В гостях у «Музея будущего»

Наш творческий коллектив представляет интервью с другой творческой группой «Музей будущего». Как и «Посредник», «Музей» посвящён фантастике.

Интервью вышло тёплым и очень душевным.

Как зародилась идея «Музея будущего»?

Музей Будущего задумывался не таким, каким вы видите его сегодня, потому что создавался он одним человеком, а развивался другим. Вот что написал об этом вопросе создатель Музея: «Мне было просто скучно. Все вокруг увлеченно создавали различные паблики, группы, кружки по интересам, и мне тоже хотелось творческой движухи. Влиться в поток общения родственных душ». Научная фантастика появилась сама собой. Неиспорченная, свежая романтика, наивная во всей своей полноте. И потрясающие картинки, настолько оторванные от повседневности, манившие в себя, самостоятельная вселенная, отдельный мир, коснувшийся нас лишь маленьким краешком.

В «Музее» много тематики ретро-фантастики и общая эстетика относит нас к романтичным и наивным 50-60м. Что вас так привлекает в той эпохе?

На самом деле, в Музее освещается фантастика многих эпох, вплоть до самой современной. Но вы правильно заметили, что далёкие 50-е и 60-е пользуются у нас особым успехом. Дело в том, что на заре космической эры, когда прогресс не просто шёл вперёд, а с каждым годом ускорялся, художники и писатели могли дать волю фантазии. И в литературе, и в живописи космос активно осваивался, а трудности казались вполне преодолимыми. Это и придаёт той эпохе особый шарм – уверенность в завтрашнем дне, в науке и технологическом прогрессе.

На ваш взгляд, сейчас фантастика не менее популярна, чем раньше? Если да, то какая фантастика популярней? 

Фантастика – это жанр, набор неких приёмов и сюжетов, которые можно применить к чему угодно, от живописи до кино, от литературы до автомобилестроения. Фантастика в кино сегодня популярна, как никогда, что связано с высокобюджетными картинами и работами профессиональных режиссёров и сценаристов. Фантастика в литературе, кажется, переживает второе рождение, несмотря на общий упадок интереса к чтению. Так что можно сказать, что бум книжной фантастики сменился бумом в кино.

Всегда задавался вопросом, как можно не любить фантастику?

Когда-то задавался. В моей семье и среди друзей никто не разделял моего рано проснувшегося интереса к научной фантастике, и я как-то свыкся с мыслью, что описание галактических империй и полётов к другим планетам могут не поражать воображение. Не у всех загораются глаза при упоминании путешествий во времени или контакте с гипотетическими цивилизациями, но это не значит, что люди плохие. Просто они другие.

Ваши любимые авторы и художники? 

Любимые писатели-фантасты – Иван Ефремов, Аркадий и Борис Стругацкие, Сергей Снегов, Станислав Лем, Рэй Брэдбери, Айзек Азимов, Роберт Шекли. В этом вопросе я довольно консервативен.

Любимых художников-фантастов много. Это Chesley Bonestell, Андрей Соколов и Алексей Леонов, Peter Elson, Simon Stålenhag, John Harris, Syd Mead, David Schleinkofer, Vincent Di Fate, Bob Eggleton, Angus McKie, William Hartmann, Manchu, Ed Valigursky, Klaus Bürgle. Тоже, в основном, художники прошлого века, но любовь к творчеству проверяется временем, правда?

Вы верите в будущее, о котором пишите?

Конечно, верю. Даже более того, стараюсь внушить людям мысль, что будущее создаётся нашими руками, так что не надо сидеть на месте, если не нравится мир, надо его менять, улучшать. Банальная мысль, но в вопросе будущего не самая очевидная. Часто в Музее люди пишут в комментариях, что «вот, обещали нам фантасты, а мы ничего не получили». Я стараюсь с таким потребительским отношением к будущему бороться по мере сил.

Наука доказывает, что многие опасения и страшилки из кино и книг оказались сильно раздутыми. А на ваш взгляд, каким будет будущее?

Будущее нас сильно удивит, потому что вряд ли повторит сюжеты, которые выдумывают писатели и сценаристы, я считаю. Страшилки нужны, чтобы показать, как делать не стоит, а утопии – чтобы показать, к чему стоит стремиться.

Чего не хватает науке футурологии?

Научной базы и своих методов. Вот у Азимова в «Основании» была выдуманная наука, психоистория. С помощью математических методов эта наука позволяла предсказать реальные исторические повороты и потрясения. А футурология не сильно отличается от фантастики. Серьёзные фантасты тоже пытаются предсказать тенденции, но опираются только на собственную (или чью-то) аналитику. Не хватает математического, твёрдого фундамента.

Ваши творческие планы?

Писать книгу, развивать Музей Будущего, создавать и находить интересный материал для подписчиков.

Все говорят о кризисе фантастики, особенно в России. Что вы думаете по этому вопросу? 

Переходный этап есть. А подобные времена всегда сопряжены с некоторым кризисом для тех, кому было хорошо при старом порядке. Для «больших» литераторов и книжной индустрии действительно кризис. Но многие интернет-проекты нового формата отлично себя чувствуют, возьмите «Мир Фантастики», «Бумажный слон», тот же конкурс сверхкороткой фантастики в нашем Музее Будущего. Я считаю, что будущее за короткими формами, особенно в фантастике, и пока моё ощущение оправдывается.

Ваши пожелания читателям.

Пробовать новое, творить, читать хорошую фантастику и, конечно же, задумываться о будущем почаще, чтобы оно получилось таким, каким хочется.

so_kir_kin

Об авторе so_kir_kin

Победитель международного конкурса фантастики "ВЕЛИКОЕ КОЛЬЦО", призер литературного конкурса МВД России "Доброе слово", номинант на премию "Писатель года", "Наследие", лауреат конкурса «МОСТ В БУДУЩЕЕ–2014», печатаюсь в литературно-художественных журналах, в том числе Петербургском журнале "Мост", "Российская литература", "Дао журнал". Философ с большой дороги.
Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.