«День опричника» — антиутопия или Россия сегодня?

Страшная и странная антиутопия В. Сорокина «День опричника» была написана им, кажется, в 2008 году, но она стала пророческой. С каждым годом мы всё ближе и ближе приближаемся к осуществлению карикатурных образов России за Великой стеной.

Я думаю, что такой страшной «сказки» не сбыться, но когда видишь законотворцев, среди которых основная масса чьи-то любовницы, спортсмены и артисты, то становится не по себе. Но когда вспоминаешь, что кроме них законы придумывают такие странные личности, у которых то бюст Николая II мироточит, то которые везде видят «секс-меньшинств», а при этом посещают гей-клубы, становится просто жутко.

«День опричника» — антиутопия с элементами фантастики. Это настоящее зеркало, в котором отразилось всё негативное, что преследует нашу культуру. Автор отчётливо показал главное – дремучее высокомерие и надменное мнение, что мы лучше. Лучше просто потому что лучше, что мы «луч света в царстве тьмы» и скорее утонем в своём болоте, чем впустим свежий воздух в свой мирок.

Сюжет, с одной стороны, оригинален, но при этом он словно отводит нас к типажам из странных фантасмагорий Салтыкова-Щедрина и к ещё одной причудливой антиутопии – «Кысь».

Когда речь идёт об антиутопиях японского анимэ или англо-американской прозы, то мы видим, в первую очередь антиутопии техногенные, которые скорее стали виной уставшего от вседозволенности мира. Русская же антиутопия, это добровольный шаг к дремучести, когда не было никаких техногенных предпосылок, а была лишь откровенная ненависть к чему-то непохожему (исключением является «Мы» Замятина, «Град обречённый» Стругацких и иже с ними).

Сорокин прекрасный «стилист». Он умело стилизовал текст под старорусский язык, при этом оставив его понятным для читателя. В его мире причудливо сочетается фантастический наркотик, мобильные телефоны и старорусская эстетика веков 15-16.

В «Дне опричника» воплотилась политическая недальнозоркость и национальная наивность. И эта наивность выразилась в некой иллюзорной дружбе с Китаем, который никогда нам другом не был (вспомним хотя бы 1969 и столкновение на Даманском острове, политический уловки с газом), романтика старины, как некоего оплота добропорядочности и духовности, поиск замены советской идеологии, вместо того, чтобы жить своим умом и общечеловеческими ценностями.

Конечно же, сорокинская антиутопия не отрицает всего того хорошего, что есть в русской культуре, но как тонка грань, за которой исчезает просвещённость и образованность. Главное, что даже технические достижения не могут преодолеть дремучесть.

Будущее «Дня опричника» — это настоящее России. За всей фантастической ширмой скрывается абсолютная реалистичность уродливых образов, показанных в повести.

Что отталкивает меня в творчестве таких авторов, как Сорокин или Пелевин, так это их неуместная вульгарность и наигранная пошлость. О них словно спотыкаешься, после чего находишься в недоумении, как здесь появилась эта кочка. Авторы, видимо, считают, что так они добавляют остроты в свою прозу, но на деле это только принижает достоинства их литературных задумок.

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики «ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО», призер литературного конкурса МВД России «Доброе слово», номинант на премию «Писатель года», «Наследие», лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале «Мост», «Российская литература», «Дао журнал».

Философ с большой дороги.

Закладка Постоянная ссылка.

2 комментария

  1. Сорокин — графоман!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *