Искусственный интеллект (часть 56/2)

— Очухался, гадёныш. — Эти слова вернули меня в действительность. Приоткрыв глаз, я увидел, что вокруг меня появилось свободное пространство. Расступившиеся Вотроны кого-то ко мне пропустили. Он остановился у моей головы. Я мог видеть только его огромные сапоги.

Возгласы вокруг меня утихли, и я понял, что пришедший был главарём.

— Вы что с ним сделали, цвитраки, а? — выкрикнул он.

Даже я вздрогнул от такого неожиданного грозного крика. Представляю, какой ужас он наводил на своих подчинённых.

— Кто это сделал? – прошипел он.

— Он убил Гартра, Махтона, Нивра, Зивта и ещё нескольких покалечил так, что им уже квоктор не понадобиться.

— Этот гадёныш, оказал нам сопротивление. Это хорошо, что мы смогли хоть таким его доставить. Ничего с ним не будет. Отреставрируем и всего делов-то. Гадёныша, вообще, надо было прист…

Что-то грохнуло и говоривший упал рядом со мной. Все шарахнулись в стороны. Так главарь разбирался с теми, кто не выполнил приказа в точности, как он его отдавал.

— Привести его в порядок, — заорал главарь. — Лечителя к нему. Сделать всё для того, чтобы он был как новый. Хотя это уже вряд ли, — добавил он и зашипел.

Его шипение поддержали стоявшие рядом воины. Он удалился.

После этого меня приподняли, от чего я испытал невыносимые болевые страдания. Боль, как будто ушедшая на время, вернулась с ещё большей силой.

Положив меня на переносной лежак, несколько воинов куда-то меня понесли. Корпус корабля был старым, констатировал я, смотря на всё вокруг сквозь щёлку одного из глаз.

Вотроны переговаривались между собой, обсуждая произошедшее событие на планете. Каждый участвующий в этом захвате пытался сейчас рассказать свою версию произошедшего, приукрашая, конечно, именно свои заслуги.

Этот гам сопровождал всю процессию до тех пор, пока меня не принесли в «госпиталь», где оставили на время одного.

Пришедший в госпиталь «лечитель» переговорил с главарём относительно моего состояния. Поняв из разговора, что меня решено было сначало лечить, а лишь потом куда-то отправить, я успокоился.

 «Бесплатное» медицинское лечение, как ни кощунственно это звучит, но мне отказываться от него в этот момент не было резона, понимая в каком состоянии я сейчас нахожусь.

Я полностью положился на знания «лечителя», так как никого другого здесь не было.

 «Лечитель», в тот же момент, начал обследовать моё изуродованное тело. Пока я решил не дёргаться, а спокойно полежать. Ощупывая меня от кончиков пальцев ног до головы, «лечитель» всё время ойкал.

Затем что-то воткнул мне в руку, после чего мой единственный глаз затянуло пеленой. Звуки растворились в тишине.

Я не видел его с того момента, когда он заходил к «лечителю» в госпиталь, после того как меня сюда принесли. Это был огромный Вотрон, явно годившийся только на одну роль, на роль главаря. Не меньше и не больше. Иметь с ним дело означало только одно, вы – мертвец. Чего стоил только его взгляд. Глаза с красными жилками, посаженные глубоко в череп.

Все Вотроны не отличались привлекательностью, но этот был по моему мнению самым не привлекательным. Он стоял молча напротив моей койки в проёме открывшейся шлюзовой двери и внимательно сверлил меня взглядом. По всей видимости, он что-то решал для себя в этот момент.

Как я ни храбрился, но всё же холодок пробежал по спине. Но я смог выдержать его пристальный взгляд и смотрел ему прямо в глаза, не отводя взгляда.

Картина – кто кого пересмотрит, не моргнув и не отводя взгляда. Но это продлилось не долго. Он исчез в проёме так же неожиданно, как и появился.

Шлюзовая дверь закрылась. Я испытал облегчение, после всего произошедшего. На лбу выступил пот. Я никогда не думал, что простой взгляд, может вызвать у меня такую реакцию.

— Ничего себе, — подумал я.

Я шёл на поправку, всё заживало как «на собаке», как говорили на Земле о тех, у кого быстро восстанавливается организм, после полученных травм. Это я читал в земных архивах. Правда, про дальнейшую свою судьбу я ничего не знал, приступив к выполнению физических упражнений, хотя и тайно.

Я делал всевозможные отжимания, подтягивания и чувствовал, что организм отвечает мне взаимностью, то есть восстанавливает свои силы. Постоянные мысли о том, что я не на курорте (земное название), а всё-таки похищен, не давали мне покоя. Я проявлял стойкость, но вспоминая разговор с БиДжи о слабом звене, не мог успокоиться.

Пока меня никто и ни о чём не спрашивал.

Естественно, мой «товарный» вид был подпорчен, только поэтому они старались привести меня в порядок.

Таким, каким они меня получили, по всей видимости, сдавать меня было нельзя.

Мысли есть мысли, поэтому, как я их не отгонял, они всё равно приходили.

— Кому же они меня передадут? А может, это люди заказали Вотронам выкрасть меня? Теплота на мгновение согрела тело, но другая тут же охладила его. Зачем меня в таком случае похищать? Можно было просто сообщить, что у меня есть возможность вернуться к своим. А может, люди специально заслали нас как «наживку» (земное название) в иные миры для того, чтобы потом получить ту информацию, которая была им жизненно необходима.

А информация об их добрых намерениях это просто блеф (земное название). После таких мыслей у меня внутри всё опустилось.

— Дошёл до точки, — подумал я. — Такого не может быть, я не выдам ничего, что знаю.

Поживём, увидим, решил я и стал медитировать. Этот способ расслабиться и вернуть себе уверенное состояние я стал использовать постоянно, после начала обучения боевым искусствам.

Заговорить с «лекарем» никак не получалось, он не шёл ни на какой контакт. Приказ он выполнял четко. И любой из Вотронов не попытался бы нарушить его, имея такого главаря. Невыполнение приказа могло закончиться смертью. Все очень просто.

После нескольких попыток вывести его на диалог, после которых у меня ничего не получилось, я прекратил свои попытки. «Лекарь» выполнял свои обязанности профессионально. Переломанная рука и кости ноги сейчас не беспокоили меня.

Пропущенный мною удар в голову во время боя разорвал кожу до черепа, но сейчас об этом напоминал только небольшой шрам. Отёчность пропала и моё лицо приобрело нормальный цвет. Форма тела возвращались к оригиналу.

Сколько прошло времени, после злополучного боя, я не мог просчитать, так как меня не выпускали из «госпиталя». В каком месте пространства находился корабль, на котором я находился, я так же не знал.

И вообще, он летел или, может быть, где-то лежал на поверхности, я не имел ни малейшего представления. Хотя я строил свои догадки относительно всего происходящего, но всё это были лишь догадки.

Одно я установил точно — это то, что корабль не движется в пространстве, а это в свою очередь могло означать только то, что Вотроны залегли в одном из кратеров. Появление роботов не предвиделось, потому что в противном случае, они бы уже давно «постучали» бы в борт и попросились бы в «гости». Пока тактика выжидания работала. Никто их не трогал. Питание было скудным, но всё-таки было. Значит, они заранее готовились к приёму «гостя».

Время для меня тянулось медленно, ведь я вынужденно бездействовал. Рядом со мной появлялся только «лекарь» и несколько охранников менявшиеся у моей каюты.

Ненужные мысли глодали меня изнутри. Я сопротивлялся, как мог. Уж лучше бы я погиб во время боя, чем вот так лежать и бездействовать. Иногда приходили и полоумные мыслишки, такие, как начать сражаться прямо сейчас и мужественно погибнуть. Но, поразмыслив побольше, понимал, что этим я себе никак не помогу, а только приближу свою смерть.

Ради чего тогда роботы Джи столько вложили в моё развитие?

Найти корабль в пространствах космоса не реально, если не иметь представления, где его искать. Меня же вычислили Вотроны, значит, всё возможно. Будем надеяться на удачу и технологии роботов.

— Надежда умирает последней, — твердил я себе в минуты особо томительных ожиданий. — Надежда умирает последней, последней, — твердил я себе. А время шло.

Так продолжаться могло ещё долго, но не вечно. Так оно и случилось.

Интервал за интервалом уходило время, охранники приходили каждый раз, после завершения процедур и привязывали меня к койке. По всей видимости, они всё ещё боялись меня.

Но в этот раз я понял сразу, сегодня будет не так, как всегда, после того, как они появились в дверях, сюда я больше не вернусь, но не потому, что я этого не хотел, а потому что этого уже не захотят они.

Шестеро огромных вооружённых Вотронов стояли у выхода. Двое зашли во внутрь и крепкими лапами схватили меня за руки. Я не сопротивлялся – не было смысла, но решил, что, если что-то пойдёт не так, буду драться насмерть. Тоже самое, по всей видимости, понимали и они.

Зафиксировав руки в фиксаторах, они немножко расслабились. Толкнув меня в спину, все вместе направились к выходу.

— Хоть посмотрю, где я содержался, — подумал про себя я. — Поживём, увидим. Да я, действительно, находился во чреве корабля, но не особо новой конструкции. Все системы, расположенные в коридорах, были мне частично известны.

Я медленно шёл по коридору, старательно изучая всё вокруг. Д ля чего мне это было нужно, я пока сказать не мог. Просто делал всё инстинктивно.

Вотронам это не нравилось, поэтому толчки в спину повторялись с небольшими интервалами. И после каждого толчка старались пригнуть мою голову поближе к полу так, чтобы я не мог видеть всего окружающего. Они ещё помнили соплеменников, погибших в бою против меня.

И не зря помнили. Желваки заиграли на моих щеках. Я выворачивал свою голову и крутил ею по сторонам. Конвоиры шипели, но ударить меня не смели, приказ ещё действовал.

Я же делал всё от меня зависящее, чтобы наоборот вывести их из себя. И у меня получалось.

Хотя все мои попытки не дали того результата, на который я рассчитывал, нервишки я им потрепал.

На следующем повороте меня завели в просторную каюту, посреди которой находилось кое какое оборудование явно медицинского назначения. По спине пробежал холодок. Что они собираются со мной делать, я не предполагал, но наличие этого оборудования привело меня в замешательство. А может, это просто акт устрашения, мол не дергайся у нас.

Но эти мысли меня не порадовали. И что интересно, так это то, что фиксаторы с моих рук не сняли. Это тоже насторожило.

В свою очередь, я ещё более внимательно ознакомился с местом моего пребывания. Каюта как каюта. Оборудование да, но всё остальное как обычно, вторично сделал я заключение.

Пока я обследовал всё окружающее меня оборудование, дверь в каюту распахнулась, и в неё вошёл огромного роста Вотрон. Его я уже знал, это был главарь.

Он прошёл к стулу и сел напротив меня, повернув свою морду в мою сторону. Глаза, утопленные в глубине черепа, опять пристально смотрели в мои глаза. Блеск в его глазах нёс только животную агрессию, и ничего больше.

Повторно по спине пробежал холодок. Мне стало не по себе, но взгляда я не отвёл. Собравшись с духом, я медленно выдохнул, переводя своё дыхание.

— Ты, говоришь не моём языке? — спросил сквозь зубы главарь.

— Кто ты такой? — вопросом на вопрос ответил я.

— Значит, говоришь. Это очень хорошо. Меньше будет хлопот.

— Кто ты такой? — повторил я вопрос.

Ответа на поставленный мною вопрос я, конечно, не получил. Главарь же в свою очередь встал и подошёл к двери, которая распахнулась при его приближении. За каютой явно велось видео наблюдение.

Он что-то сказал в открытую дверь и вернулся обратно, всё так же бесцеремонно уселся на стул, смотрел мне прямо в глаза. По всей видимости, он что-то просчитывал лично для себя. Но что? На этот вопрос у меня так же не было ответа. Дверь за ним не захлопнулась. По тому шуму, который я услышал сзади меня, я понял, что в неё вошло несколько Вотронов.

По всей видимости, они внесли дополнительное оборудование. Обернувшись через плечо, я не понял, для какой нужды они всё это приволокли. Огромное количество различных датчиков и каких-то неизвестных инструментов.

Повернувшись обратно, я «наткнулся» на всё тот же злостный взгляд. Расчитывать на дружелюбие здесь не придётся, по всей видимости. Оборудование располагали за моей спиной, не давая мне возможности, как следует, её разглядеть. Явно они замышляли что-то не ладное.

И тут от неожиданности я вскрикнул. В два трицепса что-то укололо меня, да так больно, что руки тут же занемели. Но две сильные лапы не дали мне возможности подпрыгнуть ещё выше, вдавив меня в кресло.

Посмотрев сначала на одну руку, потом на другую, я увидел торчащие от сенсоров провода. Руки наливались свинцом (земное название). Хотя я уже не предпринимал попыток подняться, руки упорно вдавливали меня в кресло. По всей видимости, всё только начиналось.

— Мне нужна кое-какая информация, — прохрипел сидевший напротив главарь. — Теперь от тебя зависит, в каком состоянии ты покинешь это место. Но то, что ты скажешь, за это не переживай, рано или поздно, но скажешь, гадёныш, поэтому начинай отвечать сразу, после того, как я начну спрашивать.

Да, вот оно и началось, всё в точности, как предупреждал мой наставник. Влип по полной программе. Это надо же, вылечить для того, чтобы потом угробить. Это были Вотроны, одним словом.

— Ты – самое слабое звено в нашей системе хранения секретной информации, — вспомнил я слова БиДжи. Так оно, наверное, и есть. Из робота они бы никогда не смогли извлечь информацию таким путём. А вот из меня?

— Как снять защиту с системы контроля твоими мыслями?

— Во-первых, я и сам не знал, как это сделать, а во-вторых, если бы и знал, то не сказал бы, — подумал я про себя. А в слух сказал:

— Иди в ж…, — вспомнил я достойный ответ. Так отвечали земляне своим врагам.

Вотрон, явно не поняв моего ответа, попытался задать его ещё раз, но получил точно такой же ответ.

После этого главарь прошипел что-то сквозь зубы и в меня впились ещё несколько каких-то предметов. Я сжался в судорогах. По мне явно пропустили электрический разряд.

— Я же не робот, мне не надо подзарядки, — выкрикнул я сквозь отпускающую боль.

Пот прошиб меня насквозь. Я не почувствовал членов моего тела, а в голове что-то сильно стучало.

Вопросы менялись, но я не мог спокойно сидеть, так как после каждого из них меня что-то кололо. А затем судороги сжимали всё тело, выкручивая наизнанку. Сколько это продолжалось, сказать я не мог, потому что уже не контролировал время.

После очередного отказа получить ответ, я получил очередную порцию всего того, что мне «прописали» и ели-ели вернулся в состояние, когда мог понимать, что происходит вокруг.

После этого на мою голову надели, по всей видимости, шлем. Какую функцию он станет выполнять я не знал, а если сказать по правде, мне не было никакого дела до этого. То, что он не принесёт мне никаких облегчений, так это точно.

Просидев в таком состоянии, я попытался подскочить, после того, как в голову воткнулись тысячи иголок. Попытка была пресечена всё теми же тяжёлыми руками. Мой прыжок по всей видимости был не высокий, так покрайней мере показалось мне самому.

Да, что я мог сделать в таком состоянии, когда ни рук, ни ног не чувствуешь. Но боль всё-таки смогла найти те рецепторы, которые отвечали за рефлекторные импульсы. Попытка всё же была.

Не прошло и нескольких сетр (секунд), как голова начала наливаться свинцом, а затем что-то в ней лопнуло. Так мне показалось на тот момент. Вопросы снова сыпались один за другим, но что я отвечал на них, я не знал.

Всё это время я старался концентрировать остатки своего внимания на отвлечённые темы. Получалось это у меня или нет я не знал, но сквозь боль я старался сделать всё, что от меня уже не зависело.

Окружающее пространство то появлялось, то расплывалось вновь. Боли я уже не чувствовал. Сплошная какафония и размытые силуэты каких-то животных вот, что носилось в этот момент перед моими полузакрытыми глазами. Я всё время произносил лишь одно предложение:

— Самое слабое звено, самое слабое зве…, самое слабо…, само….

Язык, как мне казалось, распух во рту и не мог больше ворочаться, но я всё продолжал мычать то, что мог выговорить.

— Сам.м..мое сл..сс..слабое звено, са..са.мое слабое зве..зве..зве….

В этот момент мне казалось, если я выговорю это предложение без остановки, то все мои мучения кончаться. Но никак не мог это сделать. Так и бубнил его, не переставая.

Вскоре, я понял, что стал проваливаться в пустоту, из которой, меня возвращала лишь вновь появляющаяся боль. Сколько раз это повторялось, я так и не узнаю.

Потому что последнее, что я услышал, был оглушительный взрыв, но где он прозвучал, толи в моей голове, то ли в помещении корабля, я ответить не смог, провалившись в полную темноту.

Звуки постепенно улетучивались, и вокруг меня воцарилась тишина. Звёзды, появившиеся вокруг меня, висели так близко, что казалось, я мог достать их руками.

Планеты вращались вокруг меня и были не больше, чем шарик от пинг-понга (земное название). Я мог дотронуться и до них, но боялся нарушить эту идиллию.

Но вот одна из планет начала быстро приближаться ко мне и я, размахивая руками не мог удержать равновесие. Падал куда-то вниз, но куда не мог понять, так как падал спиной. Все попытки перевернуться завершались ничем.

Скорость падения всё время увеличивалась, но, как я ни старался, замедлить этого не мог. Но в тот момент, когда казалось я должен был расплющиться (земное название) от удара о поверхность, я провалился в темноту.

Она полностью поглотила меня. После этого пропала и картинка.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *