Пилот «Осколок параллели» (часть 3)

2 января 2008 года. Утро. Полярный Урал.

Дальше «Тигры» идти не могли, но и без того забрались они довольно далеко. Однако путешественники, несмотря на мороз и тяжёлые условия, решили оставить свои средства передвижения в скрытом месте в предгорье, нежели гнать их до границ проходимости. С помощью беспилотника ребята обследовали ближайшие территории на наличие людей и особенностей рельефа, спланировали маршрут и выдвинулись в полном снаряжении в горы. С собой взяли только мини-беспилотник, хорошо упакованный в специальном контейнере.

— Полярным Уралом принято считать отрезок Урала от истоков реки Хулги на юге до вершины Константинов Камень на севере. Площадь горной области района около 25000 кв.км. – Роман читал вслух часть статьи, найденной им в интернете по теме путешествия. – Большая часть территории совершенно не заселена, слабо изучена и реже, чем другие районы края, посещается туристами. Города и поселки расположены в основном вдоль Северной железной дороги между городом Инта и бывшей станцией Хальмер-Ю, а также на ее ответвлении – между станциями Сейда и Лабытнанги. Северная железная дорога и ее ответвления имеют станции и разъезды, откуда можно быстро попасть в горы. Перевалив через главный водораздельный хребет, водники могут спуститься по быстрым притокам Оби до пароходной пристани и на пароходах и катерах добраться до Салехарда и Лабытнанги. Полярный Урал – один из наиболее сложных в туристском отношении районов Урала. Но здесь, как ни в каком другом районе, имеются возможности для составления новых водных, пешеходных и лыжных маршрутов. – Булатов отвлёкся от статьи и критично глянул на Степана. – Ну и в дыру ты нас затащил. Нет, природа тут, безусловно, красивая, но можно было бы сюда летом приехать.

Отличное снаряжение позволяло выдерживать холод, но при температуре в -30 градусов по Цельсию и оно не так уж спасало.

— Летом здесь можно наткнуться на кого-нибудь, а зимой шансов меньше, — возразил Коземотов. – Хотя, конечно, наследить можно. Но я рассчитываю на метель в ближайшие дни, так что…

— В этот раз, Стёпочка, ты нас загнал в непроходимую глушь, — потирая раскрасневшийся от мороза нос вставила Ирина.

 — Это точно, — поспешил поддержать её Вадим. – Если мы там ещё на радиацию наткнёмся, вообще радостно будет обратно тащиться.

— Да ладно вам про радиацию, — отмахнулся Иван. – Если база была закрыта ещё в тридцатых, то, понятное дело, никаких ядерных разработок в то время ещё не было. – Тренер по фитнесу был настроен по-боевому. – Сказки всё это. Я боюсь, как бы на самом деле чего найти, а то зря по такому морозу протаскаемся.

— Да будет вам база, — постарался выглядеть уверенным Степан, но получил в ответ скептическое молчание друзей. – Есть у этой железной дороги секретное ответвление. О нём никто не знает, и место стыковки уже давно разобрано, чтобы никто не мог от дороги по ветке дойти до базы. Если отыщем этот отрезок железки, то по ней сможем добраться прямо до цели.

— Не забывай, что ветку соорудили семьдесят лет назад и с тех пор ей никто не занимался, — постарался внести трезвость в беседу Роман.

Но Степан только отмахнулся.

— Если шпалы и могли сгнить бесследно, то уж сами рельсы никуда не делись.

Группа двигалась медленно и, видимо, без особого энтузиазма. Суровые условия, к которым не привыкли москвичи, постепенно охлаждали и пыл Коземотова. Через пять часов рысканья в горах Полярного Урала Степан объявил привал.

Зимние дни на Полярном Урале оказались очень коротки. Алый диск солнца как-то незаметно прокатился по небосводу, осветил на несколько часов заснеженные горные хребты, равнинные пространства тундры, и снова над «белым безмолвием» опускалась ночь. Но это не та чёрная ночь, какие наблюдаются на юге. На тёмном небе замерцали удивительно яркие звезды; белая пелена снега отражала рассеянный свет звёзд и ночного неба, так что при ясной погоде над тундрой и горами царила полутьма.

Когда же разыгрывалось полярное сияние и небо покрывалось красочными лентами, переливающимися всеми цветами радуги, горы и тундра озарялись зеленоватым фосфорическим светом. Как огромный занавес, висели над северной частью горизонта разноцветные полосы полярного сияния. Но вот из центра небосвода набежали, полыхая и переливаясь, огненные стрелы, и ещё ярче засияло все кругом, чтобы через несколько часов опять погрузиться в полумрак.

Палатки сталкеры разбили в небольшой лощине, по краям которой наспех слепили снежные стены, чтобы укрыться от порывистого ветра начинающейся метели. Время за ужином провели в недовольном молчании. Разговор не ладился, и скоро вымотанные на нет друзья разбрелись по двуспальным палаткам.

Ночь выдалась беспокойная. Палатки рвало ветром из стороны в сторону; трудно было уснуть. Под утро метель затихла и наступила необычайная тишина, позволившая измотанным городским жителям на пару часов окунуться в небытие.

Встали, чуть только солнце подняло свой красный край над ближайшими вершинами. За завтраком зашёл серьёзный разговор о возвращении. Никому не хотелось «морозить свои задницы» впустую. Мало кто верил в существование секретной базы. Этот массивный натиск заставил засомневаться и Степана, но он всё же выторговал у друзей ещё один день поисков. Возможно, лишь потому, что утреннее солнце вселяло некий оптимизм и освежающий заряд бодрости, а до ночи было ещё далеко.

— Надо отправлять Вадима с Ирой домой, — начал разговор без предисловия Коземотов, подойдя к Роману, стоящему отдельно от остальных и снимавшему на видеокамеру окружающую зимнюю красоту уральских гор. – Они разобщают нас своими комментариями. Блин, знал бы, что они такие неженки, никогда бы с собой не взял. Они вроде такими не были. Что с ними случилось?

— Пожениться вроде как собрались, — ответил Булатов, отключая камеру.  – Пересматривают свой образ жизни. Это, пожалуй, их последняя вылазка с нами.

— Вот оно как, — почесал затылок Стёпа. – Но что-то возникает ощущение, что и эта последняя вылазка уже лишняя.

— Возможно, — пожал плечами Роман. – Но и ты нас затянул чёрт знает куда. Обычно твои цели хорошо разведаны, а теперь таскаемся в поисках непонятно чего. Хорошо ещё, что повышенной радиации нет.

— Это тебе хорошо. А Вадик с Ирой, наверное, были бы этому рады.

— Ну, если им так не в радость это наше мероприятие, то, возможно, стоит уже повернуть обратно? – Роману хотелось с одной стороны, чтобы Степан оказался прав, но с другой стороны сильно в его правоту он не верил. – Всё равно с таким настроением в группе далеко не уйдёшь.

— Тоже верно, — неохотно согласился Коземотов. – Давай так. Серёга, Вадик и Ира отправятся на юг в посёлок Полярный. Он тут не так уж далеко. Там есть железная дорога. По ней можно до Москвы добраться. А мы с тобой и Иваном ещё денёк тут поищем. Если ничего не найдём, доберёмся до «Тигров» и догоним их где-нибудь в пути. Такой расклад пойдёт?

— Надо подумать, — только и ответил Роман, возвращаясь к остальным.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *