Военное ремесло: Пришельцы (часть 31)

Накал сражения в 11-й главе книги «Военное ремесло: Пришельцы« по мотивам всемирно известной игры Warcraft III возрастает всё больше. Войска Тадалона отчаянно стараются удержать оборону, чтобы простоять ночь в схватке с беспощадной нежитью.


И в этот момент вурдалаки добрались до защитников Муара. Они кинулись на людей, но их встретили обнажённые мечи, отражающие свет факелов. Началась мясорубка.

Воины бились отчаянно, удерживая высоту. Нежить горела, пробивалась осиновыми болтами, терпела потери, но всё с большей силой напирала.

— Держитесь, ребята! Держитесь! — подбадривал Архет, рубя мечом направо и налево. — Не сдавайтесь им живьём!

— Живьём мы им и не нужны! — прокричал в ответ Сахин, бьющийся с вурдалаками рядом.

Горящие бочки ещё время от времени срывались со склона, задерживая наступление врага по земле. Сверху же из чёрных туч вынырнули горгульи и пытались в буквальном смысле слова растащить оборону людей. Арбалетчики и лучники пытались сбить их на подлёте. Отчасти им удавалось хотя бы ранить крылатого монстра, заставить его приземлиться в досягаемости мечников, тогда горгулью быстро добивали.

Оба мага расположились в центре площадки и постоянно шептали заклинания. Их влияние казалось незаметным, но они поддерживали воинов, давая им больше крепости, делая их удары сильнее, а дух устойчивее. Возможно, шансы продержаться до утра у людей были.

И в этот момент один из солдат, обороняющий северную баррикаду, дико завопил и выронил оружие. Он в ужасе схватился за правую руку, начавшую гнить и ломаться прямо на глазах.

— Некромант! — закричал кто-то изо всех. — Некромант!

Солдаты в ужасе попятились, а на площадку вылезло страшное создание, когда-то бывшее чародеем высших эльфов, но попавшее под власть нежити.

Балодан тут же переметнул своё внимание на могучего врага, вернее, на солдат, окружавших его, пытаясь поднять им дух. Архет уже мчался туда же.

— Стоять! Не сметь отступать! — кричал он, боясь, что оборона будет проломлена. — Атакуйте!

Пока люди боролись с первым налётом паники, мёртвые воины, лежащие у ног некроманта, едва зашевелились. Плоть на них начала лопаться с треском и хлюпаньем. Кровь залила доспехи, а кости стали оголяться. Медленно и неуклюже скелеты мертвецов поднялись на ноги. Доспехи и разорванная плоть на них болтались, словно были не по размеру. Ужасающий застывший взгляд уставился в сторону людей. Костлявая рука подняла меч.

Мощный удар сбил первого из них с ног, раздробив череп. Это Архет и Сахин пришли на помощь.

— Рубите их! — кричал капитан разведчиков. — Это уже не наши боевые товарищи! Это бездушные слуги врага!

Воин, рука которого распадалась прямо на глазах, немного отошёл от страшного заклинания. Это Балодан снял злые чары некроманта. Он поднял над головой топор и кинулся на чернокнижника. Обхватив его искалеченной рукой, а второй, с топором, отмахиваясь от восставших скелетов, солдат бросился со склона вниз, прихватив некроманта. Его отчаянный крик перемешался с хрипением вурдалаков, карабкающихся вверх, и сгинул в темноте где-то внизу.

Под руководством Архета и Балодана брешь в обороне была быстро закрыта. Катапульта сзади сделала ещё один выстрел в поддержку обороняющихся. Последняя пара пылающих бочек скатилась вниз, осветив подбирающегося к вершине тошнотворного мясника.

Архет подбежал к западной баррикаде, где накал сражения был не столь велик, и посмотрел в долину, где основное войско, вцепившись в форпост Бордонар, ещё пока сдерживало натиск.

Готгард и Джарстольф разделились и скакали из стороны в сторону, раздавая команды и поддерживая бойцов. Оборона пока держалась, но любая, даже мельчайшая ошибка могла позволить нежити пробиться и, словно река, прорвавшая плотину, заполонить западные земли Тадалона. А оттуда уже ничего не помешало бы ей выйти к Норинду и уничтожить всё королевство.

После того, как началась битва, ночь наступила незаметно. Кромешная тьма закрыла звёзды и луну, оставив людям лишь рукотворный огонь. Поэтому обороняющиеся толком даже не видели, сколько врагов наступало. Их взгляда хватало лишь на четыре-пять десятков шагов.

Омерзительные существа, сшитые магией из нескольких разных тел и называемые мясниками, пробирались к валу и пытались сокрушить укрепления людей. Их тошнотворный смрад отравлял защитников, лишая их способности обороняться.

Когда мясник подбирался слишком близко и начинал крушить всё вокруг, архимаг спешил к этому месту и вызывал водного элементаля, способного противостоять мерзкому созданию. Но мясники прибывали и прибывали, а Джарстольф был один. Иногда ему на помощь приходили другие маги ордена.

