Рассказ исчезнувшего автора

Из-за болезни сосудов автор не может долго находиться перед монитором. Но я решил, что его проза должна стать известна читателям, ведь когда-то она стала сродни свежего воздуха на бесконечном просторе выцветшей фантастики и неудержимой беллетристики в сети.

Имя автора — Геннадий Лагутин. Это далеко не простой писатель-любитель, а автор имеющий литературные награды, ранее публикуемый. 

Но вот так вышло, что связаться с ним невозможно, поэтому я публикую его рассказ на свой страх и риск.

Кентавр

Кентавр умирал и понимал, что он умирает. Он был спокоен, потому как знал, что это должно когда ни будь случиться. Одного Кентавр не понимал, чем он прогневал всемогущего Зевса, что тот посылает ему такую мучительную и тоскливую смерть. О, Боги, Боги! Замыслы Ваши непонятны! Не дано смертным понять волю богов!

Приступ кашля снова потряс тело Кентавра. Приступ был настолько сильным, что изгибаясь всем телом, кашляя и задыхаясь, Кентавр бил копытами в стенку и слышал, как в соседних стойлах бросались в сторону лошади.

С усилием Кентавр приподнялся на локте, отпил воды из сосуда и оглядел свое, когда-то мускулистое здоровое тело. «Кожа да кости» — подумал о себе Кентавр. Он не ел уже много дней. Какой-то пьяный человек раз в день приносил и бросал ему охапку сена. Но Кентавр никогда не ел сена. Его силы еще как-то поддерживали зерна овса, которые он перетирал на зубах и глотал эту кашицу, выплевывая овсяную шелуху.

Кентавр понимал, что этот человек морит его голодом специально. У них была давняя вражда. Этот человек однажды ударил Кентавра ременной плетью. В ответ Кентавр отвесил ему хорошего тумака, такого, что тот улетел в угол. С той поры Кентавру связывали руки, а человек украдкой стегал его плетью.

Его не выводили гулять уже много дней. Когда был человек, которого все слушались, Кентавра выводили по ночам на свежий воздух, когда было тепло, и ему удавалось украдкой съесть что-нибудь – яблоко, какие-то незнакомые ягоды. Но человек внезапно исчез, а люди которые ему повиновались, забросили все дела и пили какую-то дрянную жидкость с вонючим запахом. В молодости Кентавр пил настоящее греческое вино, оно было легким и приятным на вкус. Но этого, нового для него запаха он не переносил.
Сейчас он хотел только одного – перед смертью съесть один, только один, тонкокожий апельсин со своей родины.

А еще Кентавр тревожился, что у него нет двух монеток, которые надо заплатить Харону, за перевоз через черную речку Стикс. Одна монетка у него была – ее выронил этот, вечно пьяный человек, который приносил сено. Она вывалилась у него откуда-то, а Кентавр потом подобрал ее. Но где взять вторую монетку? И кто положит их на глаза Кентавра, когда он умрет?

Кентавр обессилено лег снова набок и закрыл глаза. Воспоминания поплыли над его закрытыми глазами. Он вспомнил свою теплую и сухую пещеру, где он появился на свет. Он вспомнил своих отца и мать, которые уже ушли в царство Аида. Он вспомнил надпись на стене в пещере «;;;;;;» (Гомер. Примеч. Автора)которая была уже почти не видна. Отец рассказывал, что сделал ее слепой человек, который дружил с каким – то далеким предком Кентавра.

Отец рассказывал ему все предания, которые передавались от отца сыну, из поколения в поколение. Он рассказывал, что когда-то вся Эллада принадлежала кентаврам и жили они счастливо и беззаботно. Они никогда не воевали между собой, а копья имели только для защиты от хищников.

А потом пришли люди и стали убивать кентавров. Они разили их из луков, находясь на таком расстоянии, что копья кентавров не доставали людей. А великан Геракл стал проклятьем кентавров. И кентавры бежали раздавленные позором и унижением. Бежали в горы. И, рыдая, смотрели сверху, как горели костры, на которых сжигали их погибших родственников.

Много веков прошло с той поры. Оставшиеся кентавры прятались по пещерам, выходили на свежий воздух только ночью, но спускались в долину в поисках пропитания и воды. И их продолжали убивать. Тогда в уединенной бухте, кентавры построили большое количество плотов и поплыли в открытое море. Их вожак говорил, что где-то в море есть острова, незаселенные людьми.

На плотах лежали дети кентавров, а взрослые особи плыли рядом, держась за плот. Они долго плыли. Многие выбивались из сил и тихо, не прося о помощи, тонули. Но флотилия кентавров продолжала путь. А ночью налетела буря и все плоты расшвыряло по морю. Семье пра-ра-пра-пра-деда Кентавра повезло. Их прибило к этому чудесному острову, где они нашли уединенную пещеру. Все здесь было для жизни: и растительность, и чистая вода.

Но люди появились и здесь. Сколько веков, тайком от людей, прожили кентавры на острове, Кентавр не знал. Время для него ничего не значило. По воле всемогущих богов, каждому кентавру было отпущено естественной жизни несколько столетий. Посчитать это было невозможно – не было такой большой клепсидры. Говорили, что кентавры бессмертны. Но это была неправда. Просто, жили они долго, очень долго.

Многому научились за это время кентавры – прятаться от людей, заметать следы, натирать диким чесноком копыта, чтобы сбить со следа собак.

Когда Кентавр остался совсем один, он иногда выходил ночью из пещеры, взбирался на гору и смотрел на остров. Везде горели огни, как будто остров был одним вражеским лагерем, где воины жгут по ночам костры. Костры были даже в море. Кентавр уходил в свою пещеру, понимая, что прятаться ему придется до конца своих дней.

-Зачем нужна такая жизнь? – думал Кентавр.
Он даже забыл свое имя, которое ему дали отец и мать. Они назвали Кентавра Хирон, в честь того кентавра, который пожертвовал своей жизнью для Прометея. Так в тягостных раздумьях шло время.

Вскоре произошло неприятное. Недалеко от пещеры Хирона появились люди, какие-то страшные ревущие чудовища, которые выполняли за людей работу – возили камень и песок, поднимали его вверх. Хирону пришлось совсем худо. Хорошо, что у пещеры было несколько входов. Через них он протискивался с трудом, но все-таки по-прежнему мог выходить в поисках пропитания и воды. И однажды он увидел около пещеры…
Хирон не знал, как назвать это сооружение. Мы бы сказали, что это зАмок! Вокруг постоянно ходили люди с какими-то черными длинными штуками в руках. Кентавр наблюдал за всем этим из-за куста закрывавшего вход. И услышал однажды, какой грохот издают эти черные штучки. Все эти люди держали их направленными вверх и грохот стоял, как будто Зевс проехал на своей колеснице.

И все-таки, несмотря на все предосторожности, его выследили. Однажды ночью, когда Хирон пролез сквозь запасной выход, на волю, он почувствовал, как на него упала сеть, раздались крики, прибежало много людей. Они навалились на Хирона, связали его и поволокли куда-то. Связанным, его бросили в каком-то помещении, где он пролежал до утра. Он очень хотел пить, просил воды. Но говорил Хирон по древнегречески – кто его поймет?

Утром пришли люди, обвязали его веревками и вывели на улицу. Его держали, к каждой ноге была привязана веревка и их тянули в разные стороны. Пошевелиться было невозможно. Так его держали до тех пор пока из замка не вышел толстенький человек. Он ходил вокруг Хирона, хлопал в ладоши и восторженно произносил какие-то слова, которые Кентавр не понимал.
-Офигеть можно! Живой кентавр! Мне это не снится?
-Не снится, хозяин! Настоящий живой кентавр!
-Абалдеть! На Рублевке все с ума сойдут. Семен! Кормить его, как на убой! Готовьте к отправке в Россию. И чтоб….чтоб мне он живой был!

Кентавра отвели в сарай, привязали так, что он мог только лежать. Так прошло несколько дней. Ему приносили разные овощи, фрукты и он, с удовольствием их ел. Давно уже он не наедался досыта. Его выводили на свежий воздух, но не отпускали, держали на растяжках. Он пытался с ними говорить, но они не понимали его языка. Они смеялись и показывали на него пальцами. Это было обидно.

Однажды к нему подошел человек и чем-то уколол его. Через минуту Хирон почувствовал, как у него подкашиваются ноги. Он упал и заснул.
Очнулся Кентавр в этом самом месте, где лежал сейчас и ждал приближения смерти. Здесь ему было неуютно, пахло лошадиными испражнениями, не хватало свежего теплого воздуха и было холодно.

Однажды его опять связали и вывели на улицу. Тогда Кентавр впервые увидел снег и странные деревья с иголками вместо листьев. Поскольку ему не давали размяться, он быстро замерз и стал просить отвести его обратно. Видно его жесты поняли, отвели в конюшню, в которой Хирон долго еще не мог согреться.
Так и потекла его жизнь в заточении. Прошел год. Еще одно теплое время, потом опять холод, холод, холод…

Однажды в конюшню притащили какие-то металлические штуки, которые светили как солнце, люди бегали туда-сюда. Хирона привязали так, чтобы голова его торчала над дверью, а ноги были видны под дверью. Они долго уговаривали его, просили о чем-то, скалили зубы, пока Кентавр не понял, что его просят улыбнуться. Он растянул в улыбке губы, на него направили какой-то предмет, подошла девушка и уставилась на Хирона.
-Стоп мотор! Снято! – закричал какой-то человек. Они собрали все и ушли из конюшни. Тот неприятный человек, с постоянным запахом, что приносил еду Кентавру отвязывал его и бурчал что-то. Хирон услышал только незнакомое слово – реклама.

А потом произошло это. Однажды дверь конюшни распахнулась, вошел тот толстый человек, которого все слушались, очень сильно пьяный, и с ним много людей.
-Запрягай! – махнул человек рукой.
Все бросились к Кентавру, надели ему на шею, какой-то жесткий толстый, округлый предмет и вывели во двор. Снега уже не было. Но было очень холодно. Хирон дрожал.
-Мой прадед хлебопашцем был! — кричал толстый человек. В честь его огород вспахаю…. ик! ик! На этом кентавре! Пусть все видят, все знают, что я простой человек! Трудом не гнушаюсь!
Сзади приделали, какую-то штуковину, за ручки которой взялся человек и крикнул громко: «Но-о!»
И тут же Кентавр получил удар кнутом по спине.

Он дернулся вперед, потянул за собой сооружение. Его держали на растяжках и били, чтобы он тянул за собой этот предмет, сзади которого разворачивалась пластом земля. Двое людей поддерживали толстого человека, который все время падал и выпускал ручки. Эта пытка продолжалась долго. Кентавр был весь мокрый от напряжения. Наконец толстый упал и сказал:
-Хватит! Домой меня несите. Спать хочу! Завтра в Париж лететь. А этого распрягите!

Ночью Хирону было плохо. Его знобило. Его сотрясал кашель. Очень болела голова.

Хлопнула дверь и вошел тот неприятный, с запахом человек. Он посмотрел на нетронутое сено и пьяным голосом сказал:
-Не жрешь, сволочь! Ну и, хрен с тобой! Икры все равно не получишь, урод!
Человек ударил ногой Хирона в живот. Хирон собрал все свои силы и двинул его копытом по ноге. Человек упал, заорал диким голосом. Прибежали еще двое и стали веревками избивать Кентавра. Но ему было все равно. Он молчал и только вздрагивал от побоев.
Наконец, они перестали его избивать и ушли. Хирон с трудом приподнялся…И увидел!
На полу лежала блестящая монетка!
-Слава Всемогущему Зевсу! – прошептал Кентавр.

Утром конюхи пришли в конюшню и в деннике нашли мертвого Кентавра. Он лежал на боку, только человеческое туловище его было повернуто на спину. Руки сложены на груди. А на глазах лежали две монетки по десять копеек.

Примечание от автора. Уважаемые читатели! Имя Гомер на древнегреческом языке не заливается в строку! Я испробовал все варианты! Приношу свои извинения!

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал". Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *