Женщины-птицы

«А с детства была крылатой…»

 Из САПФО

Образ женщины-птицы (точнее, полуженщины-полуптицы) встречается у разных народов мира. При сходном телосложении этих фантастических существ их отличают разные характеры, и женские головки, возвышающиеся над птичьим оперением, способны мыслить совершенно по-разному.

«Гарпия» означает «похитительница». Отвратительные и злобные гарпии известны нам по древнегреческой мифологии. Их «сестрицы», обитающие где-то в многоярусном мире из фантазий Ф. Х. ФАРМЕРА подтвердили эту скверную репутацию. Но помимо своей кровожадности они не прочь похищать мужчин и для сексуальных утех. Ведь о самцах гарпий первоисточники попросту умалчивают. А орлы, грифы и прочая крупная крылатая живность мужского пола гарпий, очевидно, не устраивает. Вопрос о партеногенезе этих химерических хищниц остаётся открытым.

Филолог Сервий Гонорат (около 400 г н.э.) писал, что гарпии – это фурии в языческом аду. Подтверждение тому находится в повести А. Громова «Глина Господа Бога». Поэт Овидий (43  г до н. э – около 18  г. н. э.), будучи и мифологом, посчитал, что у сирен женские личики и голоса гораздо привлекательнее, чем у гарпий, да и цвет оперения у коварных соблазнительниц, подстерегавших древних мореходов на далёких островах, иной –  красноватый.

Слову «сирена» созвучно имя птицы Сирин, и это не простое совпадение.

Характерный головной убор Сирин свидетельствует о том, что этот образ был «востребован» у ирано-кавказских народов. Возможно, соседние народы как-то убеждали их, что такие существа просто должны обитать в означенных краях. Ведь по поверьям славян, Сирин сливалась с душою умершего, которая отлетала куда-то на восток, где должен был находиться эквивалент  библейского рая (у славян – остров Буян). Сладкоголосое пение Сирин (как и у сирен) помогало очаровать слушателя, а затем погубить его. В сербскохорватских преданиях голоса небесных птиц-вил так нежны и пленительны, что тот, кто их слышал,  весь остаток дней своих не может забыть ни самих дев, ни их пения, а потому пребывает в постоянной тоске.

Алконост – полуженщина-полуптица, очень напоминающая Сирин внешне, появилась сразу в изобразительном искусстве и только в XVII веке. Она всегда обладает двумя руками, в которых держит либо по цветущей ветви, либо свиток с поучительной надписью. Теоретически ареал Сирин и Алконост мог бы находиться, например, в Заколдованном Лесу при Институте Реставрации Природы (творчество С. ДРУГАЛЯ) или же в «Сфере Разума» из одноимённой повести С. СЛЕПЫНИНА. На самом деле раздолье для этих существ даже в отечественной фантастике только кажущееся. Об Алконост очень скудно, буквально одним словом, сказано в самом финале «Сказания о Граде-Китеже» П. МЕЛЬНИКОВА -ПЕЧЁРСКОГО. Упоминается  она эпизодически и в повести О. КОРАБЕЛЬНИКОВА «К востоку от полуночи». Очевидно, роль алконост изначально второстепенна: прилететь и окончательно обозначить предыдущее или последующее событие.

Натуральная птица Сирин в стареньком советском фильме «Садко» (1952) однажды своим речитативом усыпила целую армию индусов вместе с их боевыми слонами.

За отечественных фантастов постарались не только кинематографисты, но и В. Высоцкий в своем стихотворении «Песнь о петровской Руси». Там он поведал о разных характерах рассматриваемых существ.

«Птицы вещие поют, да всё из сказок!

Птица Сирин мне радостно скалится,

Веселит, зазывает из звёзд.

А напротив – тоскует, печалится,

Травит душу чудной /?/ Алконост».

И это едва ли не весь след мифических полуптиц во времена, предшествовавшие появлению «славянской фэнтэзи». Впрочем, похоже, и в ней означенные полуженщины-полуптицы не встречаются на каждом шагу.

В двуединстве «женщина-птица» начала могут быть поляризованы. Либо преобладает все-таки человеческое начало, как в случае с  крылатой женщиной ЮВАРКИ – героиней одного из романов XVIII века, либо речь идёт об альтернативных формах существования (Царевна Лебедь в «Сказке о царе Салтане» А. С. ПУШКИНА).

Крылатость необычных спутниц жизни для персонажей-мужчин не играет первостепенной роли, разве что на первых порах знакомства  с ними такая особенность будущей избранницы как-то будоражит воображение сильного пола. «Познание друг друга» порой заканчивается бесповоротным сбрасыванием крыльев у женщин в одном из затерянных миров (Г. ГУРЕВИЧ «Крылья гарпии»). А инопланетная героиня рассказа Л. ПАНАСЕНКО «Место для журавля», разочаровавшись в своём земном и заурядном супруге, покидает его раз и навсегда. Она вспоминает про свои временно находящиеся «в неявном виде» крылья и уносится на них прочь в свой родной мир.

Закладка Постоянная ссылка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.