Пилот «Осколок параллели» (часть 7)

Следуя за Еленой, Булатов и Коземотов покинули зал с цилиндрами, прошли мимо медицинского отсека, лаборатории и попали в зал совета, который оказался сравнительно небольшим. Площадью он был примерно сорок квадратных метров и имел овальную форму. Как и во всех других помещениях здесь не имелось углов. За овальным столом, который, казалось бы, вырастал из пола, сидело шесть человек в возрасте. Два таких же странных, как стол, стула, располагавшиеся у входа, были свободны.

Елена жестом пригласила Булатова и Коземотова занять эти места. Парни последовали приглашению, мысленно гадая, о чём именно пойдёт разговор. Судя по всему, эти люди были не намного меньше удивлены произошедшим, чем «земляне».

— Здравствуйте, товарищи! — начал разговор мужчина, выглядящий старше всех. — Меня зовут Александр Кудрявцев. Мы семьдесят лет ждали вас, поэтому, надеюсь, поймёте, что у нас имеется к вам целый ряд вопросов.

— Мы вас тоже приветствуем. — Степан глянул на друга, словно спрашивая разрешения продолжать. — Надеюсь, и для вас не составит труда ответить на наши. Не знаю даже, у кого их больше. Честно признаться, мы шокированы фактом своего нахождения на… космическом корабле.

— Насколько я понимаю, — решила высказаться Елена, — молодые люди даже понятия не имеют, где и как они оказались. Возможно, имеет смысл в первую очередь разъяснить эти два вопроса.

— Неужели вы до сих пор не продвинулись в изучении системы перемещения? — Мужчина лет пятидесяти наклонился вперёд, очевидно, намереваясь продолжать разговор в этом направлении.

— Не только не продвинулись, — Роман, похоже, решил сразу расставить всё на свои места. — Мы совсем этим не занимались. Лаборатория в горах Полярного Урала заброшена, вероятно, тоже лет семьдесят. И Советского Союза больше не существует.

После слов Булатова все присутствующие замерли, не зная, как реагировать на его слова. В данный момент и слепой смог бы понять, насколько растеряны были эти люди.

Прошла примерно минута, прежде чем Кудрявцев шелохнулся, потёр ладонью лицо, и довольно спокойным тоном спросил:

— Что произошло?

— СССР распался семнадцать лет назад на несколько независимых государств, которые раньше являлись союзными республиками.

И Булатов ещё долго рассказывал этим людям о судьбе Советского Союза, о Второй Мировой войне, о Холодной войне и других ключевых событиях двадцатого века. Ему, как журналисту, занимающемуся исторической тематикой, было что рассказать. Его изредка прерывали короткими вопросами, но со своими комментариями никто не лез.

Когда же Роман закончил, его и Степана проводили наверх в столовую, располагавшуюся рядом с комнатами, в которых они очнулись. Через несколько минут принесли еды. Меню состояло из некоего вида хлеба и похлёбки, содержащей, очевидно, самодельную лапшу.

— Как ты думаешь, что творится у них сейчас в голове? — поинтересовался Степан, приступая к трапезе.

— Растерянность. Возможно, даже шок. — Булатов взял чашку с лапшой, но есть не спешил. — Наверняка, они ожидали совсем другого исхода. Да, войну с Гитлером в 38-м считали неизбежной, поэтому рассказ о Второй Мировой их не так поразил. А вот исход Холодной войны… Им теперь всю эту информацию переваривать и всю свою жизнь пересматривать прийдётся. — Роман грустно вздохнул.

— Ну а нам хватит переваривать всё это. — Коземотов обвёл рукой по кругу. — Космический корабль! Другая планета! Охренеть! Нет, я, конечно, надеялся найти на секретной базе нечто необычное или загадочное, но это…

— Правда ли это? — Несмотря ни на что, Роман сомневался, вернее, не мог поверить. — Не слишком уж сказочно всё это?

— Думаю, это можно проверить.

— Разумеется, это можно проверить, — раздался незнакомый голос со стороны входа.

В дверь вошёл мужчина средних лет. Его атлетическая фигура была облачена в чёрный облегающий костюм, напоминающий неопреновый костюм водолаза, покрытый пластинами, охватывающими части тела. Поверх костюма был накинут тёмно-серый плащ.

— Меня зовут Виктор Исаев, — представился незнакомец и протянул руку для рукопожатия. — Вы — Роман и Степан, верно? На Паларионе я отвечаю за безопасность. Что касается ваших сомнений, уверен, пройдёт не так уж много времени, и они развеются.

Булатов и Коземотов поочерёдно пожали протянутую руку. Она оказалась необычайно крепкой. Было заметно, что перед ними стоит воин.

— Если вы пообедали, следуйте за мной, друзья, я немного ознакомлю вас с нашим поселением. — Мужчина развернулся и направился к выходу. Земляне последовали за ним. — Мне вкратце удалось ознакомиться с новостями, которые вы сообщили, — продолжал Исаев, пока они следовали по коридору в направлении обратном тому, которым следовали накануне за Еленой. — Нам ещё долго придётся переваривать их. Мы всегда жили в надежде, что со дня на день система перемещения заработает, и нам удастся установить контакт с Землёй. Но время шло, и ожидание казалось напрасным. Некоторые из нас даже выдвинули предположение, что систему никогда не получится запустить, поэтому имеет смысл ждать прибытия на орбиту исследовательского космического корабля с красной звездой на борту. Или, по крайней мере, международную экспедицию. Но всё оказывается намного печальней.

Следуя за Исаевым, друзья покинули столовую и остановились возле закрытой двери.

— Здесь находится комната, которую мы называем храмом, — пояснил глава военных. — Очевидно, создатели этого корабля использовали данное помещение для уединения, молитв и аналогичных ритуалов.

— Странно, что столь развитая иноземная цивилизация верит в высшие силы, — поднял брови Коземотов.

— Вы знаете, наши предки, прибывшие сюда с Земли, тоже так думали. Им ведь тогда казалось, что человек – высшее творения природы и выше него только горы. Но, поверьте мне, мы тоже молимся здесь регулярно и пытаемся найти духовную поддержку у неведомых высших сил. Существуют они или нет, другой вопрос. Это вопрос веры.

— А разве коммунисты не атеисты? — поинтересовался Степан, будто пытаясь подловить на слове Исаева.

— Возможно, да. Возможно, нет. Возможно, это просто слова, не связанные с реальностью, — несколько загадочно ответил Виктор. — Да и можно ли нас считать коммунистами? Пойдём дальше?

Свернув вправо, оказались у лестницы, ведущей вниз. Спустившись по ней на уровень ниже вышли к залу совета.

— Это центральный уровень корабля, — пояснил Исаев. — Он самый большой. Через зал с системой перемещения вы проходили. Также здесь располагаются медицинский отсек, лаборатория, зал совета — где вы также уже побывали — и арсенал. Пройдём в лабораторию, наши учёные с удовольствием с вами пообщаются. Ваше прибытие даст новый толчок изучению системы перемещения. Я так понимаю, первые попытки предпримут уже сегодня.

Виктор Исаев проводил друзей в лабораторию и оставил на попечении двух мужчин, которые оказались отцом и сыном. Отец выглядел лет на шестьдесят, ростом был невелик и в момент появления гостей спорил с тридцатилетним сыном по поводу некоей суммы необходимых элементов при недостатке энергии.

— Приветствую вас, — обрадовался старший, когда гости приблизились. — Мы вас очень долго ждали.

— Это мы уже поняли. Надеюсь, вы не обидитесь, если мы не проявим столько же энтузиазма в ответ. Пожалуй, для нас ситуация более… — Булатов замолчал, подбирая подходящие слова.

— Мы уже поняли, — вмешался в разговор сын. — Вам, возможно, и вправду сложнее. Но люди попадали и в более сложные условия. Наши предки, например…

— Друзья, — поспешил охладить нарастающий накал Коземотов, — расскажите нам, пожалуйста, про систему перемещения. Что это такое и как оно работает?

— Мы сами не сильно понимаем её устройство, — тут же подхватил тему отец. — Да, кстати, меня зовут Вадим Алексеевич. — Роман и Степан представились в ответ, скрепив знакомство рукопожатием. — Так вот… Судя по всему, в точке отправки с помощью специальных микроорганизмов, находящихся в ёмкости с водой, производится разбор объекта — в данном случае вас — на элементарные составляющие. А вот сознание или душа — понимайте как угодно — переносится посредством некоего сверхбыстрого сигнала через пространство в точку назначения. И уже на месте такие же микроорганизмы собирают объект опять же из элементарных частиц, можно сказать, по присланной инструкции и внедряют в него сознание.

— Погодите. Получается, это не наши тела, а копии?! — поразился Коземотов.

— Если быть точным, да, — кивнул Вадим Алексеевич. — А цилиндры, которые вы видели в большом зале, занимаются сборкой объектов.  Вы появились именно там.

Булатов безмолвно повёл поражённым взглядом. Ему нечего было сказать. Стёпа тоже молчал. Однако через несколько минут у него возник новый вопрос, и он тут же его озвучил:

— А материализуются только органические объекты?

— Нет, обычно материализуются любые. По крайней мере, наши предки прибыли сюда со своим снаряжением.

— А почему тогда нашего тут нет?

Отец и сын пожали сначала плечами, затем отец предположил, что проблему мог создать недостаток энергии, и поэтому материализовано было самое важное — живые существа. А само оборудование, вернее информация, необходимая для его воссоздания, могла быть сохранена в памяти системы перемещения.

— То есть, возможно, его тоже удастся со временем материализовать?

— Теоретически… да. А вот практически ещё никто не пробовал. У вас там было что-то важное?

— Там были компьютеры и видеокамеры. Мы могли бы вам предоставить больше информации о России и о базе. Думаю, это было бы полезно для вас.

— Ну что ж, мы попробуем что-нибудь предпринять, — потёр ладони Вадим Алексеевич. — А пока, возможно, вы хотите познакомиться с нашими прочими владениями.

Сын Вадима Алексеевича, который оказался Алексеем Вадимовичем, повёл друзей на уровень ниже, но не стал там задерживаться, пояснив, что здесь находятся лишь камеры заключения, использующиеся в качестве кладовых. С нижнего уровня корабля, протиснувшись в некое подобие аварийного люка, спустились подземелье. Проводник объяснил, что подземные помещения были вырыты предками в связи с потребностью в площади для хранения припасов и некоторых производств.

— Окружающая среда у нас не сильно благоприятная, — говорил Алексей. — Приходится прятаться и маскироваться. Здесь ведь имеются и хищники, и более сообразительные обитатели. Так что мы пошли под землю, чтобы избежать многих проблем.

— А у нас будет возможность выйти наружу? — забросил удочку Коземотов.

— Наверняка. Но просто так туда лучше не ходить, тем более вам. — Вадимович зажёг самодельную электрическую лампу и осветил подземный коридор. — В первых четырёх кладовых у нас хранятся провиант, собранные за десятилетия минералы, сырьё и трофеи, принесённые с охоты и других вылазок.

— Неужели там снаружи так сурово? — Булатов заглянул в одну из кладовых, в которой хранились так называемые трофеи.

— Климат вполне приемлемый, почти как на Земле. Только дни короче на полчаса, и гравитация немного сильнее. За годы нашего пребывания здесь большинство зверей стали обходить наши владения стороной, но тем не менее встречаются опасности.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *