Медицина в фантастике

Медицина в фантастике

«Я, Бенджамин Флауэрс, медик седьмого года, клянусь Эскулапом и Гиппократом, что…»
Дж. Ганн «Бессмертные».

Медицина – изучение и практика способов лечения заболеваний и профилактики здоровья организма человека и прочих живых существ.

Фантастическая история медицины прослеживается в глубине прошедших столетий через деяния одного из древнеэллинских полубогов Акслепия (Эскулапа). Но он и сам был всего лишь прилежным и способным учеником мифического светила рассматриваемой сферы деятельности –  кентавра Харона.

Панораму медицины будущего можно попытаться представить хотя бы по немногим и чаще всего обрывочным сведениям, разбросанным  по самым разным фантастическим произведениям. К контурам медицины будущего близкого и далёкого обращалось  не так уж много авторов. Среди них академик Н. Амосов («Записки хирурга»), рассматривавший проблему анабиоза человека  с почти научной скрупулёзностью. Роман Р. Кука «Мозг» до предела наполнен описаниями в медицинской терминологии.        

Зато непрофессионалы попытались сделать рассматриваемую тему в фантастике более занимательной. В первую очередь это относится к циклам Дж. Уайта «Космический госпиталь» и М. Лейнстера «Медицинская служба».

Медицина в фантастике

Подборка рассказов на медико-биологические темы была опубликована уже давненько –  в семнадцатом выпуске сборника «Научная фантастика»  московского издательства «Знание» в 1980 году. И что там? Лечащие автоматы, перенос медицины в космос, необычные препараты. Это ожидаемо.

Об эффективности врачебной теории и практики, пусть даже гипотетических, нагляднее  всего судить по их конечным результатам усилий персонажей-медиков, например, по победам над ранее неизлечимыми болезнями, такими как рак или СПИД. Даже от обыкновенной простуды хотелось бы избавиться через считанные минуты после принятия какого-нибудь сверхэффективного средства. Но какими путями, «конкретизируемыми» фантастикой, следует идти к означенным целям?

Два подхода к развитию медицины обозначены в романе А. Беляева «Лаборатория дубльвэ». В первом случае одно из светил в рассматриваемой области делает основную ставку на профилактику заболеваний и гигиену через эффективное и быстрое решение экологических проблем, утверждение здорового образа жизни. Спору нет, дело полезное. Но  такое «опережение» не годится на все случаи медицинской практики. Если человек всё-таки простудился или у него воспалился аппендикс, требуется врач, а не эколог.

У фантастической медицины общие направления те же, что выявлены футурологами: протезирование, трансплантация, регенерация. И как апофеоз – расцвет геронтологии.

Как ни лечи тот или иной больной орган, рано или поздно он изнашивается. Тогда перед медициной ставятся два разных способа решения этой проблемы: либо полная замена больного органа либо его восстановление. Наиболее примитивный путь –  аллопластический, когда в организм внедряются искусственные органы из неживых тканей. Такие артефакты могут вызывать крайне нежелательные побочные эффекты в основном из отторжения организмом чужеродных включений. В романе А. Азимова «Роботы Утренней Зари» сказано, что костные ткани успешно заменены титаново-силиконовыми материалами. Многие люди  обзавелись трёхмерными картами собственного тела, где все искусственные органы и включения обозначены контрастным цветом. Процесс в целом можно определить термином «ползучая киборгизация» (смотри статью КИБОРГИ), плюсы и минусы которой можно и должно оспаривать.

Идею трансплантации живых тканей омрачает перспектива злоупотреблений: насилие и произвол по отношению к «донорам» — узаконенным поставщиков органов (И. Варшавский «Солнце заходит в Дономаге»; У. Миллер «Банк крови»). Однако и в данном случае последнее слово остаётся за иммунологами, так как и естественные ткани в большинстве случаев отторгаются наравне с тканями искусственными.

Конечно, даже  организм старца не состоит из тех же первоначальных клеток, что некогда составляли его организм в младенчестве, отрочестве, зрелости. Но за этими природными метаморфозами можно отследить, помня о наследственности генов. Следовательно, в ведении  медицины и биологии должно находиться создание и «ремонт» всех видов живой ткани, содержащие искусственные и определённым образом подобранные гены. Но это будет не что иное как разработка искусственной технологии, давно освоенной природой – технология регенерации живого организма.

Регенерация утраченных человеческих органов не идёт ни в какое сравнение с этой же способностью у низших видов живых существ: раны заживают, но, новая рука не отрастёт. Впрочем, припоминается «рядовой» случай из практики небезызвестного М. Каммеррера, однажды расстрелянного из пистолета и буквально воскресшего благодаря обретённым людьми будущего феноменальным способностям организма (А. и Б. Стругацкие «Обитаемый остров»). Но…его коллеге Льву Абалкину это почему-то не помогло («Жук в  муравейнике»). Очевидно, он получил смертельный выстрел в голову…

Ага, как было бы замечательно, если все подобные раны или травмы могли бы излечить аптечки домашние или какие-нибудь переносные устройства. Вот тогда началась бы другая жизнь. Геронтология со временем становится едва ли не самой перспективной областью медицины. В романе А. Беляева «Лаборатория дубльвэ»  специалисты ищут способы борьбы со старостью, считая смерть излечимой болезнью. Ставка делается на электризацию стареющего мозга человека. Но этот путь оказывается чреватым на электрическую наркозависимость.

Медицина в фантастике

Нечто иное мы находим в романе И. Ефремова «Туманность Андромеды». Бессмертия  медики не обещают, а налицо более глубокий  и комплексный подход к проблеме: «Рыбьи, ящеричные предки человека оставили в его организме наслоения противоречивых  физиологических устройств, и каждое из нихобладало своими физиологическими особенностями образования энтропических остатков жизнедеятельности. Изученные затысячелетия, эти древние структуры – когда-то очаги старения и болезней – стали поддаваться энергетической очистке – химическому и лучевому промыванию и волновой встряске стареющего организма».

Медицина в фантастике

«В природе освобождение живых веществ от увеличивающейся энтропии и есть необходимость рождения от разных особей, происходящих из разных мест, то есть из разных наследственных линий. Эта перетасовка наследственности в борьбе с энтропией и черпание новых сил из окружающего мира – самая сложная загадка науки, над пониманием которой уже тысячи лет бились биологи, физики, палеонтологи и математики. Но биться стоило – возможная продолжительность жизни уже достигла почти двухсот лет, а самое главное – исчезла изнурительная, тлеющая старость».

Если обратить особое внимание на слова «черпание новых сил из окружающего мира», то на память приходит биоблокада (фукамизация) из повести А. и. Б. Стругацких «Волны гасят ветер»

Для устранения нежелательных противоречий в организме осталась и диалектическая движущая сила. Всё усиливающееся творчество людей в искусстве, науке и на производстве требует от каждого такой интенсивной работы мозга, что индивидуум «сгорает», чему препятствует перемена деятельности, вызываемая жаждой познания в разных областях жизни.

С философской точки зрения, всерьез о проблемах медицины в контексте развития земной цивилизации высказался И. Ефремов в романе «Час Быка».«…как близоруко ошибались те, кто торжествовал, побеждая отдельные проявления болезней с помощью средств химии,ежегодно создававшей тысячи новых, по существу обманных лекарств. Отбивая мелкие вылазкиприроды, учёные проглядели массовые последствия. Подавляя болезни, но, не исцеляя заболевших, они породили чудовищное количество аллергий и распространили самую страшную их разновидность – раковые заболевания. Аллергии возникали и из-за так называемого иммунного перенапряжения, которому люди подвергались в теснотежилищ, школ, магазинов и зрелищ, а также вследствие быстрого переноса авиатранспортом новых штаммов микробов и вирусов из одного конца планеты в другой. В этих условиях бактериальные фильтры, выработанные организмом в биологическойэволюции, становились своей противоположностью, воротами инфекции, как, например, миндалины горла, синусы лица или лимфатические узлы. Утрата меры в использования лекарств ихирургии повредила охранительные устройства организма подобно тому, как безмерное употребление власти сокрушило охранительные устройства общества – закон и мораль.

Медицина в фантастике

Существо врачевания, основанное на старых представлениях, отстало от жизни. Когда в процессе развития общества погибли религия, вера в загробную жизнь, в силу молитвы и в чудо, миросозерцание отсталого капиталистического строя зашло в безнадёжный тупик неверия, пустоты и бесцельности существования. Это породило повальные неврозы пожилого поколения. Нагнетание угрозы тотальной войны как приём политической агитации, постоянное напоминание об этом в газетах, радио, телевидении способствовало психозам молодой части населения – противоречивым стремлениям скорее испытать все радости жизни и уйти от её реальности. Насыщенность развлечениями, накал искусственных переживаний создали своеобразный «перегрев» психики. Люди всё упорнее мечтали уйти в другую жизнь, к простым радостям бытия предков, к их наивной вере в ритуалы  и тайны. А врачи пытались лечить по старым канонам прежних темпов, другой напряжённости бытия.

Машины, благоустройство жилищ, техника быта существенно изменили нормальную физическую нагрузку людей. Медицина продолжала пользоваться опытом, накопленном в совершенно иных условиях жизни. Общее ослабление организма мышечной, связочной и скелетной систем вело, несмотря на отсутствие тяжёлой работы, к массовому развитию грыж, плоскостопия, близорукости, учащению переломов, расширению вен, геморрою, разрастанию полипов и слабости сфинктеров с ухудшением пищеварения и частыми явлениями аппендицита. Множество дефектов кожи было обязано плохому обмену веществ.

Врачи, озадаченные наплывом заболеваний, оперировали без конца, кляня рутину «простых случаев» и не подозревая, что встретились с первой волной бедствия. А когда вслед за   общим ослаблением людей всё чаще стали встречаться болезни испорченной наследственности, лишь немногие передовые умы смогли распознать в этом Стрелу Аримана… Борьба с новой бедой оказалась исключительно трудной. Её можно было преодолеть лишь при высочайшей моральной ответственности всех людей и проникновении науки в самую глубь молекулярных генетических аппаратов».

Может быть, всё это не стоит расценивать в качестве истины в последней инстанции. Но, как и всякий хороший писатель, Иван Ефремов заставляет задуматься остальных над своими мыслями.    Статьи данной энциклопедии, позволяющие шире раскрыть тематику: МЕДИЦИНА И АВТОМАТИЗАЦИЯ; ЗДОРОВЬЕ; ЛЕКАРСТВА; ЦЕЛИТЕЛИ.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.