Властелин колец — Две башни

Продолжение эпической саги (рецензия на «Братство кольца»), снятой Питером Джексоном, началось с небольшой заминки, не имевшей прямого отношения к сюжету фильма, но связанной с его названием. Дело в том, что премьера была назначена уже после трагических событий в Нью-Йорке 11 сентября, и прокатчики всерьёз опасались возникновения у зрителей соответствующих ассоциаций с двумя башнями Всемирного торгового центра. Американская предусмотрительная политкорректность и здесь сыграла свою роль, поэтому оригинальные Толкиеновские «Two towers» заменили на «Две крепости» или «Две твердыни». Хотя это всё-таки «Две башни».

Но, вообще, как это и следует из названия, действие второй части «Властелина колец» закручивается вокруг взаимоотношений Мордора и Изенгарда, Чёрной башни и Ортханка, Саурона и Сарумана.

Вроде бы союз двух башен, на поверку, оказывается скрытым соперничеством (в книжке это подробно описано).

Ведущий свою игру Саруман окончательно превращается из белого мага в одержимого колдуна, который создаёт громадную армию урук-хаев – страшилищ, сильнее орков и не так боящихся солнечного света.

Полчища зверья приветствуют своего господина гулом труб и одобрительным рёвом. Они заполонили весь Изенгард! Десять тысяч воинов! Белая длань волшебника красуется на чёрных знамёнах. Теперь она – символ хаоса и смерти.

А где-то по равнине, не зная отдыха, мчатся эльф, гном и человек. Они должны спасти двух хоббитов. И ради этого они не будут ни спать, ни есть, ни… В общем, только бег и бег. И ведь догонят почти орков, которые несут пленённых Мерри и Пиппина в логово Сарумана. Интересно было бы поглядеть, как они справились бы, после такого пути, с парой-тройкой десятков врагов? Но конники Рохана чуть-чуть их опережают и уничтожают мерзких тварей. Командир отряда, Эомер при встрече потом даст усталым путникам лошадей и успеет поругаться с Гимли. А ещё он покажет место погребального костра орков и очень удивится вопросу про хоббитов. «Ничего не знаю. Перебили всех. Мне очень жаль». Примерно так.

Такого облома можно и не пережить… Бежали, бежали, бежали… И всё! Но, Арагорн не зря же следопыт. «Зверя по следам любого узнавать умею я…», — поёт девочка Маша в известном российском мультике. И Арагорн умеет! Так что путь хоббитов до леса он установит с легкостью. Профессионал!

Ура! Ура! Ура! Можно плакать от счастья! «Воскресший» Гендальф возвращается в Средиземье и встречает в лесу Арагорна, Гимли и Леголаса. Колдовская мощь майяра возросла, да и как личность он изменился. Теперь он уже Гендальф Белый! Серый странник канул в небытие… Новый герой это такой «спаситель», посланный валарами для выполнения своей великой миссии. Но, в глубине души, это всё же старый добрый Гендальф! И шутить он не разучился.

Кстати, насчёт его магической силы. Маг и до перерождения (вопреки распространенному мнению) был и так достаточно силён. В книге, ещё в своем путешествии вместе с хоббитами Арагорн отмечает, что реальную угрозу для Гендальфа представляет разве что сам Чёрный Властелин. А здесь уже, после встречи с тройкой друзей, Митрандир и сам говорит о том, что, в сущности, у них нет оружия, способного причинить ему вред. Есть у него ещё один секрет такой силы, но откроется он только в самом конце…

Спасение Пиппина и Мерри уже не требуется. Они в надёжных руках (ветках?) Древня – предводителя ходячих «деревьев», энтов. Их функция «расшевелить» его собратьев и побудить выступить против Изенгарда. Такая силища способна размазать любого! Медлительны только энты до жути…

Гендальф с товарищами мчится в Эдорас и там освобождает короля Рохана от чар Сарумана, а также от советника Гримы – Змеиного языка, фактически изенгардского шпиона.

Здесь же с первого взгляда племянница короля Эовин влюбляется в Арагорна. А что? Завидная невеста! В другой ситуации, никто бы не отказался. Но у нас – иной случай.

Любовный треугольник Эовин-Арагорн-Арвен изначально обречён на провал и фальшь. Да всем понятно, что Арагорн любит свою эльфийку! И мысли даже не возникает, что он от этого выбора откажется. Пусть Эовин и мечом машет, и на лошади скачет, и умная, и готовит хорошо… наверное.

Нужно отметить персонаж короля Теодена. Грубо говоря, он – типичный правитель Рохана. Такой лихой вояка, в меру сильный, в меру умный, в меру храбрый. В фильме показано, как такому человеку, полагающемуся только на себя, имеющему устаревшие консервативные взгляды на устройство мира, тяжело выживать в сложившихся условиях. Но, огромная заслуга Теодена в том, что он постепенно изменяется, с трудом принимает новые правила игры, и при этом всегда ведёт себя честно и достойно. Так, как подобает правителю. И в решающие моменты он думает, прежде всего, о своём народе. Даже когда уводит всех в Хельмову Падь.

Несмотря на критику всеми, включая Арагорна и даже Гендальфа. Ждать такую вражескую орду (хоть её численность и была ещё неизвестна) в Эдорасе было бы, вообще, самоубийством!

Гендальф и после своего перерождения не потеряет привычку куда-то исчезать перед важными событиями. Кто этих магов поймёт? «I’ll be back»… и всё.

По дороге стычка с всадниками на варгах проредит редкие ряды воинов Рохана ещё сильнее. Так что останется им только играть воевать от обороны. Причём с привлечением детей, даже не достигших ещё пионерского возраста.

По пути чуть не потеряют Арагорна, но верный конь найдёт его с помощью эльфийской магии и отвезёт в крепость, по пути собрав важные разведданные. А то было почти «отряд не заметил потери бойца».

Боец-то цел и даже успеет «права покачать» по поводу организации обороны в разговоре с Теоденом. Не проявляет к королю должного уважения. Будто тот сам не понимает необходимость подкрепления. Но где его взять-то?

Прибытие отряда эльфов противоречит канону, но картина от этого только выигрывает. Кстати, если присмотреться к цветам эльфийской брони, то можно отметить, что она мрачных оттенков, а плащи тёмно-синие. Это символизирует как бы увядание народа эльдар, тогда как в битве при Ородруине (в первой части), их доспехи отливают зеленью и золотом, словно подчеркивая величие и силу.

Сама битва за Хельмову Падь показана очень интересно, последовательно и держит в напряжении от начала до конца. Сцена с тысячами злобных тварей, стучащих в землю своими копьями, смотрится очень сильно и зловеще. Лавиной накатываются урук-хаи на стены древней крепости Рохана. Их первые ряды гибнут под дождём не знающих промаха эльфийских стрел (это вам не эльфы из «Хоббита», они знают, зачем им луки). А как Арагорн орёт команды на эльфийском языке! Заслушаешься! Воины Рохана тоже делают всё, что могут (хотя выглядит не так эффектно). Даже дети кидают камни. Но превосходство сил тьмы многократно, и вот уже первые враги забираются на крепостную стену. Рубка идёт жаркая! Эльфийские пехотные сабли работают без устали, но и враги всё валят и валят. «Властелин колец: Две башни» — один из самых зрелищных фильмов в плане батальных сцен. И до настоящего времени они смотрятся очень неплохо!

Есть в этой битве один из ключевых эпизодов. Тот самый, с подрывом стены. Питер Джексон придумал весьма неплохо. Во-первых, всё смотрится достаточно реалистично, даже без магии (ну, знает Саруман секрет изготовления пороха), а во-вторых дополнительным смыслом наполнена роль Гримы, так как именно он рассказывает колдуну о слабом месте крепости Рохана. А сцена бегущего смертника с факелом через ряды своих «болельщиков» снята очень зрелищно. Добежит – не добежит?! Добежит – не добежит?! Ну?! Добежит, зараза! А наш Акела Леголас всё же немного промахнётся. И полетят здоровенные камни, словно щепки в разные стороны.

В книге Гимли закидывал обломками образовавшийся пролом. Орал свои гномьи боевые кличи: «Барук Казад!», «Казад ай-мену!» и метелил орков топором. Тут его роль не такая значительная, хотя Арагорна он выручит. Кстати, соревнование с Леголасом, кто больше убьёт врагов, полностью соответствует Толкиену. Было!

Усилиями оставшихся эльфов пролом ещё получится некоторое время удерживать. Но в это же время ворота самой крепости уже будут трещать под ударами тарана. Даже вмешательство самого Теодена поможет лишь немного, да и ранят его ещё… Потом будет вылазка Аргорна и Гимли и эпическая драка на мосту перед воротами. В принципе, в книжке почти также, только там ещё был Эомер. Он тут ещё появится, но несколько в другой роли.

А именно – вместе со свежими силами придёт на помощь уже отчаявшимся защитникам Хельмовой Пади. И будет нестись вниз по склону эта конная лавина во главе с белым магом! Он вернулся! Орков сметут и загонят (в режиссёрской версии) в «пришедший» невесть откуда лес. И ни одна мерзкая тварь из него не выйдет.

Мерри и Пиппин всё-таки уболтают Древня атаковать Изенгард. Атака пройдёт успешно. Заодно и водные процедуры оркам обеспечат. И даже сам Саруман не сможет ничего противопоставить древней могучей силе энтов.

В общем, наши победят! Но пожар войны только разгорается. Изенгард повержен, но ведь главные силы врага в Мордоре. Так что расслабляться рано!

Ну а пока, пусть герои насладятся победой!

Конец? А где Фродо? Где Сэм? Где Кольцо? Забыли?

Нет, просто на фоне вышеописанных событий путь двух одиноких хоббитов теряется. И совершенно незаслуженно. Потому что можно выиграть хоть все битвы, но если Кольцо попадёт к его Властелину, то все усилия окажутся напрасными.

Пока их товарищи по «Братству кольца» сражаются с врагом, Фродо и Сэм бредут вперёд, как обречённые. Они взбираются на скалы, спускаются, снова лезут вверх… Холодно, тяжело, но идти надо, а впереди лишь мрак и неизвестность. И Кольцо уже начинает потихоньку овладевать Фродо.

К чему это может привести, ярко показано на примере Горлума, помешанного на «его прелести», скрытно преследующего двух друзей и даже пытающегося их убить. К счастью, его вовремя заметят и схватят. И настолько власть Кольца над ним сильна, что он даже согласится служить Фродо. И ведь будет служить! Проведёт через болота прямо к Чёрным вратам. Даже личность Горлума чуть проявится. От доброго обращения Фродо он вспомнит своё настоящее имя – Смеагол, будет помогать хоббитам, несмотря на пинки и ругань подозрительного Сэма. На мгновение покажется, что можно спасти эту заблудшую изуродованную душу…

Через Чёрные врата не пройти. Кружной путь пролегает через Итилен, где путники повстречают Фарамира – военачальника Гондора, который является родным братом Боромира. Сэм, наконец, увидит Алефанта! Фарамир окажется мудрее и духовно сильнее, чем Боромир, хотя также будет колебаться и даже притащит хоббитов со Смеаголом в Осгилиат – разрушенный город на границе с Мордором.

И в этом городе будет чувствоваться всё та же атмосфера обречённости, которая пронизывает весь путь Фродо к Огненной горе. И каждый визг крылатых назгулов будет повергать всех в ужас. Грядёт великая буря. Скоро полчища орков хлынут из Мордора и затопят всё Средиземье! И нет такой силы, чтобы их остановить!

Хотя, есть один маленький хоббит, гнущийся под непомерно тяжёлой ношей Кольца, его верный товарищ, поддерживающий его из последних сил, да непонятное существо с искалеченной судьбой и телом.

И они всё бредут, бредут… даже бредят иногда.

Но им нужно дойти!

Закладка Постоянная ссылка.

3 комментария

  1. >поэтому оригинальные Толкиеновские «Two towers» заменили на «Две крепости» или «Две твердыни».

    Что за чушь. Никто ничего не заменял — в оригинале фильм как был The Two Towers, так и остался. Что там накрутили русские прокатчики — имеет мало отношения к «американской политкорректности», это просто русский перевод.

    • Мне теперь тоже интересно, что ответит автор статьи. 🙂

    • Уважаемый Вильям! Спасибо за проявленный интерес и конструктивную критику (за исключением слова «чушь»)
      Вообще сам термин политкорректность в его современном понимании — чисто американский. До этого он вроде имел отношение к марксизму.
      Так что если какая-то страна (прокатчики) из соображений политкорректности что-то делает, то эта политкорректность всегда «американская» по сути.
      Я нигде не писал, что фильм шёл в прокате как «Two strongholds», а только привел варианты перевода названия.
      Хотя, на Джексона давили американские СМИ неплохо… Не поддался. Молодец! Толкиенисты бы «загрызли». 🙂
      Ещё раз спасибо!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *