, по всей видимости, можно. Ну что тут поделать, если я человек. И ничего тут не исправишь, надо просто-напросто быть бдительным и внимательным. Предавать любой мелочи значение и анализировать всё и всегда, как учил меня мой наставник и я старался не забывать об этом.

Специальных сидений для меня не делалось, за исключением тех, которые были установлены в личном транспорте.

Но так как истребители делались не под меня, то и сиденья я здесь не обнаружил. Роботы должны были расположиться внутри истребителя на фиксаторах, второй и третий их комплекты были убраны во внутрь корпуса, что и давало мне возможность разместиться с минимальным комфортом.

Расположившись на полу, я задумался над той информацией, которую предоставил мне БиДжи. Рядом висел Актурор, издавая тихое жужжание.

Что-то не понятное, творилось вокруг нашей лаборатории. Следовало принять к сведению, что кому-то мы очень «мешаем». Но выяснить кому именно, мы пока не могли.

Охранники влетели вслед за мной и расположились на фиксаторах перед дверьми. Двери закрылись автоматически, и истребитель начал манёвр перехода на нужную высоту движения. Затем, увеличивая ускорение, он устремился в направлении лаборатории. Долетели быстро, так как военные использовали уровни, на которых не встречались Переместители рядовых жителей.

На этих уровнях перемещение происходило на повышенных скоростях. Как известно, военным всегда некогда.

Подлетев к зданию лаборатории, истребитель завис на несколько сетр (секунд) в ожидании, пока ворота не открылись. Затем он влетел во внутренний двор и остановился.

Из открывшейся двери первыми вылетели охранники, а за ними вылез и я. У входа в центр в воздухе висел БиДжи, ожидавший моего прибытия. Как только робот увидел меня, тут же рванул ко мне.

Я не видел своего наставника больше пол цикла (полгода). Всё это время я стажировался на новейшем космическом корабле «БИТРИЛЛА», находившимся в системе Гвандария Прима, изучая и осваивая навигацию и использование оружия в ситуациях приближённых к боевым.

Подлетев ко мне поближе, он, как это было в моём детстве, зажёг все свои светоиндикаторы, которые засветились всевозможными огнями. Таким образом, он демонстрировал своё отношение к прибывшему. Хотя ему и была установлена новая программа, отвечающая за чувственность, он при каждой нашей встрече использовал старую, тем самым давая понять мне, насколько ему важно воспоминание о первых наших контактах и способах общения между нами.

Он погладил меня по голове своим манипулятором, перебирая и шевеля отросшие волосы, затем дружелюбно похлопал меня по плечу. В этот момент, мне показалось, что если бы у него было два манипулятора, то он обязательно обнял бы меня, как это делали люди при своих встречах, хотя я мог и заблуждаться. Проделав всё это, он сказал:

— Долгих оборотов тебе, Туртаа Ваа.

— Долгих оборотов тебе, Бид.

— С прибытием!

— Долгих оборотов, — ещё раз повторил я.

— Проходи, я тебя уже жду. У меня есть очень серьёзный разговор.

Так с манипулятором, лежавшим на моём плече, мы и вошли во внутрь здания. Охранники отсалютовали мне поднятием своих манипуляторов, я же в свою очередь сделал похожий жест, поприветствовав тем самым и их.

Сейчас, после установки новых языковых программ, все роботы уже спокойно общались со мной на моём родном языке, языке Землян, хотя для меня самого не составляло труда говорить и на языке Джи.

Вот какие сдвиги произошли в общении за данный интервал временного цикла. Прогресс есть прогресс, его ничем не остановишь.

Мы вошли в лабораторию, где когда-то я «родился». Оборудование, которое сейчас было установлено здесь, было на порядок выше всего того, что было в те далёкие времена моего детства.

Пролетавшие мимо лаборанты приветствовали моё появление дружным пощёлкиванием. Я так же приветствовал их. Я отметил, что в лаборатории появились роботы с двумя манипуляторами, что тоже своего рода прогресс, ведь до этого они проектировали роботов только с одним манипулятором.

Пожелав всем присутствующим «Долгих оборотов», я направился вместе с БиДжи в его апартаменты. И всё это время, его манипулятор не отпускал моего плеча. Это говорило само за себя, робот был «доволен», что я, наконец, вместе с ним.

— Бид, ты что? — не выдержал я и повернулся к нему.

— Ничего, Туртаа Ваа. Просто ты сильно изменился с того времени, когда я тебя видел последний раз. Ты стал – человеком.

— А ты этого не знал? — попробовал отшутиться я.

— Нет, — так же спокойно ответил робот. И тут я услышал то, чего никак ожидать не мог. Робот засмеялся. Нет, не так как мы, но всё же он смеялся.

Я был в замешательстве. Увидев мою реакцию, робот с гордостью в голосе произнёс:

— Ну как? Моя новая программа.

— Работает, — ответил я и тоже засмеялся. Я никогда не слышал, чтобы роботы смеялись так откровенно, потому что они, вообще, не смеются.

Посмеявшись столько, сколько это было возможным, робот продолжил разговор.

— Нет, Туртаа Ваа, ты изменился, ты выглядишь повзрослевшим, чувствуется, что ты получил много знаний и приобрёл много навыков в своих экспедициях.

— Ты же сам меня послал. Я выполнил все твои поручения и задания. Мне есть, что рассказать и показать тебе.

— Да, это так, но скажи мне, что ты ещё чувствуешь, кроме силы.

Немного подумав, я с улыбкой произнёс:

— Я чувствую, что мне стали мешать отрастающие на подбородке и верхней губе волосы, вот что я чуствую.

Но казалось, что робот ждал такого ответа, так как совсем не «опешил», а наоборот, он сказал:

— Ну, это не проблема, тем более для роботов Джи.

Я, конечно, был удивлён таким ответом. Но от роботов всегда можно было ожидать всего того, о чём никогда не подумаешь.

— Я подготовился к твоей встрече и хотел бы сделать для тебя подарок. И он протянул мне куб.

— Что это такое?

— Открой, увидишь.

— Как я его открою, если на нём нет никаких замков.

— Вспомни наши уроки и попытайся мысленно.

— Как?

— Мыслью, твоей мыслью. Подумай о том действии, которое должно будет произойти и открывай мысленно.

Я встал, вытянул руку, на которой лежал куб, и мысленно представил, как он открывается в местах соприкосновения граней. Такие занятия, мы проводили до момента моего отбытия в космос и мне тогда удавалось кое что проделывать, но за время отсутствия на планете я не пробовал повторить их, так как был занят совершенно другими делами. Такое напряжение мысли не заставило себя долго ждать. Куб стал разъезжаться в тех местах, о которых я подумал. Внутри куба находился предмет. Увидав его, я был просто «ошарашен».

— Это же бритвенный станок, как у людей, — произнёс я с восторгом.

— Да это он, — с гордостью в голосе ответил БиДжи. – Мы специально сделали его для тебя по земным чертежам с пластины информации, которая находилась в твоей сфере. Огромное количество дополнительной расшифрованной информации мы получили за время твоего отсутствия.

— Всё это фантастически интересно, но как вы достигли такого результата с процессами мысленного управления объектами?

— Ты же знаешь, что мы не работаем «спустя рукава». Тем более, что твоя внутренняя сила выросла, а умственные способности и подавно, вот что даёт тебе возможность с такой лёгкостью управлять простыми процессами при помощи мысли. Естественно, я запрограммировал этот шар на средний потенциал умственного воздействия, но, как оказалось, он тебе уже давно под силу. Ты вырос и вырос значительно. В здоровом теле, здоровый дух.

Мне нравилось, когда он старался использовать земные поговорки в своих предложениях. Ему это тоже, по всей видимости, нравилось. Это выглядело смешно. Робот сыплет поговорками людей, но как ни странно всё это звучит, эти поговорки постепенно приживались в мире Джи.

— Бид, ты удивил меня. Благодарю тебя за подарки. Но всё же, как вам удалось заставить двигаться объект при помощи моей мысли, так давно не тренированной? Методы воздействия на предметы, проводимые много временных циклов назад, были совсем не похожи на те, которые я применил сегодня.

— Это очень просто, — начал своё объяснение БиДжи. — В материал, из которого будут делать тот или иной предмет, на стадии его жидкостной фазы производства встраивается система двойного волнового взаимодействия.

Если два предмета должны только открываться-закрываться, их располагают в двух частях раздвижного предмета. В момент, когда ты хочешь произвести действия с предметом, в твоём мозгу активизируются электромагнитные импульсы, излучающие тот сигнал, который воспринимает система двойного волнового взаимодействия и активизирует элементы, которые взаимно отталкиваются в этот момент. Если ты хочешь закрыть, то происходит обратный процесс, осуществляющий закрытие. Для Джи нет ничего невозможного. После полученных объяснений я сел, а робот остался висеть напротив меня. Сидя я продолжал рассматривать свой подарок. Я не задавал вопросов ожидая, что БиДжи сам знает, с чего начать. Так оно и произошло.

— Всё очень серьёзно, — начал БиДжи. — Выслушай меня и отнесись к этому правильно. Ты являешься самым «слабым звеном» в нашей секретной информационной системе. Ты получил достаточное количество знаний, которые невозможно защитить никакими программами. Ты это понимаешь, не маленький. Мы не просчитывали такого варианта развития событий, но кому-то твоё пребывание на планете как «кость в горле» (земное название). Использование им человеческих афоризмов немного смешило меня, но сейчас было не до смеха. Ситуация была, действительно, серьёзной.

— Была произведена попытка моего устранения, но всё закончилось хорошо. Хотя мы просчитали и сделали выводы, что всё может повториться.

— Кто же пытался произвести такое «мероприятие»?

— Это наёмники, проникшие на планету извне.

— Я знаю только одних наёмников, которые берутся за выполнение такого рода «работы» — это Вотроны. Мои заключения верны?

— Да это так, — ответил робот.

— Но на планете их пребывание запрещено, — возразил я.

— Да, это так. Но они искусные маскировщики. Они могут проникнуть в чужих обличиях и осуществлять свои поганенькие дела, применяя эту маскировку.

— Ты сделал вывод, что они не закончили выполнение своего задания?

— Да, по кодексу Вотронов, они должны по любому завершить порученное им задание, независимо от времени и места. Если они не успели сейчас, то сама операция просто откладывалась на неопределённый временной интервал.

— Откуда такая информация?

— На планете Двойной Денон был захвачен и доставлен на планету ФритТа, представитель военной разведки. Ты понимаешь, что в нашей разведке был агент. Но и это ещё не всё. Первый по значимости робот в разведывательном ведомстве так же был агентом.

— ФритТа был агентом?

— Да, ФритТа был агентом. Он скрывался в одной из систем и только в этот интервал временного цикла мы обнаружили его.

— Но чьим агентом он был?

— Перед «стиранием» ЛортТа, просматривая секретные файлы, мы получили ответ на интересующий нас вопрос. В его базе данных впервые упоминались Лортеки. Проанализировав полученную информацию, мы пришли к заключению, что перепрограммированные роботы Военного Ведомства имели контакт именно с ними.

— Это те самые Лортеки, которые пытаются сейчас завоевать все пространства и потихоньку приближаются к границам наших систем.

— Да, это именно они. Лортеки, по всей видимости, предварительно забрасывают своих агентов, чтобы иметь всю интересующую их информацию о тех цивилизациях, которые хотят поработить, а затем, получив исчерпывающую информацию о их военном потенциале, начинают захват. Если военный потенциал противника для них представляется недостижимым, то они не предпринимают прямых нападений, а действуют исподтишка (земное название). Вот почему на нас постоянно производятся нападения извне. Это один из вариантов проверки нашей готовности отразить вторжение. Как только они почувствуют, что мы слабее. Они непременно атакуют нас.

— Но почему о их приближении мы не имели никакой достоверной информации?

— Мы обладали информацией лишь о том, что какая-то цивилизация начала военные действия в очень отдалённых пространствах. Пространства настолько далеки от нас, что мы не имели возможности проверить её достоверность. Представь, что даже наши корабли, бороздившие просторы вселенных, не залетали настолько далеко.

— Может и Земля находиться именно в тех районах? — с ноткой горести задал я свой вопрос.

— Всё может быть, — ответил робот.

— Тогда существует вероятность, что мою планету захватили Лортеки?

— В космосе всё может случиться, если учесть на каком удалении находятся друг от друга все эти миры.

— Но я никогда не слышал о такой цивилизации как Лортеки.

— В наших архивах есть упоминания об этой давно исчезнувшей в пространствах космоса цивилизации, но эти упоминания по большей мере считались «легендами» космоса. Но оказывается, что нет.

— Что же заставило Лортеков начать новый поход?

— На данном интервале временного цикла мы не имеем никаких версий.

— Тогда я задам не менее интересный вопрос?

— Какой?

— Значит, во вселенной уже есть интеллект, сравнимый с интеллектом роботов Джи?

— Этот вопрос я уже слышал неоднократно от своих «коллег», исследователей разных уровней. Скорее всего, этот интеллект есть.

— Тогда его уровень можно поставить на один уровень с вашим интеллектом?

— Да, — только и смог ответить БиДжи.

— А как же люди?

— Ты показал нам, что человек стоит на такой же ступени развития, как и мы, но где и когда мы сможем обнаружить систему, где проживает твоя раса, вот на этот вопрос никто не может дать точный ответ.

— Если Лортеки обладают повышенным интеллектом, то их представления о сосуществовании коренным образом отличаются от ваших представлений совместного проживания. Возможно, в будущем вам предстоит противопоставить свою силу силе Лортеков. Результат может быть не предсказуемым, точнее сказать, предсказуемым, вы просто уничтожите друг друга.

— Вот этого мы и не хотим допустить, стараясь просчитывать всевозможные варианты развития событий.

— Пока вы просчитываете, они завоёвывают пространства с менее развитыми цивилизациями.

— Да, тут ты прав. Но мы не можем начать военные действия с невидимым противником. Мы не имели и не имеем контактов с ними.

— Да это так. Так что нам следует предпринять для того, чтобы не пропустить того момента, когда этот контакт состоится?

— Пока над этим вопросом думают наши аналитические программы, мы должны побеспокоиться о твоей безопасности. Это более важное мероприятие.

— Согласен с твоими доводами. Но что вы хотите предпринять?

— Доверься мне, Туртаа Ваа.

— Да, наставник, я всегда доверял вам. Просто в моей голове не укладываются некоторые моменты.

— Какие?

— Лортеки знают о вас, а вы о них нет?

— Выходит так.

— Значит, эта цивилизация существовала задолго до того времени, когда появились вы? И ещё, откуда появились вы, роботы Джи?

— Вопрос интересный, но отвечать на него сейчас я не буду, это может занять много драгоценного времени, а у нас его осталось не так то уж и много. Мы должны действовать, а не устраивать дискуссии по разного рода вопросам. Но мы ещё вернёмся к обсуждению его в будущем, но не сейчас. Системы слежения за пространственной информацией перехватили сигнал, посланный из неизвестной системы о том, что Лортеки выставили на продажу заказ на огромную сумму. Пока никто не «активировал» его, но что самое интересное в этой ситуации, так это то, что нашей системе не удалось «перекупить» его.

— О чём это говорит?

— А это говорит о том, что Лортеки внимательно проверяют, кто хочет «активизировать» их заказ. Такие заказы, как правило, официально не имеют хозяев, но эта ниточка ведёт к ним, это точно установлено нашими разведывательными программами.

— Значит, они ждут только своего «активатора», который по каким-то причинам пока не имеет возможности его «активизировать».

— Аналитические программы нашего центра пришли к одному заключению.

— Какому?

— Им нужен ты.

— Я?

— Да, именно ты. Об этом мы уже с тобой говорили при нашей встрече.

— Да, теперь я понял, что твои опасения имеют под собой почву.

Всё внутри меня сжалось в клубочек. Никогда до этого момента я не задумывался, что для кого-то я буду «лакомым кусочком» лишь для того, чтобы вытащить из меня мои же знания. Да, перспектива меня не обрадовала. Имея знания, я теперь должен был скрываться от недоброжелателей.

— Мы предпримем всё возможное и невозможное. Тебе незачем переживать, как это делают люди.

— Но я человек, и для меня переживания — это естественно.

Хотя логика подсказывала мне совершенно другое, а именно то, что если меня смогут «изъять», то живым меня вряд ли кто-то ещё увидит. От этих мыслей мне стало не по себе. Только начал жить и на тебе. Но уж нет, я так просто не сдамся. Не для этого меня вырастили роботы, дав столько знаний и навыков. Человек никогда не сдавался вот так просто. После всех этих рассуждений я настроился на неравную борьбу, в которой побеждённым себя не видел.

— Мы отправим тебя на время туда…, — робот показал пальцем манипулятора куда-то вверх и на этом замолчал.

Мне возражать против этого решения не следовало. БиДжи знал, что делает.

— Мы сможем помешать осуществлению их несбыточных мечтаний, таких как возврат в Фторре.

— Куда, куда? – переспросил я, не понимая о чём идёт речь.

— Это место, как гласит легенда Лортеков, откуда они начали свой путь в ту сторону пространств и куда они хотят сейчас обратно вернуться.

— Так, может, они люди? – вырвалось у меня, и тут же какая-то неловкость от сказанного заставила замкнуться.

— Нет. Они не люди. Не стыдись за свои предположения, я понимаю, что тебе очень хочется поскорей найти своих, но это не они, — успокоил меня БиДжи.

Сказанное не очень-то успокоило меня, после чего я вздохнул, но на душе и после этого не стало легче.

— Теперь слушай наше решение, принятое Верховным Ведомством, — продолжал робот.

После произнесённого я понял, что оспорить это решение мне не представится возможным. Так как на «пластину НАРРА» заносятся решения, которые больше не обсуждаются. Услышав всё, что мне уготовила судьба, я не стал задавать лишних вопросов, приняв всё как есть. Сердце сжалось от мысли, что мне снова придётся покинуть планету.

Две светоносящие висели над горизонтом, а на душе «скребли кошки» (земное название). Но, собравшись с духом, я задал ещё один вопрос:

— Когда?

— Это ты узнаешь, когда придёт временной цикл.

Всё сразу встало на свои места. Ответ означал: когда надо, тогда и сообщим. Ну как знаете.

— А теперь приступим к самому важному, — продолжил робот.

— К чему? — не понял я.

— К твоему отчёту об экспедиции в пространство Гидарии.

— Ах, да, чуть не забыл, — вырвалось из меня.

Предстояло разобрать и проанализировать результаты экспериментов, проведённых мною на различных планетах и борту космического корабля. Как только я вспомнил о проделанной мною работе, я тут же забыл о том, что меня куда-то собираются отправлять.

Мы дружно начали обсуждать накопившуюся информацию по разным видам работ. Материалов для обработки и систематизации хватит не на один цикл. Процесс познания и движения всегда отодвигает на второй, вернее даже сказать, на задний план все ненужные мысли, угнетающие нас, а если о них перестаёшь беспокоиться, то с этого момента просто начинаем жить.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.