Интервью с Николаем Романецким

Поделитесь с друзьями!

Николай Романецкий — знаковая фигура в отечественной фантастике. Его имя знакомо всем, кто хотя бы слышал о таких сборниках, как «Полдень», читал переводы таких классиков фантастики, как Р. Ханлайн, Ф. Дик, Р. Гаррэт и мн. др.

Николай Михайлович автор многих книг, в самых различных фантастических жанрах, лауреат многих литературных премий, в том числе премии имени А. Беляева за цикл статей «Писатели говорят о науке и прогрессе», Международной премии имени А. и Б. Стругацких.

Это человек, поистине, влюблённый в своё дело, человек широких взглядов и богатого творческого потенциала.

Здравствуйте, Николай Михайлович!

Расскажите с чего начался ваш интерес к фантастике, к литературе, в целом?

Про литературу, в целом, говорить не буду, а фантастику читаю с детства. Первой книжкой был сборник «Дорога в сто парсеков» (МГ, 1959г.) с повестью «Сердце Змеи» Ивана Ефремова. В школьные времена перечитал всё, что можно было получить в детской библиотеке города Старой Руссы. Мартынова, Беляева, Ларионову и многих других из наших. Жюля Верна, Станислава Лема, Айзека Азимова и многих других из «забугорных». Тогда же влюбился в творчество АБС. Братьев перечитывал периодически в течение многих лет. Новые их вещи ждал с нетерпением и не разочаровывался.

Я знаю, что вы любите писать на стыке таких жанров, как фантастика, фэнтэзи, детектив и любовная проза. Изменились ли ваши предпочтения на сегодняшний момент и чем из своего творчества вы гордитесь больше всего?

На мой взгляд, именно на стыке жанров и рождаются самые интересные произведения. Правда, фэнтези я никогда особо не увлекался. По всей видимости, за фэнтези многие принимают цикл «У мертвых Кудесников длинные руки», но фабулы этих вещей, ИМХО, проходят по ведомству НФ, пусть и скрывающейся за маской фэнтези. Кстати, и БНС считал этот цикл ближе к НФ. И в самом деле, хороша магия, воздействие которой можно снять электрическим током! J Ну, а в большинстве книг её и следа нет. Чистые фантдетективы, цикла «Везунчик», миры космической оперы «Экспансии» и «Избранника»… Какое тут, к чертям собачьим, фэнтези!

Но больше всего, мне самому нравится как раз мир Света Смороды («Кудесники»). Для отечественной литературы первой половины 90-х, когда сочинялся начальный роман, это был не слишком обычный мир. Однако с этим циклом я совершил ошибку. Надо было закончить его еще тогда, в 90-е. Меня же понесло сначала в фантдетектив, а потом в космическую оперу. В результате «Узники утлого челна», заключительный роман «Кудесников», начатый ещё в те времена и, к которому я вернулся по прошествии семнадцати лет, остался незамеченным. И даже не вышел пока на бумаге.

Что вас вдохновляет? Вы поклонник музыки 60-70-х, вдохновляет ли она вас на создание образов, на то, чтобы писать?

Поклонник-то я поклонник, но вовсе не музыка в былые времена вдохновляла на сочинительство. Старая добрая белая зависть всему причиной. Окунешься в чей-нибудь добротно сделанный мир, и сама собой приходит мысль: а я-то разве не могу? И начинаешь доказывать – прежде всего самому себе, – что можешь. Отсюда и ноги росли.

В последние же годы лучше всего вдохновляет дедлайн. Уже давно сочиняю романы (да и рассказы) исключительно под конкретный издательский заказ. Разве что «Узники утлого челна» выпадают из этого ряда… Под заказ была сделана единственная моя научно-популярная книга, посвященная играм и их теории. Под заказ в крайние два года работаю для цикла «Питерская Зона» из «Сталкерятины». Те, кто читал «Бустер», отзываются очень неплохо. Сейчас готовится к изданию «Ментол», продолжение «Бустера».

Уже те же два года, с перерывами, работаю над «Историей „Полдня“», посвящённой легендарному журналу БНС «Полдень, XXI век» и своим попыткам продолжить его традиции в альманахе «Полдень». В этом случае вдохновляет желание отдать дань памяти редакторскому наследию мэтра.

В общем, музыка тут – сбоку припека.

Не кажется ли вам, что фантастика переживает некий кризис? Я не говорю за всех авторов и читателей, но, если раньше, читатель интересовался в ней вопросами политики, морали, её философией, то сегодня всё ушло в разряд космических баталий и бесконечного фэнтэзи.

Как обстоят дела с кино? Столько не экранизированных творений классиков фантастического жанра, а мы из года в год видим старые франшизы и лица со страниц комиксов.

Сколько я нахожусь в дееспособном возрасте, столько лет фантастика и переживает некий кризис. Кризис – вообще нормальное состояние в развитии любого процесса. Именно кризисы приводят к прорывам.

К тому же, вопрос – о какой фантастике идёт речь?

Если о той, что выходит в виде бумажных книг, то надо помнить, что издательское дело – прежде всего бизнес. А всякий бизнес направлен на извлечение прибыли. И никакие заклинания тут не помогут. Что продается, то, в первую очередь, и издается. Бывают, конечно, и ошибки, но риски – тоже часть бизнеса.

Вообще, я бы не взялся оценивать состояние книжного рынка. Прежде всего потому, что давно уже не читаю для удовольствия. Рукописи, рукописи, рукописи… Изо дня в день. 90% прочитываемого – литературный хлам. И это тоже нормально. Не будем забывать о законе Старджона. Но неплохие вещи встречаются.

Другое дело, что начинающему таланту непросто пробиться к читательской массе. Да и жить исключительно писательской работой стало попросту невозможно. А хорошая книга требует большого труда – в том числе и по времени. Если нужно выдавать по четыре книги в год, о каком качестве может идти речь?

Оборотная сторона медали – меньше стало читающих. Но тут уж «виновата» сама жизнь. От писателей в этом направлении немногое зависит.

И тем не менее, талантливые авторы рано или поздно пробиваются.

Как обстоят дела с кино, я вообще не знаю. Да и не стремлюсь. В стране, где нет школы фантастического кинематографа, трудно ожидать приличных фильмов. Вот и не ожидаю.

Ваши любимые авторы и любимые жанры?

Из наших прежде всего – АБС. Рядом с ними и близко никого нет. Причины этого непросты и потянут на немалого объема статью. В интервью не объяснишь.

Любимых жанров – много. Нелюбимый один – «голимая фэнтезятина».

А вообще, все жанры хороши, кроме скучного (с) Вольтер

Из «забугорников» в последнее время перечитывал только Дэна Симмонса с его «Гиперионом-Эндимионом».

Как вы совмещаете увлечения музыкой и писательское дело?

Очень просто. Слушаю, сидя за компом. Но только иностранную. Русские слова сбивают.

Почему фантастика появилась в нашей стране с некоторым опозданием? Связано ли это с промышленным отставанием? Почему именно с приходом коммунистических идей у нас начинается развитие индустриализации и фантастического жанра?

Что ни вопрос, то для ответа нужно писать огромную философско-литературоведческую статью J

Если же коротко, то полагаю, что фантастика отличается от реализма только одним – в качестве сюжетообразующего элемента используется небывалое, несуществующее, невозможное. И это не жанр, а целое направление в литературе и искусстве.

Такая фантастика появилась везде еще в незапамятные времена. Это те же сказки и прочая мифология.

Но полагаю, что ваш вопрос касается жанра НФ.

Однако и тут не стоит забывать, что подобные произведения писали ещё Булгарин и Одоевский.

Другое дело, что развитие НФ в первой половине прошлого века тормозилось идеологическим диктатом государства (так называемая «фантастика ближнего прицела»), и потребовался прорыв в Космос, после которого сдерживать ее стало гораздо сложнее. Так что коммунистические идеи скорее мешали развитию, чем способствовали, создавая перекос в жанровом многообразии. Ведь приветствовалось исключительно описание Светлого Будущего, а всему остальному хода не давали.

Почему в СССР такое большое внимание уделялось фантастике, именно качественной фантастике? были прекрасные анимационные и киноэкранизации таких легенд, как Азимов, Брэдбери, Кинг, Силверберг.

Куда же всё ушло?

На самом деле большое внимание в СССР уделялось в первую очередь «партийной литературе». Вот уж где были миллионные тиражи, и вот уж чем были завалены все полки книжных магазинов.

Фантастическую же книжку можно было купить либо случайно, либо на «чёрном рынке» по бешеной цене.

А потом пришел дикий капитализм со всеми его проблемами. В том числе и с кризисами перепроизводства.

Вот последствия этих кризисов мы и наблюдаем. Безудержная гонка за прибылью, при минимальной заботе о качестве издаваемого. Ничего другого и быть не могло.

Чего нам ждать от фантастики?

Новых идей и новых фантастических произведений.

Почему фантастику, до сих пор, некоторые читатели считают несерьёзным жанром? Отчего возникло такое мнение? Может виной тому сами писатели, эксплуатирующие привычные образы, издательства, считающие главным привлечь народные массы ширпотребом?

Вы сами и ответили на свой вопрос.

Расскажите, как обстоят дела с разного рода изданиями в нашей стране? Какие наиболее перспективные издания и журналы вы могли бы выделить?

Не берусь судить. Могу только сказать, что в альманахе «Полдень», два тиражных номера которого вышли в последнее время (а всего, вместе с выпущенными методом «принт-он-деманд», уже одиннадцать), мы намерены продолжать литературные традиции легендарного журнала Бориса Стругацкого «Полдень, XXI век».

Что бы вы хотели сказать и пожелать читателям?

Хочу пожелать новых хороших книжек с новыми интересными идеями. И новых кризисов фантастики. Тогда она будет развиваться.

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал".Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.