Страховщик — рецензия

Страховщик

Фантастика обогнала технологии. В искусстве мы столкнулись с пробелами, которых нет в реальной жизни, скорее всего, и не будет. Уж больно сильно человек захотел видеть в роботах невероятную угрозу, особенно в его разуме, который абсолютно скопировал со своего. Но угрозу человеку роботы, как и любые другие механизмы, представляют только в кино и в книгах. Больше всего страданий нам причиняют такие же люди, как и мы.

Именно такую предвзятость к роботам и даже жестокость показали создатели фильма «Страховщик». Фильм был раскритикован, хотя в философском плане он раскрывает многие аспекты, в первую очередь касающиеся даже не роботов, а человека.

По сюжету человечество живёт в постапокалиптическом мире, в котором большую долю тяжёлой работы выполняют роботы. Жак Вокан – страховой агент компании, занимающийся робототехнологиями, живёт в стандартном мире офисного клерка, периодически выезжая на места происшествия, дабы установить является ли то или иное происшествие с роботом страховым. Чаще всего, он сталкивается с тем, что хозяева разумных машин приписывают роботам неадекватные поступки, дабы случай признали страховым, и выплатили страховку. Но Жак грамотный специалист своего дела, который умеет подойти к делу нестандартно. В одном из случаев, когда семейная чета заявила о попытке робота напасть с ножом, он передаёт нож в руки машины, приказывая ему убить себя, но робот отказывается убивать, ссылаясь на «железные» законы робототехники.

Страховщик

Всё меняется для Жака, когда он сталкивается с, действительно, беспрецедентным событием. Начинают появляться случаи, когда роботы пытаются себя изменить. За этим занятием и застигает одного из них полицейский. Кроме того, Вокан становится свидетелем настоящего самоубийства робота. Появляется множество вопросом, а Вокан становится не очень удобным человеком для компании.

Сам Жак – уставший от своей жизни мужчина, который мечтает о более респектабельном жилье в более чистом районе, мечтает хоть что-то изменить в своей жизни, но его пугает одна из перемен – ребёнок. Как и всякому мужчине, ему сложно принять столь значимое событие. Он не может признаться самому себе, что не хочет ребёнка, но его жена, как и всякая чуткая женщина, понимает это.

Странные события на работе, ссора с женой, обвиняющей его в эгоизме, всё смешивается в жизни страховщика. Его мечта, которая, якобы, сулит благо для всей семьи, на деле оказывается лишь банальным эгоистическим желанием жить для себя. Его семья становится каким-то якорем, мешающим ему всё бросить. Жак достигает того момента, когда он уже не понимает, что ему нужно и зачем. Он просто изживает последние мечты в себе, накачиваясь алкоголем, приходя в нелюбимую квартиру. Но он оказывается единственным, кто ещё что-то человеческое сохранил в себе. Он выглядит совершенно уставшим и равнодушным, но внутри в нём ещё сидит человек, готовый понимать и принимать.

На фоне мира будущего именно Жак является человеком будущего и, вообще, человеком.

В большинстве своём, превратив часть планеты в радиоактивную пустыню, люди стали менее человечными. Особенно это ярко видно в поведении одного из полицейских, яро ненавидящего роботов. Его ненависть, как и у многих других членов общества, исходит из самоупования собственным всесилием в отношении машин. Полицейский – омерзительная личность, в котором человеческого намного меньше, чем в любом из роботов. Он мерзок, он упоён своей силой в отношении абсолютно бесправных роботов. Если бы в его руках была бы власть над судьбами людей, то он уничтожал бы их с не меньшей жестокостью, чем роботов.

Полицейский уничтожает одного из роботов, посчитав, что тот себя модифицировал, что являлось прямым нарушением законодательства. На место происшествия выезжает Жак, который обнаруживает, что роботы, действительно, начали чинить и модифицировать себя и друг друга.

Постепенно Жак начинает понимать, что проблема заключается в чём-то большем. Он не может принять жестокость полицейского, равнодушие к роботам со стороны многих людей. Он видит в них нечто большее, чем просто машины…

Постепенно Жак начинает осознавать, что в новом мире он, как и многие другие, теряет человечность, которая, постепенно обретается… роботами. Именно в роботах появляются зачатки гуманизма. В воздухе веет угроза новому мировому порядку, в котором единственным гегемоном оставался человек. Этого бояться в том числе и руководители компании.

Однажды руководителю Жака становится известно, что компания под названием «ROC» занималась разработками в области создания искусственного интеллекта. Результаты ошеломили учёных, ведь появился новый разум на планете, куда более развитый, чем человеческий. Страх того, что человек останется не у дел, что самопровозглашённая уникальность, роль венца природы, творения иллюзорного божества будет сыграна и ничего не останется от громких слов, заставляет руководителей программы её «заморозить».

Чтобы протестировать новый разум, с ним ведут беседы. И вот однажды учёные перестают понимать, о чём говорит искусственный интеллект. Тогда разработчики принимают решение – ограничивать интеллект машин. Ограничивать любыми способами, в том числе наложив запрет на самомодификацию роботов.

Казалось бы, в жизни Жака появляется шанс, новая веха, появляется возможность воплотить свою мечту, подняться по карьерной лестнице. Но его гложет несправедливость, с которой он сталкивается, видя, на что способен человек в отношении безобидных роботов.

Начинают ходить слухи о некоем конструкторе, которого все называют «Часовщик». Несмотря на запрет, он модифицирует роботов, совершенствует их интеллект. Его пытаются найти, однако, загадочный конструктор живёт за пределами городского мира и, чтобы до него добраться, необходимо преодолеть радиоактивную пустыню.

часовщик

Постепенно понимая, что происходит, выступая в защиту прав роботов, Жак становится изгоем, которого пытаются убить, захватив даже для этого его новорождённого ребёнка и жену.

Жак оказывается в странной ситуации, спасаясь вместе с роботами, один из которых робот-женщина для сексуальных утех, от которой чувствует большую теплоту, чем от настоящей женщины. Он, как и многие другие, оказывается вне закона за попытки себя усовершенствовать и чинить. В итоге, Жак оказывается в месте, где и живёт тот самый «часовщик». Но это не человек, это – робот. Не веря тому, что роботы могут обходиться без человека-конструктора, Жак пытается найти хотя бы кого-то в старом ангаре, но везде пусто, в радиоактивной пустыне есть только роботы.

В своём диалоге Жак признаётся, что не ждёт спасения, что понимает насколько плачевно его положение в ужасной пустыне. Робот же успокаивает его, говоря, что его смерть, всего лишь одно из мгновений в общем цикле рождения и смертей. Тогда человек интересуется, неужели, это он всё начал, но получает довольно философский ответ, что всё это произошло, как естественный виток во всеобщем развитии. Невозможно сказать, с кого и с чего всё началось. Однажды появился человек, появились галактики, но не было никакого «часовщика», ровно как и у роботов нет своего «создателя», который бы заставил их развиваться.

В этом диалоге прослеживается тонкая философская мысль о том, что человеку свойственно проецировать собственные качества, собственные достоинства и собственные недостатки на весь мир. Не понимая, что такое бесконечность, не понимая, как всё могло существовать до него и, как всё будет существовать после него, он начинает проецировать собственные качества и на всю вселенную, ища разумного создателя. Робот пытается пояснить ему, что попытки Жака понять ситуацию, исходя из человеческого взгляда, тщетны. Как и многие, он характеризует того же «часовщика», как некоего руководителя у роботов, ищет их «хозяина». Но всё это только отдаляет от понимания ситуации, но страховщик хотя бы пытается понять, чего не делают другие.

В итоге оказывается, что самая большая ошибка в мировоззрении человека, это искать подтверждение какой-то собственной сверхценности. Робот пытается донести до собеседника, что эволюция искусственного интеллекта явление естественное, невозможно ответить на вопрос с какого робота всё началось, кто был первым, ровно как и естественна эволюция живого мира, в котором так же нельзя сказать, что вот именно этот микроорганизм был первым или именно это звено в эволюции стало единственным решающим для возникновения нового вида.

Страховщик

Часовщик выступает как некий философ, выдержанный и умудрённый. Он показывает Жаку каньон, преодолев который роботы будут в безопасности, так как там сложены все радиоактивные отходы. Но им не удаётся успеть до прибытия людей, ищущих страховщика и прибором, который необходим роботам. В качестве заложника люди из компании выставляют жену и новорождённого ребёнка Жака.

Интересен и показателен момент, когда один из охотившихся за Жаком людей заставляет часовщика стать перед ним на колени. Робот, сутуло и жалко стоящий перед агрессором, молчит и не двигается. Он понимает, что пришёл его конец, понимает с холодной рассудительностью. Человек требует, чтобы тот стал на колени, угрожая машине пистолетом. Он спрашивает, почему тот отказывается выполнить его приказ.

— Ведь ты, всего лишь машина, — говорит он.

— Сказать, что я всего лишь машина, это всё равно, что сказать, что ты всего лишь – примат, — отвечает робот.

В фильме фигурирует интересная философская сентенция, согласно которой человек, обеспечив себе уничтожение, может свою «жизнь» продолжить в роботах. Часовщик говорит Жаку, что главное не выживать, а жить. Именно ЖИТЬ и хотят роботы.

Фильм, как уже говорилось, получил негативные отзывы критиков, хотя и имел ряд наград. Почему? Конечно, в нём есть ляпы и нестыковки, но посмотрите, например, тот же нашумевший «Гладиатор», в котором на арене Колизея можно увидеть человека в современной одежде, я уже не говорю о совершенно не имевшем место быть историческом событии.

«Страховщик» — самобытен и по своему стилю наиболее выдержан в жанре социально-философской фантастики. Можно сказать, что по своему духу он является неким ретро-фильмом, который, быть может, был бы успешен в период с 60-х по 80-е, когда фантастика ещё оставалась научной. Этот фильм поднимает слишком много проблем и говорит открыто о том, о чём мы не хотим задумываться, чего не хотим признавать. Не хотелось бы никого обидеть, но в сравнении с новым вариантом «Я, робот», «Страховщик» выигрывает. Первый фильм – типичный блокбастер с инфантильным героем, спасающим всё и вся, с предсказуемым сюжетом. Видя, как раскритиковали «Страховщика», становится обидно и даже жутковато, когда понимаешь, что фантастика, постепенно умирает, превращаясь в комикс. Несмотря на то, что именно «Я, робот» претендует на экранизацию по мотивам рассказов и романов А. Азимова, дух и смысл его произведений был воплощён именно в «Страховщике».

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал".Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.