Аила, к примеру, слыла среди других «супругой» Джарстольфа, поскольку находилась с ним в длительных дружеских отношениях и являлась его заместителем в ордене. Возрастом чародейка была под стать архимагу, так что молодёжь за глаза «обвенчала» их.

Аила поддерживала левый фланг, своим искусством превращая тех же мясников в безобидных овец, с которыми солдаты справлялись куда лучше, нежели с неживыми монстрами. Горгульи, срывавшиеся с небес на несчастных защитников Бордонара, под воздействием её чар время от времени настолько замедляли свои движения, что не успевали уворачиваться от стрел и сражённые падали наземь.

Готгард примчался на самый край левого фланга. Здесь было тяжелее всего обороняться, так как обширную открытую местность за столь короткий срок не смогли перегородить. Постепенно нежить сминала тут оборону, заставляя раньше времени вводить резервы.

Обстановка складывалась плачевная. Люди могли держаться ещё какое-то время, но устоять они не могли. И с каждой минутой это становилось всё очевидней.

Король краем уха среди криков, лязга железа и хрипения раненных слышал шёпот поражения. Воины начали уставать. Они понимали, что грядёт неминуемое поражение. Стойкость стала ослабевать, несмотря на поддержку магов, волшебниц и целителей. Требуше и катапульт явно не хватало, чтобы справиться с таким количеством врагов. Но сдаваться ни в коем случае было нельзя. Если нежить пройдёт здесь, её уже ничто не удержит, и дни людей будут сочтены.

— Джарстольф! — Готгард окликнул архимага, приблизившегося на сотню шагов. — Нам нужна твоя магия! Сейчас!

Верховный маг утвердительно кивнул, остановился и сосредоточился. Аила, оказавшаяся неподалёку, поспешила на помощь, чтобы никто не смог навредить чародею во время сотворения сильного заклинания.

Несколько мгновений спустя что-то прогремело в угольно-чёрном небе, показались едва различимые во тьме молнии, затем стало холоднее, и вдруг с небес на врага начали падать острые ледяные осколки. Они охватывали довольно большую область перед оборонительным валом и поражали всё, что в ней оказалось.

Осколки летели и летели, сокрушая вурдалаков и поднятых некромантами мертвецов, пробивая крылья горгульям, раня безобразных мясников. Магия Джарстольфа оказала должное воздействие и на людей. Они воспряли духом и с новыми силами кинулись в бой, стараясь удержать вал, с которого до этого начали медленно отступать.

— Стоять насмерть! — скомандовал в поддержку король, оглядываясь на конницу, нетерпеливо переминающуюся в ожидании приказа. — Мы выстоим эту ночь!

Но буран мага завершился, дав лишь короткую возможность хоть как-то восстановить утерянные позиции. А нежить хлынула с новой силой, и, казалось, ряды её только пополнялись.

— Где же ты, Налимгот, когда ты так нужен? — спросил едва слышно король паладина, ушедшего со странным парнем в ущелье Серых гор.

Да, Налимгота в этой битве явно не хватало. Его сила, его магическая поддержка имели бы большой вес в обороне людей. Но…

Кто-то отчаянно закричал справа, почти в центре вала. Огромный мясник, несмотря на все попытки защитников, сумел взобраться на стену. В нём уже торчала пара копей и с десяток стрел, но одна из его рук, вооружённая страшным топором, рубила наотмашь с ужасающей силой, снося сразу нескольких человек.

Требовалось срочно что-то предпринять, иначе всё могло быть потеряно стремительно и бесповоротно.

Несмотря на отчаянное сопротивление, люди несли потери, которые почти сразу же, воскрешаемые чёрной магией некромантов, пополняли ряды врага.

За взобравшимся на укрепления мясником, хлынули вурдалаки и накинулись на мечников, старавшихся оградить собой беззащитных лучников и арбалетчиков. Люди ещё надеялись удержаться на внешней стене, хоть и надежда эта была весьма призрачной.

Верховный маг Тадалона, находящийся неподалёку, в очередной раз призвал водного элементаля, который смыл четверых вурдалаков и мощной водяной струёй повалил на камни мясника, отрывающего головы у раненных солдат крюком, вшитым в локоть. Казалось, в этот раз ещё могло повезти, но…

Но из темноты вынырнул ужасающий, полупрозрачный призрак мёртвой женщины, банши. Её колдовской, душераздирающий крик подорвал боевой дух, находящихся рядом солдат. Некоторые даже спотыкались на ровном месте и падали, тут же загрызаемые вурдалаками. Несколько стрел проскочили сквозь призрак, не причинив ему вреда.

Воины Тадалона начали отступать, поддаваясь вражескому натиску и собственному страху. Брешь в обороне стала расти.

К Готгарду подбежал один из военачальников, находившихся в тылу и командовавший резервами. Король заметил его и тут же спросил:

— Орондим, где твои люди?

— Пошли помогать, где прорвало, — спешно сообщил военачальник.

— Тогда почему ты здесь?! – Король отвлёкся, отдав ещё несколько координирующих приказов солдатам, затем вновь повернулся к собеседнику. — А?

— Ваше Величество… – Орондим в нерешительности замялся подбирая слова. – Оборона прорвана. Вам надо… отступать… к крепости.

— Что?! – Король удивился лишь на секунду. Затем его взгляд вспыхнул испепеляющим презрением, а голос загремел, словно гром: — Бежать вздумал и мной прикрыться захотел?

Готгард сорвал с доспехов Орондима знаки отличия и знаком приказал охране схватить его. Двое крепких воинов из личной охраны тут же исполнили волю короля.

— Если я покину поле боя, всё рухнет! Ты этого хочешь? Хочешь знать, что будет с королевством людей? – Готгард в страшном гневе указал солдатам по ту сторону вала. – Отправить труса к нежити! Пусть он первым из нас познает цену малодушия!

Охрана лишь на секунду замешкалась в неуверенности; вдруг король передумает в последнее мгновение. Но его безоговорочный взгляд не оставлял надежды. Орондим полетел вниз, и его тут же, словно морской прибой, накрыла волна вурдалаков.

К сожалению, показательная казнь военачальника ничего не могла изменить в судьбе людей. Нежить прорвалась, а резервы старались лишь выиграть время, чтобы солдаты могли отступить и выровнять фронт.

Король тоже это понял.

— Отступаем ко второй линии! — прокричал он. — Джарстольф! Джарстольф! — позвал он мага, атакующего банши острыми ледяными осколками, слетающими, словно стрела, с острия его посоха. — На вторую линию!

Солдаты принялись отступать, стараясь сохранить порядок.

Готгард тем временем сел на коня и направился в тыл. Там он спешился у обзорной башни, где располагались сигнальщики, и где сам он должен был быть с начала боя. У башни его уже в нетерпении ожидал паладин, руководящий конницей. Его взгляд говорил обо всём.

— Да! Да, мой друг! — обратился сразу к нему Готгард. — В бой! Задайте им жару! Мы должны выиграть время и перегруппироваться! На вас вся надежда!

Не теряя времени даже на короткий ответ королю, паладин помчался к своим. А через несколько мгновений сквозь шум сражения пробился сигнал к атаке, и конница ринулась в бой.

Нежить прекрасно знала о наличии у людей кавалерии, а также горгульи доложили о её местонахождении, поэтому навстречу уже заковыляли тошнотворные мясники, и скрипящие труповозки приготовились к атаке.

Но конница не зря устрашала врага во все времена. Она клином вошла в боевые порядки, смяв на своём пути бесчисленное количество всякой мелкой нежити.

Рыцари вдвоём-втроём атаковали мясников с ходу, вонзая в них копья и валя на землю. Вурдалаки и ходячие мертвецы просто растаптывались. Их добивала вторая линия атаки.

Вообще, паладины – элита войска людей имела цепенящее воздействие на нежить низшего порядка. Та зачастую зачарованно смотрела, как её уничтожают, ничего не предпринимая. Но это воздействие всё равно длилось недолго, и вурдалаки, приходя в себя, кидались на лошадей, рассекали им круп длинными острыми когтями или вонзали клыки в шею.

Броня хорошо защищала коней и самих рыцарей от многочисленных атак и случайных ранений. Но разница в количестве начинала брать верх. Подвинув нежить на левом фланге и выиграв время для перегруппировки обороняющихся, конница увязла. Началось кровавое месиво.

Но похожая обстановка складывалась и в Бордонаре. Оставив передний вал, солдаты спешно отступали к внутреннему ряду баррикад, проходы между которыми загораживали копейщики. Их высокие шиты образовывали стену, за которой прятались лучники, пытающиеся огненными стрелами сбивать со стены нежить, в огромном количестве переползающую через неё. Горящие мертвецы в агонии метались из стороны в сторону, поджигая всё вокруг. Во многих местах полыхало. Но никому уже не было дела до того, что форпост сгорит дотла.

Катапульты ещё перебрасывали горящие бочки по ту сторону стены, не позволяя нежити беспрепятственно преодолевать оставленный первый рубеж обороны.

Тем не менее половину Бордонара уже заполонил враг и напирал на баррикады и копейщиков. Сражение становилось всё более хаотичным, выходило из-под контроля людей.

К Готгарду, раздававшему приказы направо и налево, подбежал ещё один паладин.

— Ваше величество, берсерки готовы! – прокричал он сквозь крики и визг.

— Да! Выпускайте! – ответил король без промедления.

Паладин тут же помахал куда-то в сторону катапульт, вытащил меч и помчался к ближайшей баррикаде. Через несколько мгновений сзади что-то стало приближаться.

Несколько пеших паладинов, руководившие на местах второй линией обороны, приказали копейщикам расступиться. И, как только те сдвинулись, из-за их спин в бой ринулись берсерки.

Это были уже знакомые крепкие люди с горящим, бешеным взглядом, вооружённые двумя пылающими стальными прутьями. Они крутили эти прутья с такой скоростью, что образовывали вокруг себя смертельный вихрь, сносящий всё на своём пути.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.