Глава 14 — В ожидании конца (часть 2)

Источник: blizzard.com

На этот раз получилось не так уж много. Работа над «Вавилоном-6» не позволила в полной мере продолжить главу.


Пока солнце стояло ещё высоко, отряды людей рыскали по равнине между Бордонаром и Омагоном в поисках выживших своих или уцелевших вурдалаков, горгулий и прочей нечести. Раненых и убитых спешно увозили в сторону крепости — раненых на лечение, мёртвых на сожжение. Нежить добивали прямо на месте, да так, чтобы уже больше нечему было восставать из праха ночью. Окаменевших горгулий разбивали молотами и мечами в крошку. В общем, делалось всё, чтобы силы врага не могли увеличиться за счёт чужих потерь или возвращения в строй закопавшихся от солнечных лучей или иначе переждавших день на равнине остатков войска.

Готгард с полусотней всадников прибыл к догорающему Бордонару ближе к вечеру. Повсюду валялись куски тел, останки, источающие тошнотворную вонь. Смотреть на обгоревшие и полуобглоданные трупы воинов было тяжело, но, пока имелась возможность, стоило провести разведку.

Враг лишился многих сил, пробивая укрепления здесь. Маги, прибывшие с королём и Джарстольфом, имели задачу не допустить возвращения в строй части уже случившихся потерь. Они накладывали особые заклинания, заставляя трупы рассыпаться в пыль.

Бордонар догорал в лучах уходящего солнца. Этот форпост теперь был потерян, как и половина войска, оборонявшего его. Да, ополченцы со всех уголков Тадалона прибывали на подмогу. Их вооружали и распределяли по отрядам, но это были уже не обученные воины, а крестьяне и ремесленники. Хватит ли у них храбрости и сил выстоять против беспощандных орд нежити?

Готгард с сопровождением взобрался на полуразрушенную стену, откуда открывался вид на Пустые земли, усыпанные испепелёнными солнечными лучами останками вражеского войска.

— Что скажешь, друг мой? — обратился Готгард к Джарстольфу, стоявшему рядом.

Король был хмур. Маг видел, как его терзают сомнения, страхи и боль.

— Хочешь ли ты знать, превратиться ли Тадалон в последнее человеческое кладбище? — Верховный чародей королевства знал своего повелителя с пелёнок, знал, как горд он был, вступив на трон, после смерти отца, как мечтал сделать Тадалон ещё богаче и прекраснее, и как тяжело ему было сейчас понимать, что при его правлении королевство людей падёт. — Нет, — спустя довольно продолжительную паузу, ответил маг. — Не сегодня. И не завтра. А дальше знают лишь небеса.

— Ваше величество, — пробасил подошедший слева воин и указал на север, — смотрите.

Там вдали вновь собирались тёмные тучи и, расширяясь, ползли в сторону Бордонара.

— Начинается, — прошептал Готгард будто сам себе, затем повернулся к воину. — Заканчивайте здесь! Отступаем в Омагон!

Передовой отряд во главе с королём и верховным магом закончил поиски и добивание отдельных вражеских прислужников, скрывшихся от солнечного света в развалинах форпоста да под землёй, и отправился обратно к крепости.

Людям и гномам предстояла новая кошмарная ночь, после которой так хотелось вновь увидеть солнечный свет.

***

Архет очнулся от резкой тошнотворной боли. Его знобило. Глаза не желали открываться. Всё тело ныло. На шее, правой ноге и левом боку пекло, как от прикосновения раскалённой стали.

С трудом капитану разведчиков удалось пошевелить руками и нащупать эти места. Укусы! О Великий Свет! От ужаса получилось раскрыть залипшие глаза и осмотреться.

Архет лежал среди других своих соратников. Все они были мертвы, растерзаны безжалостными клыками. Их оборванные конечности словно тянулись к нему, желая утащить в мир нежити.

Приподняв голову разведчик понял, что лежит на том самом месте, где бился с вурдалаками, обороняя дозорную площадку на Муаре.

Значит, они не справились. Им не удалось уйти живыми.

С трудом превозмогая боль и тошноту, Архет выполз из груды тел и приподнялся на четвереньки. Над головой царил мрак. Где-то в небесах проносились тени. Откуда-то появились крики, скрежет и чавканье.

Разведчик оглянулся и увидел Балодана. Тот стоял на коленях, придавленный к земле огромным мерзким мясником. Он был ранен, но дух его было не сломить. Древний некромант подковылял к нему на костяных ногах, склонился, что-то шепча. Мгновением позже мясник взмахнул крюком, и голова мага слетела с плеч.

Архет постарался сдвинуться с места, но руки не выдержали, и он рухнул, уткнувшись лицом в окровавленную землю.

Когда разведчик вновь поднял голову, спину безжалостно пекло полуденное солнце, а тошнотворный запах мертвых тел выворачивал желудок наружу. Лишь только потому, что он был пусть, рвотные порывы переносились немного легче.

Вокруг никого живого или неживого не было. Он будто провёл в безпамятстве полночи и полдня.

Архет приподнялся и поспешил отползти в тень большого валуна. Жар постепенно исчез, хотя дневной свет больно резал глаза. Озноб вновь дал о себе знать. Тело трясло, боль растекалась от мест укусов по всему телу и, волной ударяясь о противоположную сторону, возвращалась обратно, наполняя каждый уголок, каждый кончик пальцев, каждый волосок.

Время шло, и капитану разведчиков становилось всё хуже. Солнце двигалось по небосводу сдвигая тень от валуна. Она вытянулась и будто бы показывала направление — север.

Боль стала невыносимой. Тело ломило всё сильнее. Архет полуслепым взором видел, как руки его дряхлеют, а на пальцах вырастают когти. Ко всему добавился нестерпимый зуд, а волосы выпадали чуть только к ним прикасались пальцы.

И, когда солнце медленно, но верно приближалось к закату, в голове зазвучал тихий зовущий голос. Он тихо принялся ласкать истерзанное сознание. Он манил к себе с такой силой, которой невозможно было спротивляться. Да Архет этого и не хотел.

Он пополз на четвереньках вдоль тени валуна, затем, укрываясь от солнечных лучей, пролез в брешь в ограждении и принялся спускаться по северному склону Муара.

В тени горы стало немного легче. Затем небо заволокло тяжёлыми тучами, наступили сумерки. Жар отступил, а озноб усилился. И лишь сладкий, голос доставлял непонятное болезненное наслаждение, маня на север, к Сарусу.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *