Абнегизм

«Замятин и Оруэлл видели в наступавшем всюду жестоком усреднении обман массы. Они были зорки, предвидя некое стандартное, скромное, немножко глуповатое счастье усредненного».

В. МАКАНИН «Сюжет усреднения».

 

Чиновники едят мясо, я — капусту. В среднем мы едим голубцы.

Народная мудрость.

 

Нет, пожалуй, такой области в жизни, в которой все люди, без исключения, были бы одарены одинаковым талантом. Кроме того, нередко чьи-то выдающиеся способности так и остаются невостребованными оттого, что подходящая вакансия оказывается прочно занятой другим человеком, не вполне подходящим. Виноват ли в этом фундаментальный закон природы, приводящий все процессы к устойчивому равновесию?

Человек, благодаря своему разуму, имеет шанс научиться избегать слепой случайности, игры природы, методом проб и ошибок, создавая зависящую от него самого гармоничную сферу социально–общественных отношений. На деле, это использовать весьма затруднительно. Более того, несовершенным обществом прямо или косвенно может устанавливаться принцип «Не высовывайся! Будь как все!» Это и есть проявление абнегизма, закрывающего дорогу многим одаренным людям к реализации их мастерства и талантов. При этом поощряется некий средний, стандартизированный образ жизни, тип мышления и уровень талантов.

Абнегизм, как ни странно, возможен и при исправно действующих демократических институтах, в частности, при всеобщих выборах, и развивается он в условиях засилья людей, не прощающих никому… своей же собственной заурядности! И дело здесь не столько в вопросах творчества, сколько в сфере социальных отношений.

Сам термин произошёл от фамилии Абнего, принадлежащей одному фантастическому американскому президенту, выдвиженцу большинства так называемых “простых парней”, для которых далеки и интеллектуализм, и новаторство, лежащие вне сферы их нешироких интересов: деньги, дом, выпивка и бейсбол (У. ТЕНН «Нулевой потенциал»). На место деградировавшей человеческой цивилизации приходит альтернативная цивилизация собак.

Тему, раскрытую в только что упомянутом произведении У. ТЕННА подхватил К. ВОННЕГУТ в своём рассказе «Гаррисон Бержерон». В нём граждане США приняли соответствующие поправки к своей Конституции, следствием чего стала неусыпная бдительность агентства Главного Компенсатора и невозможность какого бы то ни было прогресса.

С. ЛЕМ увидел сразу два фантастических исхода махрового абнегизма — превращение людей в подобие скота, либо в подобие механизмов («Звёздные дневники Ийона Тихого»).

Из внеземного опыта такого рода припоминаются события на планете Леония, где никто, включая самых верховных правителей, не мог избежать жестких и периодических проверок на «среднесть». Землянам удалось убедить аборигенов в необходимости постоянно «поднимать планку» среднего уровня во всем, в том числе и в степени компетентности любых должностных лиц. (С. СНЕГОВ, «К вопросу о среднем»). Самая фантастическая деталь здесь, пожалуй, заключается в невероятно большой скорости, с которой земляне залечили чужую рану.

В финале романа А. и Б. СТРУГАЦКИХ «Град обреченный» главные его герои размышляют: «Не люблю я, когда людей делят на важных и неважных. Неправильно это. Гнусно. Стоит храм, а вокруг него быдло бессмысленное кишит… Конечно, хорошо бы было этот порядочек переменить. Только как? До сих пор все попытки изменить это положение, сделать человеческое поле ровным, поставить на один уровень, чтобы было все правильно и справедливо, все эти попытки кончались уничтожением храма, чтобы не возвышался, да отрубанием торчащих над общим уровнем голов… И над выровненным полем быстро-быстро, как раковая опухоль, начинала расти зловонная пирамида новой политической элиты, еще более омерзительной, чем старая… Конечно, все эти эксцессы хода истории не меняли и храма полностью уничтожить не могли, но светлых голов было порублено предостаточно».

Очевидно, мир так сложен, что для самых важнейших вопросов сходу невозможно найти нетривиальные и однозначные решения. Но их постоянный поиск и трудные практические шаги в правильном направлении  и есть смысл человеческой жизни. Не для того ли и поставили Наставники свой Эксперимент, чтобы эта истина стала более зримой? Эксперимент, к тому же, был основан на спонтанном абнегизме – поскольку для каждого из участников необычной общности людей в любой момент мог неожиданно поменяться социальный статус – от мусорщика и до властителя.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.