Закат — рассказ

источник: https://pixabay.com

Закат

— Что это, дядя Иса? — спросил юноша наставника, показав стволом автомата на большое облезлое изображение на стене.

— Бесстыдство, — проворчал пожилой мужчина, — не смотри, Тимур.  Недолго осталось ей здесь висеть…  Но сначала нам нужно попасть в центр.

Он подхлестнул вожжами упитанную лошадь. Животное покорно ускорило шаг. Повозка начала слегка подпрыгивать на выбоинах.

— Нет, так быстро нельзя, — покачал головой Иса. — Опасно. Тпру, зараза!

— Давайте я ещё раз проверю, надежно ли закреплён груз, — сказал парнишка и перелез назад, не дожидаясь ответа.

Он постарался незаметно взглянуть на ту картинку. Красивая полураздетая девушка будто смотрела на него голубыми глазами и посылала вслед поцелуй. Подёргав ремни, удерживавшие ящики, Тимур вернулся на своё место.

— Посмотрел, паршивец, — хмыкнул Иса. — Нужно было в этот раз опять взять с собой Руслана. Всю неделю ездил с ним, и он ни разу глаз без команды не поднял. Правильный человек растёт.

— А сколько всего людей тут работают? — поинтересовался Тимур.

— На каждый район распределили по двое. Итого – восемь. Нам доверили самый важный участок.

По обеим сторонам от дороги стояли высокие однотипные серые здания, словно наблюдавшие за одинокой повозкой чёрными дырами оконных проёмов. Бурьян рос выше первых этажей, трава очагами пробивалась сквозь асфальт, изредка попадались ржавые железяки, некогда использовавшиеся в качестве транспорта.

— Ми-ни-мар-кет, — по слогам прочитал вслух Тимур. — Как это понимать?

— Ты умеешь читать? — удивленно и одновременно строго спросил Иса.

— Да, — кивнул парень. — Мать учила в детстве… Пока жива была.

— Глупая женщина! — фыркнул мужчина. — Впрочем, тогда ещё не запрещали учить дома… Но я бы не стал засорять головы своим мальчикам этой бредятиной. Читать – удел тех, кого определит вождь.

— Так что значит та надпись? — не унимался Тимур. Его сердце охватил гнев после оскорбления в адрес матери, но юноша знал, чем заканчиваются попытки перечить старшим. Нужно было или сразу убить обидчика, или понести наказание за спор с наставником. Сейчас Тимур убивать не хотел, да и не умел ещё толком.

— Маркет…, — зевнул Иса. — Там продавали разную дрянь. Называли её продуктами, фруктами, овощами. Даже наши свиньи не стали бы это есть. А они не очень привередливы.

— Странно. Зачем же люди прошлого покупали гадость? — пожал плечами Тимур.

— Потому что они так привыкли, — злобно улыбнулся наставник. — Жили в дерьме, жрали дерьмо и умирали среди дерьма.

— Ки-но-те-атр «Май», — вновь прочитал парень, посмотрев налево.

— Я лишний раз убеждаюсь, что чтение – зло, — проворчал Иса. — Объяснить тебе значение надписи?

— А я сам знаю, — гордо произнёс Тимур. — Сюда ходило много людей, чтобы смотреть движущиеся картинки на стене. Они сидели рядами. Задние ряды располагались выше передних. Так все могли увидеть.

—  Да, знатные были лентяи. Только сидели и смотрели, — кивнул дядя Иса. — Местное население ничего делать не умело. Ходили между каменными коробками бесцельно и называли это трудом. Даже слово существовало дурацкое такое… менегер, кажется. А ещё были эти… рестораты. Там все ели. И платили за это.

— Что ели?

— Откуда я знаю? Еду какую-то. На тарелках приносили им пару кусочков. Да разве этим наешься!

— Зачем где-то есть? Куда лучше дома забить барашка или курицу, сделать шашлык, плов. Женщинам приказать пирогов напечь…, — мечтательно облизнулся Тимур.

— Вот ты говоришь как мужчина, а тогда и мужиков-то не осталось, считай. Даже выглядели как бабы. Сопли детям вытирали. Полы мыли. Благо, что я не застал той жизни. Мне всё дед рассказывал.

— Дядя, а разве они не понимали, что заболеть легче, когда живёшь помногу людей в одном месте.

— Неа. Я же говорю, что тупые. Вот и померли большей частью, когда завезли заразу эту с неба. Зачем вообще было туда лезть? Бог не дал крыльев людям, значит летать нам не нужно. А они лезли к звёздам, хотели достать до небесной тверди.

— А сейчас тут не опасно? Может осталась болезнь…

— Вроде лет двадцать назад был последний случай. Мы же всё уничтожили. Но осторожность нужно иметь всегда. Поэтому в здания не заходим. Раньше многие лазили мародёрствовать… И подыхали в мучениях. Целыми хуторами. Жгли их потом. Понял?

— Угу, — буркнул Тимур.

— Вот что это были за дебилы, — опять начал ворчать Иса. — Все свои жизни тратили непонятно на что. Книги писали, оперы играли, в науку лезли… Хотя некоторые вещи не зря придумали, — он ласково посмотрел на автомат.

— Ну ещё что-нибудь полезное…, — протянул Тимур.

— Это всё мелочи. Они вообще жили неправильно. Нормальному мужику нужны только бог и оружие. А всё остальное можно добыть: еду, бабу, коня, деньги…

— А раньше в богов не верили?

— Верили, — хмыкнул Иса, — но в неправильных богов. А большинство вообще притворялись, что верят.

Лошадь размеренно шагала по центральной улице. Начинало припекать. Дядя Иса снял картуз, вытер вспотевший лоб клетчатым платком. Потом высморкался и с наслаждением стал ковыряться в носу

Тимур с интересом смотрел на ряды каменных столбов с давно срезанными проводами. Ему рассказывали, что их использовали для передачи какого-то неведомого электричества, позволявшего творить настоящие чудеса и оживлять даже неживые предметы. Сейчас остались только небольшие предметы, с помощь которых иногда запускали некоторые нужные механизмы. Вроде того «управительного пульта», бережно завернутого дядей Исой в старый свитер.

* * *

В центре пустыря, когда-то бывшего главной площадью, возвышалась большая человеческая фигура на постаменте. Правая рука статуи указывала вперёд, а левая сжимала молот.

— Идол проклятый, — пробормотал Иса себе под нос, нервно теребя бороду.

— Что-что? — не расслышал Тимур.

— Ящик отнеси один к этой… статуе! — рявкнул наставник.

— Нельзя сотворять идолов, — проговорил юноша, с трудом удерживая ношу. — С детства учат. А раньше было иначе?

— В каждом городе лепили эту богомерзкую гадость. На всех площадях они стояли…

— Дядя Иса, а ты много городов видел?

— Много, Тимур.  Начинал с огромных просто. Мегаполюсы назывались. Там дома до небес почти доставали. Сейчас ты видишь мелкий городишко. Весь центр – две улицы.

Парень осторожно опустил груз к подножию постамента и взглянул вверх.  Грязный, облепленный птичьим пометом памятник, тем не менее смотрелся внушительно и грозно.

— Я всё сделал, дядя Иса!

— Переключатель не забудь щёлкнуть!

— А что это был за идол? — спросил Тимур, залезая на телегу.

— Да бес его знает. Столько нечисти понатыкали. Всех не упомнить. Мыслимое ли дело – ставить статуи людей! Боги запрещают. Это ещё хуже, чем их рисовать.

За три часа работы Тимур разгрузил все ящики и разложил их у стен многих зданий.

— Биб-ли-о-те-ка, …ом куль-ту-ры, … ный банк, — шёпотом читал юноша частично сохранившиеся надписи, осматривая здания вокруг.

Кусты около библиотеки зашевелились. Из них вылезла старая пятнистая собака. Она настороженно смотрела на людей и принюхивалась.

— Надо её грохнуть, вдруг бешеная. Ещё лошадь укусит, — тихо сказал Иса и потянулся к автомату, лежавшему на телеге.

Животное явно давно не видело человека, поэтому не осознавало опасности. Иса уверенно взял оружие, упёр приклад в плечо, прицелился и выстрелил одиночным. Пуля раскроила собаке голову. Безжизненное тело мгновенно рухнуло в заросли.

— Ха-ха, — довольно рыкнул дядя Иса. — Учись, парень!

— Я научусь, дядя, — спешно кивнул Тимур, мысленно представив на месте собаки своего наставника.

Они залезли в повозку и развернули её на выезд из города. Иса был доволен и разговорчив:

— Ты в целом неплохой паренёк. Любопытный только и говорливый. Но так вроде крепкий и разумный. Не чета моим сыновьям, но всё же…

— Спасибо, дядя.

— Пятнадцать лет – это возраст. Через год женить тебя надо. Вон, у Якова с Того берега реки, дочь – ровесница твоя. Сыграем свадьбу – отселим вас. Домик поможем отстроить. Чего лишние рты кормить…

— Так она же страшная и толстая, — честно сказал Тимур, поморщившись.

— А какая разница? — удивился дядя. — Ты просто свечку всегда задувай.

— Тоже верно, — вздохнул юноша.

— Не бойсь! — хохотнул Иса, с силой хлопнув рукой парнишку по спине, так что тот чуть не упал с телеги.

— Хо-рош…, — закашлялся Тимур.

— Как жильё будет – сразу ребёнка. Потом ещё, и ещё. Ты главное им еду приноси, а со всем остальным баба справится.

Тимур откинулся назад на тюк соломы и начал жевать сухую травинку. Парень смотрел в небо и не думал ни о чём, кроме изображения той красотки с голубыми глазами. Жаль, что обратно они ехали другой дорогой.

Неподалёку раздался звук сигнального рожка, а вскоре ещё один с другого конца города. Люди сообщали о завершении работы и движении к точке сбора.

— Чтоб вас! — выругался Иса. — Подудеть забыли!

Тимур быстро вскочил, достал рог и огласил окрестности протяжным гулом.

* * *

С вершины холма открывался прекрасный вид на лежавший внизу городок. Все команды очищения выполнили задачу и ждали приказа вождя, чтобы активировать заряды. Дородный благообразный старик, явившийся в сопровождении троих крепких бойцов, выслушал подобострастный доклад Исы и милостиво позволил начинать.

Из ближних и дальних хуторов приехали человек сорок, чтобы наблюдать знаменательное событие. Так много народу собиралось только на турниры по стрижке овец, или в праздники около Дома бога.

Дрожащей от нетерпения рукой дядя Иса настроил аппарат и щёлкнул переключателем.

От взрывов старые здания рассыпались и падали. Грохот чередовался с радостными возгласами толпы.  Что-то загорелось на окраине. Пожар стал быстро расти, перекинувшись на сухой бурьян и старые деревья. Тимур смотрел в бинокль на языки пламени и дым, охватывавшие руины города. Он сидел на крыше старого сарая, сохранившегося от давно разломанной заправочной станции.

— Последний, — довольно проговорил Иса и плюнул. — Теперь вроде не осталось других городов. Не будет больше этих оплотов мерзости, заразы и разврата.

— Дядя, а наверное зарядов очень мало осталось, раз всё взорвали? — вздохнул Тимур.

— Чего? — удивился Иса. — Да этого добра ещё хватит, чтобы разнести целый земной диск на кусочки пару раз. За сотню лет не истратили…

Парень отвернулся в сторону заходящего солнца. В свете красных лучей заката виднелись группки людей, разъезжавшиеся в разные стороны. Ржали лошади, скрипели телеги, щёлкали кнуты. И вокруг простиралась степь.

Тимур знал, что к полуночи они будут в родном хуторе. Руслан, стоящий в дозоре, окликнет их. Отворятся широкие ворота высокого частокола. Масляный фонарь приветливо засияет на столбе у дома. А потом можно будет спать на душистом сене целых пять часов и слушать, как за стеной мирно похрюкивают свиньи и блеют овцы в загоне.

Юноша спрыгнул с крыши и побежал догонять наставника.


П.С. Рассказ опубликован в альманахе «Южный город» № 21 в июне 2017 года. Весь альманах в PDF можно посмотреть здесь.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *