Виталий Карацупа — интервью о фантастике

Виталий Карацупа, так зовут моего нового собеседника, приятно удивил меня. Все мои собеседники интересны и необычны, многие очень основательны и фундаментальны, именно к таким и относится Виталий.

Мне очень понравилось интервью с ним, понравилось своей основательностью, глубиной переживаний. Сразу видно, что Виталий понимает, а главное, он чувствует то о чём говорит.

Немного о собеседнике:

Украинский фэн, коллекционер и библиограф, автор и редактор сайта «Архив фантастики» (http://www.archivsf.narod.ru). Родился в г. Бердянске (Запорожская обл.) в семье рабочих, после школы учился в Бердянском машиностроительном техникуме (1981-1985 гг.), службу в армии проходил в войсках связи в Одессе. Учился в Украинской государственной академии связи (г. Одесса) по специальности «радиосвязь, радиовещание» (1988-1994); после окончания долгое время работал в компании «Укртелеком». Женат, двое детей, живет в Бердянске.

Собирать фантастические книги и информацию о фантастах начал ещё в юности. Развитие новых технологий и Всемирной сети дало толчок к более тесному общению с фэнами и писателями Украины, России, Германии, Израиля, Болгарии, США, сначала виртуально, а затем и в личных встречах. В настоящий момент опубликовано более 30 статей в журналах и альманахах: «Шалтай-Болтай» (Волгоград), «Фаndanго» (Симферополь), «УФО (Український фантастичний оглядач)» (Киев) и других.

В последние десять лет тесно сотрудничает с крымскими авторами и фестивалем фантастики «Фанданго», где является членом жюри конкурса рассказов. Член жюри Литературной премии им. Леонида Панасенко за лучшее фантастическое произведение гуманистического плана.

Расскажите с чего начался ваш интерес к фантастике?

Все мы родом из детства. Свой «фантастический» стаж я не знаю, но до сих пор помню некоторые свои первые книги. И сейчас, спустя десятилетия, постепенно приобретаю те самые мои первые… Это не только ностальгия, но и возможность подержать в руках кусочек собственного счастливого детства. Из фантастики моими первыми книгами были две: «Борьба за огонь» Рони-старшего (на украинском языке) и «Победители недр» Гр. Адамова. Их купил еще мой отец: он умер, когда я только пошел в школу, но тоже был книголюбом.

Читать начал в 4 года, а в библиотеках был завсегдатаем, начиная с первых классов школы. Жюль Верн, Герберт Уэллс, Александр Беляев, Александр Казанцев, Владимир Владко и многие-многие другие. Читал запоем и память в те годы была великолепная, так что многие сюжеты – классические и малоизвестные – помню до сих пор. Покупал журналы в букинистических магазинах и редкие книги НФ. Учась в техникуме, тратил на это дело всю свою стипендию. И постепенно книжный шкаф, доставшийся мне от отца, оказался забитым до отказа. Я вырывал из журналов странички с фантастикой, менялся книгами с себе подобными и читал-читал-читал.

А затем начался мой библиографический период. Сначала скромные записи в тетрадке, затем какое-то подобие картотеки, уже в более зрелые годы (это когда работа, жена и ребенок) написал и переплел двухтомник библиографии фантастики. И вот пришло время компьютеров. Я стал счастливым обладателем IBM-овской машины в 1998 году. И кстати, деньги на него заработал на продаже книг: было и такое недолгое время в моей биографии. Пытался делать базу данных по фантастике, энциклопедию или справочник, но вскоре стало ясно, что этот титанический труд никогда не закончится. Невозможно охватить всё и вся. Через пару лет я приобщился к Интернету, а случайное знакомство с языком HTML подсказало дальнейшее направление моих интересов.

В 2001-м начал делать свой первый простенький сайт, в 2002-м его официально открыл и вот уже 15 лет отдаю массу времени и часть денег на изрядно выросшее за эти годы детище.

Иногда публикуюсь…

В чём заключается критерий «научности» в фантастике?

Вообще-то уже приходит то время, когда фантастика всё больше и больше расползается на несколько больших частей. К примеру: фэнтези, хоррор и прочее. Мы ещё по старой укоренившейся привычке называем их все фантастикой, но по сути это совершенно разные виды литературы (заметьте, не жанры, а именно виды). Одним из таких видов и есть научная фантастика, где как раз и можно судить о «научности». А если теперь говорить о критериях, то их расставляют не столько авторы, сколько время. До 1957 года одним из главных критериев в НФ был полёт в космос, после 4 октября означенного года, а затем и 12 апреля 1961-го – этот критерий сделался историей. Многолетняя мечта превратилась в реальность и рассеялся привкус новизны. В современной НФ (на Западе и у нас этот вид не столь популярен, как фэнтези),  критерием «научности» как раз и есть новизна предложенной автором идеи (технической, социальной, психологической). Примером этому могут служить романы Станислава Лема. Традиционную космическую тему он увёл из технической плоскости в плоскость социальную. Предложил читателю поразмыслить над тем, так ли уж всесилен человек в масштабах Вселенной? Сможет ли человечество в целом осознать Разум, описанный в романе «Непобедимый» или «Солярис»?

Сохранила ли современная фантастика, в особенности российская, научный критерий?

Не только российская, но и западная НФ сейчас, по-моему, впала в пессимизм. Читателю нужны отважные герои и надежды на светлое будущее. А это как раз то, что сейчас предлагает только фэнтези, где герой всегда одолевает зло, пусть даже ценой потерь и неимоверных усилий. В этом видимо и кроется популярность вида… В НФ сейчас нет новых идей, авторы ковыряются в старых темах, пытаясь выжить из них последние капли новизны. Космическая фантастика очень малочисленна, новые технологии в НФ застряли в выдумываемых гаджетах, появление которых в реальности дело нескольких лет. Авторы отчаянно ищут в стимпанке и киберпанке «луч света в темном царстве». Много ли вы, к примеру, читали произведений НФ, где пресловутая виртуальная реальность (ВР) преподносилась автором, как благо? И он окунал читателя в этот чудесный мир? Нас уже приучили к тому, что ВР – это наркотик. Это плохо. И всё тут.

А так ли это? Писатели не желают посмотреть на ВР по-иному. Зачем утруждаться?..

Второй важный момент в этом – популяризация. Вот чего нет, так уж точно нет. Нещадно битая «фантастика ближнего прицела» в этом отношении была на высоте. И пусть это была сугубо техническая НФ, но предлагаемые новинки вызывали у юного читателя желание к познанию. Собственно, мы то, как раз и выросли на подобной фантастике и остаемся верны НФ до сих пор.

Наиболее значимые для вас авторы и режиссёры, творившие в этом жанре?

Их много. И каждый добавлял к моему нынешнему мировоззрению свой кусочек, давал мне маленькую частицу знаний. Если говорить о самых-самых… В хронологическом порядке это будет выглядеть так:

Александр Беляев. Это классика. Отличная классика. Тут даже говорить не о чем.

Александр Казанцев. В глубоком детстве, конечно же, запомнился его роман «Пылающий остров», а чуть позже – «Фаэты». Ох, как много я мечтал о пришельцах на Земле, о созданных ими древних цивилизациях. Это было прекрасно.

Владимир Владко. Два его романа. «Седой капитан» и «Потомки скифов». Очень хотел полетать на летающем автомобиле «Люцифер» и стать таким же героем, как его создатель. А приключения в стране скифов!.. Тем более, что события происходили в тех местах, где я родился и жил.

Айзек Азимов. Я перечитал у него всё, что выходило на русском языке. И научную фантастику и его научно-популярные книги. В своё время трилогия «Основание» произвела на меня огромное впечатление. Впрочем, как и повесть «Приход ночи». Это же настоящий концептуальный переворот не только для героев книги, но и для меня.

Филип Дик. В 1990-х, когда советского читателя засосал смерч англо-американской фантастики, после прочтения огромной массы книг, именно этот писатель дал мне пищу для ума. Его умение представить привычный мир совсем не тем, что он есть на самом деле, поражает. Мне нравятся многие его произведения, но вот роман «Кланы Альфанской Луны» запомнился больше всех.

О режиссёрах сказать особенно нечего. Разве что Джеймс Кэмерон. Его картины мне нравятся до сих пор. Это качественное кино. Да, вот ещё, Люк Бессон с его «Пятым элементом». В конце 1990-х фильм был на высоте.

Заметьте, я ничего не сказал о С. Леме, братьях Стругацких, «Космической одиссее» Стэнли Кубрика. Кто-то подумает, что не упомянуть их – моветон. Да, это отличные авторы, но я говорил именно о тех, кто произвел в моей голове эмоциональный торнадо.

Что вас вдохновляет?

Меня ничего не вдохновляет. Я не знаю, почему я занимаюсь именно тем, чем занимаюсь. Сам для себя я определил это болезнью. Оздоровительной болезнью. И хронической. Когда что-то притягивает тебя к себе всю жизнь или не отпускает – это или любовь или болезнь.

Чего нужно опасаться фантасту?

Вот хороший вопрос. И главное, на него нет однозначного ответа. Даже участвуя несколько лет в жюри конкурса фантастических рассказов, мне трудно с точностью ответить на ваш вопрос. На самую главную опасность обратил внимание еще Вольтер: «Все виды литературы хороши, кроме скучной». Сейчас масса, казалось бы, не скучных развлекательных фантастических книг, но…

И тут мы подходим ко второму важному признаку – разнообразие. Когда одну и ту же тему обсасывают десятки авторов и в сотнях произведений – это уже больше похоже на сочинение на заданную тему. В последнее время на качество фантастики, да и других видов литературы, отрицательно повлияла повальная серийность. Один автор пишет только про тайный город, другой – о сталкерах, третий глубоко засел в дозорах… Авторское воображение и фантазия оказались ограниченными в рамках одного-единственного или нескольких подобных сюжетов. И долго ли это выдержат читатели?..

Еще одна опасность – некомпетентность или поверхностная грамотность. Особенно это касается научной фантастики, где, как вы понимаете, автор обязан быть сведущ в той области, которая представлена в его произведении. Откровенные ляпы вызывают недоверию и отрицательно сказываются на авторитете писателя и прямо пропорциональны его популярности. К примеру, Ивана Ефремова, братьев Стругацких или Павла Амнуэля трудно поймать на неточности, в отношении начинающих авторов – это сделать гораздо легче. Читая монументальный труд А. Скаландиса о братьях Стругацких, можно поучиться тому, как скрупулезно они подходили не только к сюжету в целом, но и к отдельным репликам героев, к антуражу, к подаче материала. Это очень поучительно.

Какие жанры в искусстве не раскрыты в плане научной фантастики?

Много романов, повестей и рассказов; есть и исторический НФ роман, приключенческий НФ роман и психологический НФ роман. Гораздо меньше эссе, в последнее время практически исчезли памфлеты (а ведь это очень интересный жанр), трагедии и комедии. Хотелось бы побольше стихотворной НФ. Дождемся ли мы Пушкина в научной фантастике?

Сейчас вообще жанровость очень размыта – сюжеты свободно перетекают из одной области в другую. И в этом, по-моему, нет ничего плохого.

Ваше пожелание читателям.

Мое пожелание традиционно для фэнов: «Доброй фантастики

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал". Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *