Она — рассказ о любви, смерти и сопутствующих

Рассказ «Она» я писал опять же достаточно давно, в 2002-м году. Это даже не фантастика, а нечто типа мистической психоделической драмы. В общем, рассказ выдаю таким, какой он есть, без редакции. Даже сам за эти годы забыл детали. Но на тот момент старался сделать его качественным.


«С головы сорвал ветер мой колпак
Я хотел любви, но вышло всё не так.
Знаю я, ничего в жизни не вернуть,
И теперь у меня один лишь только путь».

гр. Король и шут «Прыгну со скалы».

— Оно появляется время от времени на протяжении многих веков истории человеческой, и редкие люди становятся свидетелями этого явления, но видит его всегда только один человек, мужчина, молодой парень, как ты.
— Что это за явление? – загорелся любопытством Олег Суховой.
— Образ женский, прекрасный, чарующий, сводящий с ума. Он губит тех, кто видит его, а таковыми бывают только молодые люди, вроде тебя.
— Почему ты всё время переводишь разговор на меня, Старик?
— У меня есть подозрение, что ты можешь стать следующим, кто попадёт в коварные объятия мистического образа.
— Честно сказать, я сомневаюсь в правоте твоих слов. У меня есть красивая девушка, которую я люблю, и никакой призрак не разлучит нас.
— Все они так говорили, а потом бросались в бушующее море, — тихо произнёс сам себе Старик, покачал головой, его седая борода колыхалась на ветру. – Как можно убедить человека в том, во что он не желает поверить?
— Нужно только показать ему правду.
— А что такое правда? Ты знаешь правду?
— Скорее всего, нет. По крайней мере, не всю.
— Все, кто видел образ, пытались как-то запечатлеть его. Некоторые писали стихи, другие рисовали картины, но потом всё это сжигали, потому что все их творения и приблизительно не могли выразить ту красоту и то колдовство, которыми образ пленял их сердца и умы. – Старик на мгновение взглянул в сторону моря, бушующего за спиной Сухового. – Как видишь, у меня нет доказательств Её существования.
— Значит, тебе не удалось заставить меня поверить в твою правду, — с философской интонацией произнёс Олег.
— К сожалению, правда всегда приходит с опозданием на жизнь. Сначала человек не знает её, потом игнорирует, когда она стучится в дверь, а, в конце концов, признаёт, когда она возьмётся за плечо, — ответил Старик, развернулся и ушёл.
Парень пожал плечами и отправился по своим делам. Он шёл не спеша и рассуждал.
«Странный дед, — думал он. – Образ женский… Я люблю Машу и с ней проведу всю жизнь».
После встречи со Стариком прошло несколько недель. Вечером друзья собрались в доме Матвея. Они там часто бывали, слушали музыку, развлекались, обсуждали проблемы. Олег с Машей тоже присутствовали в этот вечер здесь. Они танцевали, нежились на диване, смеялись над шутками приятелей, шептали друг другу ласковые слова любви.
— Олег, оставь Машку в покое, — чуть ли не прокричал Матвей. Из-за громкой музыки приходилось напрягать свои голосовые связки. – Пойдём мужики, покурим.
Хозяин этого дома был никто иной, как старший брат девушки Сухового. Он родился на три года раньше Маши, недавно сыграл свадьбу и сразу обзавёлся хозяйством, чтобы было чем кормить семью. Со своей женой Светой он познакомился ещё в детском саду, но тогда они друг друга терпеть не могли.
— Лысый, пожертвуй мне порцию дымка, — попросил Вова Гуркий, самый весёлый парень в компании. У него не было ни девушки, ни адреса, ни родителей, по крайней мере, никто их не знал. Работы у Боба постоянной не имелось, и курил он всегда за чужой счёт.
— Вован, у меня все «мальборы» кончились, — ответил Матвей, отзываясь на кличку Лысый.
— Лови, — бросил Гуркому свою пачку Олег.
— Сухой, ты мой герой, — поблагодарил довольный Вован за взнос против здоровья, как он часто любил выражаться.
Покурив, друзья собрались вернуться внутрь, но Олегу захотелось ещё подышать свежим воздухом, поэтому Матвей и Боб оставили его одного.
Дом Лысого располагался в некотором отдалении от остального посёлка на опушке берёзовой рощи. Луна взошла полная и яркая, заливая своим волшебным светом округу. Берёзы манили к себе шуршанием листвы и серебром стволов, и Олег поддался им.
Он никогда раньше не заходил глубоко в рощу, потому что бывал у Матвея всегда поздно, когда на улице темно, и не совался дальше, чем требовала нужда.
Сейчас же молодой Суховой пошёл к берёзам по другой причине. Ему нужно было подумать над своим решением, которое он принял совсем недавно, но ещё сомневался, что время сегодня подходило для его замысла.
«Любимая Маша…, — составлял он текст, пытаясь подобрать нужные слова. – Мы уже почти три года вместе…»
Да, Олег намеревался задать своей девушке, вероятно, самый важный вопрос его жизни и естественно не хотел совершить ошибку. От ответа Маши теперь зависело многое, и парень волновался вполне обосновано.
Вдруг что-то шевельнулось справа за деревьями. Суховой отвлёкся от своих мыслей и посмотрел в ту сторону. Ради любопытства пошёл на тихий, приятный шорох, который постепенно удалялся.
Вскоре Олег смог разглядеть светлый силуэт среди берёз. Он увидел девушку, которая была больше, чем прекрасна. Каждое её движение пылало великолепием, и длинные белые волосы развивались на лёгком тёплом ветру. Парень был вмиг ошеломлён и очарован Ею. Он просто стоял и наблюдал за волшебным созданием, которое прикасалось нежными руками к серебристым в лунном свете стволам и ласкало зелёную траву босыми ногами, вселяя молодость в каждый стебелёк.
Одно лёгкое движение, и её взгляд коснулся его глаз. Олег был не жив, не мёртв. В это короткое мгновение ничего, кроме этой колдующей девушки, не существовало для него. Всё существо молодого человека воспринимало только Её. Парню казалось, что органы внутри радостно приостановили работу, не желая спугнуть несравнимую красоту.
Но что это? Крики? Суховой оглянулся на секунду, а когда вернул взгляд, видение исчезло.
— Олежка, милый, — прибежала Маша, преследуемая остальными. — Ты в порядке? Я так волновалась. – Девушка обняла его.
— Ну, ты даёшь, — прокомментировал поведение друга Матвей. – Мы тебя уже час ищем.
— Сухой, ты говори, куда уходишь или, по крайней мере, что уходишь, хорошо? – добавил Гуркий. – Мне-то это не очень важно, но Машку пожалей.
— Что ты тут делал так долго?
— Я… гулял, — неуверенно ответил Олег. Про увиденное он промолчал, почему и сам не знал.
Друзья вернулись в дом Матвея, но не стали долго засиживаться. Суховой проводил сестру Лысого домой. В пути он молчал и лишь коротко отвечал на вопросы Маши, которая сразу обнаружила изменение в поведении своего ненаглядного, но не допытывалась до причины.
Всю ночь парень не спал. Он думал только о Ней. Это создание просто не покидало его, оно заполонило его сознание, и мысли струились только к видению.
С тех пор всё начало меняться в глазах Олега. Изменился и он сам, только не осознавал этого.
Вечером следующего дня позвонила Маша. Она звучала немного растерянно.
— Что-то случилось? – спросила она, не теряя времени на приветствия.
— Почему что-то должно быть не так? – удивился Суховой.
— Ты собирался к пяти прийти ко мне, сейчас уже девятый час…
— Извини, я совсем забыл, — постарался выкрутиться парень.
Честно говоря, Олег солгал. Он не забыл прийти, а также не особенно желал прощения. Ему это было как-то… всё равно. Не хотелось обижать сестру Лысого, вот и всё.
Несколько дней прошло с той самой встречи в берёзовой роще. За этот срок Маша видела Сухового только два раза, и по непонятной причине он всегда спешил и не мог оставаться надолго. Такое поведение, естественно, не осталось незамеченным.
Когда друзья в очередной раз собрались у Матвея дома, Маша не выдержала и поведала о своём беспокойстве.
— Олежка, уже некоторое время я замечаю, что с тобой что-то происходит, но ты мне ничего не говоришь, поэтому я решилась сама спросить. Мы никогда ничего друг от друга не скрывали, не нужно и сейчас.
— К чему ты клонишь?
— Я вижу, ты избегаешь меня, — девушка говорила не спеша, делая паузы, чтобы подобрать нужные слова. – Ощущение того, что ты больше не интересуешься мной, не покидает меня. Скажи мне всё, как есть, ничего не тая, прошу тебя.
— Ты хочешь услышать правду, верно?
Маша кивнула, не отводя глаз от любимого.
— Это так. Я стараюсь меньше с тобой встречаться, потому что сомневаюсь в наших отношениях.
— Почему? – поразилась девушка. – Что заставило тебя вдруг… Это я? Может, я что-то сделала…?
— Нет. Причина во мне. Я тебя больше не люблю.
Сестра Матвея сидела на диване, склонившись вперёд. После этих слов она откинулась на спинку и отвела глаза от Олега. Лицо замерло, ни единого мускула не шевельнулось на нём. Лишь только взгляд, потерявшийся в открывшейся пустоте, говорил о чувстве, сразившем сердце.
Парень тоже молчал. Он всё сказал, объяснения ни к чему не приведут. Полчаса прошло без изменений, друзья их не беспокоили. Суховой поднялся, коротко простился со всеми и ушёл.
На улице уже давно стемнело, луна проводила Олега домой. Возвращаясь, он думал, думал о прошедших годах, которые провёл в обществе чудесной девушки. Мм-ха! Всегда она казалась совершенной… Как он ошибся. Как он мог и в самом деле поверить в то, что этот нос с горбинкой, тусклые тёмные волосы, скромная фигура да шершавая кожа могут поравняться с идеалом красоты?
Верно, с Машей Олег провёл приятное время. Можно сказать, он считал себя счастливым, а недавно понял, что и это была ошибка. Суховой достал из кармана кольцо, взглянул на него, ведь хотел подарить, когда она скажет: «да». Никчёмная вещица поблекла, зазвенев на камнях дороги. Какая глупость, а каждая девчонка мечтает когда-нибудь надеть её на палец. Ложные чувства этим не скрепить, а настоящие сами смогут построить будущее.
