Ген фантастики, или гадание по обложке — часть 1

Существовало бы такое понятие, как «жанр», если бы всем людям нравились одинаковые книги (да и не только книги – всё, что только можно подразделить на жанры)? Видимо, нет. Никто не задавал бы вопроса «Что читаешь?». Книгу, естественно – такую же, как сотни других. Но люди разные, хорошо это или плохо; разнообразие предпочтений порождает разнообразие спроса, а вслед за этим, само собой, и предложения.

Здесь и сейчас мы остановимся на конкретном предмете – внутреннем разнообразии художественных произведений, объединённых в одну большую, удивительную и весьма плодовитую семью под названием «Фантастика».

Всякое исследование начинается с разбора понятия. Не будем отклоняться от этой старой традиции. Итак, фантастика – «искусство воображения». Строго говоря, вся художественная литература – это плод воображения. Даже если книга о Наполеоне, Ганнибале или Есенине, не стоит и надеяться, что она будет абсолютно достоверной. Да и цели перед ней такой не стоит – не документалистика какая-нибудь завалящая, для души написана! Но такие книги никто фантастикой не назовёт – если только Наполеон в ней не окажется могучим чародеем, а Есенин не покоится сейчас где-нибудь в криогенной капсуле в ожидании часа, когда «наука победит смерть». Так в чём же смысл выделять фантастику из всего многообразия книжных жанров (художественной литературы, разумеется), когда любая художественная книга – авторский вымысел, даже порой и на основе исторических событий, помещённый в реальную эпоху прошлого и тому прочее?

Фантастика, как жанр вообще, описывает несуществующее (то есть то, что как раз и надо вообразить, предположить, допустить) – не важно, «возможное» это несуществующее или «невозможное». Именно в этом вопросе и кроется отличие от прочих жанров, но также и ещё один, не менее важный момент – причина разбиения фантастики на «фэнтези» и «научную фантастику» (которую часто и называют фантастикой, отбрасывая и так подразумевающуюся «научность»). Фэнтези описывает заведомо невозможные вещи – магию, наличие волшебных существ (рас или «богов») и предметов, специфических законов мироздания, вроде бессмертия, многомирия, одушевления неодушевлённого, существования призраков и многое, многое, многое другое. Фантастика имеет материалистическую обоснованность. Не всегда твёрдую, порой совершенно неубедительную – но обоснованность, исходя из естественных законов природы, если только в самом описываемом мире эти самые законы не искажены до неузнаваемости.

Конечно, градация приблизительная, часто идущая «внахлёст» – дальше мы не раз в этом убедимся, когда рассмотрим вопрос подробнее. Но для понимания принципов сгодится…

Конечно, на этом деление не заканчивается. Болезнь всех классификаций в том, что их вообще очень трудно остановить. Наткнёшься на улице на упавший берёзовый листок, сравнишь его по памяти с кленовым или, не дай Бог, с хвоей, и понеслось – на основании одних только прожилок, формы листа, мясистости да цвета можно написать недурную такую монографию. Не ясно только, зачем. Но тут вопрос принципиальный – книги не листья, и далеко не всем безразлично, что именно читать.

Основания для систематизации могут вытекать одно из другого (фэнтези – разделы – поджанры) или быть параллельными. Постараюсь не упустить ничего.

1. Взболтать, но не смешивать

 Существуют ли фантастические жанры в чистом виде? Пожалуй. Но таковых, как и людей, обладающих «чистыми» темпераментами, крайне мало. В большинстве же – и это вполне естественно и даже правильно – жанры смешиваются. Хорошему триллеру никак без любовной истории, а где есть роман, так не далеко и до детектива. А всё это вместе может сложиться в неплохое приключение. Одним словом, если речь идёт о конкретном жанровом уклоне (обычно он характеризует принадлежность книги, как то – «фантастический боевик», «детективное фэнтези», «мистический триллер») – то уклон этот и скажет, о чём книга. Что фантастика? Фантастика – фон, антураж. В книге будет самый настоящий детектив. Не важно, что там будут эльфы. Детективы, приключения, триллеры, ужасы, любовные романы – все они вполне могут переместиться в иную реальность. И вот вам итог – симпатичные метисы, появившиеся в результате смешения жанров. А, как известно, от смешения часто рождаются красивые и сильные дети.

Примеры таких гибридов:

  • Циклы «Приключения Гаррета» Глена Кука или мир Ехо М. Фрай (фэнтези-детектив).
  • «Отель «У Погибшего Альпиниста» АБС. Тоже детектив. Но уже фантастический.
  • Цикл «Экзорцист» П. Корнева. Шпионский роман в фэнтези стилистике.
  • Произведения Г. Лавкрафта, которые вовсе выделяются в самостоятельный поджанр.

2. Забытое старое

Есть несколько «тэгов», которые можно рассматривать как поджанр фантастики сам по себе, не зависимо от «научности» или «магичности» повествования. Это «боевая фантастика» и «попаданцы».

Произведения в жанре боевой фантастики пишутся ради описания баталий, противостояния, представления войны в героических или напротив, реалистических красках. И не так уж важно, что на поле боя – закованная в латы и вооружённая до зубов императорская пехота и летучие отряды гусар, ревущие и чадящие стальные силуэты боевых машин или стремительные космические штурмовики. Важен не антураж, не сюжет – всё это по стольку, поскольку; главное – хороший замес. Потому, как правило, боевая фантастика не может похвастать ни интересными идеями для «конструкторов вселенных», ни запутанными сюжетом. А порой и просто хорошим слогом.

С «попаданцами» не так всё однозначно. Сейчас жанр порядком выродился – не в последнюю очередь благодаря, как раз таки, отечественным писателям. Каждый второй фантастический цикл – о лихом майоре ГРУ, отставном полковнике спецназа или преуспевающем бизнесмене, волею случая оказавшемся в прошлом: Допетровской Руси, царской России последних предреволюционных лет или где-нибудь ещё, где почерпнутые на каком-нибудь «спецкурсе» знания обязательно помогут изменить историю. Бывает, впрочем, что заносит их и в другой мир, зачастую совершенно фантастический. Но протагонисту и там найдётся, чем помочь, ведь «русский офицер бывшим не бывает».

Ситуация с «попаданством» не всегда складывалась именно так. В каком-то смысле «тэг» этот не нов – попаданцами были герои Свифта, обоих Льюисов (Клайва Стейплса и Кэрролла), Г. Уэлса, АБС, С. Лукьяненко.

3. «Отчего люди не летают?»

Кстати, хороший вопрос! Не сам по себе, конечно – интересно то, к какому же жанру стоило бы отнести мир, где люди летали бы? Я склоняюсь скорее к тому, что это была бы фантастика – хотя во многом зависит от того, как это обосновал бы автор. Развитие человека в результате эволюции? Извольте. А если уж замешана магия – то, конечно, фэнтези.

Простой пример – мир «Небесного странника» В. Корна, рассказывающий о приблизительно подобном нашему Высокому Средневековью мире. Одно из важнейших отличий – наличие некоей вымершей цивилизации Древних, после которой осталась куча всяких полезных безделушек, вроде вечного фонаря, подзорной трубы поразительной кратности и л’хассов. Что это за штуки? Камни с ладонь из мутного стекла, с огоньком внутри. Если под ними расположить пластину из определённого сплава, л’хассы начинают устремляться вверх, и тянут всё, что к ним прицепить. Летучий корабль, например. Поэтому в этой вселенной полно летающих кораблей, служащих основным средством транспорта между островами и континентами. Разумеется, это не единственные необычные вещи, описанные в книге. Есть там и дар видеть ветер, и способность управлять сознанием. А производство и принципы действия вещей Древних расписаны порой довольно подробно. И всё равно не понятно – «Как? Как они работают?».

Вот что это? По перечисленному выходит, что фантастика – обоснование есть, и оно не упирается в мистику. Но мир-то вымышленный, наличие магии в нём косвенно упоминается, да и большой вопрос, являются ли те же л’хассы магическими артефактами или плодами технологии.

Технология на грани волшебства и магия, объясняемая «врождённой чувствительностью» к каким-нибудь придуманными частицам – плоды компромисса между фантастикой и фэнтези. Для простоты и удобства всё это можно отнести к фэнтези, сославшись на то, что раз мир вымышленный, значит, это однозначно фэнтези. Но именно эта обоснованность и добавляет такому миру какую-то устойчивость, основательность, правдоподобность.

Подытоживая, скажу не надо стесняться комбинировать жанры и поджанры. Книга, написанная без примесей иных жанров, не лучше блюда из одного продукта – очень быстро набьёт оскомину.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.