Вавилон-5: Ворлонцы (часть 2)

Источник: "Затерянные сказания"

Продолжаем нашу статью о загадочной расе Ворлонцев. Часть 1 вы можете найти тут.

Первое появление

В 2247-м году (со времён первого контакта с Ворлонцами) Земное Содружество искало расположение Ворлона. Спустя десять лет Ворлонцы, наконец-то, откликнулись, прислав на «Вавилон-5» своего посла Коша. По прибытии на станцию Кош сразу же был отравлен. Несмотря на строжайший запрет Ворлонцев открывать скафандр, которые очень не хотели, чтобы другие узнали истинный облик Ворлонцев, он был всё же вскрыт врачом станции         (позднее сразу же переведённым на Землю), а сознание самого Ворлонца было просканировано Литой Александер. Яд был идентифицирован. Им оказался «Флоразин», редкое отравляющее вещество, встречающееся только в Дамокловом секторе. Виновным в покушении на Коша был объявлен командир станции Джеффри Синклер. Ворлонцы тут же выслали к станции военный конвой, намереваясь забрать Синклера. После того, как выяснилось, что Синклер не причём, а состояние Коша улучшилось, конвой был отозван.

Кош — истинный ворлонец

i_have_always_been_here____by_amras_arfeiniel

Made by Amras Arfeiniel

Остановимся на послах Ворлона. Кош. Под именем Кош мы знаем двоих Ворлонцев, Кош Наранек, и пришедший ему на замену – посол Ворлона на Минбаре – Улкеш Наранек. Наранек, это не имя, а титул этих Ворлонцев. Давайте поговорим о первом Коше. Несомненно, Кош являлся выдающийся личностью и пользовался непререкаемым авторитетом со стороны своих соплеменников. В качестве авторитета Коша,  несомненно, можно привести в пример ситуацию с применением силы Ворлонцев, после непосредственного «вмешательства» посла Ворлона, а именно удар их флота по флоту Теней напрямую, что привело к большим последствиям, о которых мы упомянем позже. Уже предвидя такие последствия, «просьба» Коша была выполнена, и Ворлонцы выступили в этот момент. А уже последующая гибель Коша и вовсе изменила взгляды Ворлонцев. Что же касается смерти Коша, смог бы он её избежать? Смог бы просто улететь к себе на Ворлон? Несомненно, но Ворлонцы не бегут от опасности, да и бежать бесполезно, цена должна быть уплачена. Он должен принять смерть. Если не он, то умрёт кто-то другой. Он всё это знал и сделал выбор, свой выбор. Так каким же был Кош? Кош, уже в качестве посла на «Вавилоне-5», почти всегда избегал заседаний Консультативного Совета, а если и присутствовал на них, то почти всегда отмалчивался, а если и говорил, то это были непонятные фразы, нуждающиеся в толковании. Лицо истинного Ворлонца? Людей, пытавшихся пробиться сквозь эту стену таинственности и отчуждения, Кош «не отталкивал» от себя, наоборот, это им приветствовалось и даже поощрялось. Кош не был против разговоров, а точнее попыток завязать с ним разговор, например, ещё с первым командиром станции – Синклером. Он даже разрешал тому наносить визиты к себе в любое время. Но при этом Кош никогда и никому не показывал свой истинный облик и не говорил о том, что думал. Именно Кош проявлял интерес уже к следующему капитану станции, а именно Шеридану и стал для него своего рода учителем. Осознав и приняв «роль» Шеридана в Галактике, Кош всячески пытался подготовить его к грядущей войне с Тенями. Кош даже был вынужден покинуть скафандр,  явиться всем дипломатам станции в своём истинном образе (как им казалось) и спаси жизнь Шеридану. Даже после того, как не стало Коша, он, Кош, сумел спрятать частичку «себя» в том же Шеридане и, уже находясь на За’Ха’Думе, «подсказал», можно сказать, даже вынудил Шеридана в последний момент прыгнуть в гигантскую чёрную пропасть. Кош уже знал заранее, что Шеридану не дадут погибнуть, по крайней мере, пока. Кош опять помог Шеридану выжить – ДА, но при этом он спасся и сам. Так что это было спасение собственной частички себя в теле Шеридана? Скорее всего – Да, но возникает вопрос – для чего? Приведём цитату Лориена, «подхватившего» Шеридана, а затем «вдохнувшего» в него частичку жизни, на дне той самой пропасти:

— «Кош в тебе, и он – часть проблемы. Ты – другая часть. Вы оба всё ещё цепляетесь за жизнь, оба боитесь уйти….»

Кош «цеплялся» за жизнь, зная, что Шеридан делает то же самое, что Шеридан полон решимости довершить начатое, противостоять надвигающейся беде. Он – лидер, в нём нуждаются остальные. Все вместе они должны предотвратить, казалось бы, неизбежное, защитить беззащитный Мир с миллиардами жизней, не дать погибнуть целой цивилизации — а ни это ли изначальное предназначение Ворлонцев?

А что же  Кош-2? Думаю, мы  поговорим о нём позже.

Made by The-First-Magelord

Made by The-First-Magelord

Союзники или наставники?

В 2259-м году, Ворлонцы начали более активную деятельность. Они уже знали, что Тени вернулись и начали дестабилизировать ситуацию в Галактике. Именно Тени приложили «свою руку» к войне между Нарном и Центавром, а правительство Ворлона открыто вмешалось в дела Младших, опубликовав официальный протест в связи с бомбардировкой Нарна. Посол Ворлона на Минбаре Улькеш передал Минбарцам некоторые Ворлонские технологии, благодаря которым рейнджеры смогли укрепить свою боевую мощь и построить новейшие корабли – «Белые Звёзды». Ворлонцы всё больше укрепляли свой союз с Минбаром, на данный момент самым преданным своим последователем. Минбарцы – самая древняя раса среди всех Младших. Неспроста Ворлонцы нашли именно в них своих главных союзников, они были своего рода «правой рукой» Ворлонцев, так же, как, к примеру, Дракхи – преданными союзниками Теней. Но теперь одних Минбарцев для надвигающейся войны с набравшими силы Тенями и их союзниками, было мало. И появление посла Коша на  «Вавилоне-5» тоже не случайность. Ворлон сплачивал ряды. Он искал новых, верных и достойных союзников для создания новой Армии Света в борьбе со своим Древнейшим врагом.

Но так ли легко быть союзниками Ворлона, представителем «сил света»? Далеко не всем желающим стать под «знамёна» могучих и сильных Ворлонцев, предоставлялась такая честь. Известно, что для определения достойных, среди тех в ком заинтересованы Ворлонцы, на их службе состоят инквизиторы – некие индивидуумы, уверовавшие в свою избранность высшей силой. Ворлонцы отыскивают и забирают их из родного мира. Инквизиторов посвящают в тайны Вселенной и сообщают всё обо всём, а главное в этих уроках то, как глубоко они заблуждались, считая себя избранными. Миссия инквизитора – подтвердить или опровергнуть мнение испытуемого о самом себе. Вероятно, встреча с инквизитором – последний этап в «курсе самопознания» Ворлонцев для Младших рас. Неспроста даже такие личности как Деленн и Шеридан были подвергнуты испытанию, своего рода – проверке, устроенной Ворлонцами. Да, Ворлонцы должны быть на сто процентов уверенны в своих союзниках, так же, как уверены в себе. Ведь от своих учеников Ворлонцы ожидают только полного совершенства, а неудачи редко прощаются. Сталкиваясь с сопротивлением той или иной цивилизации в зоне своего влияния, Ворлонцы принуждают тех к жёсткому подчинению своим правилам.

Made by Amras Arfeiniel

Made by Amras Arfeiniel

Ворлонцы – сильнейшие телепаты в известном космосе. Психометрические возможности Ворлонцев, скорее всего, используются ими для слежения за Тенями, они создают энергетические всплески, которые окрашивают всю ближайшую поверхность. Их возможности телепатии, как в обычном, так и в гиперпространстве, практически безграничны. Расстояние и направление не помеха. Они без проблем могут передавать напрямую в мозг «собеседника» любую нужную им информацию, причём из воспоминаний этого «собеседника», используя образ наиболее значимой для него личности, общаться с ним, от имени этой самой личности. К примеру, Кош. Он являлся Г’Кару в виде его отца и пророков Г’Квана и Г’Лана, а в последние минуты своей жизни он так же предпочёл явиться к Шеридану в образе его отца. И это в очередной раз доказывает, что Ворлонцы  считают себя выше всех остальных, а Младшие своего рода «дети» для них, Ворлонцы же видят себя в роли воспитателей. Психическая связь между Ворлонцем и другим разумным существом обычно устанавливается, когда сознание этого существа прибывает в изменённом состоянии, например во время сна или большой физической усталости.

Пожалуй, самое яркое дарование Ворлонцев – это выглядеть внешне по-разному, как для одного, так сразу и для нескольких разных представителей разумных рас. Появление сразу в нескольких образах в одном месте, отнимает очень много сил и, после данного «представления», Ворлонцу требуется достаточно много времени для восстановления.

Почти всеми Младшими Ворлонцы воспринимались, как посланники верховного Божества. Каждый из них видел в Ворлонцах образы Богов из своих религий и легенд. Лично для людей Ворлонцы проявлялись в виде ангела. Лишь только посол Центавра, Лондо Молари, по его утверждению, не увидел ничего. Уже позднее в своих мемуарах, он рассказал об этом событии более подробно, поясняя, что увидел яркое сияние с нечётким образом. Не иначе, как Создания Света – это и есть образ Ворлонов перед Младшими, что, на самом деле, являлось психической маскировкой Ворлонцев. Кто знает, может, Ворлонцы и являются зачинателями этих Божественных верований, и являлись в образе Богов на протяжении всего существования контролируемой ими расы? А, может, умело использовали уже имеющиеся представления. Так, как же по-настоящему выглядят Ворлонцы? Для многих это так и остаётся загадкой, и этому способствуют сами Ворлонцы. Они продвинулись в развитии настолько, что смогли отказаться от физических тел и перейти к существованию в форме чистой энергии. Для контактов с представителями Младших рас Ворлонцы одевают внушительный скафандр, представляющий из себя сложную биоорганическую конструкцию, который полностью скрывает их облик. Их высказывания – серия музыкальных, тональных аккордов, сопровождается иллюминацией на передней панели костюма, при этом испуская некий фоновый звук, для многих кажущийся очень зловещим. Собеседнику кажется, будто с ним говорят множества голосов. Их фразы очень загадочны, но при этом полны тайного смысла. Открыв свой скафандр, Ворлонец может выйти как целиком, так и выпустить отдельные «отростки» наружу. Скафандр также снабжён механическими захватами. Причина использования костюма – необходимость обеспечить условия жизни для Ворлонцев. Истинная же цель применения костюма – скрыть истинный облик и природу Ворлонцев. Ворлонец в своём костюме производит впечатление законченного высокомерия. Ну, а что же представляет собой Ворлонец без костюма? Лишь однажды мы стали свидетелями их натурального облика, что оказалось достаточно опасным зрелищем. Они представляют собой не гуманоидную форму жизни, состоящую из газа и энергии, имеющую яркую, цветовую гамму (серебристую, золотистую и даже фиолетовую). Полупрозрачное, вытянутое тело с большим количеством отростков и щупалец, внешне напоминающие представителей подводной фауны Земли – медуз и осьминогов, но достаточно более сложных по строению. Они способны менять свои формы и размеры (по некоторым сведениям от двух до десяти метров в длину).


Ну и в качестве небольшого дополнения несколько видео с Кошем и ворлонскими кораблями в оригинальной озвучке.

Babylon 5 scene: Vorlons confront a Shadow fleet

Закладка Постоянная ссылка.

5 комментариев

  1. Спасибо большое и за этот обзор! Мне лично всегда казалось, что JMS изначально хотел сделать ворлонцев значительно более положительными, но потом видимо передумал, так как тогда всё свелось бы к банальному «свет против тьмы»… И он решил усложнить.
    Ещё вспомнилось, что Лондо не видел конкретного образа ворлонца вероятно потому, что центавриане были язычниками (у них там этих богов очень много) и главного божества нет.
    Но с другой стороны, император Центавра (который был до Картажье) очень хотел увидеть ворлонца перед смертью. И на В-5 уже на смертном одре Кош к нему пришел…

    • Я так понимаю, что Лондо не увидел ничего конкретного потому, что центавриане уже стали союзниками Теней, попали под их влияние, то есть были по ту сторону. И JMS таким образом хотел это подчеркнуть. Или же ещё и то, что ворлонцы не вмешивались в развитие центаврианской цивилизации в прошлом.

    • На счёт силы Ворлонца сказать однозначно нельзя, как бы он справился или не справился с Тенями, которых действительно было трое, факт в том, что Кош и не дрался, он вышел навстречу «гостям» навстречу смерти и одновременно телепатически «связался» с Шереданом, он уже принял то что должно было произойти. Допустим он бы справился с ними,но вряд ли это бы остановило Теней,уже в следующий раз они могли бы прийти к другим, например к Шередану или Деленн. Ответ Теней должен был быть в любом случае, и это Кош знал….. В общем ещё впереди третья часть про Ворлонцев. В любом случае большое Спасибо за комментарии.

  2. Да-да, я что-то упустил этот момент. Ворлонцы реально могли Центавром не интересоваться (хотя любопытно, что же увидел Император перед смертью, когда Кош рядом был). Но я думаю, что на это может даже сам JMS не даст ответа.
    Хм.. ещё вспомнилось. Убивать Коша пришло кажется три тени, т.е. один на один или один против двоих ворлонец бы мог их победить.

  3. Приключения Теня

    Гиблое это место — Вавилон-5! Говорила мне мама — не летай! Какой я глупый был! Ведь даже земляне говорят, что маму надо слушаться! А я — нет. Теперь знать буду: Ах, да, забыл представиться! Звать меня Тень или ласково пТеньчик, хотя некоторые еще Тенькой зовут, что тоже, в принципе, ничего. А о расе моей вы, наверное, уже догадались. На Вавилон я прилетел вместе с мистером Морденом в качестве его верного телохранителя. Напугали меня на За’Ха’Думе этим Вавилоном! Мама все говорила:

    — Да тама ворлонцы, да тама минбарцы, да тама всяка хрень! И сиди дома, дурья твоя башка, и никуда не летай, пока не выучишься!

    Но я все равно полетел. Я так решил — раз Морден полетит, значит, и я полечу! Мы с ним друзья до гроба, так и договорились: куда он — туда и я! Ой, глупый я был: Вся родня меня провожала! Сестры, братья, дяди, тети: короче говоря, весь За’Ха’Дум собрался! Ну, я помахал им в иллюминатор клешней и полетел:

    Приехали мы, значит, с Морденом на Вавилон-5, а там штука такая — таможней называется, то есть все лучшее у тебя отбирают и счастливого пребывания! И стоит на этой таможне хмырь такой и улыбается. А улыбается похлеще Мордена — меня аж в дрожь бросило! Но друг мой не сдрейфил, говорит ему:

    — Здравствуйте, мистер Зак Алан! А можно мы пойдем станцию посмотрим?

    Умный у меня друг!

    А тот ему:

    — А документы? Без документов не оформлю!

    Ну, Морден спорить с ним не стал, а бутылку на стол поставил. Я ж говорю, что друг у меня — просто гений!

    — Ну? — спрашивает. — А теперь оформите?

    — Ладно! — отвечает Зак. — Проходи. Только как мы этого оформлять будем? — и показывает на меня.

    Морден посмотрел на меня как будто в первый раз и говорит:

    — А запишите его как мелкий рогатый скот. Не бойтесь, он много вреда не причинит.

    Но я не обиделся. Друг все-таки! И мы пошли к послу Ворлона. Зачем пошли — до сих пор не знаю, но мне было интересно, я за всю свою жизнь ни разу живого Ворлонца не видел. Только тушку на барбекю: Ну, пришли мы, значит, в посольский сектор и сразу к ворлонцу этому — Кошем его звать. Стоим мы с Морденом у двери, только позвонить собрались, а тут дверь каааак откроется! И этот Кош оттуда выходит — в скафандре, лампочкой мигает и смотрит то на Мордена, то на меня. Ну, думаю, крышка нам с Морденом! Наслышался я про этих ворлонцев, говорят — злющие они:

    А Морден и бровью не повел. Спрашивает у Коша:

    — Чего вы хотите?

    А тот в ответ:

    — Зачем вы здесь?

    А Морден опять:

    — Чего вы хотите?

    А Кош:

    — Зачем вы здесь?

    Долго все это продолжалось, а потом Кош вдруг говорит:

    — Убирайтесь отсюда!

    Я только рад был! Но лишь мы уходить собрались, этот Кош взял, да и поставил свой скафандр на мою третью правую клешню! Я от боли взвыл как голодный пак’ма’рец! Скафандр-то тяжелый, блин! Оооооой, как больно! А Кош ничего — только лампочкой мигает, зараза! Но потом ему надоело, и он меня отпустил.

    И мы с Морденом отправились искать счастья к послу Центавра Лондо Моллари. А я на всякий случай, чтобы избежать того, что уже было, невидимым сделался. Позвонил, значит, Морден в дверь и посол ему открыл прямо сразу. Началось там всякие «здрастье, добро пожаловать, как дела» и тому подобное. Ну, а я тихонечко проковылял и за кресло спрятался. Единственно, что жалко было — Лондо Мордена питьем своим угостил, бревари называется, а меня — нет, потому что не увидел. Ну, друг мой сразу к делу перешел, спрашивает:

    — Чего вы хотите?

    Ну, Моллари и разошелся не на шутку — дескать Прима Центавра, упадок: и тому подобную ностальгию гнать начал. А я смотрю: он в своем кресле сидит и тапочком что-то туда-сюда пинает. Настроил все свои глаза получше, смотрю — таракан! Мертвый! Ну, я минут десять терпел, а потом не выдержал и этому Моллари прямо из-за кресла:

    — Хватит, — грю, — над трупом издеваться!

    А Лондо вдруг:

    — Ой! — и как хлопнется в обморок!

    Морден так посмотрел-посмотрел на него и говорит мне:

    — Ладно. Пошли, мы к нему в другой раз зайдем.

    — Ну, хорошо, — говорю. Уж очень мне бревари этого попробовать захотелось. И Лондо этот мужик вроде хороший, чувствительный, если на издевательства над тараканами не смотреть.

    И мы пошли к послу Нарна — к Г’Кару. Подошли мы к каюте этого самого посла, а оттуда как повалили гуськом — землянки, центаврианки, нарнийки, дразийки ну и тому подобные существа женского пола, но разных рас. Во, думаю, гигант! Может, там у него и ворлонки есть? Но нет, не видел. И выходит, короче, нарн этот Г’Кар. Весь из себя такой напыщенный, надушенный. На Мордена посмотрел, и спрашивает у него:

    — Вы следующий, что ли?

    — Нет, — говорит Морден. — Я пришел спросить, чего вы хотите?

    — Вы знаете, — говорит Г’Кар. — После сегодняшнего я уже вообще ничего не хочу, — потом на меня посмотрел и спрашивает: — А это что? Закуска?

    Но я не обиделся. Это ведь всего лишь нарн! Откуда ему знать нашу великую расу?

    — Нет, — отвечает Морден. — Это мой друг. Его Тенем зовут. Посмотрите — у вас в книжке нарисовано.

    — Да-да, припоминаю. Вы уж извините, я просто этих земных омаров очень люблю. А ваш друг очень уж похож на омара.

    Но я все равно не обиделся. Это же нарн!

    Мы с Морденом постояли еще немного, но посол на наш вопрос отвечать, видимо, не собирался, поэтому мы попрощались и ушли. Обошли мы весь посольский сектор, но послы смотрели на нас в непонятках и на вопрос не отвечали. Но наелся я до отвала — сначала дрази угостили, потом бракири, а потом пак’ма’рцы. Вкусно было — пальчики оближешь! Но с жареным ворлонцем, все-таки, не сравнить. А вот Морден не ел ничего, почему-то, а все больше бледнел и грустил, потому что пока кроме Лондо никто не ответил на вопрос: чего ты хочешь. И мы решили пойти туда, где еще не были — к послу Деленн с Минбара. Я сперва испугался — все-таки минбарцы ворлонцам помогали когда-то, а может тоже поставят на меня что-нибудь тяжелое? Но я вовремя вспомнил, что у минбарцев скафандров нет, и успокоился. Но невидимым на всякий случай все же стал.

    Подходим, значит к аппортаментам посла Деленн, а там — ба! — дверь открыта: Ну, мы с Морденом вошли осторожно, комнатку осмотрели и стали хозяев ждать. И дождались: Я ничего сообразить не успел, как мне бабах — по голове что-то тяжелое ударило! И еще раз! И еще! А у меня голова, между прочим, самое больное место! Я резко так обернулся, смотрю — эта минбарская послиха в инфракрасных очках по голове меня колотит! Метлой земного происхождения! У меня в глазах уже темно, не пойму землянка это или минбарка, вроде и волосы есть и гребень! Наверно, лупили меня очень сильно: А тут еще атташе ее подбегает — Леньером его звать — и тапочком в меня кидает. Ну, думаю, пора делать ноги, а то, как бы ласты не склеить — и драпанул оттуда, прихрамывая. А следом за мной Морден. Прическа всклокочена, под глазом фингал, пиджак порван. Я его таким никогда не видел! Я у него спрашиваю:

    — Что это было?

    — Минбарцы! — говорит. — Зря мы к ним пошли. Вот уж не знал, что у Деленн есть инфракрасные очки!

    Морден немного себя в порядок привел, и мы решили пойти в командную рубку, чтоб у землян, наконец, спросить, чего они хотят. Прочесали мы, значит, от начала до конца всю станцию и пришли в командную рубку, ну это, значит, откуда всей станцией командуют. Когда вошли, на нас еще никто внимания не обратил, а Морден на меня посмотрел-посмотрел, и говорит:

    — Вон там на мостике Шеридан, Иванова, Гарибальди, Франклин и рейнджер — Маркус Коул. Я им вопрос задам, а ты стой здесь и не дергайся, а то, пожалуй, всех девчонок испугаешь, а этот рейнджер, по минбарским манерам обученный, еще накостыляет нам обоим.

    Я другу своему всегда доверяю, ну и встал в дверях. Подошел, значит, к ним Морден, вопросик свой задает, ну а пока эта компания соображала, меня Иванова увидела.

    — Ой! — говорит. — Тень! Какой миленький! Ой, мистер Морден, а он у вас на «кис-кис» отзывается или на «цып-цып»?

    Но я не обиделся! Что с нее взять? Землянка: дитё!

    — Он на «иди сюда» откликается, — ответил Морден.

    — Ой! Как здорово! Иди сюда, иди сюда!

    И печеньем меня поманивает: Но я все равно не обиделся. Ребенок, все-таки. Подошел к ней и, как благовоспитанный тень, взял печенье, и схрумкал его. И заметил, кстати, что ни одна девчонка меня не испугалась и не убежала. Вот что значит — следить за собой! Иванова меня, значит, печеньем угощает, по голове больной гладит, а Шеридан сварливо так говорит:

    — А кто это разрешил на мостик животных пускать? Я вам не вет-контроль!

    — Как можно, капитан! — говорит Морден. — Это не животное! Это представитель теней на Вавилоне-5! Высшая из древних рас, так сказать:

    — Высшая? Мда: А на таможне сказали, что мелкий рогатый скот:

    — Ошиблись:

    — Кого-то мне этот Тень напоминает: — сказал Гарибальди, и потянулся за бластером. — Уж не родственник ли он заглоту, а?

    — Неееет: — тихонечко сказал я и попятился назад. Мало ли что:

    И вдруг на кого-то я наткнулся. Оборачиваюсь, а сзади рейнджер этот — Маркус — дрожит и на меня поглядывает искоса.

    — Уйдиииии: — говорит. — Прошу тебя:

    — Что это с ним? — спрашивает Морден.

    — А у него анархофобия! — сказал Франклин.

    — Ага! — хихикнула Иванова. — Ты, тенюшка, зубки свои ему покажи, и его как ветром сдует!

    Ого! Да она скрытая садистка, оказывается! Но я зубки показывать не стал. Я же благовоспитанный тень! Просто подальше от рейнджера отошел. Зачем человека зря мучить?

    — Доктор! — вдруг сказал Франклину Морден. — А не могли бы вы моего друга осмотреть? А то ему Кош на клешню скафандр поставил:

    Врач лапку мою посмотрел, повертел, вздохнул и сказал:

    — Ну, что ж: Вывих околопяточного сустава и опухоль средних конечностей.

    — Ой, — говорю. — Доктор, а что это значит?

    — А это значит, что помрете вы скоро, батенька: А может, и не помрете: Это как получится. Кстати, не могли бы вы мне одолжить одну из ваших лап для пересадки? Вам-то уже не к чему:

    Попятился я от них от всех. Во, думаю, издеватели! Похлеще минбарцев и ворлонцев. Те, хотя бы, сразу бьют! А эти пугают! Драпанул я было оттуда, только налетел на Маркуса, а у него денн’бок — это такая пика минбарская — открылся и как хрястнет меня по голове! Тут уж я совсем ориентацию потерял: Прыгнул в дверь и понесся куда глаза глядят! Говорила же мне мама — не летай на Вавилон-5, там чудища всякие бродют! А я не верил: Ну и где я теперь? Пытался пойти в Зокало — меня побили, пытался спрятаться в доке — ворлонский корабль оплеух навешал! Вот и прячусь теперь в атомном реакторе — тут-то никто не достанет! Но, Морден говорит, что недолго мне здесь еще куковать. Лондо Моллари его на Приму Центавра пригласил — ура! Скоро уеду я отсюдова пить бревари и на центаврианок полуголых глазеть! А сюда больше ни ногой! Гиблое это место — Вавилон-5!

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.