Искусственный интеллект (часть 40)

Поделитесь с друзьями!

40

Турта Ваа сидел напротив БиДжи и внимательно слушал его объяснения процесса производства адаптированного сторптика.

— Бид? – неожиданно перебил его малыш.

— Что? – тут же отозвался робот.

— А почему у тебя один манипулятор, а у меня два?

— Потому что ты не такой, как я.

— Почему?

— Потому что ты прилетел с другой планеты.

— Какой?

— Название твоей планеты – Земля.

— А кто меня послал?

— Этого мы пока точно не знаем.

— Почему?

— Потому что есть разные версии твоего отправления.

— Почему?

— Нет конкретной информации.

— Бид, почему ты летаешь, а я нет?

— Потому что мы оснащены специальными двигателями, поддерживающими нас в состоянии невесомости.

— А без двигателей?

— Мы не сможем передвигаться.

— Почему?

— Потому что не имеем ног, как ты.

— Почему?

— Потому что мы летаем и, если двигатели выйдут из строя, мы их просто заменяем на новые и всё.

Робот знал из расшифрованных материалов, что у детей в процессе обучения и вырастания наступает момент, когда вопросы являются для них главным способом приобретения знаний об окружающем мире. Но такого их количества он не ожидал.

В полученных переводах люди описывали ситуации, когда на детские вопросы не возможно было ответить, но БиДжи не мог предположить, как это. Такого не могло быть, если вопрос задан, то на него всегда найдётся ответ. Логично? Логично.

После ответов на первые вопросы, робот хотел было перейти к дальнейшему объяснению процесса производства адаптированного сторптика, но не тут то было. Малыш явно хотел получить сегодня ответы на все интересующие его вопросы, хотя в планы робота это не входило.

— Бид, почему у тебя вот сколько пальцев, а у меня вот? – показывая свою ручку спросил малыш. — Почему?

— Потому что нам достаточно трёх, — ответил робот.

— А мне?

— У тебя есть то, что у тебя есть.

— А почему у меня есть глаза, а у тебя нет? – последовал новый вопрос.

— Потому что мы используем сенсоры визуального наблюдения.

— Мои глаза лучше, чем сенсоры?

— Нет.

— Почему?

— Потому что они не могут использовать все технические возможности.

— Почему?

Эти «почему» сыпались один за другим. И если бы не знания робота, что было естественным для него, то малыш вряд ли получил бы ответы на многие вопросы. Хотя вопросы были простыми и на них приходилось всё равно отвечать. Вопрос задан, на него надо ответить, такая программа у роботов. Вопрос-ответ. Вопрос-ответ.

— Технически внедрение дополнительных свойств в биологический материал может привести к потере всего объекта.

— А где твои уши?

— Мы, роботы Джи имеем сенсоры поглощения и распознавания звукового спектра различной частоты.

— А мои уши не распознают?

— Нет, они так же, как и глаза, имеют свой лимит.

— Что, что?

— Просто-напросто, они не оснащены дополнительными устройствами для восприятия всех звуковых волн, имеющихся во вселенной.

— А-а… — многозначительно произнёс Турта Ваа, как будто понял, что ему сказали. – А зачем тебе такие сенсоры?

— Мы используем их для лучшей ориентации в пространстве, как в светлые, так и в тёмные циклы.

— А как ты дышишь?

— Мы, роботы Джи, вообще, не дышим.

— Почему?

— Потому что я робот. Роботы не дышат.

— А если бы ты был другим роботом, то дышал бы?

— Нет.

— Почему?

— Потому что роботы не биологический вид, им дышать не надо.

— Тогда ты не живой, — сделал своё заключение малыш.

— Нет, я живой, но по-своему.

— А корова, дышит?

— Корова, дышит.

— А Гарбидж дышит?

— Гарбидж дышит.

— А почему?

— Потому что они биологические виды.

— А ты не вид?

— Нет, я робот.

— А если бы был биологическим видом, — с затруднением в произношении этих слов, всё-таки задал вопрос Турта Ваа, — то дышал бы?

— Если бы был, то дышал, — ответил БиДжи. — Всем биологическим видам необходим кислород для поддержания жизненных процессов, — продолжал объяснять робот своему ученику тонкости жизненных процессов.

— А если я не буду дышать, как ты?

— Не пытайся этого делать. Это может вызвать полный отказ в твоём функционировании, и ты не вырастешь никогда.

— Почему?

— Турта Ваа, я же тебе объяснил перед этим о том, что биологические существа должны дышать.

— А… а… а… а, — только и смог произнести малыш.

Но следующий вопрос не заставил себя ждать.

— А деревья дышат?

— Нет, не дышат.

— А почему, они же растут? — Вопрос оказался с «подковыркой» (земное название).

— Природа роста растений отличается от жизненных циклов биологических видов.

— А Гарбидж?

— Гарбидж тоже являются представителями биологического вида.

— Они дышат?

— Да, они дышат.

— Они растут?

— Да, они растут.

— Почему?

— Потому что употребляют в пищу растительные ингредиенты.

— Что, что?

— Ты же тоже пополняешь свою растраченную энергию за счёт употребления всевозможных биологических энергетических подпиток.

— А-а-а, — только и смог ответить Турта Ваа, явно не поняв до конца всех мудрёных определений.

— Все представители биологических видов должны есть.

— А ты ешь?

— Нет.

— Почему?

— Потому что я робот, и мне нужна только физическая часть энергии.

— Какая?

— Мы роботы используем иной источник энергии, в который не входят биологические ингредиенты.

-А-а-а.

— Мы «поедаем энергию».

— А мне можно «поедать энергию», как ты?

— Нет.

— Почему?

— Потому что. Ты должен есть то, что тебе предписано природой, а мы будем поедать то, что положено нам. Мы все разные. Запомни это раз и навсегда, понял?

— Понял, — ответил малыш, внимательно всматриваясь в висевшего напротив робота.

— Давай продолжим начатый урок. Мы потеряли очень много времени. Тебе надо учиться пополнять свою базу данных новыми знаниями.

— А если не пополнять? – просто, без всяких хитростей в голосе спросил малыш.

— Тогда ты не будешь располагать теми знаниями, которыми располагаем мы. Понятно?

— Понятно, — так же просто, как был задан вопрос, робот получил на него ответ.

— Теперь, когда мы выяснили все интересующие тебя вопросы, мы можем продолжить наше обучение. — Такое решение озвучил БиДжи.

— Да, — согласился с ним Турта Ваа.

— А если я не буду учиться?

Всё начиналось с начала. Роботу в этот интервал временного цикла предстояло ответить на все вопросы, которые накопились у малыша за всё то время, которое он провёл у роботов. Создавалось впечатление, что он специально подготовил всё это.

— Турта, ты будешь «неучем» (земное название), — просто и лаконично ответил робот.

Кто такой «неуч», малыш, конечно, не знал, но сегодня, именно сегодня его переполняло желание получить ответы на все интересующие его вопросы. Вопросы маленького человека выглядели, конечно, наполовину смешно (земное название), но отвечать на них роботу всё равно приходилось. Робот не мог не отвечать на поставленные ему вопросы. Вопрос-ответ. Вопрос-ответ. Такая была его сущность. Другого развития диалога они не знали.

— А почему? — продолжал малыш.

— Потому что, когда ты прибыл в капсуле, на «пластине знаний» была закодирована информация, расшифровав которую мы поняли, что вы люди обладаете развитым искусственным интеллектом. Мы сможем найти с вами общий язык в будущем.

— Мы сходим к капсуле?

— Подлетим, но позднее. А сейчас продолжим наше занятие.

В моём рассказе многие слова, привычные для землян, вообще, не употребляются в общении между роботами, поэтому я заменил их более знакомыми для вас. Рассказ для роботов, представителей системы светил Второго РААПА ВАА, в моей интерпретации выглядит совершенно по-другому. А рассказ, переведённый на языки семи подпространств, пересказать языком людей, вообще, невозможно. Слова, которые мы воспринимаем нормально, таких как «понял», «можно», «хочу», «почувствовал» и т.д. у роботов просто не существует и в разговоре между ними не используются.

У малыша началось время задавать вопросы. Робот, не имевший до этого момента подобного рода прецедентов, не знал, что предпринять для пресечения нескончаемого потока всё новых и новых вопросов. Занятия превратились в сплошные ответы на вопросы, почти все задаваемые вопросы совершенно не относились к тематике занятий.

Фактически проводимые занятия превратились в диалог вопрос-ответ, вопрос-ответ. БиДжи не мог просчитать последующий ход событий, так как не знал, какой следующий вопрос мог задать малыш.

Не отвечать на вопросы в программе обучения запрограммировано не было. У роботов появилась новая проблема, с которой они должны были справиться как можно быстрее, но пока не знали, как. Как заинтересовать малыша, продолжить обучение по программам, составленным роботами? Малыш же, по всей видимости, от процесса задавания вопросов получал массу удовольствия.

— Почему я мягкий, а ты нет? – продолжал задавать вопросы БиДжи, сидевший за столом малыш.

— Почему, после еды, из меня выходит что-то плохо пахнущее?

Почему? Почему? Почему? Сотни, тысячи «почему». А из чего я сделан?

— Ты не сделан, ты сотворён.

— Почему?

— Потому что природа создала тебя, таким, какой ты есть.

— А кто такая природа?

— Природа – это всё, что тебя окружает и является источником жизни.

— Ты мой мама?

— Нет, я не твоя мама?

— Почему?

— Потому что я робот, а ты нет. Твоя мама находится далеко отсюда на планете Земля.

— Значит, ты мой папа?

— Нет, я не твой папа. Твой папа вместе с мамой ждут тебя на Земле.

— А почему я здесь?

— Потому что тебя решили спасти и отправили в космос в надежде на то, что ты попадёшь в цивилизованный мир, и мы сможем вам помочь. Предположительные выводы – на планете Земля произошёл катаклизм.

— Почему?

Эти «почему» сыпались один за другим. Необходим был перерыв для составления специальной программы по предотвращению сложившейся ситуации. Оставив малыша одного играть в комнате, робот направился к анализатору расшифрованных знаний Землян. В блоке памяти, как оказалось сейчас, БиДжи проскочил один абзац, в котором упоминалась подобная ситуация во время воспитательного процесса и способ выхода из неё. Теперь робот хотел ещё раз более внимательно проанализировать прочитанное и по возможности воспользоваться предлагаемым способом.

Поднимая один отчёт за другим, он наткнулся на разыскиваемый параграф. Есть одно человеческое слово, которое прерывает все не нужные вопросы, не относящиеся к данной теме обучения. В рассказе описывались ситуации применения этого слова, которое полностью восстанавливало производительность в работе воспитуемого.

Робот решил тут же проверить предлагаемый вариант, но сейчас было тёмное время цикла, и он решил отложить проведение эксперимента до наступления светлого. Время, отведённое ему для проверки, он использовал полностью. Казалось, что все эти рекомендации применения «специального» слова работать не могут по всем логическим правилам. Но на всякий случай (земное название) робот решил проверить его на роботах. Подлетев к охраннику он задал ему вопрос.

— Почему у тебя один манипулятор?

— Потому что для моей конструкции не предусмотрено другого количества манипуляторов.

— Почему у тебя только три пальца?

— Потому что данный манипулятор сконструирован в соответствии со стандартами охранного ведомства. Количество пальцев регламентировано, согласно эксплуатационным характеристикам.

Его представления о «правильном» диалоге подтвердились. Не у одного робота нет программы, которая бы препятствовала ему отвечать на поставленный вопрос. Ответ на любой вопрос был кратким и по возможности полным. Исключения составляли ответы на засекреченные вопросы. Поэтому вариант, предлагаемый людьми при ответах, заставил робота засомневаться (земное название) по поводу правильности представлений об их интеллектуальных способностях.

Ответить одним словом на все задаваемые вопросы, предотвратив все последующие, такого не могло быть. Хотя этот вариант ответа люди применяли исключительно при воспитании детей, всё равно он никак не укладывался в блоке анализа робота. Но время шло, и при наступлении светлого цикла БиДжи направился в комнату к ребёнку для проведения своего следующего занятия.

По пути он несколько раз провёл свой негласный эксперимент со своими подчинёнными, задавая им различные вопросы, на которые неизменно получал ответы.

Подлетев к комнате, он вдруг получил сигнал вызова от своего лаборанта, который оповестил его об окончании строительства ангара для коров. БиДжи решил перенести продолжение своей задумки на более позднее время и отправился вместе с лаборантом к месту окончания строительства.

Переместитель медленно подлетел ко входу. Роботы зафиксировались на своих местах и переместитель начал набирать скорость, переходя в режим повышенной манёвренности.

Через пол стора прилетели на территорию «животноводческого комплекса» (земное название). Название комплекса на языке Джи, вообще, невозможно произнести, да его и не было никогда.

Я нашёл это название в одном из земных отчётов о фермерстве и применил его для описания построенного для коров комплекса. Слова в скобках дают для любого читающего представления о том, что они применяются только на Земле. На всех пластинах информации присутствуют своеобразные слова, применяемые только у тех или иных цивилизаций, поэтому и были сделаны множественные копии послания.

При получении этих посланий все известные расы смогут найти свой вариант повествования моей истории.

 «Коровник» получился пригодный для выпаса коров. Засеянная трава, привезённая с планеты Странн, разрасталась быстро, занимая всё пространство фермы. Коровы ели её с большим удовольствием. Можно было сказать со всей ответственностью, что коровы акклиматизацию прошли хорошо и новое место жительства им было по душе (земное название). Подлетев к комплексу искусственной невесомости, БиДжи зафиксировал летящего ему на встречу ответственного за строительство робота МонтБи.

— Долгих оборотов.

— Долгих оборотов, — ответил ему БиДжи.

— Все предварительные тесты пройдены, система готова к эксплуатации, — отрапортовал МонтБи.

— Запускаем первых испытуемых, -поддержал БиДжи своего инженера.

Тут же внутрь комплекса ввели корову, которую оставили на середине площадки. Корова спокойно пережёвывала только что сорванную траву. Первое отключение гравитации она встретила настороженно. Глаза округлились. Но тут же былые воспоминания полётов на корабле заставили её одобрительно замычать.

Она поднималась всё выше и выше, пока не зависла над площадкой. Купол был прозрачным и гуляющие вокруг комплекса коровы, услышав её мычание, а потом и увидав её, тут же поддержали своим мычанием. Висевшая в пространстве корова наслаждалась происходящим. После проведённого первого пробного полёта, корова дала двойной надой. Что и требовалось подтвердить. Коровам полезно летать, но в специально отведённых местах. Иначе… всё может быть.

После всех проведённых экспериментов с искусственной невесомостью, БиДжи направился в лабораторию, где его уже ждал малыш. Турта Ваа сидел посредине зала и внимательно рассматривал трёхмерное изображение внутренностей робота. БиДжи подлетел к малышу и поприветствовал его:

— Долгих оборотов.

— Долгих оборотов, Бид. Почему ты задержался?

— Потому что я проверял работу построенного комплекса искусственной невесомости.

— А зачем этот комплекс нужен? – всё так же спокойно задал свой вопрос Турта Ваа.

— Для того, чтобы коровы могли летать в невесомости.

— Почему?

— Потому что нам нужно молоко.

— А зачем?

— Для твоего питания.

— А-а-а…

С тех пор, как он стал пить молоко, он здорово окреп.

— У нас нет невесомости? – с удивлением задал он следующий вопрос.

— Нет, на планете нет невесомости, — ответил БиДжи.

— Почему?

— Потому что на планете есть гравитация, которая притягивает всех к поверхности.

— Почему?

БиДжи приготовился отвечать на этот вопрос, но тут же остановился на сетру (секунду), и в этот момент блок памяти воспроизвёл вариант ответа, прочитанного из переводов земных архивов. Робот помедлил, но, просчитав, сделал заключение, что у него нет альтернативы в разрешении этой задачи, принял решение применить предлагаемый вариант.

— Потому что, — твёрдо ответил робот.

— Почему? — ещё раз переспросил малыш.

— Потому что, — так же просто повторил свой ответ робот.

— А-а-а, — только и произнёс малыш.

Такого результата робот не мог «предвидеть». Ответ оказался оптимальным. После него вопросы больше не задавались, и робот смог приступить к программе обучения запланированной на сегодня.

Ещё раз БиДжи убедился (земное название) в том, что люди обладали большими способностями в воспитании своих детей. Одну из своих «хитростей» (земное название) они использовали для прекращения потока ненужных вопросов, используя словосочетание «Потому что» и всё тут. Отвечая таким образом, они просто напросто заставляли детей отвлечься от слова «почему», а сами в это время продолжали обучение в том направлении, которое было запрограммировано взрослыми.

Тем самым они не позволяли своим воспитанникам сесть им на панцирь (джи формулировка), а по земному выражению, «сесть на голову».

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.