Нет. Его ангелу подобная чепуха не нужна. Не правда, не ангелу, а богине. Впрочем, и то и другое недостаточно великолепно. Афродита, богиня любви – старая, толстая Баба-Яга по сравнению с Ней. Золото, драгоценные камни, всё это лишь дряхлые кандалы на прекрасных пальчиках хозяйки его сердца.
О, как сильно он хочет взглянуть на неё ещё раз, хотя бы одно короткое мгновение, его хватило бы на вечность. Стоп! Олег остановился на пороге своего дома. Берёзовая роща, скорей туда. Может, Она гуляет там сейчас. Парень чуть ли не бежал обратно к владению Матвея. Не дойдя, свернул к деревьям и стал тихо подкрадываться к тому месту, где встретил Её в первый раз.
Нет. Не оказалось там ничего, кроме берёз и зелёной травы. Суховой пришёл домой огорчённый и усталый.
Уже которую ночь он не спал. Не то, чтобы не мог, скорее всего, не хотел, хотя организм ясно требовал свой отдых. Сон не имеет значения, если он сможет думать о Ней, если его мысли позволят прикоснуться к Ней. Главное – они будут вместе. Когда? Поскорей бы… Головная боль опять не даёт покоя. Зачем, вообще, её бог придумал… чёрт возьми? Ничего, всё пройдёт, когда его любовь будет с ним.
Опять усталость одолевает. Если бы сон показал ему Её, то Олег сразу же окунулся бы в мир иллюзий.

Встреча с Матвеем была для Олега неожиданной, но друг сразу дал понять, что вовсе не случайной.
— Что происходит? – спросил он, после короткого приветствия.
— Ты о чём? – не понял Суховой.
— Не держи меня за дурака или, по крайней мере, за слепого. Думаешь, я не вижу, что творится. Нет, ты мне скажи, почему я узнаю о том, что ты кинул Машу, от родителей?
— Перестань. Я её не кидал, просто сказал, что у нас ничего не получится.
— Ты прекрасно знаешь, как сильно она тебя любит, но это тебя не волнует. Чёртов эгоист. Не мог ей как-нибудь мягче преподнести такую новость? И, вообще, я не понимаю, зачем всё это? Ты ведь любишь её. Похоже, я это знаю лучше тебя. Со мной согласятся все, кто тебя знает. Скажи, что… Что заставило тебя бросить счастливую жизнь с Машей?
— Не люблю я её больше, — утвердительно произнёс Суховой. – Неужели это не понятно, происходит ведь изо дня в день в нашем мире?
— Извини, но твоя внезапная перемена просто не укладывается у меня в голове. – Матвей положил руку на плечо другу. – Хорошо, допустим, ты больше не любишь Машу, во что я лично не верю. Что-то произошло, заставив тебя изменить своё отношение к моей сестре. Что это? Может, другая девушка? Давай, рассказывай, я тебя слишком хорошо знаю, чтобы поверить в повседневную историю. Так что, другая?
— Да, — неохотно выдавил Олег.
— Она должна быть обворожительна, если смогла влюбить тебя в себя за такое короткое время, — затаив мгновенные эмоции, прокомментировал Матвей.
— Ты просто не представляешь насколько… а потребовалась ей лишь секунда для этого.
— Как её зовут?
— Не знаю.
— Не понял.
— Я видел её всего один раз.
— Что?! – На лице брата Маши появилась усмешка непонимания и гнева.
— Если бы ты видел её, тогда бы согласился со мной, — пояснил Суховой, хотя внутри сразу появилось желание утаить видение для себя.
— Так покажи мне её.
— Если б я знал, где её найти…
— Слушай меня, — произнёс грозно Матвей, взяв Олега за шею и пристально посмотрев в глаза. – Мы старые друзья, и ты знаешь, что я не позволяю никому обижать мою семью, к которой ты неофициально принадлежал. И только уважение к тебе и долгая дружба удерживают меня от желания вдавить твоё лицо в землю. Прошу тебя по-хорошему, если Маша больше не близка твоему сердцу, поговори с ней об этом. После всего того, что вы вместе пережили, она заслуживает честного объяснения, или ты так не считаешь? – Суховой слегка кивнул. – Поговори с ней. Она сильно мучается. – Матвей повернулся и пошёл прочь.
— Лысый, — окликнул его Олег, — мне, действительно, очень жаль, что так получилось с Машей.
— Приведи всё в порядок, это единственное, о чём я тебя прошу.
Чуть только брат Маши скрылся из виду, и Суховой продолжил свой путь, как вдруг его окликнули. Повернувшись, он увидел того самого Старика, который предупреждал о диковинном образе.
— Что тебе надо, дед? – спросил Олег без приветствия.
— Я вижу, ты уже повстречал Её, — просто ответил тот. – Сожалею.
— Незачем грустить. Я многое понял, увидев это чудесное создание.
— Догадываюсь, но всё, что ты понял, не имеет отношения к реальной жизни. Не пытайся слить два разных мира в один. Если хочешь сохранить оба, научись разделять их.
— Вместо того чтобы говорить загадками, лучше поведай мне, где можно найти Её.
— Так же, как и другие, ты не можешь освободить свою голову от этого создания. Ты не хочешь понять, что не в состоянии быть с Нею. Ты будешь искать одну, найдёшь другую по имени Смерть.
— Ты говоришь глупости, Старик.
— Неужели? Опиши мне девушку, которую любишь.
— Это невозможно, но я попробую. Она имеет прекраснейшее лицо во всей Вселенной, совершенную фигуру, длинные, волнистые, белые волосы. Кожа бесподобно чиста и великолепна, а глаза, вообще, неописуемы… Нет. Я не могу… Это просто невозможно. Всё, что сказано, слишком тускло, чтобы уловить её настоящий облик.
— Всё ясно. Скажи, ты совершенен?
— Что за вопрос? Конечно, нет. Никто не совершенен.
— Ага! Значит, ты согласен с тем, что совершенства не бывает.
— Подожди. Ты хочешь поймать меня.
— Часто нужно заставить человека думать самому, чтобы он увидел очевидное. Итак, выходит девушка, которую ты видел, не реальна, потому что совершенна. А мы пришли к выводу, что совершенства не существует, не так ли?
— Нет. Она живая. Я сам видел. Вскоре я найду её и докажу тебе свою правду.
— Почему ты решил, что такая, как она, захочет быть с тобой? Вы не подходите друг другу. Верно, все, видевшие девушку, которую невозможно описать, противились согласиться с этим. Только эти влюблённые мертвы.
— Оставь меня в покое, — обижено кинул Олег и пошёл дальше.
— Ты не можешь быть с Ней. Это невозможно, — твёрдо, но с грустью в голосе сказал Старик вдогонку Суховому. Когда остался один, шепнул сам себе: — Это моё последнее предостережение парень. Надеюсь, ты выживешь.
На следующий день Олег встретился с Машей у её дома. Он хотел исполнить просьбу Матвея, хотя с большой неохотой, но раз дал слово…
Сестра Лысого выглядела измученной, но при виде возлюбленного улыбнулась, а в глазах забрезжила надежда. К сожалению, Суховой тут же разрушил её. Он рассказал Маше всё, начиная с берёзовой рощи, но про Старика и предупреждения о худом конце умолчал.
— Я подозревала что-то подобное, — сдавленным голосом произнесла девушка, изо всех сил пытаясь удержать нестерпимую боль внутри.
— Но мы сможем остаться друзьями.
— Да, — едва слышно подтвердила Маша, и слёзы тихо покатились по её щекам. – Надеюсь, ты будешь счастлив.
Она в последний раз обняла Олега и поцеловала на прощание, затем ушла. Одно мгновение парень стоял парализованный неожиданной мыслью, ощущением.
Несколько дней Суховой пытался разобраться во всём происшедшем. Особенно ощущение, появившееся при встрече с Машей, не отпускало сознание. Оно и было причиной всех размышлений.
Олег ходил на работу, но кроме этого больше никуда. Он чувствовал, как растёт в нём любовь к девушке из берёзовой рощи, как она укореняется в сердце. С одной стороны это было прекрасно, а с другой его поедало желание вновь встретиться с Ней, хотя бы увидеть, пусть лишь на одно мгновение.
И вот момент, когда Маша прильнула к нему, напомнивший, что такое близость. Он совсем забыл это чувство. Иметь любящего человека рядом с собой и наслаждаться его теплом… Теперь у него этого нет, но подобное временно. Скоро он найдёт свою любовь, и всё будет замечательно.
Олег много думал о годах, проведённых с сестрой Лысого. Они были счастливы, можно сказать. Теперь это невозможно. Он не любит Машу больше и мечтает быть с другой, которую видел единственный раз. Ничего, скоро он найдёт Её и тогда… подлинное счастье станет реальностью.
Пока Суховой размышлял у себя дома, развалившись на кровати, в дверь начал кто-то настойчиво звонить и нервно стучать кулаком. Парень вскочил и поспешил открыть.
Лишь замок щёлкнул, позволив посетителю войти, как в квартиру ворвался Матвей. Гнев сверкал в его глазах. Да он был просто в ярости. Со всей силы (а у него её было много) он ударил Олега в челюсть. Тот отлетел назад и упал возле стены. Не медля ни секунды, Лысый схватил друга и швырнул в комнату. Суховой приземлился возле кровати, больно ударившись спиной. Только сейчас он отделался от шока, после этого внезапного нападения.
— Ты что? – выкрикнул он, приближающемуся Матвею.
— Молчи, гадёныш! – ответил тот, размещая очередной удар ногой. – Я тебя предупреждал. Я тебя просил. Ничего не помогло.
— Да, о чём ты? – взревел Олег, вскакивая и пытаясь предотвратить атаку правым кулаком. – Что случилось?
— Я тебе говорил, что не позволяю обижать семью. – С этими словами Лысый толкнул Сухового к стене и прижал рукой горло.
— Давай, выпускай свой гнев, — с трудом выдавил Олег, опустив руки. – Сопротивляться я не буду. Может быть, потом ты расскажешь, что тебя так взбесило.
— Я только что из больницы, — начал Матвей, немного успокоившись, после таких слов. – Маша себе вены перерезала. Едва удалось спасти.
— Нет, — тяжело произнёс Суховой, в то время как рука друга сползла с горла.
— Она хотела покончить с собой из-за тебя. Если бы родители не нашли её вовремя, то умерла бы сестрёнка моя. Ты хоть понимаешь, что натворил?
Олег молча кивнул и сел на кровать, а Матвей продолжил:
— Если она не выживет, то тебе конец. – Он повернулся, чтобы уйти, но потом добавил: — В моём доме тебе больше нет места. И постарайся избежать встречи с Машей, у тебя это до сих пор хорошо получалось.
Когда Лысый удалился, Олег схватился за голову. Что он наделал? Из-за него чуть не умер человек, причём далеко не незнакомый. Нужно предотвратить смерть.
Не долго думая, и игнорируя предупреждения друга, Суховой собрался и отправился в больницу. В округе была всего лишь одна, поэтому необходимость в поисках отсутствовала.
Пробежав по коридору, парень нашёл палату с номером двадцать восемь. Перед тем, как войти, он замешкался. В голове кружились разные мысли. С одной стороны он постоянно думал о своей любимой, с другой сильно беспокоился о состоянии девушки любящей его. Или, может, это просто автоматическая реакция, оставшаяся после тех прошедших лет, проведённых вместе?
Олег прислушался. За дверью было тихо. Похоже, посетителей нет. Осторожно и бесшумно заглянув в палату, парень вошёл.
Маша лежала с закрытыми глазами на кровати у окна. Услышав крадущиеся шаги, она посмотрела на вошедшего. Само собой, она узнала его, но была ещё слишком слаба, чтобы показать реакцию.
— Привет, — произнёс Олег, садясь на стул рядом. Усталый взгляд следил за ним, никак не отвечая. – Наверное, глупо говорить, что пришёл сразу, как только узнал. Как ты себя чувствуешь?
Не дождавшись ответа, Суховой посмотрел на руку с белой повязкой, осторожно взял её в свои. Холодная.
— Чего ты хотела добиться этим?
— Равнодушия, — едва слышно прошептала Маша.
— Возможно, тебе сейчас это уже всё равно, но, может быть, эти слова ещё больно слышать, поэтому я постараюсь выразиться немного иначе. Я тебя понимаю. Конечно, согласиться со всеми твоими действиями не могу, но понять, почему… вполне возможно. Если бы ты меня оставила ради другого парня, то я чувствовал бы себя также. Скорее всего, вены я себе бы резать не стал, но остальное, безусловно, болело бы.
— Никогда бы не бросила, — всё тем же шёпотом проговорила Маша.
— Я ведь тоже никогда не подумал бы об этом. Ты должна понять, что, даже если между нами больше нет прежних отношений, я не отвернулся от тебя. Ты моя лучшая подруга. Я тебя никогда не предам и всегда помогу. Да, я влюбился в другую, и ты знаешь, что я не могу быть вместе с кем-то, если не люблю. Нас связывали долгое время сильные чувства, и это не исчезло в один момент. – Олег с сожалением нахмурился. – Да, наш мир разрушен, но ведь жизнь на этом не кончается. Я уверен, ты полюбишь другого, который, в отличие от меня, будет счастлив принять твою любовь.
— Неужели, ты действительно так считаешь? – произнесла Маша, освобождая свою руку из рук Сухового.
— Да. Разве ты была бы счастлива, быть с человеком, который тебя не любит, а лишь притворяется?
— Наверное, нет.
— Выходит, я поступил правильно, отказавшись ото лжи. – Парень положил руку ей на плечо. – Пообещай, что не будешь больше пытаться убить себя.
— Как я могу дать слово, которое, скорее всего, не смогу сдержать?
— Ты должна. – Маша устало и горько улыбнулась в ответ. – Да, я знаю, это звучит эгоистично, будто бы попытка снять с себя ответственность за жизнь человека, чтобы спать спокойно. Но я, действительно, беспокоюсь за тебя.
— Хорошо, постараюсь сделать всё, что в моих силах.
Дверь в палату тихонько отворилась, и вошли Матвей и Света. Взгляд Лысого вмиг преобразился. Брат Маши кинулся вперёд, схватил Олега и потащил к выходу так грубо, как можно было, соблюдая порядок в помещении. Жена старалась убедить его отпустить парня, но безуспешно. Через минуту Суховой вылетел в коридор.
Он не был таким беспомощным, как казалось, просто понимал Матвея, поэтому не сильно сопротивлялся. Будь он на его месте, то, скорее всего, поступил бы также. Олег не сердился на друга, но чувствовал себя отвергнутым.
На улице уже темнело, когда он вышел из больницы. До дому ему нужно было идти два часа, а ждать автобус не хотелось. Вот и отправился парень пешком по дороге, кое-где покидая её, чтобы сократить путь.
В очередной раз оставив дорогу и бредя не спеша по тропинке через небольшой лесок, Суховой услышал легкий шорох за спиной. Обернувшись, он прислушался и стал внимательно всматриваться в темноту между деревьями. Что там? Смех?!
Вдруг откуда ни возьмись, на тропинку выбежала девушка. Олег не верил своим глазам, это была та самая, что из берёзовой рощи. Она на мгновение остановилась, посмотрела на ошеломлённого парня и улыбнулась самой сказочной улыбкой, что можно было представить, затем пустилась со всей своей грацией дальше в темноту леса.
Ну, что он тут стоит? Давай, за ней! Быстро! Суховой бросился следом. Несмотря на сгустившиеся сумерки, бежал он не осторожно и то и дело цеплялся ногами за опавшие ветки, камни и другие препятствия, которых здесь имелось достаточно.
Как ни пытался он догнать красавицу, расстояние между ними не сокращалось. Одна награда всё же имелась в этой погоне – Олег видел её дольше одного мгновения, и это было восхитительно.
Чёрт! Нога парня зацепилась за толстую ветку, и он со всего размаху поздоровался с землёй. Больно.
Сразу вскочив, Олег кинулся искать Её, но, сколько ни бегал, никого не нашёл. Опять упустил. Но, несмотря на это, он был в восторге. Радостно смеясь, парень обнял дерево, затем отправился дальше. В пути он заметил, что поранил ногу, когда упал, но это его не волновало. Всё нутро радовалось после встречи с любимой девушкой, а боль и кровавые джинсы – чепуха.
Дома Суховой всё-таки выбрал время, а точнее, изъявил желание и промыл рану. Та уже перестала кровоточить, поэтому оставалось только дезинфицировать. Олег использовал для этого попавшийся под руку одеколон и вскоре забыл про царапину.
Теперь парень остался один. День сменялся, и ничего не происходило. Суховой жил и питался только своей любовью. Он мечтал о Ней и надеялся встретить. Ежедневно с наступлением темноты спешил к берёзовой роще, сидел там часами, но ни разу не был осчастливлен Её появлением. Ему часто казалось и мерещилось лёгкое движение где-то рядом, но никто не производил его. Звуки в роще принадлежали только свободному, шаловливому ветерку, играющему среди ветвей.
За прошедшие недели парень оброс, похудел, стал мрачным и не только на вид. На работе уже грозили увольнением, но это всё не имело больше значения.
Суховой сходил с ума и осознавал это, но сдаваться не собирался.
«Они не достаточно сильно любили Её и были слабаками, Старик, — спорил он в мыслях с человеком, рассказавшем ему о волшебном образе. – О, да, никто из предшественников моих, как ты их назвал, не смог найти Её, но оборвать жизнь самоубийством… это было легче».
Олег стал резким в обращении с другими. Нет, конечно, он не был особенно грубым, но начал больше говорить прямиком, что думал, не считаясь с чувствами других, и пропускал мимо ушей любую критику, а её было в последнее время в избытке. Чужое мнение не интересовало теперь совершенно.
Как бы встретить Её и удержать? Вот о чём грезил парень. Но, к сожалению, это возможно только в мечтах.
Уже полгода истекло взволнованными буднями человечества, а состояние Олега не улучшилось. Его выгнали с работы, но, как и всё остальное, это не изменило его.
И вот одним днём в дверь кто-то постучал. Заболевшая фантазия Сухового подняла его с… места, где он тогда… был, и понесла к входу. Ожидания не оправдались. Это была Света, жена Матвея.
Интересно, зачем она пришла? Сейчас станет известно.
Олег впустил её, не пытаясь скрыть удивление.
— Здравствуй! – приветствовала она парня. – Я пришла поговорить.
Хозяин проводил нежданную гостью в комнату, посадил на стул, а сам уселся на кровати.
— Рассказывай, раз пришла.
— Ты же знаешь, что я была беременна. Как видишь, уже нет, поэтому я хотела пригласить тебя к нам домой, чтобы ты посмотрел на моего первенца.
— Почему?
— Я хочу видеть тебя крёстным отцом моего ребёнка.
— А Матвей?
— Он ещё ничего не знает…
— Я догадался. Иначе тебя бы здесь не было. Разве ты не разделяешь мнение мужа по поводу меня?
— То, что мы женаты, ещё не говорит о том, что у нас должно быть во всём одинаковое мнение, — немного обиженно возразила Света.
— А почему ты хочешь, чтобы я стал крёстным отцом?
— Я так решила давно, потому что ты отличный и заботливый парень. Я всё ещё вижу в тебе члена нашей семьи, хоть Матвей и отказался от этого взгляда. И, вообще, я считаю, ты совершил ошибку. Знаешь, после больницы Маша почти всё время живёт у нас. – Олег слегка усмехнулся, откинувшись назад, мол, так вот, зачем она пришла. Но Света, заметив это, лишь горячее продолжила. – Каждый день вижу её муки. До сих пор она так страдает. Ведь столько времени прошло, а она никак от тебя освободиться не может. Недавно, когда она умывалась, я увидела, её руки. Они были изрезаны. Я спросила, зачем она это сделала. Ответ меня с ног сшиб. Маша сказала, что ей так легче отвлечься от внутренней боли. Понимаешь? Она так страдает, что пытается причинить себе боль снаружи, чтобы хоть на немного забыть о потере тебя. Ты можешь себе такое представить?
Вместо ответа Олег снял рубашку, и Света от ужаса прикрыла рот ладонью. По всему телу выше пояса виднелись длинные красно-коричневые полосы. Некоторые раны, те, что светлее, были сделаны, очевидно, совсем недавно.
— Как видишь, — произнёс Суховой, — я прекрасно могу понять состояние Маши.
— Кошмар! Что ты с собой сделал?
— А как ты думаешь? Я влюблён в девушку, которая не со мной. Я ищу её каждый день, а думаю беспрерывно. Меня уволили, и деньги скоро кончатся, но мне это всё безразлично, потому что живу только мыслями о ней. С того самого момента, как увидел Её впервые, всё происходит, словно в сумасшедшем сне. То я счастлив, то несчастен, а чаще всего и то и другое одновременно, причём боль, появляющаяся при мысли невозможности быть с ней вместе, становится всё сильней и сильней. Когда только влюбляешься, чувствуешь себя прекрасно. А когда ничего за этим не следует, любовь обрастает болью всё больше и больше, пока ничего другого не проникает в душу. И такое состояние только тем отличается от смерти, что больней. Я не из тех, кто жалуется на свою судьбу, но впервые за всю свою бредовую жизнь я жалею, что родился человеком, способным чувствовать. Я жалею, что я… мужчина. – Олег посмотрел вниз, на органы, располагающиеся ниже пояса. – Чёртов самец! – выкрикнул он, ударяя со всей силы по кровати рядом с вышеуказанным местом. – Примитивное, уродливое животное, движимое этим кошмарным преобладающим инстинктом. Раньше я бы назвал его прекрасным, чудом природы – чтоб она провалилась – а сейчас знаю какой он на самом деле. Иногда я думал вернуться к Маше. У нас ведь всё замечательно было, верно? – Жена Матвея кивнула. – Разум готов сделать это, а сердце, да и всё остальное, противится и тянет в обратную сторону. Я будто распят. Пленён где-то между реальностью и сказкой, где нет времени, а постоянные всплески шизофрении. Почему я не родился ничтожной амёбой?
Прежде чем Олег успел продолжить, Света обняла его и начала гладить по голове, пытаясь успокоить.
— Бедный парень, — бормотала она. – Что ж ты с собой сделал?
— Хорошо, я приду, — спустя минуту ответил Суховой.
— Вот и отлично. Может, встреча со старыми друзьями поможет тебе вновь стать таким, как прежде.
— Посмотрим.
Приход жены Матвея был не только неожиданным, но и единственным за столь долгое время. Никому, похоже, Олег и не нужен был. А, скорее всего, потому что и ему, в общем-то, никто, кроме Неё.
Наступил тот вечер, когда Суховой должен был прийти по приглашению Светы, и он пришёл. Дверь отворил сам хозяин. При виде неожиданного и с его стороны нежеланного гостя, он рассвирепел и кинулся на Олега. Ему не требовалось причины для этого, потому что каждый день, с утра до вечера он должен был видеть свою сестру, молчаливую, несчастную, потерявшую желание жить. Матвей старался сделать всё, чтобы она вновь встрепенулась и почувствовала себя легче, но не мог ничего изменить.
Лысый стал швырять не сопротивляющегося парня по всей полянке перед домом, бил, хватал, снова кидал на землю. Ни Света, ни Гуркий, выбежавшие на шум, не могли успокоить гневного брата. Но вот, когда Матвей в очередной раз замахнулся, рука Маши опустилась на его занесённый для удара кулак.
— Уйди, сестрёнка! – проговорил неровным голосом Лысый. – Пожалуйста!
Это было мгновение, когда все замерли, с разными чувствами ожидая ответа Маши. Вовка боялся за Олега, Света тоже, но и волновалась за Матвея по своим причинам, а сам Матвей жаждал завершить начатое.
— Твои удары попадают не в его лицо, а моё сердце, — прошептала, наконец, сестра, повернулась и зашла обратно в дом.
Рука Лысого опустилась, а Света поспешила завести всех в комнату и, отведя мужа в сторону, призналась в том, что сама пригласила Олега. После короткого спора, Матвей все-таки согласился с доводами жены и не пытался выгнать бывшего друга из дома. Немного успокоившись, он даже подсел к Суховому, скромно расположившемуся на диване. Хозяин ничего не говорил, но было видно, что ему есть, что сказать. Очевидно, он боролся с гневом внутри и не знал, как начать.
Желая хоть чуть-чуть разрядить напряжение, Света позвала Олега в спальню, где в колыбельной лежал младенец, смешно и неуклюже махая руками в попытках дотянутся до висящей над ним игрушки.
— Славный мальчуган, — произнёс Олег, хотя подумал гораздо больше. – Как вы его назвали?
— Сашей, — ответил Матвей, подкравшийся сзади. – Света, оставь нас на минутку, пожалуйста.
Жена предупреждающе посмотрела на него, но он успокоил её своим взглядом, вроде как «не бойся, драться снова не стану».
— Когда он родился, — начал молодой отец, после ухода Светы, — я, помимо той радости, что появился сын, родная плоть и кровь, надеялся, что Маша отвлечётся от своей грусти, понянчится, да ей и легче станет. Но она взглянула на Сашку, улыбнулась, и по щекам потекли слёзы. Ты прекрасно знаешь, как она любит детей, а из-за тебя поверила, что никогда не родит своих.
Матвей хотел продолжить, но Олег повернулся и ушёл обратно к дивану. Там он сел и смотрел то на одного, то на другого. Старые времена ушли, и всё стало иначе. Друзья перестали быть друзьями. Боб Гуркий нашёл работу, у него появились новые приятели, и он теперь очень редко заходил к Матвею, которому надлежало больше работать, ведь семья увеличилась. Света же заботилась о ребёнке и справлялась по хозяйству, так что дел было невпроворот.
Да, всё изменилось. И он теперь совсем другой. Странно, но почему-то каждый раз, когда он смотрел на Машу, её взгляд устремлялся к нему, и Олег вспоминал последние слова Матвея.
Так прошло полчаса. Парень встал и вышел на улицу. Как всегда, его потянуло в берёзовую рощу. Забредя вглубь, уселся на камень и просто уставился в пустоту. Олег давно устал от мыслей и сейчас, когда они вдруг отступили, отдыхал в тишине. Однако недолго.
Тихие шаги позади, вновь подняли бурю мыслей в голове. Суховой обернулся, но радостный и слегка сумасшедший огонёк в его глазах тут же погас. Перед ним стояла девушка, но не та, которую он мечтал увидеть.
— Что тебе нужно? – спросил Олег грустно и без всякой невежливости.
— Хочу посмотреть на свою соперницу, — ответила Маша, садясь на соседний камень.
— Почему ты просто не можешь забыть меня? Почему? Начни новую жизнь и будешь счастливее прежнего. Забудь меня!
— Скажи, ты можешь забыть ту, которую так сильно любишь? – Парень отрицательно покачал головой в ответ. – Вот видишь?
Некоторое время они сидели так, молчали. Каждый думал о своём.
— Оставь меня, пожалуйста, — попросил Олег, очевидно, не дождавшийся, пока Маша сама уйдёт. Та медленно поднялась и ушла, удержав свои чувства и мысли при себе.
— «Мы любим тех, кто нас не любит, и губим тех, кто любит нас», — процитировал чей-то знакомый голос рядом.
— Только не надо мне мудрости разные излагать, — ответил парень, вышедшему из-за берёзы Старику. – Без них тошно.
— Я вижу, ты уже не далёк от правды.
— От какой ещё правды?
— От той, которая опаздывает на жизнь, — с досадой и сожалением произнёс старец и ушёл.
Суховой вскочил, словно опалённый. Последние слова Старика напомнили о первом разговоре, где упоминалась скала. Почему-то парня ужасно потянуло туда. Сильное чувство, твердящее: «Она там», подгоняло его.
Мчался Олег изо всех сил. Ни расстояние, ни сгущающиеся сумерки не могли придержать его стремление. Восемнадцать километров до моря он преодолел без единой остановки. Уже почти полностью стемнело, и силы ушли из тела, но скала Безнадёжных была близко и чётко вырисовывалась тёмным силуэтом над неспокойной пучиной внизу.
Суховой взобрался на самый край и почувствовал ветер на лице. И вдруг появилась Она, волшебная девушка, ещё прекрасней и очаровательней, чем прежде, как будто совершенство можно было усовершенствовать. Она парила в воздухе над морем в нескольких метрах от скалы, где стоял околдованный Олег.
Наконец-то он рядом, и любовь зовёт его и хочет быть с ним. Она всего лишь в нескольких шагах, шагах по воздуху. Прыгну и ухвачу. Нет, не достану. Но всё равно прыгну. Не могу больше так жить. Или буду счастлив, или мёртв, ничего другого.
Светящийся волшебный силуэт манил его, и невероятный, нежный голос шептал его имя, а глаза горели желанием и любовью.
Олег вытянул навстречу руки и прыгнул. Но, как и все, кто был до него, он не дотянулся до мечты и рухнул вниз, разбившись о камни, омываемые солёной морской водой.

Маша упала на траву полянки перед скалой. Она побежала за Олегом, когда он кинулся к морю, но отстала, потому что была слабее, и, догнав, увидела лишь, как любимый сбросился вниз. Ничего не успев предотвратить.
Бедняжка убивалась. Она каталась по траве вся в слезах, что-то кричала, но громовой шум прибоя заглушал всё вокруг, унося звуки в море.
К утру Маша успокоилась, поднялась с росистой полянки и медленно поплелась обратно.
Через несколько лет она вышла замуж. Большей частью это была заслуга Матвея, который вместе с женой неустанно заботился о сестре. Вскоре у Маши родился сын, и назвала она его Олегом. Мужу и отцу маленького Олега доставалось мало любви, но он был добродушным и теплосердечным, любил сестру Лысого, как мог.
А Маша с того трагического вечера и до самой смерти приходила к скале Безнадёжных и сидела там тихо-тихо, как бы ни шумел прибой. Когда пришла пора, её там и похоронили.

Размышления Старика

— Кто ты? Ты появилась вместе с человеком тысячелетия назад и родила меня. Но зачем? Наверное, ты Правда, потому что недосягаема, или Любовь, потому что любима теми, кто мог видеть тебя, а также ты можешь быть Справедливостью, ведь вне этого мира. Может быть, ты Вера, потому что бессмертна, и в то же время Надежда, потому что держишь сердца до последнего удара. Или ты Свобода, потому что невозможна? Мать, ты не заботишься обо мне, но удерживаешь всегда рядом. Почему? Зачем я нужен в этом мире? Может, ты хочешь, чтобы я ответил на вопрос, грызущий тебя? Ты хочешь знать, кто ты, верно? Блуждаешь в мире иллюзий, наверное, хочешь стать реальностью, но каждая твоя попытка уносит человеческие жизни. Они ещё не готовы к тебе, а, как дети, хотят поскорее… им не терпится, но уже сильно хочется. Их тянет к твоим рукам. Нет. Ты не Смерть. Смерть лишь сопровождает тебя. Она твоя вечная спутница.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *