Военное ремесло: Пришельцы (часть 32)

Источник: blizzard.com

Вот и заканчивается самая большая (пока) 11-я глава книги «Военное ремесло: Пришельцы« по мотивам всемирно известной игры Warcraft III. Войска Тадалона отчаянно стараются удержать оборону, чтобы простоять ночь в схватке с беспощадной нежитью.


Берсерки оставили за собой полосу разрушений, раскромсав атакующую их нежить. Даже подоспевший мясник, кинувшийся на берсерка своей огромной тушей с целью раздавить лежал, расчленённый раскалёнными стальными прутьями на несколько ещё дёргающихся частей. Ему, правда, удалось сбить с ног берсерка, и вурдалаки догрызали тело могучего воина людей.

Неожиданное появление резервов дало лишь мгновение, позволившее вздохнуть. Но нежить продолжала напирать всё с большей силой. Она стремилась покончить с сопротивлением людей до рассвета. И казалось, ей это удастся.

Вторая линия обороны являлась лишь небольшой преградой для врага и предназначалась в основном для удержания хоть какого-то порядка в стане людей.

Готгард с сигнальной башни наблюдал за тем, как его воины, погибая десятками и сотнями, пытались удержать нескончаемые полчища мертвецов. И в его голове поселилась мысль отступления.

— Ваше величество! — вдруг заорал сзади стражник.

Король не успел обернуться, как на него накинулся солдат, взобравшийся на башню мгновением ранее, как будто бы для доклада, и сбил с ног.  В его руке блеснул клинок, но быстрое вмешательство стражи спасло короля от смерти.

Солдата схватили, и из него с ужасающим криком вырвалась банши. Призрак утопленницы, властвовавший над душой солдата, взмыл над Готгардом, готовый нанести магический удар, но мощный водяной поток смыл его с башни. Джарстольф почти взлетел к правителю и протянул руку, желая помочь подняться на ноги.

— Ваше величество, — обратился архимаг, — нужно отходить к крепости. Оборона прорвана. Надо уходить, пока можем. Я прикрою.

Готгард глянул вниз. У основания башни водный элементаль держал путь к отступлению открытым, атакуя снующих поблизости вурдалаков.

— Хорошо, Джарстольф! — ответил, наконец, король и обратился к стражнику: — Отходим!

Маг уже принялся за сотворение заклинания бурана, поэтому не слышал слов повелителя. Готгард же в последний раз взглянул к вершине Муара, где небольшой отряд Архета всё ещё держал оборону.

Было тяжко. Нежить прорвала северное ограждение и в буквальном смысле слова поглощала защитников. Вершина Муара почти отошла врагу.

Архет и остатки отряда сбились вместе, обороняя катапульту, единственное оружие, ещё способное наносить хоть какой-то урон.

К счастью, отчаянная оборона Бордонара отвлекла на себя очень много сил, и мертвецы напирали на дозорную площадку лишь лёгкими войсками. Некромант и мясники больше не появлялись. Видимо, все они перекинулись на форпост и кавалерию. Однако страшные горгульи, стремительно пикирующие из чёрных туч прямо на головы защитников, неумолимо прорежали строй людей.

Сахин, бьющийся по правую руку от Архета, выл от боли и безумства, охваченный пылом сражения. Его рана, нанесённая вурдалаком, превратилась в огромную гниющую язву, которая всё больше перетягивала его на сторону мертвецов.

— Архет! — завопил хрипло Сахин, не отвлекаясь от схватки. — Архет! Обещай, что прикончишь меня до того, как я стану одним из них.

— Обещаю! — прокричал капитан в ответ, наверное, даже не сообразив в пылу сражения, о чём именно просит друг.

Сахин это понял и решил убедиться:

— Архет, обещай мне!

— Я обещаю! — ответил вместо Архета Балодан, заговаривающий очередного раненного за спинами обороняющихся.

Тут с небес налетела очередная горгулья и, схватив одного из солдат своими могучими лапами за плечи, пыталась вырвать его из строя. Сахин развернулся и парой мощных ударов мечом отрубил монстру конечности, после чего тот, бешено вертясь от боли, взмыл вверх и исчез в чёрных тучах.

Повернувшись, чтобы спасти товарища, разведчик не уследил за своей спиной. Два вурдалака тут же вцепились в неё и утащили куда-то в свой тыл. Несколько мгновений ещё слышны были его отчаянные проклятия, уже больше похожие на хриплые вопли нежити.

Архет, рубанув по очередному ходячему мертвецу, бывшему совсем недавно боевым товарищем, коротко осмотрелся. Защитников Муара осталось десятка полтора. Видимо, для врага они уже не представляли большой опасности, потому что его напор немного ослаб. Бордонар пал, и основные силы хлынули вниз, в долину, к крепости Омагон, последнему рубежу обороны на западе Тадалона.

Это был шанс, шанс отступить и спуститься к своим.

— Отходим! — прокричал Архет. — Отходим в долину!

Следуя приказу, воины начали отступать, но их догоняли и убивали. Кто-то рванул быстрее других, оголив фланг, и вурдалаки накидывались на людей с разных сторон, не оставляя ни малейшего шанса. Муар была потеряна.

Архет отрубил одному из наседающих вурдалаков голову, но со спины уже атаковал следующий, ударив чем-то по голове и располосовав огромными когтями всю спину. Капитан взвыл от боли и упал. Однако врага добила магия; Балодан подоспел вовремя. Он схватил раненного разведчика и потащил куда-то. Но тот уже потерял сознание и ничего не видел.

Люди отступали к крепости Омагон, стараясь хоть как-то удерживать порядок и не стать лёгкой добычей. Примерно половина войска, оборонявшего Бордонар, погибла либо поневоле примкнула к полчищу врага. Отход прикрывали уцелевшие рыцари и паладины. Где-то ещё крутился в бешеном вихре берсерк, кромсая нежить направо и налево. После его ударов вурдалаки и мертвецы больше не поднимались. Магия паладинов, задействованная в создании берсерков, играла здесь решающую роль в усмирении проклятых.

Готгард и Джарстольф разделились и командовали отступлением. Маг вымотался, но всё ещё вызывал на помощь водных элементалей. Другие маги и целители, ещё не попавшие в когти врага, жертвуя собой, спасали всех, кого могли.

Король, по настоянию охраны ускакавший вперёд, с болью в сердце наблюдал, как, отчаянно отбиваясь, погибает его войско. До спасительного рассвета оставалось недолго, но людям, видимо, не суждено было до него не дожить.

И вдруг в чёрных небесах показался огонёк. Он взметнулся вверх с юго-запада и стремительно приближался. Затем последовала яркая вспышка, озарившая поле битвы, на котором, словно кровавое злое море расползлась нежить, с ужасающими воплями, хрипением и бульканьем добивающая отступающих воинов Тадалона.

Через несколько мгновений на левом фланге, если его ещё можно было так назвать, послышались разрывы картечи, и нежить, поражённая таким развитием событий и понёсшая заметные потери, отхлынула немного назад.

— Гномы! — воскликнул кто-то из охраны короля радостно. — Ваше величество, гномы!

И действительно, из тьмы вскоре показалась пехота горного народа, вооружённая копьями и мушкетами. Она тут же двинулась в бой чётким порядком и стала теснить не готовую к такому повороту событий нежить.

Стрелки дружно палили дробью, буквально разрывающей на куски вурдалаков, старавшихся приблизиться и впиться гномам в глотки. Но путь им преграждали ряды отлично бронированных копейщиков, непреступных, словно скала. Даже подоспевшие на правый фланг отвратительные мясники хоть и пробивали строй гномов, но те, насадив монстров на копья и пригвоздив к земле прорвавшихся в брешь вурдалаков да скелетов, спешно восстанавливали его. А с тыла их резво поддерживало несколько мортир, прорежающих ряды приближающейся нежити картечью.

Горгульи, сначала было налетевшие на подмогу своей пехоте, оказались успешно отбиты стрелками. Дробь последних, не требующая особого прицеливания, разила их ещё на подлёте. Поэтому летающие твари быстро перекинулись на отступающих людей.

Люди же, увидев долгожданную помощь, воспряли духом и, упорядочив строй, замедлили отступление. Их осталось лишь несколько сотен, но надежда творила чудеса.

В дополнение к гномам с юга, со стороны Омагона прибыл небольшой отряд, чтобы прикрыть отход выживших к крепости. Биться с неумолимым бесчисленным войском на равнине, не имея возможности укрыться, никто не собирался.

А вдали на востоке забрезжил долгожданный рассвет. Готгарду он показался настолько ярким и тёплым, словно уходящая ночь длилась целый век. Король позволил себе вздохнуть с облегчением и без чувств соскользнул с коня. Охрана тут же пришла на помощь и погрузила короля на повозку, направляющуюся с раненными в крепость. Джарстольф остался командовать войском в его отсутствие.

Нежить отшатнулась. Мощный удар гномов с юго-запада и поднимающийся диск солнца на востоке заставили её отступить. Заколдованная ночь кончилась. Теперь, при дневном свете нежить старалась скрыться. Часть мертвецов закапывалась в землю, избегая солнечных лучей. Горгульи, не успевшие скрыться в рассеивающихся чёрных тучах, превращались в камень прямо на лету и падали на обожжённую сражением землю. Но основные силы, прячась в тени Серых гор, ушли обратно на Пустые земли, где могли переждать день, чтобы при наступлении тьмы снова ринуться в атаку на едва устоявший Тадалон.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *